А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Земля навылет" (страница 8)

...
КСУМКОУБАХЭТ
   Он никак не мог понять, на каком языке написано. Потом до него дошло – по-русски:
...
ХИМКОМБИНАТ
   Краем глаза он отметил подозрительное движение и отпрянул за пирамиду мешков.
   Под навес шагнул негр в желтой майке, в светлых шортах и что-то крикнул рабочим. Их было только двое. Они не были вооружены и выглядели вялыми. Как после перепоя. Или перекурили травки. Когда негр повернулся, Валентин ударил его ножом.
   Это ошеломило рабочих.
   Они знали, что в поселке не может быть чужих.
   Они уже открыли рты, но Валентин уже стрелял. В конце короткой улочки ответно трещали автоматные очереди. Видимо, капрал поднялся по лестнице. Валентин выскочил из-под навеса и метнул в ошеломленных курильщиков светошумовую гранату. Чека в кармане была прикреплена к шнурку, взорвалась граната еще в воздухе. Чудовищный грохот потряс малоки, фиолетовые молнии ослепили мир. Даже сквозь плотно сжатые веки Валентин ощутил неистовость вспышки. Курильщики упали в траву, кто-то закричал. Трое были живы, но не понимали, что происходит, и Валентин скрутил им руки капроновым фалом, сорванным со столба. На южной стороне люди Большого хозяина, кажется, прижали капрала к земле, застучал крупнокалиберный пулемет. Не мешкая, Валентин забросил на малоку две гранаты.
   – Морис! Я иду!
   Стрельба стихла.
   Готовые к любым неожиданностям, капрал и Валентин прочесали поселок. Одиннадцать трупов, трое контуженных пленников. Казарма лениво горела изнутри, распространяя бензиновый смрад.
   – Кто-то мог сбежать, – капрал ухватил за майку оглушенного негра. – Сколько вас было?
   Негр бессмысленно тряс головой. Он ничего не слышал.
   Бросив пленников, они обошли малоки. В распахнутую взрывом дверь казармы были видны еще три трупа. Еще один свисал с крыши. Возможно, отличился Бич Божий, сумел нажать курок. Склады были забиты плоскими ящиками. В каждом по восемь пластиковых пакетов.
   – Сакре ном!
   Они обернулись.
   Из сумеречной мглы смотрел на них полуголый, худой, страшный, как смерть, человек, прикованный к тяжелому ящику. Судя по следу, оставшемуся на земляном полу, ящик стоял сперва в дальнем углу, но майор доволок его до порога. На большее не хватило сил. Лихорадочный блеск в глазах выдавал его нетерпение. Он прохрипел «Сакре ном!» и закашлялся. Связанные Валентином пленники влекли его как магнит.
   – Посадите меня у стены.
   – Но кто-то может прятаться за деревьями.
   – Не думаю, капрал. Никто сюда не сунется до появления вертолета. У нас мало времени, совсем мало – Липкая испарина покрыла лоб майора. – Может, пара часов, потом явится дон Каличе. Я гоняюсь за ним пятнадцать лет и никогда не видел его. Я даже не видел его настоящих фотографий, понимаете? Фоторобот, опознанный негром, вот все, что я знаю. Но это самый крупный убийца, капрал. Он объявлен вне закона более чем в тридцати странах. На него работают десятки тысяч пушеров. Он убивает сотнями тысяч. Нельзя упустить Большого хозяина, капрал. На складе, откуда вы меня вытащили, лежит пара ручных зенитных комплексов. Это совсем простая вещь. Труба, пусковая рукоять и запросчик – ответчик свой – чужой.
   – Я справлюсь.
   – Сожгите вертолет в воздухе! – приказал майор. – Если я не успею… Сожгите сразу! Не позволяй Большому хозяину приземлиться. На земле он неуловим. На земле ты его не переиграешь. Убей прежде, чем он почует смерть.
   – Я справлюсь, – кивнул капрал.
   – Тогда веди сюда пленников.
   Негр, индеец и белый.
   Светловолосый худощавый белый.
   Кудряшки взмокли от пота, он нервно сжимал руки, туго скрученные фалом.
   – Дай мне свой «дырокол».
   Майор ткнул стволом «магнума» в светловолосого:
   – Ты радист? Кажется, ты радист?
   – Да, да!
   – На какое время назначена связь с вертолетом?
   – Я не знаю. Они сами выходят на связь. Может, через час.
   Не поднимая руку, майор нажал на спуск. Пуля взрыла землю под ногами светловолосого, он с воплем подскочил, негр презрительно усмехнулся.
   – Что у него во фляжке?
   Валентин сорвал с пояса негра фляжку.
   – Ром. Очищенный. Но его тут на самом донышке.
   – Мне хватит. – Майор с усилием сделал глоток и уставился на негра, страшный скелет с горящими глазами. – Любишь хвалить Бога?
   Светловолосый с ужасом смотрел на майора.
   Губы светловолосого шевелились. Он читал молитву. Так все подумали. Кроме Валентина. Сволочь… Козел… Сука… Даже в устах богохульника это не могло быть молитвой. Светловолосый бормотал по-русски. Он был глубоко убежден, что никто его не поймет. Ну пусть так и будет. Валентин прислонился к деревянной стене. Он видел всю улочку до южной окраины. Сволочь… Сука… Козел… Кое-где валялись трупы. Лениво шевелился огонь в окнах казармы, но дым, как в трубу, всасывало в заросли.
   – Ты готов? – желчно спросил майор.
   – Да, да! – угодливая улыбочка перекосила лицо светловолосого.
   – Кто выбирал место для химической лаборатории?
   – Я не знаю. Наверное, люди дона Каличе.
   – А ты? – крикнул майор негру.
   Негр ухмыльнулся. Он почти пришел в себя.
   – Несколько дней назад здесь неподалеку упал самолет. Слышал об этом?
   – Си, сеньор, – ответил негр без всякой угодливости.
   – Почему ты отвечаешь по-испански?
   Выстрелом негра отбросило назад. Он повис на руках вскрикнувших индейца и светловолосого, и капралу пришлось перерезать ножом фал.
   – А ты?
   – Да! – закричал светловолосый. – Я слышал о самолете. Это сделали люди Большого хозяина. Сволочь… Сука… Козел… – Похоже, он решил выжить любой ценой. – Мы знаем, что самолет сбили. Его нельзя было упустить, ведь с борта могли заметить этот чертов танк.
   – Танк? – быстро спросил майор.
   – Ну да. Совсем ржавый. Торчит внизу, на свалке.
   – Зачем вам танк? Какой смысл? Он утонет в болотах.
   – Он появился сам. Не стреляйте! Это звучит глупо, но танк, правда, появился сам.
   – Только не говори, что он был с экипажем. – На желтом лице майора определилась странная улыбка.
   – Экипаж был!
   – Кто это подтвердит?
   – Рауль. Комендант базы. Но его убили, он лежит там… – светловолосый со страхом покосился на капрала. – Сволочь… Сука… Козел… У любого можно было спросить, но вы же всех убили… Этот чертов танк появился сам, его никто сюда не тащил. Четыре человека… Полный экипаж… И все мертвые… Большой хозяин запретил подходить к танку. Ни при каких обстоятельствах! Он сказал, что ученые специалисты объяснят загадку.
   – Они объяснили?
   – Не знаю. Правда, не знаю.
   – Ты встречался с доном Каличе?
   – Откуда мне это знать? Я мог с ним встречаться, но я же не знаю, был ли это он?
   – Как тебя понять? – Майор с усилием облизнул потрескавшиеся от жара губы.
   – Большой хозяин нигде не появляется один. Он всегда в компании. Никто не знает, как он выглядит. Если кто-то говорит с доном Каличе, то обращается ко всем сразу и ответить может любой. Напрямую к нему никогда не обращаются, только ко всем сразу… Сволочь… Сука… Козел… Прилетают пять-шесть человек, один из них, наверное, Большой хозяин, а может, нет. Может, он сам никогда не прилетает. Мы же этого не знаем. Возможно, я встречался с Большим хозяином, но я не знаю, кто из этих пяти-шести он?
   – Они так похожи?
   – Они все разные. Кто толстый, а кто так совсем заморенный.
   – Как давно существует химическая лаборатория?
   – Думаю, года два.
   – А танк? Когда он появился?
   – В прошлом году. Кажется, в июле. Все негры попадали, – он с ужасом оглянулся на теплый труп. – Никто не знает, как это случилось. Просто – раз! – и на болоте появился танк. Он бы уже затонул, если бы не древние плиты… И мертвые танкисты… – Светловолосый перекрестился. – Дьявольская работа… Дон Каличе дружите самим Дьяволом…
   Хрупкая тишина, нарушаемая лишь хриплыми вскриками жаб, установилась под деревьями. Горько несло дымом. Майор расслабленно опустил левую руку к земле и, к огромному изумлению, Валентин разглядел в сжатой желтой руке миниатюрный диктофон. Майор писал весь допрос на пленку.
   – Кто строил лабораторию?
   – У Большого хозяина много специалистов.
   – Но почему здесь? Почему ее построили именно здесь?
   – Никаких внешних посягательств… Никто сюда не доберется… Козел… Сука… Мертвец… Эти районы не заселены… Ты скорее лопнешь, чем добьешься правды… Эти районы необитаемы… Их не контролируют ни французы, ни бразильцы…
   – Как сюда доставляют людей и технику?
   – Вертолетами и планерами.
   – Откуда они взлетают?
   – С закрытого частного аэродрома в Бразилии.
   – Разумеется, координаты тебе неизвестны?
   – Ну да, конечно. Как я могу такое знать?
   – Откуда поступает сырье в лабораторию?
   – Может, из Кали.
   – Хочешь сказать, что вы получаете колумбийское сырье?
   – Не знаю… Боюсь что-нибудь напутать… – Светловолосый умоляюще выставил перед собой связанные руки. – Козлы… Как можно на глаз отличить боливийскую коку от колумбийской?
   Майор тяжело опустил голову.
   – Капрал Тардье!
   – Здесь!
   – Посадите меня там, – он ткнул рукой в сторону обрыва.
   – Да, да, там все видно! Оттуда виден танк! – угодливо забормотал белый.
   Валентин на руках донес майора до края обрыва и посадил у каменной невысокой стены, здорово источенной временем. Сквозь листву внизу проглядывало зеленое болото и каменные плиты, на которых действительно стоял полузатопленный тяжелый танк, густо помеченный пятнами ржавчины. Странное зрелище. Шеридан М 551. Майор торжествующе замер. Металлические ящики на корме забиты дерьмом, отходами, мусором.
   – Вы сели слишком близко к краю, майор.
   – Это не важно. – Он поманил светловолосого. – Вы сбрасываете мусор вниз? Скатываете туда бочки? Бросаете пустые мешки, всякие отходы?
   – Ну да. Все тонет в болоте. Скатил бочку и с концами, нет никаких следов.
   – Полгода назад здесь сбили вертолет с легионерами, так?
   – Вы знаете и об этом? – изумился белый.
   – Кто-то из легионеров остался жив, так?
   – Да, мне рассказывали… Такое было…
   – Одного из легионеров, а с ним проводника-индейца бросили вниз в болото?
   – Да, да… – в ужасе шептал светловолосый. – Бросили…
   – И проводник был еще жив?
   – Я не знаю.
   – Эй ты, – указал майор на индейца. – Прыгай!
   – Нельзя его отпускать, майор, – быстро предупредил капрал. – Пять метров высоты – это же сущая ерунда. Он не разобьется. Мы его упустим, он расскажет о нас сбежавшим, и они вернутся.
   – Прыгай! – приказал майор.
   Какое-то время индеец непонимающе смотрел на майора.
   – Мне развяжут руки?
   – Прыгай! – майор поднял «магнум».
   Индеец закричал. Он закричал и прыгнул с обрыва.
   Внизу взлетели брызги, но звука никто не услышал. Все произошло совершенно бесшумно. Взлетели брызги, но никакого звука, совсем никакого. Болото поглотило индейца.
   – Сакре ном! – потрясенно выругался майор.
   Он допил ром и запустил фляжкой в танк. Она долетела до машины, звонко ударилась о броню и исчезла, как только что исчез индеец. Майор поднял глаза, будто мысленно продолжал путь падающей фляжки. Он сидел на самом краю обрыва, желтый и страшный.
   – Сколько раз отсюда вывозили груз?
   – При мне раза три. О других я не знаю.
   – Сегодня тоже возьмут?
   – Чего захотел, сука… – Светловолосый вспотел. – Не знаю…
   – А химикаты? Откуда их доставляют?
   – Я не знаю. Правда, не знаю.
   – Но ты радист. Ты не можешь этого не знать. Из Штатов? Из Китая? Из стран Восточной Европы?
   – Не знаю.
   – Неправильный ответ, – устало произнес майор.
   – Погодите, майор, не стреляйте, – поднял руку Валентин. – Можно, я поговорю с этим человеком?
   – Ты?
   – А почему нет?
   – Хорошо, поговори, – усмехнулся майор.
   Точнее, хотел усмехнуться. Но никто не назвал бы усмешкой ужасную гримасу, исказившую его лицо. Майор не верил Валентину. Капрал и Джек Кроуфт летали на полигон в Америку для опознания трупа Герта Лоу. Джек Кроуфт и Морис Дюфи нашли голову мертвого петуха в туалетной раковине. Радист врал напропалую, это точно. Майор никому не верил. Подняв фляжку, сделал глоток. От крепкого рома его пробила испарина. Он ни слова не понимал из того, о чем говорили Морис Дюфи и светловолосый радист. Но диктофон в руке майора был включен.
   – Ты попал, земеля. – Валентин произнес это по-русски, без угрозы, без нажима, но светловолосый оцепенел. Его пронзило животным ужасом. Он ждал чего угодно, только не русских слов. – Ты попал, земеля. Майор Моро не любит тайн. Когда я переведу то, что ты бормотал в его адрес, он рассердится.
   – Ты русский?
   – Был им.
   – Откуда ты?
   – Из-под Владимира.
   – А я из Омска. Я правда из Омска!
   Майор и капрал непонимающе следили за развитием беседы.
   – Послушай, – залепетал светловолосый. Он торопился, он боялся оглядываться на майора. – Послушай, ты прав, мне не стоило распускать язык. Но так бывает. Я же не думал! Ты помоги мне! Я не хочу, чтобы этот мертвец пристрелил меня, как собаку. Ты же видишь, что он мертвец. Он мертвее мертвеца. Никто из них, – мотнул он головой в сторону напряженно наблюдающих за ними капрала и майора, – никто из них не понимает нас. Ни слова!
   – Хочешь что-то предложить?
   – Да! – задыхаясь, заявил светловолосый. – Многое!
   Он вдруг почувствовал какую-то отчаянную надежду:
   – Через пару часов сюда прилетит вертолет. Ты оке знаешь. На нем прилетят серьезные люди. – Радист неопределенно повел рукой, решив все-таки не называть имен, чтобы не насторожить майора Моро. – Эти люди… Понимаешь? Они неуничтожимы… Они всесильны… А твой майор уже наполовину мертвец. Даже больше, чем наполовину. Ты же сам видишь!.. Он привык гоняться за людьми, которых ему никогда не поймать… Пятнадцать лет! – вдруг злобно выкрикнул он. – Ну разве не дурак твой майор? Пятнадцать лет и никаких результатов! Или он правда думает, что наркоту можно остановить? Ты реальный человек, я вижу. Ты ведь не веришь всему этому? Правда? Остановить наркоту никому не по силам. Нет на свете людей, которые могли бы остановить ее нашествие. Можно посадить в тюрьмы и в лечебницы несколько поколений, но подрастут новые. Нельзя отнять у человечества его пороки и радости. Понимаешь? Однажды сам Пабло Эскобар заколебался, но Бог его вразумил. Тогда Пабло одумался и удрал из тюрьмы. Так что все это ерунда. Никого не надо слушать. Никто не в силах остановить механизм, запущенный самой природой. Ты только вдумайся, самой природой! Нужно просто не мешать работающему механизму. А рынок растет, он постоянно расширяется…
   – Что ты имеешь в виду?
   Радист с надеждой взглянул на Валентина:
   – Россию.
   – Так я и подумал.
   – Конечно! Я знал, что ты поймешь! Ты же умный человек! Ты же из России, совсем такой человек, как я. Мы с тобой видим перспективу, правда? Ты нормальный человек, не то, что эти мертвецы, правда? Ты должен знать: сейчас в России формируется новый рынок. Огромный рынок, таких больше нет! Сам подумай. Российский уголовный кодекс за незаконное приобретение и хранение наркотиков в целях сбыта практически не наказывает провинившихся. Три года! Разве не смешно?
   – Не три. Семь.
   – Какая разница?
   – С конфискацией имущества.
   Светловолосый нервно рассмеялся:
   – Какое, к черту, имущество? Трудно, что ли, выкупить попавшего в беду человека? В России все можно выкупить. Там идет ломка. Там все бурлит, как в котле. Там нет чистых, остались только нечистые, потому что все варятся в одном котле. Нас с тобой ждут. Понимаешь? В России нужны такие вот динамичные люди. Я чувствую, что ты такой. Нужно рассуждать здраво. Если нельзя остановить зло, значит, надо попробовать приспособить его к действительности, заставить работать на себя. Разве это не разумно? Понимаешь меня?
   – Не совсем.
   – Я предлагаю тебе работу.
   – А ты давно из России? Ты там часто бываешь?
   – Я там живу. И часто езжу. По всему миру.
   – Развозишь готовый продукт?
   – Ты что! Я химик! – возмутился светловолосый. Он явно шел ва-банк. Он уже совсем не оглядывался на майора и на капрала. – Я великий химик. Твой сумасшедший майор принял меня за радиста, но я химик. Ему это знать не надо. Я настоящий химик. В сущности, крупный ученый. Не хочу волновать твоего майора, но Большой хозяин не держит слабых специалистов. Я слежу за чистотой продукта.
   – То есть поставляешь химикаты?
   – А ты еще не понял?
   – Я хочу, чтобы на вопросы отвечал ты. – Валентин видел, что диктофон в руке майора работает.
   – Да, поставляю. Из России. У нас есть чем удивить мир. Видишь, я с тобой откровенен, – заторопился химик. – Совсем откровенен. Так и должно быть между друзьями, правда? Люди Большого хозяина установили связь с одним хорошим российским химическим заводом. Конечно, не напрямую.
   – Это государственный завод?
   – Нет. Приватизированное предприятие. Там молодые хозяева. Злые, честолюбивые. Им нужны такие люди, как ты, как мы с тобой. Пойдешь с нами – осуществишь любую мечту. Любую, понимаешь? Сможешь жить свободно. От всех этих так называемых человеческих чувств происходит один только вред. Я тебе так скажу. В России нас ждут. Там нуждаются в радости и в забвении. Ты будешь иметь дело с людьми ответственными.
   – Можешь назвать имена?
   – Нет.
   – Почему?
   – Я не знаю имен.
   – Как такое может быть?
   – Если я не буду знать имен, значит, никому их не выдам. Доходит до тебя? Я великий химик, но всего только химик, понимаешь? – Он наклонил голову и со страхом, но и со все возрастающей надеждой взглянул на Валентина: – Соглашайся. Часа через полтора придет вертолет, мы должны быть готовы. Ты сразу окажешься в кругу серьезных людей. Они любят инициативу. Они знают, что нам нужны инициативные люди в России. Это только твой сумасшедший майор считает, что всех, кто нарушает закон, можно переловить и посадить в тюрьму. Твой майор – тупица. Он мертвец. У него мозги мелкие. Он, наверное, не представляет, что такое пятьсот пятьдесят пять тонн наркотиков, ежегодно производимых в мире. Дело химиков, таких, как я, делать эти наркотики предельно безвредными. Дарить людям радость, понимаешь? Им тебе так скажу: я великий химик, у меня получается!
   – Но имен ты не назовешь?
   – Я их не знаю.
   – А твое имя?
   – Я Жихарев! – заторопился химик. – А по имени – Юрий. Юрий Александрович Жихарев, органик. Это легко проверить. Зайди на любой серьезный химический сайт. Ты сразу увидишь ссылки на мои работы.
   – Морис, что с ним?
   Это спросил капрал. Он стоял шагах в трех от Валентина, держа на прицеле пустую улочку, но взглядом показал на майора.
   – Он умер?
   Но майор открыл глаза:
   – Дюфи, помоги мне… Помоги встать…
   – Да, конечно…
   Валентин сделал шаг.
   Он хотел взять диктофон, но майор неожиданно оттолкнулся от стены.
   Может, он сделал это сознательно, а может, так получилось случайно, никто не понял. Химик вскрикнул, закрыв глаза руками. Он не хотел видеть ужасного бесшумного всплеска.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация