А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ключ от королевства" (страница 9)

   Глава 10
   Совет магов

   Думала, не засну. Ага, как же. Как упала на хлипкую гостиничную кровать, так и продрыхла всю ночь без снов. Только под утро приснилась какая-то муть, и то потому только, что меня трясли за плечо:
   – Лена… вставай.
   – Ну ма-а… Ну еще пять минут… Ну я успе…
   Я села рывком. Передо мной стоял Гарольд, немного бледный, но в целом живой и бодрый.
   – Тьфу ты, – сказала я виновато. – Что… уже пора?
* * *
   Старшего мага дороги, Ланса, я до сих пор видела только издали. Он мне казался сердитым и неразговорчивым дядькой. На правой руке у него не хватало среднего пальца, и это тоже немножко пугало. А больше всего пугали его глаза: он смотрел очень холодно и пристально. Будто не просто умел убивать взглядом, но любил это делать при каждом удобном случае.
   Когда Гарольд привел меня к королевскому шатру, Ланс стоял у входа и внимательно разглядывал свой посох – желтовато-белый, костяной, украшенный резьбой сверху донизу.
   – Доброе утро, Гарольд. Доброе утро, Лена.
   Он поздоровался со мной, как с равной! Оберон позвал нас в шатер. И пока мы рассаживались кружком в раскладных креслах, мне приходилось изо всех сил сдерживать губы. Они так и расползались к ушам: меня позвали на совет магов! Наравне со взрослыми! Наравне с Гарольдом и даже этим суровым Лансом! Ура! Ура! Вот это жизнь!
   Так получилось, что Оберон сидел прямо напротив меня. Он казался, как обычно, спокойным, но морщинки между его бровями пролегли чуть глубже, чем обычно.
   Мы расселись. Несколько минут никто ничего не говорил, в шатре стояла тишина, и только снаружи доносилось фырканье лошадей, шелестение воды, далекие крики не то торговцев, не то зазывал каких-нибудь. Уж не знаю, о чем они там кричали.
   Суровый Ланс все рассматривал свой посох, как будто впервые видел. Гарольд сидел, низко опустив голову, недовольный тем, что ее так и не отрубили. Оберон смотрел по очереди на каждого из нас, и под его взглядом я потихоньку перестала улыбаться.
   – Итак, – сказал наконец Оберон, – вчера Королевство подверглось первой атаке. Ланс, будь добр, расскажи молодым людям, что случилось вчера с тобой и с высочествами.
   Я навострила уши. С высочествами мы не виделись с того самого вечера, когда, сидя с принцем у костра, я рассказывала об обычных в нашем мире вещах – троллейбусах, самолетах, жевательной резинке… Три дня назад – как это было давно! Принц слушал внимательно, но его невесты, кажется, ревновали. Между ними и так шла скрытая война – ведь принц уделял каждой из них одну шестую часть свободного времени, а это до обидного мало, я понимаю…
   Суровый Ланс крепко сжал губы, и без того будто склеенные. Положил посох на колени и, не глядя на нас с Гарольдом, начал свой рассказ.
   Он, как старший маг дороги, отвечал за личную безопасность принца и его невест. Вчера трем девушкам (а именно Алисии, Эльвире и Ортензии) захотелось осмотреть город, в то время как остальные три (Филумена, Стелла и Розина) решили остаться в гостинице, принять ванну и отдохнуть.
   Его высочество принц поначалу тоже решил остаться, но в последний момент передумал и присоединился к экскурсантам. Ланс пересчитал подопечных по головам (интересно, он заставлял их становиться парами и браться за руки?), после чего вся компания двинулась в пешую прогулку по городу, причем экскурсоводом вызвался быть хозяин той самой роскошной гостиницы, где поселились принцессы.
   Поначалу все шло гладко. Принцессы умывались из фонтанов, восторгались живописными улочками и великолепным видом, который открывался с Черепа Дракона. Чтобы они не слишком утомились в пути, Ланс незаметно «подпитывал» их – ну и, разумеется, на всякий случай поглядывал по сторонам.
   Первый раз он засек опасность, когда принц затащил девушек в оружейную лавку – его заинтересовал необычный меч на витрине, и он решил поболтать с хозяином о премудростях заточки. Ланс заподозрил оружейника, однако опасность исходила не от него: что-то странное творилось в городе ближе к порту, причем сразу в нескольких местах.
   Тогда Ланс, который был опытнее Гарольда раз в двадцать, без лишних слов сообщил высочествам, что экскурсия окончена и они возвращаются в гостиницу. Девушки давно знали старшего мага дороги и потому хоть и оскорбились, но спорить не стали. Зато принц вдруг повел себя необъяснимо: он заявил, что ничего не боится, не верит страхам Ланса и продолжит прогулку в одиночестве.
   Ланс соображал моментально. Уговаривать принца он не стал, применять силу – тоже; он велел экскурсоводу (то есть хозяину гостиницы) без промедления отвести барышень домой. А сам остался с принцем.
   Причем так, что его высочество Ланса не видел.
   Принц, никем из горожан не узнанный, побрел по улочкам наугад: казалось, он не знает, куда идти. Прогулка его ни капельки не радовала – похоже, его высочество настоял на ней только затем, чтобы показать свою независимость. Ланс крался за ним; опасность то обнаруживалась, то снова пропадала, но Лансу не нравилось, что всякий раз она возникает чуть ближе.
   Потом его высочество встретил женщину. Это была красивая, богато одетая, молодая, но вовсе не юная дама, присевшая отдохнуть на камень возле большого фонтана.
   Принц уселся рядом, на соседний камень.
   – Вы устали? – спросила дама. – Вы тоже чужой в этом городе?
   – Я чужой везде, – печально ответил принц.
   – Хотите пить? – спросила дама.
   Сняла с головы плоскую шляпку, по форме напоминающую тазик, и зачерпнула воды из фонтана. Ланса поразило, как точно она скопировала жест, запечатленный во всех статуях города: женщина дает напиться страннику из мелкой круглой посудины. И принц, рассмеявшись, принял игру: встал на колени и прикоснулся к воде губами…
   Нервы Ланса были напряжены, но ничего не случилось. Принц поднялся, отряхнул штаны и пригласил даму вместе зайти в харчевню. Дама согласилась. Ланс, никем не замеченный, проследовал за ними, занял столик в темном углу и велел слуге принести себе стакан молодого вина.
   Вино было отравлено пыльцой скныря. Ланс определил это, едва поднеся стакан ко рту. (В этом месте рассказа Гарольд, слушавший, вытянув шею, снова сгорбился и чуть не застонал: опытный Ланс легко избежал ловушки, в которую мой учитель угодил с потрохами.)
   Едва учуяв отраву, Ланс отбросил всякую деликатность и прицельным ударом посоха вышиб стакан из рук его высочества. Дама, нимало не удивившись, исчезла из-за стола – и тут же возникла снова за спиной Ланса.
   Случился бой, подробности которого Ланс описывал тщательно и даже занудно, но пользовался при этом такими словами, что я ничего не поняла:
   – Чередуя появления, исчезновения и фантомную атаку, противник намеревался рассеять мое внимание. В такой ситуации показано веерное трассирование, но ввиду того, что его высочество находился в зоне поражения, я вынужден был переменить тактику и рискнуть…
   Гарольд слушал так напряженно, что у него даже пот на лбу заблестел. Он тоже, кажется, не все понимал, но изо всех сил старался разобраться.
   – Убедившись, что поле боя на время очищено, я подал установленный сигнал о помощи, взял принца, к тому времени обездвиженного, и с ним покинул поле боя. Время – восемь часов четыре минуты. Видимость – ограниченная. Его величество пришел ко мне на помощь через три с половиной минуты и осмотрел место схватки, но противник удалился, не оставив следов…
   Я вдруг сообразила, что все это было почти одновременно с нашим бегством из «Хрусталя»! Интересно, что опытный Ланс не постеснялся позвать Оберона на помощь. В отличие от Гарольда, который тянул до последнего; я потихоньку покосилась на моего учителя. Гарольд сидел красный, насупленный и на мой взгляд не ответил.
   – Собственно, это все, что я могу сообщить, ваше величество, – сказал Ланс и снова взялся за посох. Правая рука его, четырехпалая, ласково погладила костяное навершие.
   – Спасибо, Ланс. – Оберон кивнул. – Итак, господа маги дороги…
   Гарольд быстро поднял голову. А я и так смотрела на короля во все глаза.
   – Итак, вы все уже поняли… а кто не понял, я объясню: Королевству объявлена война. Здесь, в границах «толстого» мира, наш враг действует подкупом, ядом, силой и хитростью. Когда мы пересечем грань, отделяющую привычный мир от неоткрытых земель, сила нашего врага возрастет стократно. Я, король, и вы, маги дороги, – мы вчетвером стоим между нашими людьми и лютой смертью. Мы, четверо, отделяем будущее Королевства от хаоса без будущего. Тебе ясно, Лена?
   Я подпрыгнула в кресле. Почему именно я? Я что, тупая? Как мне может быть не ясно?
   Ланс, который все разглядывал навершие посоха, кивнул, как ни в чем не бывало. Как будто речь шла о чистке зубов или там о сосисках. Гарольд, из красного сделавшийся бледным, сильнее сдвинул брови.
   Оберон встал. Прошелся по шатру, откинул крышку длинного сундука, вытащил оттуда что-то завернутое в черную ткань. Развернул; это был посох полированного дерева, темный, с красноватым отливом.
   – Возьми, пожалуйста, Гарольд, вместо того, что я сломал вчера у Лены в руках…
   Гарольд вскочил, опустился перед королем на одно колено, принял посох со склоненной головой, встал, огляделся, будто не зная, куда девать себя и громоздкую вещь в руках. Сел на свое место, прижимая посох к груди.
   Король неторопливо перебирал вещи в сундуке. Я поняла, что, если и мне сейчас не дадут посох – все равно какой, пусть старый, пусть некрасивый, – я умру от обиды, не вставая с этого кресла.
   – Лена…
   Я подскочила. Оберон смотрел на меня через плечо, будто раздумывая. Будто прикидывая, достойна ли я, от горшка два вершка, носить боевое оружие мага дороги.
   – Ну-ка, встань.
   Я поднялась, стараясь казаться выше. Ну что за унижение мой рост, вот и новые учителя всегда смотрят с недоверием, как будто я приперлась сюда из младшего класса безо всяких на то оснований…
   Оберон внимательно смерил меня взглядом. А потом вытащил из сундука что-то длинное, завернутое в кожу.
   Оно было почти с меня ростом!
   – Лена, – сказал Оберон спокойно и буднично. – Благодари своего учителя – за несколько дней ты усвоила больше, чем я считал возможным. Поэтому я считаю, что ты достойна носить посох. Возьми.
   И развернул кожу.
   Батюшки-светы!
   Я забыла, что надо опуститься на одно колено. Я вообще обо всем забыла. В руках у Оберона был его собственный посох! Белый, тонкий и длинный, с двуцветным навершием – наполовину изумрудным, наполовину рубиновым!
   – Разве мне такое можно?!
   Гарольд больно ткнул меня в спину костяшками пальцев. Оберон ждал, как ни в чем не бывало. Я быстро плюхнулась на одно колено, протянула перед собой трясущиеся ладони, и Оберон положил в них посох – неожиданно легкий. Только навершие тянуло к земле.
   Я села на пятки, да так и осталась сидеть. Гарольд возмущенно зашипел за моей спиной, но Оберон сказал ему просто:
   – Оставь ее в покое.
   И меня в самом деле оставили в покое – минут на десять, а может, на пятнадцать. Что-то бормотал скучным голосом Ланс. Громко и быстро говорил Гарольд. Потом Оберон сказал: «Делайте», и они оба вышли; я с трудом поднялась на ноги, все еще держа посох перед собой. Мне тоже надо было уйти; мне теперь предстояло доказывать, что я достойна этой замечательной, восхитительной, волшебной штуки…
   – Лена, присядь на секундочку.
   Я быстро села на свое место. Я испугалась, что король будет меня за что-то ругать. Скоренько перебрала в голове: не соблюдаю этикет; не говорю «ваше величество»; болтаю глупости, да и в учебе, если честно, вовсе не так преуспела, как думает король. «Усвоила больше, чем я считал возможным»… Получается, я его обманываю, что ли?
   Посох лежал у меня на коленях. Я стиснула его двумя руками:
   – Ваше величество, я…
   И запнулась. Опять по-дурацки получилось: по этикету мне надо сидеть и слушать, что скажет король, а не лезть со своими разговорами. От стыда я втянула голову в плечи, как перед этим Гарольд.
   Оберон уселся напротив:
   – Лена, во-первых, я знаю, что ты еще не самый лучший на свете маг. Если я сейчас попрошу тебя повторить то, что ты делала вчера в переулке, – ты не повторишь. Но главное не в этом: вчера в переулке ты сражалась с людьми, которые были много тебя сильнее. Ты знала, что скорее всего проиграешь, но дралась за победу – до конца. Вот это качество настоящего мага дороги, и теперь я окончательно понимаю, что не ошибся в тебе.
   Уши мои как вспыхнут красным огнем – р-раз!
   Слезы как брызнут из глаз – буль! И на посох: кап-кап-кап…
   А Оберон продолжал, как ни в чем не бывало:
   – Разумеется, главные трудности у нас впереди, и особенно радоваться пока нечему. Завтра утром выступим из города, заночуем на границе ведомых земель и послезавтра с рассветом перейдем ее. Я просил Гарольда отработать с тобой несколько приемов… Тебе хочется о чем-то спросить?
   Я к тому времени кое-как подобрала сопли. Неприлично – зареванный маг дороги.
   – Ваше величество, а кто наш враг? Кто была та женщина, про которую рассказывал Ланс? И эти, с синими лицами, – они вампиры?
   – Нет, они не вампиры. Они живут в подводном поселке неподалеку отсюда – знаешь, под водой наполненные воздухом купола, эти люди там живут и промышляют в море. От свежего воздуха они пьянеют, их легко подкупить, уговорить на что угодно… Не всех, конечно, хотя разбойников среди них необычайно много. Они такие же люди «толстого» мира, как любой крестьянин или купец: если бы ты посмотрела на них вот так, – он поднес ладонь к глазам, глянул на меня сквозь щелку между пальцами, – ты бы их не увидела…
   – А женщина?
   – С женщиной хуже. Собственно, та женщина – один из обликов нашего врага… Она принадлежит к тонкому миру. Она, в какой-то степени, его королева.
   – Королева?! А вы?
   – У меня есть Королевство. А у нее – только туман над пропастью, только студень неоткрытого мира… Она там живет. Всегда. Мы готовимся вступить в ее владения.
   У меня мурашки побежали по спине – от затылка к пяткам.
   – А… чего она от нас хочет?
   – Ничего особенного. Она хочет, чтобы нас не было.
   – Почему? Что мы ей сделали?
   – Мы связываем тонкий мир – и «толстый». А она разделяет их навсегда. Если нас не будет – ей будет вольготно.
   – Как это?
   – Ни одно новое Королевство не будет основано. Ни одна новая песня не будет придумана. Ни один влюбленный не подумает: «Ее глаза как звезды». Он подумает просто: «У нее богатый папа, женюсь-ка я и проживу жизнь безбедно».
   – Не может быть, – пробормотала я.
   – Может. И будет. Если мы не сделаем то, что должны. У тебя есть еще вопросы?
   Я секунду раздумывала – может, хватит злоупотреблять королевским временем и уйти, пока Оберон добрый? С другой стороны, когда еще я смогу с ним вот так спокойно поговорить…
   – Ваше величество… А почему у принца шесть невест? У него что, будет гарем?
   – Нет, что ты. Считается, будто шесть невест нужны, чтобы выбрать одну.
   – Ну, это как-то… унизительно. – Я смутилась. – Получается, они перед ним как на ярмарке… Как на прилавке, а он долго выбирает…
   – Я сказал «считается». На самом деле все сложнее… В Королевстве не может быть просто случайных людей, зевак или прохожих. Ты – маг дороги. Мать Гарольда – повариха и нянька. Я – король. Людо – канцлер, Говард – комендант… А они – принцессы. Из них только одна происходит из Королевства – Ортензия. Другие пришли к нам еще девочками, босиком, с узелком за плечами, со свидетельством на гербовой бумаге, что отец их – король далеких стран… Таков обычай. Мы приняли их, и они стали принцессами-невестами, частью нашего Королевства. Понятно?
   – М-м-м, – я честно пыталась разобраться во всех этих сложностях, – а что с ними будет потом?
   – Потом, на новой земле, они выйдут замуж за кого-то из местных. Остепенятся, освоятся, нарожают детишек, станут частью «толстого» мира.
   – И я перестану их видеть, если буду смотреть вот так? – Я приложила ладонь к глазам.
   – Перестанешь. Но в этом нет ничего страшного, просто «толстый» мир живет по своим законам.
   – А принц?
   Оберон чуть нахмурился:
   – Что принц?
   Я смутилась:
   – Ну… почему он сказал той женщине у фонтана, что он чужой везде?
   Оберон молчал довольно долго.
   – Лена, – сказал он наконец. – Не хочу врать… Можно, я пока тебе не отвечу?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация