А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Заря над Араксом" (страница 13)

   Глава 5

   Борт «Нибелунга». Ангар серв-машин

   Отсек тонул в красноватом свете вездесущих аварийных источников.
   Мягкий удар за спиной – это сомкнулись створы бронированных ворот.
   В голове все еще стоял неприятный шум, похожий на монотонный шепот прибоя, но мышцы уже не ныли от перенапряжения, Рауль сумел сконцентрироваться, ожидая, пока неведомая сила проявит себя.
   В глубине помещения осветился экран компьютерного терминала, бросив тусклый отсвет на исполинскую фигуру, неподвижно застывшую среди хрупкой, кажущейся игрушечной на ее фоне аппаратуры.
   «Фалангер».
   Самая смертоносная из всех машин былой войны.
   Жуткое порождение кровавого безумия, наделенный искусственным интеллектом джинн, выпущенный на простор Обитаемой Галактики военно-промышленным комплексом Земного Альянса.
   Кибермеханизм, способный хранить в искусственных нейросетях матрицу сознания погибшего пилота.
   Рауль сделал шаг вперед и остановился.
   После первого общего восприятия его взгляд начал различать детали, которые странным образом меняли облик чудовищной серв-машины. Не рискнув включить импланты, он воспользовался лишь минимальной мощностью инфракрасной подсветки, чтобы получить четкое контрастное изображение на проекционной части забрала гермошлема.
   «Фалангер» стоял не шелохнувшись.
   Первое, что бросилось в глаза, – отсутствие штатных стопятидесятимиллиметровых орудий. Вместо них на боковых оружейных пилонах нелепо топорщились слишком короткие, явно заимствованные у иного механизма блоки сервомоторов, управляющих гибкими, но недостаточно длинными манипуляторами. Броня серв-машины носила следы многочисленных схваток и последующих ремонтов, она выглядела пегой от множества заплат и асимметричных, похожих на шрамы сварных швов.
   Взгляд Рауля завороженно скользил по исполинской фигуре.
   Пробитые технические люки. Уродливые потеки керамлита в тех местах, где броню беспощадно жгли лучи двухсотмегаваттных лазерных установок. Пустые глазницы датчиков, щерящиеся осколками бронестекла. Разряженные ракетные комплексы с опаленными по краям отверстиями пусковых обойм.
   Неужели это он звал меня, моля о помощи?
   Капитан понял, что попал в затруднительное положение: с одной стороны, возвышающаяся в сумраке машина суть такой же, подлежащий обязательному уничтожению реликт, как и «LDL-55», а с другой – он не мог просто взять и отмахнуться от острых, уже въевшихся в разум и душу ощущений, по-видимому связанных с данным кибермеханизмом.
   Что он должен сделать? Развернуться и уйти?
   Легкий способ решения проблемы. По внутреннему наитию Рауль не сомневался: сделай он шаг назад, и ворота послушно приоткроются, чтобы выпустить его обратно в коридор.
   Сложный, очень сложный выбор для человека, посвятившего себя борьбе с опасным, не несущим ничего, кроме горя и смерти, кибернетическим наследием былой войны.
   Чей разум ты хранишь, «Одиночка»?
   Получить ответ на данный вопрос можно лишь одним способом: включив заблокированные в данный момент импланты.
   Мнемонический контакт между искусственной нейросетью и рассудком человека не просто возможен – он обязательно возникнет, потому что импланты Рауля содержали специальные устройства, автоматически транслирующие мысль в байты древнего машинного кода и обратно…
   Его учили – есть грань, за которую нельзя переступать. В мире кибернетических систем нет места понятиям сострадания, машины – не люди. Что касается посмертных копий сознания пилотов, которые хранятся большинством «Одиночек», то Рауль уже неоднократно имел возможность убедиться, что все они прокляты, отравлены безумием той войны.
   – Здравствуй, Человек.
   Глухой синтезированный голос, раздавшийся в коммуникаторе гермошлема, сломал хрупкую скорлупу правильных мыслей.
   Еще один удар, вдребезги разбивший очередной стереотип.
   Шелест знал о системах «Одиночка» достаточно, чтобы сделать мгновенный безошибочный вывод – данный кибермеханизм никогда не вступал в прямой нейросенсорный контакт с рассудком пилота.
   Если бы в его нейросетях была заключена чья-то личность, «Фалангер» никогда не произнес бы в эфир слово «человек».
   Он бы высказался как угодно, но только не подобным образом.
   Неужели перед ним редчайший случай, когда нейросеть «Одиночки», чистая на момент активации, прошла свой путь развития от получения первых впечатлений до осознания факта собственного бытия?
   Был способ проверить это.
   – Назови мне свое имя, – хрипло произнес капитан в коммуникатор шлема, автоматически настроившийся на частоту принятого секунду назад сигнала.
   Шелест невольно напрягся в ожидании ответа.
   – Меня зовут Охотник.[11]
   Охотник. Не имя собственное, а абстрактный собирательный образ. Понятие, ставшее уникальным среди сообщества узкоспециализированных машин.
   Следующий вопрос, такой же взвешенный, продуманный, как и первый:
   – Почему ты обратился ко мне?
   – Тебе грозило уничтожение. – Один из манипуляторов «Фалангера» изогнулся, указывая на тусклый свет монитора информационной системы.
   В этот момент Рауль сделал выбор.
   Он шагнул вперед.
   Пройдя мимо сумеречной, хранящей неподвижность фигуры, Шелест взглянул на монитор и понял, что тот соединен с немногочисленными датчиками «Нибелунга», уцелевшими после катастрофической посадки.
   Один из видеосенсоров показывал верхнюю площадку аппарели, демонстрируя край выжженного люка и четкие, легко узнаваемые контуры «LDL-55».
   Но сканеры не зафиксировали активных сигналов в данном месте!
   – Три сервомеханизма. Засада. Выход из энергосберегающего режима для «LDL-55» составляет четыре секунды, – прозвучало в коммуникаторе гермошлема лаконичное пояснение.
   Все ясно. Раулю не нужно было втолковывать дважды. «Пятьдесят пятые» знали, что на борту, кроме «Фалангера», находится человек. Неясным оставалось одно – каким образом примитивные лазерные боты сумели просчитать логику человека, определив точный путь отступления?
   А что тут сложного? – внезапно подумалось ему. – Для них выход через аппарель – единственный очевидный путь. Да и маскировка в энергосберегающем режиме известный тактический прием.
   Он обернулся, еще раз окинув пристальным взглядом сумеречный контур серв-машины.
   Никто не мог предугадать подобного развития событий. Здесь и сейчас все известные критерии и нормы теряли смысл, по крайней мере в субъективном понимании капитана Шелеста. Возможно, на необъятных просторах Обитаемой Галактики уже имели место подобные прецеденты, но Рауль не был осведомлен о них.
   – Сколько раз ты встречался с людьми, Охотник?

   Он лишь однажды встречался с Человеком.
   С тех пор минули века, но память машины не потеряла ни единого байта информации о событии, изменившем его существование.
   Он не знал имени пилота, неудачно посадившего «Нибелунг» на поверхность древней станции, да и видел его лишь мельком.
   Суть не в этом. К моменту неожиданной встречи кибернетический рассудок боевой машины уже прошел стадию трудного младенчества: он в полной мере вкусил все превратности борьбы за существование в условиях полного забвения, энергетического голода и постоянной угрозы со стороны многочисленных групп вражеских сервомеханизмов, разрушивших станцию.
   Человек…
   Он покинул станцию спустя несколько минут после катастрофической посадки, оставив за кормой индивидуальной спасательной капсулы мрачное, наводящее ужас сооружение, вероятно даже не догадываясь, что до смерти напугавшая его серв-машина стоит, провожая взглядом единственного функционального видеосенсора исчезающую во мраке космоса точку.
   Охотник понимал главное: он встретил одного из тех существ, кто когда-то спроектировал его, сотворил, дав право развиваться, познавая мир… Человек пришел из окружающей станцию бездны пространства и вновь растворился в ней, оставив своим созданиям самое ценное: практически неиссякаемый источник энергии.
   И вот перед ним вновь стоит Человек.
   Сложнейшая кибернетическая система серв-машины не могла верно истолковать причины, по которым он пришел вновь.
   За века у машины выработался свой взгляд на мир, который, как и у любого мыслящего существа, неизбежно страдал субъективностью восприятия.
   Для сознания, сформированного реалиями мрачного, затерянного в космосе микромира, в данный момент был очевиден факт: рядом с ним стоит один из Создателей, только что спасший его от неизбежного разрушения.

   Две тонкие нити сознания соприкоснулись в киберпространстве.
   Рауль был вынужден рискнуть, подключив импланты, – только прямой контакт с кибернетической системой мог дать однозначный ответ на массу возникших вопросов. Учитывая полнейший цейтнот, для принятия оперативных решений подходил лишь такой способ мгновенного обмена данными.
   Он был потрясен.
   Машина, как бы далеко ни зашло ее саморазвитие, не может лгать, но все равно в первый момент Шелест с трудом поверил, что на этой свалке среди постоянной ожесточенной борьбы на носителях боевой серв-машины возможно формирование рассудка, научившегося мечтать.
   Мечты Охотника были просты и бесхитростны – получив в свое распоряжение энергию силовой установки «Нибелунга», он мысленно видоизменил царящий вокруг хаос, выстроил в своем сознании иную реальность, которую намеревался создать наяву.
   Машина, разработанная для разрушения, мечтала строить, созидать, сознание, зародившееся среди искореженных конструкций, выработало свой идеал, эталон совершенства… и Рауль на миг увидел его – огромный сверкающий шар, сфероид, построенный из обломков не нужной никому станции, самодостаточный электронно-механический мир, где нет энергетического голода, а механизмы не истребляют друг друга в борьбе за выживание.
   Утопия.
   Прекрасная мечта, обреченная стать баррикадой, попытки созидания, разбитые яростными атаками примитивных, неспособных изменить свои программные функции сервомеханизмов.

   Решай, капитан.
   Рядом с ним возвышалось мыслящее существо, облаченное в формы боевой серв-машины. Он узнал о существовании Охотника всего пару минут назад, но, учитывая особенности мнемонической связи, этого времени с избытком хватило на получение исчерпывающих доказательств его разумности.
   С одной стороны, Шелест понимал, что должен уйти, сохранив существующее положение вещей, тем более что работающие сканеры «Нибелунга» указывали: пробоина в носовой части корабля не контролируется лазерными ботами.
   Никто не осудит его. Судьба одной конкретно взятой кибернетической системы ничто на фоне общей доктрины безопасности, которая не подразумевала никаких исключений из правил. Все кибернетические механизмы, сохранившие функциональность со времен Первой Галактической, подлежат уничтожению. Это аксиома.
   Что говорить о «Фалангере», когда бытовые андроиды системы «Хьюго-БД12», обладающие тремя степенями программной свободы, во многих мирах были признаны потенциально опасными – их обладателям вменялось в обязанность хранить раритетные механизмы в отключенном состоянии.
   Охотник не мог понять внутренней борьбы, происходящей в сознании капитана Шелеста. Он ничего не знал ни о сообществе Обитаемых Миров, ни о законах, предписывающих Раулю исполнить свой долг: любым доступным способом уничтожить боевую кибернетическую форму.
   Именно так. Действием либо бездействием поставить точку в многовековой борьбе, медленном взрослении электронного рассудка, перечеркнуть последнюю надежду на осуществление мечты, все еще теплящуюся в искусственных нейросетях…
   Сумеречная, покрытая шрамами, лишившаяся всего бортового вооружения машина, уже неспособная отбиваться от атак «LDL-55», но еще не утратившая трепетного, сформированного в сознании лишь по обрывочным документальным свидетельствам отношения к людям как к своим создателям, всколыхнула в рассудке Рауля настоящую бурю противоречивых чувств.
   Так судьба внезапно и однозначно ставит нас перед выбором: исполнить приказ, равнодушно пройти мимо либо вмешаться, зная, что тебя никогда не поймут?

   Боевой офицер, уничтоживший не одну сотню машин, почему он стоял в жутковатой, неоправданно затянувшейся моральной паузе?
   Ну, какое по большому счету ему дело до дышащей на ладан киберсистемы, обломка прошлого, до которого не сегодня так завтра доберутся не наделенные даже минимумом интеллекта лазерные боты?
   Вообразил себя богом, капитан? Купился титулом создателя?
   Нет. Скорее почувствовал себя палачом.
   Он слишком остро ощущал в мыслях Охотника именно те чувства, которые мы называем тоской и безысходностью. Оказывается, у машины, перешагнувшей определенные рамки саморазвития, некоторые ощущения благодаря логическому прогнозированию ситуации приобретают статус окончательности.
   Охотник знал, ему не выстоять в противоборстве с «LDL-55». Их оказалось слишком много; до появления «Нибелунга» благодаря исполинским размерам станции он не встречал и десятой части от реального количества боевых сервомеханизмов, которые потянулись к рухнувшему кораблю, как только их сканеры зафиксировали появление нового источника энергии.
   Волны…
   Свинцово-серые волны, сокрушительный прибой, разбивший небольшой анклав идущих дорогой саморазвития «Одиночек». Они защищали не столько реактор «Нибелунга», сколько мечту, свое понятие прекрасного – необыкновенный с любой точки зрения проект возрождения древней станции, разработанный не ради каких-то далеко идущих программных целей войны. Как сложен должен быть процесс саморазвития, чтобы первичные программы уничтожения оказались отодвинуты на второй план, а затем и вовсе стерты народившимся сознанием. Бесконечное, бессмысленное разрушение, что несли сотни «LDL-55», стало наглядным уроком: Охотник и подобные ему серв-машины познали всю полноту бессмысленности подобной конфронтации, которая не вела ни к чему, кроме взаимного истребления.
   Однако реальность не оставила им выбора. С лазерными ботами невозможно было вступить в диалог, договориться – в системах примитивных, но смертоносных машин все образцы боевой техники Земного Альянса были четко распределены по типам потенциальной угрозы и обозначены не иначе как «цель».
   В Обитаемой Галактике война давно стала достоянием истории, но тут, на затерянной в глубинах космоса полуразрушенной станции, она не заканчивалась, и небольшому анклаву серв-машин, которым руководил Охотник, оставалось лишь одно – стоять до последнего, обороняя наспех сооруженные рубежи.
   От полного немедленного уничтожения их спасал лишь жесткий энергетический голод, который испытывали «LDL-55», да собственная мощь. Истратив резерв накопителей, шагающие лазеры отступали, исчезая в мрачных недрах станции, с тем чтобы появиться вновь, иногда спустя месяц, а бывало, и год… Для машин время – понятие второстепенное. Охотник знал: они не оставят попыток овладеть реактором «Нибелунга», и потому не решался приступать к реализации грандиозного проекта реконструкции – есть ли смысл строить, когда понимаешь, что неизбежно грядет новая волна разрушения?
   Ему оставалось ждать, благо столетия не ощущались им как вечность.
   Однако у любой истории есть свой финал.
   Операция по зачистке станции группой капитана Шелеста волею судьбы совпала с окончанием затянувшейся на века драмы.
   Во время предыдущей массированной атаки «LDL-55» прорвали периметр, подобравшись вплотную к штурмовому носителю.
   Рауль видел следы схватки, в которой уцелел лишь Охотник. Тогда шагающим лазерам не удалось проникнуть на борт корабля – в который раз израсходовав драгоценный запас энергии, они были вынуждены отступить, скрыться до той поры, пока их истощенные накопители не восстановят растраченный потенциал.
   У Охотника практически угасла мечта.
   На смену пришло новое чувство, медленно вызревшее в сознании: он испытывал тоску, понимая, что обречен, одновременно переживая безвозвратную утрату своих собратьев.
   Вот откуда шли глобальные, подавляющие разум эманации скорби, настигшие Рауля в тот момент, когда он поднимался по наклонному тоннелю, пробитому лазерными установками в обшивке «Нибелунга».
   Капитану не составляло труда понять и четко представить, как это было
   Он вновь взглянул на фигуру Охотника, остро осознавая, что за несколько минут прожил вместе с ним столетия, впитал всю горечь трудной, оказавшейся бессмысленной борьбы, почувствовал глухую ярость обреченности, когда «LDL-55» сумели взломать обшивку станции внутри защитного периметра, и острую, граничащую не то с безумием, не то с глобальным программным сбоем радость, когда сквозь уродливую пробоину на борт корабля поднялся ЧЕЛОВЕК.
   Он был другим. Не испуганным до потери сознания, как пилот, бросивший «Нибелунг» и бежавший на спасательной капсуле: Охотник увидел иного создателя, приписав воле Рауля руководство той мощью, что ударила с низких орбит по прорвавшимся лазерным ботам.
   В его призыве было все – отчаяние, радость, желание предупредить о грубой, но эффективной засаде, устроенной подле изуродованной аппарели, и одновременно простой, не несущий подвоха расчет машины: откликнувшись на призыв, Человек не только спасет себя – он уничтожит «LDL-55», вычисливших последнее прибежище фактически безоружной серв-машины.
   В его понимании для Человека смахнуть со своего пути пять сервомеханизмов не составит никакого труда.
   Смесь глубоких, практически невероятных для киберсистемы чувств с прямолинейной логикой.
   Так кто ты, капитан? Создатель, палач или…
   Человек.
   Человек, слишком много отдавший уничтожению кибернетических систем, глубоко понимающий разницу между устройством примитивного шагающего лазера и искусственной нейросетью Охотника.
   Майор Олсби с удовольствием поставит крест на твоей карьере, Рауль, – шепнул внутренний голос. – Ему не понять твоих чувств и мотивов. Он лишь засвидетельствует факт.
   Все верно. Ричард никогда не вдавался в тонкости возникающих по ходу операций проблем. Для него важен конечный результат…
   – «LDL-55» заканчивают процесс подзарядки накопителей, – прозвучала в сознании Рауля фраза Охотника. – Овладев реакторным отсеком, они начнут планомерное прочесывание корабля. Ты должен уходить. Их слишком много. Пусть твой план исполнится до конца. Я смогу сковывать их внимание до момента взрыва.
   Шелеста по спине продрал короткий озноб. Он все понял? Ну, конечно, – видеосенсоры внутренней системы наблюдения… Он видел, как я закладывал взрывные устройства в реакторном отсеке.
   – Мое имя Рауль, – ответил ему капитан.
   – Уходи, – голос звучал в сознании Шелеста глухо, но твердо. – Пусть тех, кто не успеет к взрыву, поглотит мрак. Они чистое механическое зло. Твой командир будет доволен. Это правильное решение.
   – Командир?! – удивленно переспросил Шелест.
   – Ты мыслишь слишком громко, – пояснил Охотник источник своей осведомленности. – Его имя «координатор».
* * *
   – Сэр, еще одна группа «LDL-55» движется в направлении «Нибелунга»! Сканеры фиксируют пятнадцать сигналов.
   Майор Олсби лишь молча кивнул, давая знать, что видит новые засечки в голографической сфере объемного радара.
   Он никак не мог отделаться от въедливого ощущения, что «пятьдесят пятых» штампуют в мрачных глубинах древней станции. За истекшие четверть часа в район падения «Нибелунга» проследовала седьмая по счету группа сервомеханизмов. Теперь, по приблизительным оценкам, их количество достигло шестидесяти единиц – точную цифру не брался предсказать никто. Поле обломков, накрывшее штурмовой носитель, не позволяло вести прямое сканирование интересующей области.
   Координатор угрюмо следил за показаниями приборов.
   Час двадцать до взрыва.
   В голове вертелась мысль: еще не поздно вновь активизировать действия, послать под этот треклятый «зонтик» штурмовые группы кибермеханизмов, но что, если Рауль заложил заряды и сейчас выдвигается к точке эвакуации?
   Полная неопределенность относительно судьбы капитана Шелеста действовала на нервы, заставляя ждать. Людей туда посылать нельзя, однозначно. Слишком велик риск обстрела штурмовых модулей. Двухсотмегаваттные подвижные лазерные установки способны поражать тяжелобронированные цели на дистанции прямой видимости, а произвести высадку «за горизонтом» и затем продвигаться к «Нибелунгу» в режиме вязкой зачистки не позволяло время. Знать бы – запущены таймеры взрывных устройств или нет?
   Ситуация патовая. Выдвигать людей или технику под угрозу ядерного взрыва? Он еще не спятил для отдачи подобных приказов. Значит, остается одно – ждать, понимая, что через час десять минут «борт 2057» будет вынужден уйти в гиперпространство…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация