А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Белое солнце России" (страница 22)

   – Это что за саботаж? С товарищами, борющимися за революционное дело, обращаются как со слугами царю! А ну-ка, скажи, у кого ты карьеру делать начинал?
   – В трактире «Кострома-с», – ответил немного ошарашенный официант.
   – Хорошее заведение-с. И хозяин его Степан Иванович Подколупов отменно умел персонал школить. У мальчишки, который так бы перед гостями выкобенивался, быстро бы одно ухо стало бы раза в два побольше, по аналогии с другим.
   Слово «аналогия» произвело на официанта сокрушительное впечатление. Он рванулся в другой конец зала и принес меню. Товарищ Раков его открыл, начал листать, тыча вилкой в перечень блюд.
   – Щи «Замоскворецкие»? С такими незнакомы. Ладно, если другого первого не наблюдается, давай их. Гуляш «Татарская причуда»? Это блюдо нам тоже неизвестно. Отбивная «Особая»? Ладно, пиши ее.
   Только тут Марсель Прохорович обратил внимание на прейскурант. К его профессиональному гневу прибавилось некоторое удивление.
   – А это цены для постояльцев?
   – Конечно-с, – ответил официант, на лице которого появилась не очень добрая улыбка. – Людям с улицы пришлось бы платить по двойной таксе.
   – Ладно, неси заказ. Да побыстрей, как у Подколупова!
   Официант, вспомнивший свое суровое детство, вприпрыжку помчался на кухню, а Марсель Прохорович обратился к Назарову:
   – Федор Иванович, я подсчитал, на это удовольствие уйдет четверть всех ассигнационных запасов, которые у нас по совокупности имеются.
   – Не копейничай. Завтра Чуланин карточки выдаст. А ночью нас, может, даже и шлепнут, вовсе избавив от утомительных хлопот насчет обедов, завтраков и ужинов.
   – Не шутите так, Федор Иванович, опасно-с.
   Официант принес щи. От них вился ароматный парок, однако когда Раков зачерпнул ложкой, она выловила почти всю капусту и гречку, находившуюся в тарелке.
   – Щи, недостойные даже баландой называться. Эй, человек!
   Официант приблизился к их столику и поставил на него блюдце. На нем лежали два тонких кусочка хлебца.
   Товарищ Раков опять начал возмущаться, но официант удалился, поэтому Марселю Прохоровичу пришлось присоединиться к Назарову, который уже хлебал щи.
   Скоро на столе появилось и второе. Щи были благополучно доедены, поэтому приятели смогли заняться мясом.
   На каждой тарелке лежало немного кислой капусты, горка отварного гороха и порции жаркого средних размеров. Удовлетворенный его видом, Марсель Прохорович отрезал небольшой кусочек, разжевал и в изумлении уставился на Назарова.
   – Не волнуйся, товарищ Раков. Обычная лошадятина. Есть доводилось, и скажу как спец – никто еще ей не травился. Конечно, с голодухи она идет лучше, зато здесь протушена как следует.
   – Но… но, товарищ Назаров, как же можно терпеть такую варварскую гастрономию? Неужели на здешней кухне нормального мяса нет?
   – Не волнуйся, товарищ Раков. Не специально ради нас конягу забили. Я, как вошел в зал, сразу носом повел и понял: другого мяса тут нет.
   Успокоенный Марсель Прохорович старался не волноваться, однако беспощадно перчил и солил свою отбивную, а жевал ее такими маленькими порциями, что не дошел и до половины, когда Назаров уже очистил тарелку хлебной корочкой.
   – Товарищ Раков, ты доканчивай сивку-бурку вещую каурку, а я поднимусь в номер. Может, товарищ уже там.
   Возле двери никого не было. Назаров вернулся в ресторан и сразу увидел, что обстановка изменилась. Возле их столика стояли двое незнакомцев. Вот один из них поднял Марселя Прохоровича за шиворот, помогая встать, а второй сделал быстрое движение правой рукой, от которого товарищ Раков согнулся. Незнакомцы распрямили Марселя Прохоровича, явно намереваясь удалиться, прихватив его с собой.
   Приблизившись к недоброжелателям Марселия Прохоровича, Назаров сказал:
   – Ох, не делом вы, товарищи, заняты в такое горячее боевое время.
   – Проваливай, брехун, пока мы с тобой не поссорились, – сказал один, державший Ракова за шиворот. Второй верзила, руки которого были свободны, демонстративно замахнулся. На правом кулаке блеснул кастет.
   Не прошло и секунды, как бандит понял свою непоправимую ошибку. Его рука оказалась зажата и вывернута Назаровым. В глазах потемнело от жуткой и непредвиденной боли. Второй на миг застыл, удивленный. А миг спустя товарищ Назаров, не жалея каблука, припечатал его своим сапогом. Туша, пролетев метра полтора, обрушилась на накрытый стол.
   – Товарищ, что за безобразия вы тут себе позволили?! – выскочил из кухни официант.
   – Несознательный элемент буянит, а я порядок навожу, ферштейн? – Назаров нагнулся к поверженному верзиле и сорвал с его руки кастет, отчего тот взвыл.
   – Вы должны ответить за этот погром, как главный виновник безобразия, – не унимался официант.
   Солдат продемонстрировал свой трофей официанту.
   – Главными виновниками являются местные полуответственные работники. Именно из-за их разгильдяйства в места, которые находятся в ведении самого Совнархоза, захаживают хулиганы.
   – Товарищ абсолютно прав, – послышался голос от дверей.
   Назаров, официант, а также окончательно пришедший в себя Марсель Прохорович обернулись.
   В дверях стоял высокий мужчина лет тридцати с небольшими завитыми усиками. Одет он был в зеленоватый френч.
   – Я все наблюдал с самого начала, – продолжил незнакомец. – Драку завязали двое негодяев, напавших на мирно обедающего гражданина. Товарищ красноармеец всего лишь оборонялся. Я не понимаю, почему официант, вместо того чтобы вызвать милицию, предъявляет какие-то претензии.
   – Кто вы такой, гражданин, будете? – спросил официант.
   Незнакомец вытащил удостоверение.
   – Старший оперуполномоченный, советник аппарата Реввоенсовета республики Дмитрий Сосницкий.
   Официант, напуганный таким серьезным титулом, не стал смотреть удостоверение, а сразу же куда-то выскочил, видимо побежал за милицией. Сосницкий подошел к месту побоища.
   – Здравствуйте. Вы Федор Назаров?
   – Точно так, – ответил Федор, поворачиваясь к незнакомцу.
   – Я с самого начала догадался. Когда увидел происходящее, сразу понял: это именно вы. Чуланин кое-что рассказал о ваших дорожных приключениях. Теперь понимаю, почему в поезде из банды никто не ушел. Вообще-то я сначала думал вмешаться, но потом захотелось проверить, каков вы в деле.
   – Ах, вот оно как, – сказал Назаров. – Сейчас мы пойдем, только я сперва докончу одно дело.
   С этими словами он подошел к бандиту с покалеченной рукой. Тот, опасаясь подняться, пополз к двери, но далеко не уполз. Его напарник уже пришел в себя и тяжело дышал, пытаясь осознать произошедшее.
   Назаров взял бандита за шиворот и посадил на стул.
   – Дружок, я ведь костоправ знатный. Что, ручку мне не доверяешь? Тогда расскажи, какие у вас претензии к товарищу?
   – Наше дело маленькое. Нам еще с февраля было приказано, как увидим где Марселя Ракова, так его сразу привести.
   – Куда привести? Кем приказано?
   В этот момент второй бандит окончательно пришел в себя, приподнялся и заорал:
   – Ванька, хватит, чушь молоть! Простите, товарищ, мы не знали, что теперь этот Раков в высоких чинах, и хотели ему бока немного намять за старые счеты.
   Назаров обернулся ко второму бандиту, желая провести беседу и с ним, но тут в зал вошел официант с двумя милиционерами, молодыми пареньками, единственным отличием которых от остальных прохожих были красные повязки на рукаве и винтовки. После выяснения формальностей оказалось, что ногами оба бандита ходить могут, и милиция их уволокла.
   Перед тем как выйти из ресторана, Марсель Прохорович, окончательно пришедший в себя после неприятного происшествия, обратился к официанту:
   – Эй ты, позор благородной профессии, изволь мне сказать, почему эти щи называются «Замоскворецкими»?
   – Сами бы знать должны про то, как, бывает, по весне все Замоскворечье половодье зальет, и жителям нет из домов никакого выхода. Вот тогда они из квашеной капусты и остатков прочей провизии варят такие щи.
   – Полезное знание, – заметил Назаров.
* * *
   На звонок около минуты никто не отзывался, поэтому посетитель решил дополнить его интенсивным стуком. Наконец в глубине квартиры послышалось шуршание.
   – Кто там? – надтреснутый голосок явно принадлежал обитателю запертой квартиры.
   – От Ивана Григорьевича Мяснова, – молодцевато ответил визитер.
   Несколько секунд ушло на возню со звонком. Наконец дверь отворилась.
   Старушка несколько секунд смотрела на гостя – высокого парня с залихватским чубчиком, выбивавшимся из-под картуза, потом, признав его, пригласила войти.
   Парень снял шапку, тщательно вытер ноги, уверенно прошел по коридору, демонстрируя, что в этом доме он не впервые. Войдя в гостиную, гость, правда, на миг растерялся, удивленный увиденным. В огромной комнате – почти бальный зал, из мебели остались лишь кресло, журнальный столик и книжный шкаф с опустевшими полками. Дорогие обои были покрыты большими темными прямоугольными пятнами, и гость понял – картины, висевшие здесь полтора десятка лет, сняли совсем недавно.
   В гостиную вошел мощный, еще полный сил мужчина лет пятидесяти.
   – Здорово, Пашка, – сказал он.
   – Здравствуйте, Леонид Богданович, – слегка поклонившись, сказал гость. – Меня послал Иван Григорьевич спросить, получили вы приглашение на именины?
   – Получил, – ответил хозяин. – Но, по правде говоря, решил, что Иван Григорьевич изволили пошутить.
   – Иван Григорьевич Мяснов своими именинами не шутит, – важно ответил парень.
   – Так-то оно так. Но ведь боязно. Сейчас на улицу нос высунуть боишься, в квартире дрожишь – вдруг по твою душу придут. А тут известный на всю Москву купец затеял именины справить. Это же будет, как у поэта Пушкина, чумной пир.
   – Сомневаться вам в Иване Григорьевиче не придется. Он все подготовил, как в лучшие времена. За столом соберутся только старые знакомые: Федоров, Севрюгин, Карагузлаев. Не будет лишь Рябушинского – он уехал. А насчет неприятностей от властей здесь меры приняты, будьте уверены.
   – И когда приходить-то?
   – К девяти вечера. Иван Григорьевич хочет, чтобы гулянка до утра дотянулась, как в старые времена.
* * *
   Перед началом долгого ночного похода Назаров, Сосницкий и Марсель Прохорович заглянули в номер. Товарищ Раков начал с того, что отрезал ломоть хлеба и, продолжая бормотать ругательства по адресу официанта и «Замоскворецких щей», съел его с куском сала. Назаров последовал его примеру. Сосницкий вежливо поблагодарил, но отказался. Федор попытался расспросить своего постоянного спутника о плохих парнях, напавших на него в ресторане, но Раков в ответ нес какую-то несусветицу, и Федор, утомившись, отвязался от него.
   По окончании трапезы Марсель Прохорович хотел было убрать сало. Назаров остановил его.
   – Вот что, товарищ Раков. Сунь-ка его в свой мешок. Если сало и вправду в Белокаменной ныне как золото, надо иметь его при себе.
   Сосницкий усмехнулся, однако не возразил. Потом он обратился к своим спутникам:
   – Как я понял, вы давно в Москве не были. Обстановка сейчас очень тяжелая, товарищи. Все банды, которые занимались своим делом и прежде – остались. С октября к ним присоединилась куча шпаны. Дезертиры с фронтов, петроградские матросы-анархисты, ехавшие на Дон, но задержавшиеся в столице, анархисты, убежавшие с Украины от немцев. Можно встретить даже уголовников из Альконы. Это район под Гамбургом, вроде нашего Хитрова рынка. Их выпускали из лагерей за обещание присоединиться к русской революции. А они присоединились к русской шпане. Вооружены бандиты лучше, чем любая наша рота. Кое-что привезли с фронтов, кое-что взяли здесь на складах и на реквизициях. У самой мелкой шайки считается хорошей приметой иметь ручной пулемет. Поэтому надо быть готовыми к трудностям по полной программе. Как у вас с оружием?
   Назаров достал маузер, осмотрел его, заодно пересчитал патроны. Потом вынул из мешка браунинг, взятый вчерашней ночью в качестве трофея, и протянул Марселю Прохоровичу:
   – Возьми, товарищ Раков. Без моего приказа не вынимай.
   – Отлично, – сказал Сосницкий. – Товарищ Назаров, хорошо ли знаете притонную Москву?
   – Мягко говоря, не особенно.
   – А мне возле нее приходилось обретаться. Конечно, в вертепы и клоаки буржуазного общества вхож не был, но о географическом расположении их представление имею, – сказал Марсель Прохорович.
   – С чего предлагаете начать, товарищ знаток?
   – Поблизости от Хитрова рынка есть трактир «Бремен», что в начале Германской войны из-за общественного шовинистического угара изволили переименовать в «Буян». Самое, вам скажу, правильное наименование, ибо темная шушера там всегда собиралась. Мои друзья, кто характером потише, долго к тамошним обычаям притерпеться не могли. Каждый вечер то клиенты ножами порежут друг друга, то полиция с обыском придет.
   – Значит, начнем с «Буяна», – сказал Сосницкий. – Не возражаете, товарищ Назаров? Конечно, можно было бы, не тратя времени на такие кабаки, сразу заглянуть на Малую Дмитровку, в особняк к анархистам. Но это – поганое гнездо. Если повздорить с обитателями, то без гранат туда не попасть, а без пулемета оттуда не выбраться. Поэтому лучше постараться выйти на Князя в каком-нибудь притоне.
   На улице они взяли извозчика.
   – Одно плохо, – задумчиво сказал Сосницкий. – Мы не можем на этот вечер расстаться со своими документами. По крайней мере, я. Если будем всю ночь бродить по Москве, наверняка придется объясняться с патрулем. А если нас задержат до выяснения личности – сорвется операция.
   – Это плохо, – заметил Назаров.
* * *
   То, что товарищ Раков не ошибся, стало понятно, когда Сосницкий приказал извозчику ехать к трактиру «Буян». Мужичок повиновался с неохотой, а когда ездоки расплатились и вышли, тотчас заорал «н-но, залетная!» и от души хлестанул лошадь кнутом, будто желая узнать, на какую максимальную скорость она способна.
   К удивлению Назарова, «Буян» оказался довольно чистым заведением, с электрическим освещением, а на столах даже были расстелены чистые скатерти. Как в некоторых других московских ресторанах, клиентов обслуживали девушки-официантки. Лишь только новые посетители сели за свободный столик, к ним сразу же подскочила девица с подносом:
   – Что хотите, дорогие гости? Поужинать или лекарствами полечиться?
   Назаров переглянулся с Сосницким. Тот ответил:
   – У нас сегодня татарский день. Поставь-ка нам самоварчик. Или – нет. Кофе есть? Отлично. Три кофе, да покрепче.
   Девица упорхнула. Марсель Прохорович удивленно посмотрел на спутников:
   – Я только одного не понял. О каких медикаментах изволила говорить эта трудящаяся барышня?
   – А ты взгляни на соседний столик.
   За соседним столиком сидела компания человек в шесть. Кроме тарелок с остатками различных закусок, перед ними стояли несколько крупных аптечных склянок и водочных стаканов. Вот к ним подошла официантка, взяла на свой поднос пустую склянку, сменив ее на другую, полную.
   – Может, и нам бы, товарищи, следовало полечиться? – сказал Раков.
   – Впереди ночь. Может, еще пить придется. Так что пока надо кофейком взбодриться, – ответил Сосницкий.
   Между тем с соседнего столика смотрели на новых посетителей. Потом компания разом подняла стаканчики, чокнулась, опрокинула. Двое опять начали разливать «лекарство», а четверо поднялись и направились к соседям.
   – Только у рябого, – шепнул Назаров. Сосницкий кивнул, поняв нового друга с полуслова.
   Трое парней в модных, но слегка потрепанных пиджаках встали неподалеку от столика. Рябой подошел поближе и обратился к Сосницкому, приняв его за главного:
   – Гражданин незнакомый, позвольте полюбопытствовать, на кой ляд вы сюда заявились?
   – Вы, наверное, не поверите, но кофию испить.
   – Давай, фраер, выкладывай, чего тебе в какой-нибудь «Праге» не сиделось? Если девочки нужны, так можно было внутрь не заходить.
   – Чего же вы так, грубить сразу? – обиженно и чуточку испуганно сказал Сосницкий. – Надо сперва познакомиться, сигаретки покурить, выпить за дружбу.
   – У тебя, фраер, от моего табачка кишки в штопор завернутся, – сказал рябой.
   – Тогда моих покурим, – Сосницкий протянул рябому раскрытый золотой портсигар.
   Тот потянулся к нему, намереваясь то ли взять сигарету, то ли выхватить саму вещь. Однако Сосницкий отодвинул руку, а когда парень перегнулся через стол, бросил портсигар на скатерть и схватил рябого за воротник. Левой рукой он поднял с колен заранее извлеченный из кармана наган и коснулся им подбородка собеседника.
   Между тем Назаров сунул руку в карман рябому и вытащил оттуда револьвер. Остальные парни выхватили ножи, но, увидев, что двое их противников с пистолетами, а главарь – обезоружен, отступили.
   – Это вы правильно, ребята, это мудро, – спокойно сказал Назаров. – Теперь можете вот сюда, на стол, положить.
   Прочие посетители «Буяна» обернулись на шум, но, увидев пистолеты и ножи, тут же вернулись к прежним занятиям. Официантки по-прежнему разносили блюда и «лекарства».
   – Это же надо, так оружие запустить, – качая головой, проговорил Назаров. – Ствол ржавый, боек сбит, барабан крутится, как колодезный ворот. У городового взял?
   – Да, – испуганно ответил рябой.
   – А у тебя он среди какой дряни хранился? Под огуречной кадкой, что ли? Да вы, ребята, чего стоите-то? Можете обратно за свой стол сесть. К тебе, рябая морда, это не относится.
   Рябой не отвечал. Он по-прежнему стоял в неудобной позе, уставившись взглядом в белую скатерть. Потом все-таки раскрыл рот:
   – Товарищи, вы из Чека?
   – Ну и дурак, – искренне сказал Сосницкий. – Будь так, ты бы сейчас ехал с нами на Лубянку. А может, и не ехал бы. Они ради такой дешевой дряни машину бы гонять не стали. Тут бы на задворках тебя бы и угомонили. Нет, сявка, мы здесь по своим интересам. Если хочешь не вспоминать этот вечер обидными слезами, поможешь нам с человеком встретиться. С Князем.
   На лице рябого изобразился немалый страх. – А если я правду скажу, убивать не будете?
   – Не будем, – ответил Сосницкий. – Говори.
   – Я не знаю. Только слышал, будто он на Малой Дмитровке появляется. А где там, что – не знаю. Вам все девки могут рассказать.
   Сосницкий пристально взглянул в глаза собеседнику.
   – Пожалуй, и вправду не знаешь. Твое счастье. Скажи только напоследок, откуда вы такие взялись и чего не хотели дать нам посидеть спокойно.
   – У нас в округе мелкие дела. Заблудившихся фраеров до дому провожаем. А здесь нам хозяин ставит водки, чтобы мы следили за посторонними посетителями.
   – Скажи ему – все в порядке. А сам вали за свой стол и сиди мирно, нам не мешай. Не рад?
   – Простите, любезный, – несмело сказал Рябой. – Может, вы ствол вернете?
   Назаров повертел в руках револьвер, вынул из барабана все патроны и протянул его Рябому.
   – Как же я без них? – жалостливо протянул тот.
   – Бери, пока дают. Потом достанешь. Сегодня фраера без твоей помощи до дому доберутся. Как звать-то тебя, герой? Если вдруг найти понадобится.
   – Лужковы мы. Фамилия известная. Кого хошь спроси на Сухаревке или на Хитровке, каждый знает.
   – Да, фамилия известная.
   С этими словами Назаров протянул Рябому револьвер и три ножа. Тот схватил их и попятился к своему столику.
   В этот момент официантка принесла заказ – кофейник, из-под крышки которого вырывался ароматный пар.
   – Большое вам, уважаемые посетители, спасибо, – сказала она.
   – За что спасибо-то, барышня? – поинтересовался Назаров.
   – Да за то, что не стали много шуметь и посуду бить. Я, когда у вас пистолеты увидела, заранее огорчилась: хозяин рассердится, что я поспешила вам чашки поставить, может, потом их из моего жалованья вычтет. Совсем плохо получилось бы, если бы у вас до худшего дошло. Так, один господин недавно все спорил, ругался. Пистолет хотел выхватить, да не успел. Потом его отсюда вытащили, а пол от разной гадости пришлось мне замывать. – Девушку передернуло от неприятных воспоминаний.
   – Сколько мы должны? – спросил Сосницкий. Официантка назвала цену. Сосницкий протянул ей несколько «керенок». Официантка мгновенно произвела мысленный расчет и с удивлением взглянула на щедрого клиента.
   – А на сдачу, если тебя не затруднит, скажи, где можно Князя найти.
   Девушка посмотрела на деньги, посмотрела на Сосницкого и сказала:
   – Лучше я вам сдачу принесу.
   Она хотела уйти, но ее остановил Назаров:
   – Барышня, не хотите провинциального деликатеса?
   После чего солдат достал шмат сала и отрезал от него почти треть. Официантка несколько секунд разглядывала дорогой подарок. Потом она взяла его, понюхала, сладко улыбнулась и кинула в карман фартука.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация