А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Белое солнце России" (страница 12)

   Часть вторая
   Монастырск – город моей мечты

   «Устроился я в уездном городе Монастырске – лучше и не придумаешь. Большевики конфисковали особняк купца Хлебоедова; в нем красных командиров и поселили. Я же, хоть считаюсь не командиром, а инструктором, здесь тоже живу. Комната большая, светлая. С едой в Монастырске не так хорошо, как прежде, но кто из Москвы вернулся, находит местный рынок изобильным и отъедается на здешних харчах. Я на паек не жалуюсь. Здесь есть даже чай, как я понял, тоже конфискованный. Обязательно Вам перешлю при первой же возможности».
   Федор перечитал написанное. «Вот как оно интересно получается, – подумал он. – Адресат у меня сегодня другой, а слог все тот же». Он сейчас писал не жене, а Ларисе, но стиль и почерк остались неизменными. Видимо, он не только научился подражать стилю Федора Назарова, не только освоил его почерк, но и все больше и больше с ним идентифицировался. Да и такие слова, как «идентификация», не свойственные изначальному Федору Назарову, все реже приходили на ум Алексею. И то, что он все же Алексей и когда-то жил совсем в другую эпоху, все чаще казалось ему сном, а нынешнее его бытие, наоборот, представлялось единственной и неоспоримой явью. Как говорится, чудны дела твои, Господи.
   Вздохнув, Федор-Алексей вернулся к сочинению письма.
   «Работа у меня легкая, можно даже сказать – чистая. Перед тем как представить меня новобранцам, товарищ Медведев много обо мне им рассказал. К примеру, как будто бы я однажды австрийский взвод руками передушил. Солдатики так испугались, что я за две недели и приказов своих ни разу не повторял, и голоса ни разу не повысил. Лишь когда хотел поучить их штыковому бою, так минут десять добровольца найти не мог, чтобы отважился со мной сразиться. Пришлось мне пообещать кусок рафинада из своего пайка, лишь тогда отыскался смельчак. И то пару раз падал, хотя я его даже не касался.
   Развлечений здесь не больше, чем при царском режиме, разве что только городской библиотекарь Лазарь Александрович пару раз читал в бывшем дворянском собрании лекцию: „Большевики как обновляющая природная сила“. Сходил, послушал. Я надеюсь, что пару недель спустя смогу выбраться на побывку. Два дня пробуду с Вами обязательно. Слава Богу, на Дон отправлять нас не торопятся. А пока прощаюсь, поскольку ко мне в комнату стучат и придется ненадолго отвлечься».
   Назаров встал и неторопливо направился к дверям. Была у него привычка с давних, очень давних пор: если комнату можно запереть изнутри, всегда ее запирать.
   – Назаров, ты чего, не один там? – раздался голос Медведева.
   – Один, – ответил Назаров, отодвигая задвижку. – Входи.
   Медведев переступил порог, снял шинель, швырнул на стул – тот еле устоял на своих резных ножках – и сел-свалился на диван. Назаров взял кресло и придвинул к дивану. Он уже успел узнать, что если Иван Медведев садится, то дело за минуту-другую не объяснишь.
   – Твоя история, Федя, кончилась. Я имею в виду донос покойного Слепака.
   – Это я знаю. И ты знаешь, что я знаю, – ответил удивленный Назаров. О том, что уездное Чека в лице товарища Сунса Судрабса не имеет к нему претензий, он узнал еще дней десять назад, почти сразу, как прибыл в Монастырск. Тогда чего к былому возвращаться?
   – У тебя история кончилась. А у меня два дня назад – началась. Сам себя, дурак, под монастырь подвел. Началось все из-за деревни Филиппово. Тамошний комбед приличный, не чета зиминскому, ничего лишнего себе не позволяет. Арестовали местного кабатчика за контрреволюционную пропаганду. Скрутили, заперли и послали в уезд – приезжайте скорей, забирайте.
   Товарищ Кобылов, уполномоченный из губкома, попросил меня послать своих людей. Мне бы отказаться: не мое дело, пусть этим Чека занимается. Однако отказать неудобно. Отрядил трех орлов, ребята честные и даже, можно сказать, революционные, но дурни – изрядные. А зачем, думаю, умные нужны, одного контрика до города довезти?
   Комбед не просто кабатчика связал, но и дом обыскал. Реквизировал у него разных ценностей, что тот за много лет скопил, и вместе с этим контриком все – нашему конвою передал по описи. Колечки, брелочки, монет золотых изрядный мешок. Ребята его на телегу посадили, и в город. Добрались до окраины, попали под дождь. Решили в «Красном кабачке» погреться. Слышал небось?
   Федор кивнул.
   – А я почти не слышал. Ребята – тем более. Никто ничего про этот трактир не знал. Чего, думают, еще полчаса мокнуть, зайдем, погреемся, дождь переждем.
   Зашли. Сперва взяли, конечно, чаю с баранками. Арестант решил, что ему пофартило, и заказал для бойцов спирта. Думал, они упьются, так ему удастся сбежать. Но тут подсела к ним веселая кампания, разговорились. Сами солдатам спирта поставили, да еще с неплохой закуской. Начали чокаться за пролетарскую революцию да за Красную армию. Ну, а потом ребята не помнят, что было. Может, выпили больше, чем надо, может, им подсыпали в стаканы сонного порошка. Пришли в себя ночью, во дворе перед кабаком. Арестованный был при них, к телеге привязан. А вот золото и серебро – исчезло. Началась беда в моем отряде. Кабатчик-то арестованный, в Чека доставленный – дело смекнул. Прислал мне весточку и начал шантажировать. Требует, сволочь, чтобы я в Филиппово поехал и собрал хорошие мнения о нем местных жителей. Мол, зря человека арестовали. А иначе, говорит, расскажу товарищам чекистам, сколько золота у меня было, когда из деревни выезжали, и сколько осталось, когда конвой в город прибыл. Конечно, я мог бы сразу пойти к товарищу Сунсу. В конце концов, не я золотишко прошляпил, а мои мокрые орлы. Но жалко ребят. Чека – самый серьезный отдел нашей революции. В Пензе недавно один солдатик при обыске себе в сапог серебряную ложечку уронил, в казарме вытряс. Узнали в Чека и быстро выписали командировку в могилевскую губернию, в духонинский штаб. К тому же у меня отношения с лифляндским товарищем Судрабсом Сунсом не сложились, сам слыхал, должно быть. Если захочет он, то поймет, что ребята только по глупости драгоценности потеряли. А может, и не поймет. Даже будет их долго спрашивать, с кем-де из комсостава делились наворованным?
   – А насчет солдат ты уверен? – спросил Назаров.
   – Уверен. Парни недалекие, но честные. Напиться на службе они могут. Но чтобы рассовать золотишко по карманам, а потом с печалью на роже явиться к командиру – не по их мозгам. Они бы умнее сказку придумали, чем в кабачке терять, сплели бы про бандитов в лесу.
   – Красный кабачок ты прошерстил?
   – Я не Чека. Зашел, конечно, поговорил с половым, что в тот вечер солдатам чай разливал. Да, говорит, были-пили. И еще одна компания вертелась. А потом эта шайка ни разу не заходила. И никого оттуда я не знаю. Так что нет вопросов. Конечно, можно было и копнуть. Посмотреть для начала, только ли кипяток у них в чайниках налит. Или еще проще. Вывезти полового за город, поговорить с ним серьезно. Только я не спец по таким делам.
   – Ты ко мне как к спецу пришел?
   – Ты не смейся. Если бы мне надо было найти мастера о чужие ноздри самокрутки тушить, я бы к тебе не обратился. А ты сможешь провернуть кое-что поумней. Надо, чтобы двое-трое товарищей, в этом городке особенно не примелькавшихся, завалились бы на вечер в «Красный кабачок». Намекнули тамошним завсегдатаям, что у них в мешках валяется кое-что поважнее вареной картошки. Выпили бы спирту, прикинулись пьяными. И схватили бы того, кто станет мешки развязывать. Ну, а людям всегда своя жизнь дороже, чем чужие побрякушки.
   – А если половой прав? Нет никакой постоянной банды. Шпана забрела в трактир погреться, увидела, что можно поживиться от олухов, и своего шанса не упустила.
   – Я кое-кого уже расспросил про это заведение. Говорят – заблудной шпаны там не бывает. Потому что своя шпана есть. Но если этих ребят там уже не взять… Что же, придется мне завтра к товарищу Судрабсу идти с повинной. Я тогда старые награды и письма любушки тебе на сохранение оставлю, а то мало ли…
   – Ну ты, Ваня, пугать горазд, сразу уже и «награды оставлю», и «любушке в доме над крутым бережком письма занести». Может, еще прикажешь съездить в город Тирасполь и передать два фунта рафинада Пенелопе Тарараковой, которой ты, находясь там на излечении, ребеночка сделал? Или еще куда заглянуть? Хоронить себя – так с полковым оркестром!
   – Не смейся, Назаров, – вздохнул Медведев и начал сворачивать самокрутку. – Сколько раз в меня из винтовок или пистолетов целились с такого расстояния, как мы сейчас сидим. Но так, чтобы надо было своих бояться – еще не случалось.
   – Ну чего раскис? Я в этот кабачок загляну, когда скажешь. Кто еще пойдет?
   – Первый раз мы с тобой оба вместе идти не можем. Меня они помнят, и если я еще раз туда загляну, мне только чай с баранками и подадут. Нужен человек, здесь не примелькавшийся. Это ты. И еще одного я уже нашел. Товарищ Марсель Раков, его неделю назад из Москвы к нам прислали по интендантскому делу. Товарищ боевой, хотя пропорцией не вышел, но смелый и, слыхал я, побывавший во многих опасных передрягах.
   – Хорошо. Покажешь мне товарища Ракова, я с ним пойду.
   – Спасибо, Федя. – Иван обнял Назарова, да гораздо крепче, чем при первой их встрече возле сгоревшей Усадьбы. Потом окончательно успокоился и, затянувшись самокруткой, начал разрабатывать операцию.
   – Сейчас пять часов. Через час товарищ Раков придет. Быть в «Красном кабачке» вам лучше в семь, как раз когда туда мои орлы залетели. И сразу начинайте спектакль. Чего говорить, ты сам сообразишь. Прикинься переодетым барином или купчиком – никто оттуда в Чека не побежит. Главное, возбуждайте в неведомых нам бандитах алчность. Вот тебе для этого дела. – Медведев дал Назарову пару золотых монет. – Покатай перед местными холуями, чтобы и посетители видели. Если что – стреляй. Я буду в засаде за полверсты – сразу прискачу и все остальное на себя возьму. Ну и ладненько.
   – Ладненько, – ответил Назаров. И когда Медведев уже подошел к двери: – Пустишь меня завтра в Глуховку съездить? – спросил Федор, думая при этом о Ларисе.
   – Да что ты! Не то что пущу, поручение тебе дам – лошадей для кавалерии закупить. Командирую на две недели, а там хоть одного жеребенка пригони. А то и вовсе собачью упряжку, ха-ха!
   Медведев ушел, а Назаров вернулся к столу, к недописанному письму. А стоит ли писать, если завтра можно будет съездить…
* * *
   Товарищ Раков явился с получасовым опозданием. Это был невысокий человек с изрядным брюшком и необычно маленькой головой. Назаров решил, что в детстве товарищи по школьным играм любили брать его за макушку и вертеть как юлу.
   – Здравствуйте, – сказал боец пополнения. – Марсель Прохорович Раков.
   – Федор Иванович Назаров. Марсель Прохорыч, нам идти пора.
   – Пора. Пойдемте. Я, Федор Иванович, даже побежать могу, если надо.
   – Не надо. До кабачка идти недалеко. А нам силы еще пригодятся. Не люблю я беготню и тебе ей увлекаться не советую.
   Лишь только они вышли из дома, как Марсель Прохорович обратился к Назарову:
   – Федор Иванович, а чего вы меня про имя мое не спрашиваете? Я давно заметил, это всех интересует. Особенно женский пол.
   – Имена, они жандармским офицерам интересны. А я не жандармский офицер, а солдат. Столько за всю жизнь мудреных имен встречал – не упомнишь, – ответил Назаров.
   – Именем своим я, как и все прочие жители, обязан родному отцу. Служил он официантом в знаменитом московском ресторане «Медведь». И был у него с хозяевами конфликт, ибо он против буржуазной эксплуатации постоянно боролся.
   – Это как?
   – Батюшка мой постоянно у проклятого кровопийцы прибавочную стоимость экспроприировал.
   – Всю?
   – Шутить изволите. Как же всю? Сколько удавалось. Тратил честную добычу на нужды прокормления нашей фамилии, да и другим экспулуатируемым время от времени подбрасывал. Но однажды фарт от него отвернулся. Хозяин на него осерчал, обещал выставить взашей. Тут как раз ожидалась очередная прибавка семейства. Батюшка мой, Прохор Иванович, решил породниться с шеф-поваром, французиком, в крестные отцы его взять. Чтобы перед хозяином слово замолвил. Француз согласился, но условие поставил, чтобы назвали ребенка тем именем, который его родной город носит. А сам он из Марселя родом. Поп сперва ерепенился, но ему, известное дело, красненькую сунули, он быстро в святцах нужное имя отыскал. Так и стал я Марселем Прохоровичем.
   Батюшкина задумка на пользу ему не пошла. Начал мой родитель опять изымать прибавочную стоимость, что буржуи всегда трудовому человеку недоплачивают. Терпел хозяин, а потом его выставил. Пришлось отцу моему перейти из ресторана «Медведь» в трактир «Балалаечка», куда всякий люд заглядывает, кроме благородиев и крупной буржуазии. А я так Марселем и остался.
   – Бывает, – сказал Назаров. – Меня в шестнадцатом году свела судьба с поручиком Бальдуром Сергеевичем. Говорил, что родители назвали его так из любви к норвежскому писателю – фамилию забыл. Нелегко ему приходилось: солдаты, кто пообразованней, за немца принимали, а кто поглупей – обращались «Балда Сергеевич».
   Минут пять они шли молча. Разговоры об именах и родителях навеяли Федору воспоминания о его детстве, то бишь о детстве Алексея. А он своих родителей не то что не помнил, не знал даже. Он был детдомовский, самый что ни на есть подкидыш. Так что именем своим был обязан не отцу, не матери, а, наверное, какой-то советской тете, записавшей его в книгу приема брошенных детей под первым пришедшим ей в голову именем. Хорошо, что той не пришло в голову что-нибудь вроде Акакия или Кшиштофа. Тогда бы в детдоме ему проходу не давали, изводя насмешками и подколками.
   Потом Назаров обратился к спутнику:
   – Мы должны договориться, кем представимся собутыльникам. Предложения есть?
   – Давайте, Федор Иванович, назовемся комиссарами из Москвы. Мол, приехали инкогнито Чеку проверять и прочие учреждения.
   – «Инкогнито», говоришь? И как это?
   – Ну это когда приехал в своем чине, а его скрываешь, чтобы ревизируемый субъект в смущение привести.
   – Так, товарищ Раков, не годится. Уголовный элемент, как услышит слово «комиссар», так разве что из окон от нас не сиганет. Надо чего попроще. Пусть мы будем слугами старой барыни, что попросила нас родне в Москву драгоценности отправить, и мы через этот городок возвращаемся. Усердствовать не надо, пусть бандиты решат, будто мы хотим золото себе взять. Лишь бы клюнули.
   – Замечательно придумали, товарищ Назаров, – сказал Марсель Прохорович и прибавил шагу, так как за спутником, идущим как на военном марше, угнаться было нелегко.
   Вечерние улицы Монастырска, как всегда, выглядели пусто. Местные жители, не находя под вечер интересных занятий, расходились по домам. Лишь откуда-то доносилась треснутая гармошка – молодежь гуляла.
   Внезапно Марсель Прохорович встрепенулся, как заяц, услышавший собачий лай, и спрятался за огромную липу, росшую на углу улиц Грязной и Прогонной.
   Назаров остановился в удивлении и на всякий случай положил ладонь на рукоять маузера. Из-за угла выскочила пролетка. В ней сидел почтенный господин в добротном жилете, погруженный в грустные думы. Конь был резвый, поэтому самый лучший в городе Монастырске экипаж скрылся из виду уже через минуту.
   Марсель Прохорович вышел из-за дерева.
   – Ты чего с ним не поделил? – спросил Назаров. Марсель Прохорович оглянулся по сторонам, хотя было очевидно, что вокруг никого, и торопливо зашагал по дороге. Минут через десять он решил прервать молчание и вполголоса сказал Назарову:
   – Серьезное дело, Федор Иванович. Я могу с вами проявить откровенность, только ежели вы Христом-Богом пообещаете сохранить мою тайну. Я вашей революционной преданности доверяю полностью, но в Москве товарищи мне приказали быть осторожным даже с самыми надежными из надежных.
   Назаров кивнул, и Марсель Прохорович продолжил:
   – Это владелец городской бани Ипполит Щукогонов. Он советскую власть моет без платы, поэтому местный совет постановил: заведение не национализировать. Но в Москве стало известно, что в этом заведении по ночам подозрительные люди парятся. Говорят, бывшие министры Временного правительства.
   – В таком случае местная баня и вправду шикарная, если они из Петрограда сюда приехали хлестаться вениками. Так, отставить разговор о министрах, уже к кабачку подходим.
   И действительно, в конце проулка показалось двухэтажное покосившиеся здание «Красного кабачка».
* * *
   «Красный кабачок» появился в Монастырске в те времена, когда до города дошли слухи, будто такая корчма есть и под столичным Петербургом, и там гусары играют в карты, а наигравшись, рубят друг друга палашами спьяну. Нашелся умник, открывший и в Монастырске веселое заведение с таким же названием. Никаких гвардейцев в уездном городишке отродясь не водилось. Однако у кабачка скоро появилась своя слава: говорили, что те, кому надо было обсудить важное дело, подальше от посторонних глаз, могли встретиться именно в этом окраинном трактире. А так как вокруг городской ярмарки постоянно крутился различный темный люд, поводов для встреч хватало.
   Теперь городская торговля замерла. Хозяин заведения, правда, защитил себя от революционных напастей простым способом: обновил вывеску и украсил ее красным флагом. Товарищ Копылов из губкома посмеялся над этой бутафорией, но ресторанчик не тронул. Так вот и стоял «Красный кабачок» под красным знаменем, в угрюмой тишине, ибо сухой закон в России ввел еще царь Николай, а ни Керенский, ни большевики его не отменили.
   В большом зале хлебали щи несколько мужиков, возвращавшихся домой после скудной торговли. Резалась в дурака ватага несознательных пролетариев с кожевенного заводика, а оставшийся без привычных клиентов парикмахер с горя гонял чаи в компании отставного купеческого приказчика.
   Однако двум новым посетителям чая было явно мало. Об этом они сказали половому, подошедшему к ним с традиционным белым полотенцем, перекинутым через плечо.
   – Неужто вам чай не слишком горячим показался? – хитро улыбнулся половой.
   – Нам бы такого чайку, чтобы был как кипяток горяч. Но при этом – холодный, – сказал Назаров.
   – Холодный чаек поискать можно. Но он у нас на особых условиях.
   Назаров пожал плечами и вынул из кармана пачку керенок. Половой внимательно посмотрел на него: нет ли тут какого подвоха. Назаров показал золотой червонец, и половой окончательно расположился к гостям.
   – Тут чай пить вам будет неудобно, – сказал он, – пойдемте, я вас наверх провожу.
   Они поднялись по крутой лесенке на второй этаж. Тамошний зальчик оказался гораздо меньше, зато чище и тише. Стены, оклеенные золотистыми обоями, были украшены запыленными гравюрами с видом стольного града Питера. В углу стоял фикус, чахлый, как любое растение, выросшее без избытка солнечных лучей.
   Что же касается посетителей, то возле окна, в самой светлой части комнаты, сидела парочка грустных, но более состоятельных мещан города Монастырска. Они развлекались холодным чаем уже давно: на столе стояла почти пустая бутыль. Кроме них здесь была еще одна компания – из трех персон. Эти люди выбрали наименее освещенный угол зальчика, так что издали нельзя было понять, что у них на столе. Новых клиентов официант посадил посередине – подальше и от пьяной парочки, и от тех трех гостей.
   Через пару минут на стираной (хотя и покрытой несмываемыми пятнами) скатерти стояла уже водочная бутылка с мутноватой жидкостью и простецкая соленая закуска.
   – Надо бы, Федор Иванович, выпить за наше…
   Необъяснимым солдатским чутьем Назаров догадался, что Марсель Прохорович сейчас предложит выпить за знакомство, и успел его перебить, а заодно толкнул ногой:
   – …за то, чтоб и дальше у нас все было как сейчас, – и уже шепотом: – товарищ Раков, мы же вместе у барыни служили.
   – А… ну да, – отозвался собеседник и закашлялся, опрокинув рюмку. Минуту-другую он сидел с выкатившимися глазами, как будто раздумывал: пустить ли выпитое внутрь или поскорее от него избавиться. Но все же выдержал.
   – И не чищеная, и градуса, Федор Иванович, они не выдержали, – наконец сказал он. – В моем бы заведении за такое удовольствие клиенты, особливо из офицерского или купеческого сословия, водку тотчас на пол бы вылили, а сосудом пустым заехали по морденции полового.
   – Все правильно, – негромко сказал Назаров, – только твое заведение было у барыни на кухне. Сейчас, кроме меня, тебя никто не слышал, но вперед будь осторожней.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация