А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Белое солнце России" (страница 28)

   Мяснов смотрел на гостей. Его толстые, обычно красные руки побелели от напряжения, но он поднатужился и поднял корону еще выше, чтобы никому не могло показаться, будто она касается головы.
   – Смеетесь? Всегда над Мясновым смеялись. Жаль, не всех смехунов за столом своим я вижу. Эй, Хомутов, старый пересмешник, где ты? Под Рождество на обыске в матросню кипящим самоваром запустил. Царствие тебе Небесное, Хомутов. Коровницкий, который всегда меня дремучей бородой называл, а сам бегал с Гучковым по разным партиям. Свободы, мол, ему не хватает. Такая свобода пришла, что убег от нее в Чухляндию. Да не добежал, остался под Питером в болоте дремучем. Аршинин, тоже на смешки горазд был. Мяснова старым дурнем называл – квас пьет вместо чая, и вечером в гостиной о политике с ним не поговорить. Не то что мой сынок, таких, бывало, гостей приведет, что лишь вчера с енисейской ссылки сбежали. Теперь эти каторжники в Кремле да на Лубянке засели. Где Аршинин? Сам не знаю. Посмейтесь, посмейтесь. Дай Бог, чтобы каждый потом меня вспомнил, когда придется поплакаться горючими слезами.
   Гости замолчали, продолжая разглядывать Мяснова и корону в его руках. Ни отрыжка, ни икота не нарушали тишину.
   – Я как твой старый друг, – сказал наконец Сергей Никодимович, самый почтенный гость, – тебе без шуток скажу. Глупость ты затеял, Иван Григорьевич. Мы все, как ты верно молвил, старые русские купцы. Наше дело – царя любить, который уже на троне. А не хлопотать, кого туда посадить. На Красной площади Минин и Пожарский уже стоят. Третий там лишний будет. Я новую власть боюсь. Но переживу. Самоварами кидаться не привык, в Думу не выбирался. За что меня трогать? А дело мое отберут – что же. Отец мой из ярославских офеней, бегал по улицам с лотком товара. И я так же ходить буду. Тебе же советую, если ты и вправду все кремлевские сокровища собрал, подождать, пока комиссары прочухаются, и отдать им. Пусть за это тебе охранный мандат дадут. Да и за друзей похлопочешь.
   – Спасибо, Сергей Никодимович, – молвил Мяснов неторопливо, но от его голоса гостей слегка прознобило, – спасибо, старый друг. Только ты смог слова найти, только ты смог за всех них сказать, а не хихикать, как ущипнутая девка. Мне все теперь ясно стало. Повадки у вас старые, породистые, купили они меня. А нутро – прогнило. Ничем вы не лучше тех, для кого красный лоскут России важнее. Хотите схорониться, ждать, пока за вами придут, чтобы дедовский капитал отобрать да самих по миру пустить? Недостойны вы русскими купцами называться.
   По рядам гостей прокатился тихий ропот, и Мяснов повысил голос:
   – А я еще вас братьями считал. Самому за себя стыдно. Теперь вы не братья мне. Вы слизни, которых ногой растирают. Я так и сделаю. Сейчас с вами совсем другой разговор будет.
   Сказав эти слова, Мяснов обернулся к незнакомцу, которого гости приняли за переодетого полковника.
   – Князь, они твои.
* * *
   – У Мяснова в Пензе остался винокуренный завод. После того как ввели сухой закон, он делал спирт для медицинских нужд. Номинально завод национализирован, однако продукцией по-прежнему распоряжается хозяин. С прошлого года ни одна капля в аптеки не попала. Сперва продукцию копили на самом заводе. Потом Иван Григорьевич наладил доставку в Москву и нашел, кому здесь сбывать товар. Князь брал весь спирт и его продавал, а с Мясновым расплачивался драгоценностями.
   За фронтовые годы Федору приходилось видеть разоблаченных шпионок, но ни одна из них не вела себя таким молодцом. Те выкобенивались, на что-то надеясь, а Марина с подкупающей готовностью отвечала на все вопросы.
   – Раз в неделю, – продолжала она, – из Пензы выходит поезд губернского назначения. В нем вагон со спиртом. Когда он проходит через Монастырск, вагон цепляют к московскому поезду и сажают туда охрану из местных уголовников. Иногда с ними едет местный чекист. Здесь же товар встречают люди Князя.
   – А с этого места попрошу подробнее, гражданочка, – насупив брови, потребовал товарищ Назаров, – как ваш Иван Григорьевич с Князем снюхался?
   – Это в прошлом году случилось. Тогда в октябрьские дни к нему в дом залезли воры. Мяснов еще засветло обнаружил наводчика, вооружил слуг и сделал засаду. Всех грабителей связал, одного шкета послал к главарю. Пригласил в особняк, водки выпить, если хочет своих людей обратно получить. Князь не струсил, пришел. О чем они весь вечер проговорили – не знаю, в ту ночь меня там не было. На другой день Иван Григорьевич весел был. Говорил мне: «Когда власти никакой нет, уберечь от воров могут только воры». Я с ним не согласилась, говорю: «Как волка ни корми…» А он рассмеялся: «У меня с этими молодцами особый интерес. И они мне нужны, и я им скоро „пригожусь“».
   – Они уже тогда про спирт договорились? – спросил Назаров.
   – Нет. Спирт начался только в феврале. А тогда были другие дела. Меня Мяснов в них не посвящал, но намекать не боялся. Когда только революции все эти начались, Иван Григорьевич трижды в день бранил фабрикантов, которые Гучкова поддерживали. Говорил: «Желали, чтобы рвань царя свергла? Получили. Теперь хочу посмотреть, когда рвань до них самих доберется». Потом, ближе к Рождеству, я узнала – некоторые квартиры обнесли, причем искали такие вещи, о каких мало кто знал. Понимали, где искать и у кого. Не то что болваны с красными бантами на шинелях. Те саблю со стены снимут, конфискуют серебряные ложки – и довольны. Ночные же ребята сразу шли к тайникам. Мяснов каждый раз руки потирал: поделом, поделом! Но я видела его глаза. И поняла – его наводка.
   – За наводку Князь с ним делился?
   – Делился. Но не червонцами. Мой хозяин драгоценности коллекционирует. Совсем недавно у него стали появляться такие вещички, которым место только в музее. Ты же знаешь, наверное, что в начале прошлого ноября в Кремле творилось?
   – Я, товарищ атаманочка, тогда давился мамалыгой на Румынском фронте.
   – Много чего из Кремля тогда повыносили. За бесценок вещицы шли чуть ли не из Оружейной палаты. Шпана не понимала, сколько такой кубок или венец может стоить. Зато Князь понимал. От него к нам часто приходили ребята с мешками и прямо шли в кабинет. Кое-что из Кремля и сейчас выносят. Латыши-часовые до взяток охочи. Наверное, Князь у них покупает. Помню, пару недель назад была я здесь вечером. Вдруг в гостиную входит Иван Григорьевич, пьяный, веселый. К буфету подскочил, водки стакан выпил, схватил меня за рукав, потащил в кабинет. А там на столе грязная дерюга расстелена, на ней – ожерелье лежит. Он его на меня надел, к зеркалу подвел и приговаривает: «Запомни этот вечер, Маринушка. Сокровище это последний раз только Екатерина надевала». Правда, сразу же снял. На другой день про ожерелье ни слова не говорил. Я не расспрашивала. Было видно, как он на себя злится, что не сдержал радость…
* * *
   Человек, похожий на переодетого полковника, обернулся к Мяснову и сказал с грустью и легким укором:
   – Я же говорил вам, Иван Григорьевич, вы будете перед ними бисер метать. Это, голубчик мой, свиньи. Сейчас я покажу вам, как надо с ними разговаривать.
   После этого он медленно встал. Его правая рука была заложена за френч.
   Если из гостей кто-нибудь и хотел возмутиться, то не успел. Не поднося пальцев к губам, Князь свистнул, да так, что на столе жалобно звякнули хрустальные рюмки.
   Купцы вздрогнули. Когда они опомнились, в зал изо всех дверей разом (а всего дверей было четыре) ворвались ребята Князя и расположились за их спинами. Двое купцов, пытавшихся подняться, получили по затылку пистолетными рукоятями. После этого установилась тишина.
   – Ну вот что, голуби, – сказал Князь, – теперь я здесь метрдотель. Хозяину вы нахамили, застолье ему изгадили. Платить придется. Того, кто проявит ко мне уважение, я, может, в живых и оставлю.
   Купцы зароптали. Поднялся Сергей Никодимович.
   – Иван Григорьевич, – сказал он, демонстративно не глядя на Князя, – если тебе наши деньги нужны, неужели ты не мог без уголовника обойтись? Ты скажи, сколько тебе надо, мы бы и так дали, – брезгливо докончил он.
   Мяснов не успел ответить. Князь вытащил правую руку, в которой был револьвер, и выстрелил с десяти шагов. Белую манишку Сергея Никодимовича запачкало красным, и он не рухнул даже, а сел на стул, будто его толкнули в грудь.
   На этот раз никто не кричал. Все в ужасе смотрели на Князя и на хозяина, который, судя по всему, уже не был здесь хозяином. Только Луначарский разжал губы, коротко воскликнул: «Во имя пролетарской…», да Горький поднял веки, огляделся, пробормотав: «Палачи!» После этого оба опять погрузились в сон.
   Князь обернулся к Мяснову. Тот неторопливо кивнул ему: мол, все правильно. Тогда бандит продолжил речь:
   – Тут вроде бы вопросец был задан? Я уже забыл какой. Эй, ты! – Князь вытянул руку с пистолетом, наведя его на купчишку, сидящего в конце стола. – Повтори-ка, какой твой бывший друг вопрос сейчас задал.
   – Ско-ль-ко н-ну-жно, – пролепетал купец. По его ботинкам расползался студень, упавший с опрокинутой тарелки.
   – Садись, голубчик, – тон Князя стал чуть дружелюбней. – Мне надо все. До копейки.
* * *
   – А вы чего в том поезде делали? – Назаров затянулся самокруткой.
   – Однажды так случилось, что на полпути рязанские чекисты перехватили груз по наводке сопровождающих. Я потом узнала, что они заранее с пензенскими бандитами договорились, спирт тут же продали. Я должна была проследить, чтобы вся охрана – и чекисты, и бандиты – не договорились между собой. Правда, на этот раз можно было не волноваться – в охране были лишь бандиты. Только один чекистишка. Конечно, главная моя глупость, что я рано уснула. Просто мне показалось, что опасный участок уже проехали. А под Москвой бояться нечего. Командиры заградотрядов – куплены.
   – М-да, м-да, знакомая история. Взяточничество, мздоимство, за державу ничуть не обидно. Ну, а как вы подрядились на работу к купцу Мяснову и что это за домище?
   – Это его дом и есть. А я мясновская племянница, воспитываюсь у него давно. Я никогда над ним не смеялась, поэтому он меня любил больше своих детей и доверял. Бывало, скажет: «Я тебе, Марина, такое поручу, что родному сыну никогда не доверю». А я люблю приключения, – буднично закончила она.
   – А почему его дети смеялись над ним?
   – Ивану Григорьевичу взбрело в голову, что он живет в Московской Руси. Он вместо дома построил боярское подворье, слуг одел в кафтаны. Не знал, что с подвалами делать. Устроил в одном бутафорский застенок. Я и приказала тебя выследить и привезти в него. Слуги меня прекрасно знают и слушаются, поэтому вот этих-то (Митю передернуло от такого пренебрежительного тона, а Цезарь Петрович негодующе тряхнул бородкой) всегда пускают с черного хода. Мяснов о моих кавалерах, конечно, в курсе. Но он в Древнюю Русь только для себя играет. Мне же говорил: если тебе надо, пусть заходят. Лишь бы не с парадного входа и мне на глаза не попадались. Это нетрудно, дом очень большой.
   Я не знала, как мои приятели справятся с допросом. Они же ни в охранке, ни в Чека не работают, расспросить как следует не сумеют. Только поэтому я решила: затащить тебя в такое место, где твой язык сам собой развяжется. Я думала, среди этих экспонатов с любым приключится сердечный приступ. Всего-то кавалерам и требовалось – тебя сюда доставить и задать один вопрос. Потом – на их усмотрение.
   – Подвели тебя миленочки, адъютанты твоего превосходительства, – заметил Назаров. – Ненадежной оказалась бригада.
   Марина согласно кивнула и презрительно взглянула на обоих кавалеров.
   – Я все тебе сказала? – спросила она.
   – Все, – ответил Назаров. – Ты, верно, еще больше знаешь, но мне уже хватит.
   – Тогда ответь на один вопрос. Где сейчас спирт?
   – Сгорел, – честно ответил Назаров.
   – Как сгорел? – такого ответа девушка ожидала меньше всего.
   – Синим пламенем. А может, красным. Мне тогда было недосуг смотреть, как он горит. Видишь ли, барышня, я типа солдат революции. А раз революция еще не отменила сухой закон, царем Николаем введенный, я не могу спокойно смотреть, как его нарушают. Такая натура у меня.
   – Постарайтесь убить Мяснова. И Князя, – спокойно сказала девушка.
   – С Князем мне все понятно, – Сосницкий опередил своим вопросом Назарова. – Чем же вам так Мяснов не угодил?
   – После того как я развязала язык, одному из нас не жить. Или ему, или мне. А благодарности к нему нет. Я с двенадцати жила у него нахлебницей. Мне бы и одной недели хватило. Он каждым куском попрекал, каждым платьем. Напьется, бывало, начинает сыновей ругать. Мол, самого дурного женю на Маринке, а вместо приданого дам швейную машинку, пусть зарабатывает на хлеб. Они же при мне смеются: дай ее сперва на неделю, на пробу.
   – Как же ты смогла с ним столковаться? – спросил Назаров.
   – Старший сынок пытался подделать отцовские векселя. Я об этом батюшку оповестила, и он его прогнал – жена еле уговорила, чтобы не проклял. С той поры я в фаворе. Дети, конечно, меня возненавидели, да мне плевать. Думала – заработаю как следует денег, а напоследок какую-нибудь шуточку выкину. Отблагодарю Ивана Григорьевича за заботу о сироте. Да, видно, не судьба. Отблагодарить раньше времени пришлось.
   – Это точно, – согласился с ней Назаров. – Не судьба.
* * *
   Обстановка в пиршественном зале почти не изменилась. Только унесли в соседнюю палату уснувших Луначарского, Горького и комиссаров, положили на диваны, устланные медвежьими шкурами. Да вытащили труп Сергея Никодимовича, зашвырнули куда-то.
   Купцы по-прежнему сидели за столом, уставившись в полные или полупустые тарелки. Аппетит пропал у всех. За спинками стульев перетаптывался пяток молодцов Князя. Они наклонялись к столу, пальцами влезали в закуску, поднимали графины, жадно заглатывая миндальную или полынную настойку; иногда щекотали лезвиями ножей дрожащие купецкие шеи. По команде, раздававшейся из горницы, служившей Мяснову кабинетом, они подхватывали очередную жертву и волокли туда.
   Князь сидел в глубоком кресле. В такое же кресло, стоящее напротив, кидали купца, и тот подробно рассказывал Князю, сколько у него осталось наличности и где она сейчас. Сидевший за столом Мяснов сверялся в каких-то своих записях и если соглашался с ограбленным купцом, то кивал Князю. Рядом с хозяином стояли двое слуг в кафтанах и высоких белых шапках. Правда, вместо сабель у них на боку висели кобуры с револьверами. Холопы с опаской поглядывали на Князя, а тот изредка бросал на них презрительные взгляды. Когда разговор завершался, жиганы поднимали полуживого от страха и позора купца, волокли в коридор. Там, уже не церемонясь с бедолагой, они срывали с него кольца, отнимали часы, выворачивали карманы и с размаха швыряли в другую палату.
   Благодаря Луначарскому и Горькому в руках авторов затеи оказался легковой автомобиль и грузовик из совнархозовского гаража. На легковом «пежо» приехал Луначарский, а грузовик еще с утра свозил на кухню снедь, загодя приобретенную Мясновым.
   Шоферы, думавшие подремать на сиденьях до утра, получили новые приказы. Они должны были ездить по адресам и ждать, пока из очередной квартиры не вынесут сверток или чемодан. Иногда в квартире все было спокойно, иногда оттуда слышались крики, раз даже пальнули. Шоферы, привыкшие к грубым причудам новых хозяев, не обращали на это внимания, а благодаря пропуску, заранее подписанному наркомом по культуре у Дзержинского, поездки проходили без осложнений. «Пежо» уже успела вернуться, обслужив четыре адреса, и опять двинулась в путь. «Фордовский» грузовик задержался. Купецкие дома, которые он должен был посетить, располагались достаточно компактно, поэтому на его долю выпало десять адресов.
   Купцы расставались с богатством не ропща. Капли крови Сергея Никодимовича все еще краснели на скатерти. Лишь один купчик заврался, все говорил о каких-то серебряных ложках, хотя всем было известно: за пару дней до банковской национализации он снял почти всю наличность и перевел ее в червонцы. Те же, вестимо, хранились дома. Однако этажей в доме было пять, а комнат на каждом из них – двенадцать, не считая подвала. Поэтому Князь хотел услышать более конкретную информацию.
   Когда купчик начал божиться в третий раз, подручный Князя – тот самый Дылда, что потрошил Ваньку Шестикаева, подошел к окошку, сунул руку в клетку, вынул канарейку (Мяснов, никогда не жаловавший этих птиц, согласно кивнул). Бандит сжал в кулаке несчастную птаху так, что между толстыми волосатыми пальцами брызнула кровь. Он покропил этой кровью сжавшегося в кресле купца и с размаху швырнул в лицо еще теплый комок.
   Купчишку вытошнило. Бандиты обтерли ему рожу полотенцем, и он торопливо рассказал, в какой из комнат находится старый диван, даже объяснил, с какого бока надо вскрывать. Этого купца палач не вытолкал из кабинета, а вышвырнул, так что тот пролетел по коридору метра четыре.
   – Что делать собираешься, Иван Григорьевич? – спросил Князь, прихлебывая токайское из хрустального фужера.
   Мяснов ответил не сразу. С той минуты, когда его рука чуть было не опустила на собственную голову императорскую корону, Иван Григорьевич жил уже в других мирах. В одном он говорил с какими-то странными людишками, одетыми в пиджаки и сюртуки, о бумажных деньгах и еще каких-то бумажках. В другом же он был грозным царем, решающим не только, стоит ли жалкому человечку жить дальше, но и даже – достоин ли он с ним разговаривать. А самодовольный оскал Князя напоминал ему заискивающую улыбку Малюты Скуратова, верного государева пса.
   Мяснов начинал сознавать, что в глубине души и не надеялся, что его старые дружки-купцы (положа руку на сердце, он всегда их презирал) согласятся сложить золото в котомку и поедут куда-то там собирать народное ополчение. Мяснов всегда любил Господни притчи, но считал, что лишь царь, настоящий царь, не «инператор» какой-нибудь, может претворить в жизнь евангельские страницы. Одна из притч поразила Ивана Григорьевича с детства. Позвал щедрый человек гостей на пир, да те не пришли, надсмеялись над старым другом. Тот велел кликнуть нищих, голь перекатную, пусть те восхитятся его угощением. И он, Мяснов, специально пригласил друзей, зная – посмеются. Поэтому заранее пригласил и рвань. Но не вина, не яства поднес им, а тех недостойных гостей. Рвите их, радуйтесь. Только царь может вести себя как Бог. А царь – тот, кто знает, что такое царская власть…
   – Что дальше будет, Иван Григорьевич? – повторил вопрос Князь.
   – Как и собирался, в Нижний поеду, – ответил Мяснов, ненадолго вернувшийся в постылый XX век.
   – Правильно решил. Конечно, никто из этих в Чека жаловаться не пойдет. Но в городе мы сегодня нашумели. Да и красным товарищам, когда очухаются, придется объяснять чего-нибудь. Ты бы уезжал в их грузовичке. А товарищей с собой захватить можно. Для гарантии. Если тебе людей не хватает, могу пятерых дать.
   – Спасибо, Юрий Семенович. Сам справлюсь.
   – Тревожишься о чем-то?
   – Марина куда-то подевалась. Она должна была насчет спирта узнать…
   – А, насчет того самого? Жаль вагончика, конечно, если пропал. Я пока здесь остаюсь и коммерцию сворачивать не собираюсь… А может, и сверну. Если на все это золотишко, какое мы за ночь вытряхнули, спирту накупить, то Москва-река три дня одним спиртом текла бы.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [28] 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация