А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Белое солнце России" (страница 33)

   – Постойте-ка, гостюшки дорогие! Самая та дистанция, чтоб потолковать!
   Гостюшки приказ выполнили.
   – Потолковать захотелось? А ты силен в толковищах? – раздался из середины компании голос Князя.
   – Так сейчас и выясним! Самому интересно! – радостно воскликнул Назаров. – Только с кем я говорю, не видно что-то.
   Раздвинув плечами обступавших его подручных, Князь вышел вперед, держа руки в карманах длинного черного пальто. Замер на секунду, оглядываясь, потом шагнул к стоящему рядом, на краю ремонтной канавы, бидону, заляпанному мазутом, и оседлал его, нисколько не беспокоясь о чистоте верхней одежды.
   – Давай подвигаем языками, фраерок. Банкуй, ты ж у нас сегодня при фарте.
   – Да, повезло мне, нечего сказать. Бывает, – Назаров не на одного Князя смотрел, не выпускал из виду всю компанию, не ровен час, вздумает кто пальнуть из-за спины Сосницкого, да сдуру и попадет. – Сперва ты отпускаешь моего друга, – он подумал и добавил: – кореша моего лепшего…
   В разговор неожиданно вмешался и сам лепший кореш:
   – Ты долю нашу, третью часть, отложил уже?! На последнем слове Сосницкий поперхнулся – ему чувствительно двинули в спину кулаком.
   «Так, значит, – сообразил Назаров, – он им наплел, что мы хотим третью часть от барахла в грузовике. Все ясно».
   – А как же, вот она, сижу на ней, забрать осталось, – уверенно ответил Федор. – А ты, Князь, вели своим людям грабли не распускать. А то о половине твоего имущества говорить будем.
   – Как скажешь, голубчик, – продемонстрировал Князь покладистость, но усмешку, раздвинувшую его губы, нельзя было никак назвать доброжелательной. Так, если бы мог, усмехнулся волк, которому посмел бы грозить зайчишка.
   – Продолжаю, Князь. Сперва отпускаешь моего друга. Он идет ко мне, а ты со своими архаровцами топаешь к той двери, через которую вошел. Оттуда наблюдаешь, как мы забираем этот мешочек и уходим. Можешь попытаться преследовать, но только учти – ребят растеряешь, да и за твою жизнь ни копеечки не дам, не то что полгрузовика всякого добра. Согласен?
   – Ты ж меня за горло взял, как не согласиться. Только уж извини, мил человек, маленькое уточненьице сделаю. – Князь поерзал на бидоне, словно прилаживаясь для долгого интересного разговора. – Ты ведь мог запросто со всем барахлишком один умотать, на цельную жизнь хватило бы. Ан нет, друга выручить надумал. Значит, дорог тебе дружок. А раз так, то пока он у нас, и нам вроде как спокойнее на душе. А заберетесь вы с ним в машину, повытаскиваете пулеметы да винтовочки и затеете войну. Вы ж люди-то военные, с вас станется. Потому изменим милость твои условьица…
   Самое любопытное в разговоре этих людей было следующее: как один, так и другой собирались делать совсем не то, что предлагали друг другу. Назаров хотел увести Сосницкого в безопасное место, хоть за борт того же грузовика, и потом, если потребуется, помочь объявившейся засаде. Другое на уме было у Князя. Убить солдата и его плененного дружка.
   Ничего сложного в том главарь не видел. Главное, убедиться, что никого, кроме этих двух дружбанов, в депо нет. Тогда можно начинать. Дылда предупрежден. Стоит Князю сказать «по коням, мальчики», и Дылда уложит пленника выстрелом. Останется солдат. Сам Князь прыгает вот в эту канаву (чем не окоп!), кореша тоже сообразят, что делать. У корешей стволы, у него ствол и две гранаты – да разве ж они не одолеют всемером одного.
   Сейчас еще малость позаговаривать зубы, прочувствовать ситуацию, дать солдату успокоиться и ослабить внимание – да и начать.
   – Нас бы устроило вот что, солдатик. Ты выгоняешь грузовик на улицу…
   Князь продолжал говорить, выдвигая свои условия, а Назаров Федор Иванович перестал к нему прислушиваться. Потому что в окружающую обстановку прокралось что-то постороннее, такое постороннее, какого никак не должно было быть в этом месте, в это прекрасное утро. И вызывающее сигнал опасности. Беспокойство нарастало, а Назаров все еще не мог понять причину его.
   И наконец понял.
   Запах. Ноздри щекотал сладкий аромат, похожий на тот, что издают гниющие фрукты.
   Назаров непроизвольно сделал еще один вдох, он получился глубоким, и Федор почувствовал, как полость рта наполнилась приторной сладостью. И вместе с этим малоприятным ощущением закололо в глазах – так, будто в них попали реснички.
   Сомнения отпали. Так пах и так действовал на глаза тот немецкий газ. Фронт, облако, похожее на туман, наползает с немецкой стороны на русские окопы, передаваемая по рядам команда «газовая атака», из сумок спешно извлекаются противогазы. И следом встает перед глазами: муки, корчи тех, кто надышался этой отравой, трупы с белой пеной на губах и подбородке.
   Федор пробежался взглядом по депо. Никакого облачка пока не видно, наверное, концентрация газа пока невысока, газ, скорее всего, только что пущен. Черт, значит, не почудилось ему минуту назад шипение, и сейчас оно слышно, вот только не разобрать, откуда доносится.
   Времени почти не оставалось. А дышать надо было прекращать прямо сейчас. Но как же Сосницкий?!
   – Дима, газ!!! – закричал Федор, вскинул маузер, выстрелил в Князя, вызывая тем самым ответный огонь на себя, давая Сосницкому призрачный шанс, потому что другого он ему дать не мог.
   Пуля прошла над плечом Князя. Главарь, промедлив лишь какое-то мгновение, вырвал из кармана пальто браунинг и открыл огонь по кузову машины.
   Но Назарова там уже не было. Почти одновременно со своим выстрелом Федор выпрыгнул из кузова со стороны, укрытой от бандитов. Его ноги только коснулись пола депо, а рука, свободная от пистолета, уже сдернула с поясного ремня подаренную однополчанами лимонку. Он зубами выдрал чеку и бросил гранату. Он не мог кинуть ее через кузов к бандитам – там находился Дмитрий. И хотя Федор был уверен, что Сосницкий не растеряется и сделает то единственное, что позволит ему спастись, но… но швырять гранату под ноги боевому товарищу никак невозможно. Лимонка полетела в сторону, закатилась в канаву и там разорвалась. Любыми способами нужно было отвлечь внимание бандитов от Сосницкого. Избавившись от лимонки, Федор сам прыгнул в ремонтную канаву, чтобы пробежать до вагона, стоящего над ней, под прикрытием его колес выбраться наверх и забираться выше и выше. И – не дышать, ни в коем случае не дышать. Дыхание сейчас равнозначно смерти…
   Если револьвер зарядить пятью патронами, оставив незаряженным одно гнездо, крутить барабан, приставив дуло к виску, потом нажать на курок – сколько шансов, что вам не разнесет голову? Столько же и у него шансов выбраться живым из этой заварухи – это Дмитрий прекрасно понимал. Но он не мог допустить, чтобы его убили, как быка на бойне. Он обязан сделать все, даже невозможное, чтобы удалось то, что они задумали. Чтобы не бандиты торжествовали сегодня победу. Если его убьют, а так, скорее всего, и будет… – ну что ж, он готов принять смерть воина, готов уже давно…
   Его вытолкнули вперед, прикрылись им. Руки завязаны за спиной умело, веревки надежно перетянули запястья. Свободны только ноги, но и на том спасибо. В спину дышат Князевы головорезы и их стволы. Теперь еще раз смотрим вокруг, где и какие укрытия находятся. Чем это, кстати, так воняет?
   Князь начал говорить. Выдвигает свои условия. Послушаем его. Он изображает желание решить вопросы без крови. Верить ему не хочется.
   – Дима, газ!!!
   С того момента, как его ввели в депо, он был готов к действию. Состояние было сродни напружиненной собранности бегуна перед стартом, когда тот обнаженными нервами ждет команды «марш». Правда, оставалось неизвестным, от кого и в каком виде последует эта команда. Но когда она прозвучала, Дмитрий узнал ее.
   Он понял не сразу, что же именно крикнул Назаров, но среагировал на голос моментально. Еще до выстрела, уловив в крике солдата сигнал, Сосницкий упал на пол, одновременно разворачиваясь и подсекая ногу ближайшего к нему бандита.
   Что он мог со связанными за спиной руками? Лишь, используя внезапность, убежать от уголовников, надеясь на их нерасторопность и на поддержку Назарова. Укрыться где-то от их пуль, а дальше как получится.
   Миролюбиво протекающая беседа главаря и солдата усыпила бандитов. Их внутренние пружины оказались ослабленными, не готовыми к молниеносному распрямлению. И первый раунд они проиграли.
   Сбив с ног одного из уголовников, Сосницкий кувырком перебросил свое тело под ноги остальных – они сгрудились кучей, чем облегчили Дмитрию задачу. Лежа на спине, он атаковал стоящих. Удары по лодыжке, в голень, в коленку, достал одному до паха, еще у одного, оседающего на пол, удалось выбить из рук револьвер. Теперь – вскочить и бежать. Без рук он сделал максимум того, что мог. Сейчас промедлишь миг, и опомнившиеся бандиты начнут всаживать в тебя в упор пулю за пулей. «Ногами отработал безукоризненно. Останусь в живых – буду собой гордиться», – успел еще подумать Дмитрий. Рывком поднялся с пола и нарвался на подсечку одного из бандитов.
   Сосницкий упал, откатился в сторону и опять вскочил. Но еще раньше прозвучал выстрел.
   Один из бандитов, сбитых с ног Дмитрием, но не выронивший оружия, не долго думая, пальнул в пленника из лежачего положения. Пуля нашла Дмитрия, когда он поднимался, она пробила предплечье, прошла навылет и угодила в грудь находившемуся сзади Дылде. А секунду спустя, словно гонг, знаменующий конец первого раунда, прозвучал взрыв гранаты. Рванула лимонка, брошенная товарищем Назаровым.
   Взрыв ошеломил бандитов, они рефлекторно распластались на полу, двое из них даже закрыли головы руками. Взрыв позволил Сосницкому проскочить мимо уголовников и броситься наутек. Дмитрий хотел было рвануть к вагонам и паровозам, укрыться за ними или в них, там найти, чем перерезать веревки… когда до него дошел смысл выкрика Назарова. Газ! В депо пущен газ! Вот откуда посторонний запах. Вот откуда появилась резь в глазах. Не дышать! Ни вдоха. Значит, остается один путь – к калитке, через которую его ввели сюда. Ее не заперли, это точно. Распахивается она наружу – это на руку. Остается лишь добежать до нее живым. А вот это непросто…
   Солдат выпрыгнул из кузова раньше выстрела. Бидон, опрокинутый вскочившим Князем, завалился в ремонтную канаву. Пахан метнулся к колесу грузовика, чтобы укрыться за ним, чтобы из-за него палить по солдату, который, конечно, собирается делать то же самое.
   Взгляд за спину – что за возня? Почему еще не грохнули фраерка? Вместо этого какое-то ползанье по полу. Дубье, шестерки вшивые. Князь отвернулся – ладно, когда управятся впятером, придут на подмогу. Хотя подмоги от таких… Разве только внимание на себя отвлечь…
   Князь растянулся на полу, осторожно выглянул из-за колеса, одновременно вытягивая руку с пистолетом, чтобы не медлить с выстрелом, если придется. И увидел, как мелькнула солдатская гимнастерка, скрываясь в ремонтной канаве. Это был великолепный шанс. Солдат подставляется. Прострелить узкое пространство канавы не составит труда.
   Князь рывком поднял себя на ноги.
   В депо оглушительно прогремел взрыв. Пахан непроизвольно отшатнулся, присел, вжал голову в плечи. Донесся звон разбивающихся об пол стекол. С другой стороны грузовика послышался треск переломанной шальным осколком кузовной обшивки.
   Кто сбаловал? Солдат? Кто-то другой? На рассуждения у Князя не было времени. Он обежал грузовик, пронесся по ступенькам, идущим от торца канавы, оказался на ее дне. Солдат в уходящем вдаль, похожем на туннель пространстве не просматривался. Опоздал! Эта сволочь выбралась из ямы! Хочет обойти с тыла, как они там, на фронте, любят? Пахан промчался по ступенькам наверх. Его взгляд жадно забегал по депо. Вот он, подлюга!
   Солдат с крыши вагона забирался на балку, одну из тех, что держат крышу. Оказавшись на ней, ухватился за другую, располагавшуюся над первой.
   Князь поднял пистолет, готовясь стрелять, прищурился… Что за дрянь?! Что это такое?! Глаза словно пронзили раскаленные иглы, из-под захлопнувшихся век потоком хлынули слезы. Рука сама собой опустила оружие, пахан стал с нещадной силой тереть глазные яблоки. Иглы отступили. Князь вытер слезы, проморгался, снова вскинул пистолет. Поздно!
   Солдат уходил, карабкаясь по балкам. Отсюда его уже не взять. Интересно, что этот крысятник задумал? Князю не хотелось оставлять его за спиной – в любой момент солдат мог вернуться и выкинуть какой-нибудь фортель еще до того, как они уедут отсюда на грузовике. Солдата надо подстрелить. Это еще можно сделать, забравшись на крышу вагона.
   Князь запихнул пистолет в карман пальто, подбежал к торцу вагона. Ногу на сцепку, руку на поручень, тело рывком вверх, другая нога находит опору в раме разбитого тамбурного окна. Сначала одна, затем другая рука хватаются за край крыши. Пальто сковывает движения, его полы за что-то цепляются, слышен треск рвущейся материи. Последнее усилие – и вот Князь наверху. Он выхватывает пистолет. Солдат уже высоко, но виден, можно попробовать его снять. Только что-то не хватает воздуху.
   Князь рванул ворот. Жадно задышал, как человек, из водной глубины наконец добравшийся до поверхности воды. Легче не стало. Наоборот. Легкие забило что-то слащавое и вонючее, стало жечь гортань. Это что-то (в мозгу нарисовалась мякоть гнилого арбуза, вливающаяся в нос и рот) не пускало воздух в тело. Показалось, что во рту пухнет и деревенеет язык. Князь схватился обеими руками за горло. Выпавший пистолет соскользнул с крыши вагона. Пахан не услышал, как тот ударился о пол депо – его согнул пополам приступ оглушительного кашля. Судорожные выдохи, переходящие в хрип – полное впечатление, что легкие выворачивает наружу – как ни странно, помогли. Невидимая петля, которая смертельной удавкой неумолимо передавливала горло, казалось, немного ослабла.
   И тут магниевой вспышкой полыхнула в его мозгу поздняя догадка. Выстроились в мозгу: вопль солдата («ведь он же, козел, как раз про газ и кричал!»), духота, вонища, резь в глазах и слезы. Вот отчего он был так спокоен и нагл, сучонок. На хрен не нужен ему кореш. Он заманил нас сюда, чтобы потравить спертым с фронта газом, отсечь все хвосты и, захапав все себе, не шухерясь отъехать восвояси. «А я-то, как дешевый фраер, купился на фуфло!»
   Все это промелькнуло в мозгу за мгновение. Следующее мгновение Князь потратил на то, чтобы своим холодным расчетливым рассудком просчитать варианты. Он обнаружил всего две возможности: слезть, метнуться к ближайшим воротам, открыть их и выскочить наружу; или – вверх, за солдатом. Пахан посмотрел вниз: молочно-белое отравленное облако уже совершенно скрыло пол. Прыгать в него, когда до гибели, возможно, один вдох – глупо, не заставить себя и нет никаких сил. Наверху можно будет вздохнуть. Солдат… солдат… «Но у меня же еще есть граната!»
   Кашель отступил, и горло опять стала стягивать невидимая петля. Князь принял решение. Он подпрыгнул, ухватился за балку над головой…
   Дмитрий не чувствовал боли в руке, потому что приказал своему телу глушить боль. Дмитрий бежал, петляя, пригибаясь, вдруг падал, совершал кувырок вперед, вскакивал снова и бежал.
   Сосницкий одолел уже полпути к желанной калитке, когда очухавшиеся бандиты открыли огонь.
   Один из них стрелял лежа, другие – стоя на одном колене или в полный рост. Они не догоняли беглеца. Куда он денется? Столько стволов, полные обоймы и барабаны патронов, дистанция двадцать шагов. Правда, что-то щиплет глаза, мешая целиться. Но это ерунда.
   Избежать пули трудно, но можно. Человеческая реакция и сообразительность могут успешно состязаться с прямолинейностью пули.
   Едва прозвучал первый выстрел, Дмитрий утроил метания. Единственным его спасением было не бежать по прямой, находиться в беспрерывном движении и продвигаться вперед, несмотря ни на что. Он падал, перекатывался, совершал прыжки влево-вправо, кувырки.
   Сокрушительный удар в спину под ребра сбил, его с ног. Попали! Ладно, после разберемся, что и как. Бежать. Вперед. Но на секунду-другую он потерял темп. И тут же еще одна пуля впилась в бедро. «Неужели все?» Его воля дрогнула от мимолетного прикосновения неверия.
   И это был бы конец, если бы…
   Если бы ребятки не носили свои волыны больше для понтов; все, что они могли, так это попасть в тушу городового. И то шагов с трех.
   Если бы один из бандитов – тот, что лежал на полу – не зашелся в приступе кашля, успев всего лишь раз до этого спустить курок. Кашель было не унять, но он все-таки стрелял сквозь завесу из слез, держа пистолет трясущейся вместе со всем телом рукой. Пули бестолково разлетались веером по всему депо.
   Если бы у жигана по кличке Ухан не закончились бы патроны как раз тогда, когда они были нужнее всего.
   Если бы у других тоже не слезились глаза и они имели возможность хорошенько прицелиться.
   Если бы Вовка-Решето не бросился к пленнику, когда тот упал, тем самым и сам перестав стрелять, и другим помешав.
   Если бы… И тогда Сосницкий вряд ли поднялся бы после двух пуль, застрявших в нем, и продолжил бег.
   Дмитрий уже не мог метаться из стороны в сторону и кувыркаться. Он мог лишь бежать, согнувшись, бежать, заговаривая боль.
   Еще одна пуля, шальная, дура, наугад пущенная жиганом Уханом, уже совсем ничего не видящим из-за рези и слез в глазах, настигла Дмитрия за шаг до калитки. Она чиркнула по шее и умчалась дальше по заданной прямой. Пустяк, но кровь сразу потекла за шиворот теплым ручейком.
   Открыв дверь ударом ноги, он перескочил через порог. Ударом же ноги запер калитку. Глубоко вздохнул, наполняя легкие незагаженным воздухом. Закончился еще один раунд его боя с бандитами. Пока – пожалуй, равенство по очкам. Теперь начинается раунд последний, в котором кому-то не уйти от нокаута, Дмитрий лег на пожарный проезд, сколоченный из досок, поднял ноги, прижал ими дверь. Пальцы его связанных рук жадно ощупывали на совесть подогнанные друг к другу доски в поисках опоры. Он ерзал, передвигался то влево, то вправо, чуть перемещая, но не отрывая ноги от двери, пока наконец пальцы не нашарили упор. Дмитрий приготовился сдерживать натиск с той стороны калитки, который, он думал, вот-вот последует.
   Сердце тяжело опускалось и поднималось в груди, словно молот уставшего кузнеца. Сколько проходит между его толчками – секунды, минуты?
   Вот он – первый удар! Дверь сотрясается. Дмитрий, изо всех сил напрягая ноги и спину, до кровавой мути в глазах, не дает ей открыться. Безумный крик, удается разобрать «…рой», крик захлебывается. Выстрел. Пуля застряла в толстой двери. Жуткий вопль.
   Града ударов и пистолетной канонады, которых ожидал Сосницкий, не последовал. Раздались еще какие-то шлепки с той стороны, и – все прекратилось.
   Дверь никто открыть больше не пытался, из депо не доносилось никаких звуков, и Сосницкого охватила слабость. Раны ожили, их болевой хор зазвучал по врему телу. Сосницкий не удержал стона – тот прорвался сквозь сжатые зубы. Бывший учитель гимнастики почувствовал, как на его мозг накатывает дурман. Зовущий провалиться в забытье, отключиться от страданий, отдохнуть от всей этой бренной, пустой суеты. Соблазн поддаться этому зову, отпустить удила воли был велик. «Ты все равно не жилец, – нашептывал голос оттуда. – Если не от пули, застрявшей в спине, то от потери крови ты точно умрешь. Так зачем дергаться, нарываться на мучения, закрой глаза, как бы засни и тихо отойди туда, где так или иначе скоро окажешься…»
   …Федор выбрался на крышу и разрешил себе дышать. Здесь было хорошо: свежо, привольно, безопасно.
   «Ай да Назаров, ай да щучий сын! Могет еще кой-чего! Ни разу не вдохнул, не словил ядовитого „огурчика“».
   А еще товарищ Назаров похвалил себя за предусмотрительность. Хотя, конечно, если разобраться, не себя благодарить нужно, а те силы, что вытолкали его в свое время из родного мира, водили фронтовыми дорогами, перемещали по странам и городам, кидали во всякие передряги. Тут волей-неволей кой-чего приобретешь. К примеру, опыт да чутье. Нет, разумеется, заполнение депо газом он никак не мог предусмотреть. Даже капитан Терентьев, пожалуй, и тот ждал бы несколько другого от московского утра, чем германское отравляющее вещество. Просто ему, товарищу Назарову, нашептали на ухо его опыт и чутье, что наклевывающиеся события могут обернуться совсем неожиданной стороной, и, значит, неплохо бы к этому подготовиться хоть как-то, хоть худо-бедно. Скажем, поискать такие пути отхода, до которых противник не додумался бы заранее. Назаров поискал и нашел. Нашел, что до крыши легко и быстро можно добраться по опорным балкам, что в одном месте кровля совсем прохудилась, а именно: лист железа из тех, какими обита крыша, был сорван то ли ветром, то ли разрухой, причем дело, видимо, давнее, так как доски в этом месте уже успели изрядно прогнить. Товарищу Назарову не составило труда извлечь из штанов свой армейский ножик, не велик труд оказался расковырять им трухлявые доски и проделать лаз на крышу. Вот и вышло – трудился он не зря.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 [33] 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация