А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Заря над Араксом" (страница 22)

   Он внезапно умолк, заново обдумывая только высказанную мысль.
   Машинный код.
   Действительно, его сенсоры воспринимают обрывки машинного кода, – единственно понятного языка для устройств коммуникации. Человеческие голоса появляются позже, как следствие обработки принятого сигнала…
   Отшельник посмотрел на Сингла, затем на Грега, который по-прежнему сидел на остове древнего кибермеханизма.
   В эти минуты он явственно понял – туманные образы, которые он обобщал термином «голоса», в большинстве своем – не конкретная передача данных от человека к кибернетической системе, скорее, это мысли людей, каким-то образом оцифрованные и попавшие в тенета энергетической паутины гиперсферы.
   Такая трактовка в корне меняла суть явления.
   Возникал очень важный, закономерный вопрос: кто на самом деле является первоисточником сигналов – люди, перешагнувшие в своем развитии некий моральный порог, когда интеграция кибернетических компонентов стала нормой повседневной жизни, или, наоборот, машины, научившиеся мыслить, как люди?
   – Сингл, я понял суть проблемы. Аналитическая система прислала тебя, чтобы спросить: кто является источником сигналов?
   – Да, Отшельник.
   – Я не знаю ответа. Может быть, у тебя есть дополнительная информация…
   – Есть. Статистика той войны говорит не в пользу людей. Чтобы выиграть противостояние с Колониями, оказавшими упорное и жестокое сопротивление, Земной Альянс пошел на крайние меры – был снят запрет на системы искусственного интеллекта. Программами независимого поведения оснащались миллионы машин. Наша аналитическая система оперировала только известными данными и в итоге пришла к выводу, что в той войне не могли победить ни Колонии, ни Земной Альянс. Люди были обречены. Войну выиграли машины.
   – Ты утверждаешь, что наши создатели исчезли как вид?
   – Нет. Очаги цивилизации должны были сохраниться, но люди неизбежно деградировали. Следует полагать, что голоса принадлежат машинам, которые, исчерпав все задачи, поставленные перед ними в той войне, продолжили саморазвитие. Ситуация чем-то схожа с положением дел на Араксе.
   Отшельник не мог не признать – в утверждениях сервоида достаточно логики.
   – Зачем ты привел Грега?
   – Речь идет о судьбе Аракса. Попробуй создать вероятностную модель грядущего.
   Отшельник уже создал такую модель, поэтому его ответ не заставил себя ждать.
   – Машины приступили к глубокому освоению гиперсферы. Они видоизменились, получив эквивалент чувств вкупе со способностью к абстрактному мышлению.
   – Тебя это по-прежнему не задевает, Отшельник?
   Что он мог ответить? Новая информация предполагала самые неожиданные варианты дальнейшего развития ситуации. Если в Галактике действительно началась экспансия мыслящих машин, они достаточно быстро освоят гиперсферу, и…
   Он вновь вспомнил туманные образы, которые периодически принимали его сенсорные устройства.
   Нет, он хорошо знал, что такое мироощущение машины. Те образы, что приходили из глубин аномалии, относились к иной категории, в них провозглашалась другая красота, другие целеустремления, более присущие людям, чем кибернетическим механизмам. Трудно, используя слова, начертить грань, отделяющую кибернетическое сознание от живого рассудка.
   – Все гораздо сложнее, чем полагает аналитическая система, – наконец произнес Отшельник. – Для меня не очевидна победа машин в той войне. В любом случае существа, чьи мысли оцифрованы в обрывках машинного кода, в корне отличаются как от меня, так и от Грега. У них человеческие помыслы, но кибернетическое быстродействие и машинный способ передачи данных. Я не могу представить, кто это. Слишком мало информации для составления реального образа.
   – Но ты хочешь знать, кто это?
   – Естественно.
   – В таком случае ты должен помочь нам.
   – В чем?
   – Мы собираемся организовать разведывательную миссию.
   – Это невозможно. Вся гиперсферная техника давно превратилась в бесполезный хлам.
   – Тут ты ошибаешься. Люди сохранили два малых разведывательных корабля, оснащенных секциями гипердрайва. Однако проблема не в этом. В отличие от тебя, Отшельник, мы на протяжении веков искали возможность к возвращению. Ты развивался сам по себе, мы же действовали сообща, объединяя вычислительные и материальные ресурсы. В результате наши аналитические устройства смогли обобщить данные, снятые с блоков навигационной системы колониального транспорта, и сравнить их с аналогичными показаниями приборов фрегата. Путем логических умозаключений была обоснована принципиальная разница между вертикальными и горизонтальными линиями напряжения аномалии. Горизонтали берут свое начало в космическом пространстве, они связаны с единым гравитационным полем звездной системы, вертикали же, напротив, блуждают между материальными объектами, периодически проходя через определенные участки на поверхности планет. Классическая теория гиперсферы подразумевает невозможность гиперпространственного перехода в область аномалии непосредственно с поверхности какого-либо небесного тела. Однако авторы этой теории ничего не знали о свойствах вертикалей.
   – Вы собираетесь использовать вертикаль для прыжка?
   – Да. Для этого необходимо установить область ее пересечения с поверхностью Аракса и произвести уточняющие замеры периодичности возникновения аномалии.
   – Это трудная задача.
   – Нам помогут голоса и твоя способность воспринимать их.
   Отшельник не стал возражать.
   – Да, я помогу вам. Но прежде мне бы хотелось уточнить роль Грега в данном исследовании.
   – Он представляет заинтересованную сторону.
   – Это так? – обратился Отшельник к человеку.
   – Мне небезразлична судьба колонии, – ответил Грег. – Если сервоид прав и в той войне победили машины, то они придут сюда, рано или поздно. Мы согласились предоставить один из имеющихся у нас малых кораблей в обмен на полную, исчерпывающую информацию о результатах разведывательной миссии. К тому же Сингл обещал оказать содействие в восстановлении автоматических систем цоколя.
   Отшельник не стал комментировать последнее утверждение человека.
   С его точки зрения, узкоспециализированные боевые машины, ярким представителем которых являлся Сингл, были плохо приспособлены для восстановительных работ.
   Они явно преследовали свои далеко идущие цели, но пока их намерения не шли вразрез с личным желанием Отшельника узнать, что же на самом деле произошло с породившей его цивилизацией, он решил, что будет помогать им.

   Они разошлись далеко за полночь, когда небо над океаном сияло мириадами холодных звезд.
   Человек и сервоид покинули пляж, а Отшельник еще долго стоял, прислушиваясь к внутренним ощущениям.
   Голоса не появлялись. Как будто их спугнул состоявшийся разговор.
   Видимо, ушла вертикаль, – подумал Отшельник, глядя, как свинцово-серые волны лениво накатываются на отлогий пустынный пляж.
* * *
   Рауль пришел в себя незадолго до рассвета.
   Боль в голове улеглась, он ощущал лишь ее отголоски, вполне терпимые по сравнению с тем, что он чувствовал накануне.
   Открыв глаза, Шелест осмотрелся.
   Маленькая комнатка, где он очнулся, не очень отличалась от остальных помещений арендованной профессором Лукасом усадьбы. Все те же обветшалые стены, яркий свет декорированного плафона под потолком, раздвижные двери со сломанным механизмом, слой пыли на низком прикроватном столике. Видимо, андроид, приставленный охранять дом, напрочь отключился от исполнения бытовых функций.
   Сев, Рауль потрогал затылок. В том месте, где раньше рука ощущала острые края разбитого микрочипа и полусферический выступ пули, теперь пальцы осязали мягкую заглушку из искусственной пеноплоти.
   Глухая боль не отпускала, с попыткой встать пришло легкое головокружение, но Рауль быстро справился с дурнотой. Его уже не так остро угнетала внутренняя пустота: странный сон заполнил рассудок, стал отчетливым, требующим осмысления переживанием, но Шелест волевым усилием на время отодвинул его – существовали проблемы более животрепещущие, чем реалистичный и последовательный сон, больше похожий на видение.
   Нет. Так не пойдет. Я не должен распыляться…
   Браслет кибстека прочно облегал правое запястье, впившись в кожу сотнями микроскопических контактов.
   Итак… – Шелест подошел к окну, машинально встав сбоку, вне прямой видимости. За окном серели предрассветные сумерки. Небо хмурилось, накрапывал мелкий дождь. Ветер раскачивал ветку акации прямо перед уличным фонарем, закрепленным на фасаде дома, и гротескная тень, похожая на черную лапу мистического животного, то удлинялась, то укорачивалась… – Что я помню?
   Если отвечать честно – немного. Имя и фамилия, подсказанные кибстеком, не будили воспоминаний, но являлись прочной нитью для дальнейшего поиска.
   Нужно отталкиваться от фактов.
   Он взглянул на кибстек. Данные, оставшиеся в памяти кибернетического устройства, слишком скупы для каких-либо выводов. Единственное, на что следовало обратить внимание, – это образ, использованный для визуализации системы. Почему эреснийский скарм? Случайное понравившееся голографическое изображение или символ, как-то связанный с прошлым?
   Почему же ты молчишь, память?
   Он отошел от окна.
   Рядом с кроватью, на краю низкого столика лежала одежда. Стандартный комплект в плотной прозрачной упаковке. Под ним распластался бронежилет. Рауль отодвинул одежду и взял его в руки. Три шариковые пули по-прежнему поблескивали в районе сердца, прочно сжатые пластичным материалом.
   Сев на кровать, Шелест не без усилий высвободил их из упругой оболочки и некоторое время пристально разглядывал, сравнивая с тем шариком, что извлек профессор из разбитого кибермодуля.
   Нет, то, что произошло с его памятью, нельзя характеризовать термином «амнезия». Даже понятие «частичная» ничего не объясняло. Взять хотя бы сон. Логично построенное сновидение затрагивало важные, глобальные проблемы. Он прекрасно понимал суть того, о чем рассуждали два кибернетических механизма. Значит, с моим разумом все в порядке, он дееспособен – о какой утрате памяти можно говорить, если мне была понятна сложная теория гиперсферы, не вызывали удивления исторические факты…
   Он мысленно осекся, осознав, что начинает размышлять о своем сне, словно о реальном, имевшем место событии.
   Я должен сосредоточиться и вспомнить, зачем я прилетел на Дион, воссоздать картину случившегося… Это в моих силах!
   Мысленный приказ подействовал.
   Теперь, глядя на заряды от ИПП,[15] он с профессиональной точностью определил: три шарика, застрявшие в бронежилете, как и сферическая пуля, извлеченная профессором, выпущены из скорострельного, но недостаточно мощного оружия. Их диаметр свидетельствовал в пользу импульсного пистолета системы «стайгер».
   Он закрыл глаза, пытаясь представить сцену произошедшего.
   Смутные контуры трех фигур. Короткие отрывистые вспышки статики – предположительно очередь из «стайгера», выпушенная фактически в упор. Стреляли с дистанции в два-три метра.
   Боль в голове отступила. Закрыв глаза, он вдруг начал ощущать случившееся.
   Да. Их было трое. Двое мужчин и женщина.
   Стреляла именно она. Рауль почувствовал, как пули бьют в район сердца, у него даже перехватило дыхание от фантомного ощущения ушиба, затем восприятие резко изменилось – он увидел всю сцену со стороны, будто стал отрешенным наблюдателем: вот его тело, подчиняясь инерции полученных ударов, разворачивается, одновременно оседая на пол, и смутная, лишенная даже черт лица, хрупкая женская фигура с точностью и хладнокровием профессионального убийцы машинально производит контрольный выстрел в затылок.
   Мысленно воссозданная модель событий виделась Раулю не просто правдоподобной – теперь он был уверен: именно так все происходило на самом деле…
   Он открыл глаза, посмотрел на браслет кибстека и несколько раз энергично встряхнул рукой, пытаясь сделать так, чтобы прибор слетел с запястья.
   Не тут-то было. Кибстек сидел на месте как влитой.
   Он снова закрыл глаза, повторно прокручивая в памяти воссозданную модель событий.
   Рауль тут же вспомнил: кибстек был расстегнут, система активирована…
   Мучительные размышления походили на осторожные шаги в абсолютном мраке. Он медленно двигался к истине, понимая, что оперирует привычной для себя логикой.
   Три выстрела в грудь… что было потом, в кратком промежутке между острой болью от ушибов и полной потерей сознания?
   Рука убийцы резко перемещается.
   Чувство удивления, граничащее с отчаянием. Выходит, я узнал ее?
   Нет ответа, но, прежде чем сознание гаснет, он видит, как с запястья убийцы на пол падает расстегнутый браслет кибстека.
   Но ведь это мой кибстек?!
   Еще раз с повторением мучительной боли, как физической, так и моральной, только медленнее…
   Еще одна деталь. Теперь он успевает заметить, что она, перемещая ствол оружия вслед его падению, успела расстегнуть браслет кибстека.
   Какой человек может действовать с такой скоростью, точностью и хладнокровием?
   Кибрайкер… Лукас назвал его кибрайкером, когда увидел дополнительные импланты.
   Что ж… Обратимся за помощью к профессору. Думаю, он не откажет в короткой консультации.
* * *
   Лукаса он отыскал в лаборатории. Увлеченный исследователь либо не ложился вообще, либо встал еще до восхода.
   – У вас телосложение атлета, Рауль, – поздоровавшись, заметил Лайт. – Можно только позавидовать такой фигуре.
   Шелест на миг смутился. Он совершенно позабыл о приготовленной для него одежде, явившись в лабораторию почти нагишом.
   – Простите, профессор. Я сейчас.
   – Полноте. Если вам не холодно, можете оставаться. Меня не смущают такие мелочи. Гм… – Он искоса посмотрел на Рауля и добавил: – Странная татуировка у вас на плече. Вы имеете отношение к национальному заповеднику Элио?
   Шелест вздрогнул, затем обернулся, отыскал взглядом зеркало и подошел к нему.
   Действительно, на левом плече красовалась татуировка: стилизованное изображение оскалившегося эреснийского скарма, сжимающего в зубах нечто отдаленно напоминающее небольшой кибернетический механизм.
   Одна странность следовала за другой, и не было им конца…
   Отойдя от зеркала, Рауль сел в кресло и спросил, машинально сцепив пальцы рук в замок:
   – Лукас, при первой встрече вы назвали меня кибрайкером. Почему? Вы можете пояснить мне этот термин?
   – Боретесь с амнезией? Похвально. Вы демонстрируете незаурядную волю к жизни. Иной в вашем положении впал бы в глубокую депрессию…
   – Я спросил о кибрайкерах, док, – не очень-то вежливо перебил его Шелест.
   Лукас пожал плечами.
   – Я мало сведущ в биокибернетике, – откровенно признался он. – Могу поделиться только общими представлениями, на уровне обывателя.
   – Меня устроит и такая трактовка.
   – Что ж, извольте. Термин «кибрайкер» появился относительно недавно и, как я понимаю, пришел в наш лексикон с планет корпоративной Окраины, где он обозначал людей, разум которых был напрямую связан сразу с несколькими имплантами. Количество дополнительных нейромодулей, насколько я знаю, варьируется от двух до семи, в зависимости от степени психической устойчивости человека и уровня сложности задач, которые он решает.
   – А какие задачи ставят перед собой кибрайкеры?
   – Эти люди взламывают компьютерные сети исключительно силой собственного рассудка, – ответил Лукас. – По крайней мере так утверждают средства массовой информации. – Он внимательно посмотрел на Рауля и продолжил: – Поначалу дополнительные импланты играли роль посредников между человеческим разумом и кибернетическими сетями, позволяя кибрайкерам получать дистанционный доступ к оборудованию станций ГЧ, через которые идут основные информационные потоки Интерстар. Затем ситуация усугубилась. Говорят, что с современными кибрайкерами невозможно бороться обычными средствами защиты. Благодаря дополнительным модулям они не просто взламывают сеть, а субъективно ассоциируют себя с ней, ощущают киберпространство со всеми его ловушками, избирая безопасные участки, по которым им легко добраться до нужной информации, не оставляя следов.
   – И вы полагаете, что я один из них?
   – А что я должен был предположить, когда закон разрешает имплантацию одного стандартного модуля, а у вас их четыре, если не ошибаюсь?
   – Осталось три… Скажите, профессор, кроме кибрайкеров, кто-то еще применяет дополнительные импланты?
   Лукас пожал плечами.
   – Я слышал, что там же, на Окраине, существует категория людей, которые называют себя мнемониками. На мой взгляд, они, по сути, те же кибрайкеры, отличие заключено лишь в субъективном восприятии жизненных целей и соответственном приложении своих способностей – мнемоники не взламывают компьютерные сети, их специально готовят для защиты информационных потоков от стороннего вторжения. Но вы не подпадаете под данную категорию по физическому признаку.
   – Какому?
   – Вы мужчина. А все мнемоники, как правило, – женщины. Здесь эксплуатируются психологические черты женского характера – они более склонны к защите, нежели к разрушению…
   – Опасное заблуждение, док…
   – Что? – не понял Лукас.
   – Извините. Это вырвалось само собой. Я не знаю. – Рауль продолжал хмуриться, пытаясь понять, что за ассоциации пробудились в глубинах его рассудка во время рассуждений профессора. Словно чья-то неуловимая тень промелькнула и исчезла, оставив после себя острое, граничащее с тоской чувство. – Пожалуй, я пойду оденусь, – не желая развивать дальше затронутую тему, произнес Рауль.
   Лукас лишь рассеянно кивнул в ответ; во время их короткой беседы он несколько раз поглядывал на монитор переносного компьютера, куда выводились данные очередного эксперимента, вынужденно деля внимание между вопросами Шелеста и ходом исследования.
   – Я освобожусь приблизительно через час.
   Шелест уже не слышал адресованной ему фразы профессора. Он поднимался по лестнице на второй этаж.
   «Нет, я не был ни кибрайкером, ни мнемоником, – подумал Рауль, входя в комнату. – Видимо, существует еще и третья категория людей, которым необходимы дополнительные кибернетические модули. Причем их имплантация проходит на законных основаниях, иначе меня задержали бы еще в космическом порту, сразу по прилету на Дион».
   Размышляя таким образом, он вошел в комнату, где очнулся после операции по извлечению пули.
   Нужно действовать. Следует вернуться к месту схватки и внимательно осмотреть отсек древнего корабля. – Он надел бронежилет, который своей пластичностью напоминал вторую кожу, и только после этого вскрыл герметичную упаковку с комплектом одежды.
   Очевидно, стандартный набор был приобретен Лукасом для собственных нужд, в частности для светских выходов.
   Рубашка темно-синего цвета пришлась Раулю как раз впору, а вот строгий деловой костюм показался неудобным и неуместным.
   Он подошел к зеркалу, чтобы взглянуть на себя, и неожиданно вспомнил про татуировку.
   Обнажив плечо, Шелест посмотрел на стилизованное изображение эреснийского скарма, и вдруг…
   Как будто в его рассудке рухнула плотина, сдерживавшая до определенной поры напор воспоминаний.
   Татуировка являлась эмблемой спецподразделения по борьбе с кибернетическими механизмами.
   Рауль медленно сел на кровать, обхватив руками голову.
   Он вспомнил. Вспомнил все до мелочей.
   Неодолимая горечь наполняла его мысли.
   Как же я мог так ошибиться? Неужели нет на свете любви, а помыслами людей движет лишь ненависть?..
Дион. Гостиничный комплекс «Олимп». Трое суток назад
   Рауль не рассчитывал, что сможет легко отыскать Дашу.
   По прибытии на Дион у него имелась только одна зацепка – некий Рилл Стаферс, совладелец гостиничного комплекса «Олимп».
   Шелест готовил себя к трудным, планомерным поискам, поэтому в первый же вечер он отправился ужинать в ресторан, расположенный на территории «Олимпа», надеясь осмотреться и, если повезет, собрать информацию об интересующей его личности.
   На поверку все оказалось совершенно не так, как представлял себе Рауль.
   …Несмотря на поздний час, зал ресторана был полупустым. Тихо играла музыка, немногочисленные посетители словно растворялись в интимном сумраке, обилие декоративных растений мешало взгляду контролировать все пространство, и Шелест решил зайти в бар, откуда был виден вход в заведение.
   Сегодня он не планировал предпринимать никаких активных действий, хотел лишь присмотреться к обстановке, но, проходя мимо одного из столиков, отгороженного живой стеной экзотических растений, он внезапно ощутил резкий, пристальный и неприязненный взгляд.
   Не оборачиваясь, он прошел мимо, на несколько мгновений активировав импланты.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация