А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ключ от королевства" (страница 28)

   Я запрокинула голову:
   – Может, надо там сверху камни разобрать? Ясно же, он едва пробивается…
   – Он сам пробьется, Лена, всему свое время… Знаешь что? Надо дать ему имя. Ведь теперь это не просто дикий безымянный поток – это наша будущая река. Давай назовем его как-нибудь?
   Я задержала дыхание. Всеобщий праздник, витавший над стройкой и до сих пор задевавший меня только краешком, вдруг ворвался, обнял теплом и скакнул в груди, как мячик.
   – Давайте, – сказала я шепотом.
   – Ну, называй.
   – Я?
   – Почему нет? Дай ему имя.
   – Королевский ручей? – спросила я неуверенно.
   – Гм… Можно и так. Но это как-то… расплывчато и не очень интересно. Все равно что светловолосую девочку назвать Маленькой Блондинкой.
   – Э-э-э, – я смутилась, – можно подумать?
   – Конечно.
   Над нашими головами пели птицы. Зеленый листок упал на воду и заскользил вниз по течению, как лодочка. Я вспомнила все, что было; я присела на корточки и погладила зеленый мох.
   – Давайте назовем его Ланс. В честь…
   Я замолчала.
   – Согласен, – сказал Оберон после коротенькой паузы. Шагнул вперед, протянул над водой руку:
   – Дается тебе имя – Ланс, в честь воина, павшего в битве. Зовись так, и только так, во веки веков.
   Вода вдруг зашипела, как будто напор ее увеличился вдвое. Полетели со скалы брызги, упали в поток несколько мелких камушков, ручей замутился, забурлил – и снова опал, успокоился, будто заснул.
   – Он что, понял?! – спросила я потрясенно. – Это что… на самом деле? Он знает свое имя? Да?
   – Лена, – Оберон смотрел на небо, – это же новое растущее Королевство, ничего волшебнее и прекраснее не бывает на свете. Здесь ты с каждым деревом можешь говорить – и оно тебе станет отвечать…
   – Да?! А как же мы их рубим?
   – Мы рубим только те, что позволяют себя срубить… Они продлевают себя в Королевстве. Собственно, как мы. Как Ланс. Как я…
   – Но вы-то живы? – быстро спросила я.
   Шумела вода. Вертелась водоворотами. Оберон молчал.
   – Ваше величество?
   Он улыбнулся:
   – Знаешь… Нам предстоит еще придумать столько имен! Там есть озеро в горах. Скоро мы увидим над ним драконов.
   – Ваше величество, – я вытерла кулаком сухие глаза, – поклянитесь, что, если вашей жизни будет угрожать опасность, вы позовете меня на помощь.
   – Понимаешь, Лена…
   Я упрямо смотрела ему в глаза:
   – Клянитесь. Сейчас.
   Он молчал. В бороде у него застряла паутинка.
   – Вы не доверяете мне? – Я злилась. – Клянитесь!
   – Клянусь, – сказал он очень тихо. Но я услышала.
* * *
   Когда мы вернулись на стройку и подъехали к будущему замку, я разинула рот. Уже поднимались стены! Работа, на которую в этих условиях должен был уйти по крайней мере месяц, была сделана за один день. По волшебству.
   – Представь, что железные опилки рассыпаны на листе картона. И вот с обратной стороны листа поднесли мощный магнит. Опилки пришли в движение, хаос сменился порядком – они выстроились вдоль силовых линий. Это очень грубый пример… Ладно. Представь, что умный и талантливый человек целыми днями валяется на диване, не способный ни к чему. И вдруг им завладевает идея, он встает, идет, работает день за днем, тянется вперед в поисках большого смысла, который ему – мельком, краешком – открылся… Вот так и мир тянется за Королевством. Замок хочет быть построенным, ручей хочет стать рекой. Крестьянин мечтает выстроить здесь дом, ремесленник – мастерскую… Смотри!
   Я проследила за его пальцем и на секунду увидела, как над верхушками гор пролетела, вытягивая длинную шею, штуковина вроде парящего динозавра.
* * *
   Поздним вечером я выбралась из шалаша, где перед тем проспала в блаженстве часов пять или шесть. Работа на стройке не прекращалась даже ночью; сделав небольшую зарядку, я побрела мимо печей, где обжигались красные, светящиеся изнутри кирпичи, мимо кузницы, чудом выстроенной за несколько часов, мимо пильни, утопающей в горах опилок и стружки. Прошла через вырубку и углубилась в лес; ноги мои шли сами, и я только на полдороге сообразила, что иду, оказывается, проведать Эльвиру и принца.
   Принести им радостную весть – они будут прощены, и все забудется.
   Граница Королевства, отлично различимая ночным зрением, за день продвинулась на много тысяч шагов и добралась теперь почти до самого ручья. Ручей по имени Ланс встретил меня приветливым плеском.
   – Доброй ночи, – сказала я вежливо. И подумала: может, Оберон подшутил надо мной? Ручей – это все-таки не животное… – Тебя назвали в честь хорошего человека. – Я присела на корточки и сунула в воду ладони. – Можно, я тут умоюсь? Он был немножко зануда, но в общем… будь достоин его, ладно?
   Вода все так же пробивалась сквозь камни, разбивалась, и брызгала, и собиралась в поток.
   – Ничего ты не понимаешь, – сказала я с сожалением. – Лучше с котенком разговаривать, чем с тобой… Ну ладно. Я пошла.
   Скоро за деревьями стал виден огонек. Я замедлила шаг; мне только теперь пришло в голову: а что я им для начала скажу? Как поздороваюсь?
   Они сидели у костра, над которым булькал котелок с варевом. Запах был скорее неприятный – какого-то вонючего жира. Когда я вышла из темноты, они испуганно повернули головы – одинаковым движением.
   – Это я, – сказала я примирительно. – Привет.
   – Привет, – хрипло отозвался принц. Эльвира не ответила.
   – Э-э-э, – я переминалась с ноги на ногу, – как вы тут?
   – Хорошо. – Принц подбросил веточку в огонь. – Мы думали, ты к себе домой ушла.
   – Нет, – я смутилась, – рано еще.
   – Что, король не пускает?
   – Пускает, почему…
   – Оправдал тебя?
   Я вздохнула:
   – Скорее простил. Как и вас.
   Эльвира неприятно усмехнулась, но продолжала молчать.
   – Когда будет суд, знаешь? – после паузы спросил принц.
   – Когда замок достроят. Или раньше. Да какая разница? Я же говорю – простил…
   – А нам не нужно его прощение, – зло сказала Эльвира. – Мы сами по себе. И скажи ему, пусть тебя больше не присылает.
   – А он и не присылал! Я сама…
   Эльвира ухмыльнулась еще противнее и навсегда перестала быть похожей на Мальвину.
   – Так мы тебе и поверили…
   Я подумала, что из-за них не только Ланс погиб – из-за них Оберон дал обещание, которое угрожает его жизни. Я хотела сказать, что они дураки и эгоисты и всех судят по себе; я хотела сказать, что зря сюда приперлась поздно вечером – не хотят по-человечески, ну и не надо…
   Вместо этого я молча повернулась и ушла обратно в лес. Шла и слушала хруст веток под сапогами, смотрела ночным зрением – плоский мир без тени, без объема.
   Может, полетать?
   Я не пробовала летать с того самого дня, как Оберон подобрал меня на берегу под скалой. Слишком неприятные воспоминания. Страшно. Да и кто летает ночью, только совы и нетопыри…
   Я остановилась у ручья по имени Ланс. До новой границы Королевства было всего-то десять шагов, но мне вдруг стало почему-то очень холодно.
   Зябко потирая ладони, я подняла голову…
   И увидела ее.
* * *
   Ее невозможно уничтожить.
   Ее невозможно забыть – рыхлое серое тело, нос-капля и глаза, похожие на две бродячие воронки. Она ждет, пока ты расслабишься, пока ты поверишь в свою победу, пока ты будешь думать совсем о другом, – и тогда появится перед тобой во всем своем уродстве. Будь у меня посох – я нашла бы чем ее встретить, но у меня не нашлось при себе даже перочинного ножичка.
   Граница! Несколько шагов – и она не сможет меня достать!
   Бабища ухмылялась черным ртом. Это был ее последний шанс – уже завтра здесь будет Королевство, где нет места повелительнице тумана.
   Я кинулась бежать. Поток тумана, длинный, как кишка, перехватил меня и вернул на место. Теперь я висела над землей, опутанная упругими желтоватыми «соплями», беспомощная, парализованная не столько ужасом, сколько обидой: как же так?! Королевство обосновалось… Все прекрасное только начинается… И я уже сто раз могла уйти домой!
   – Отпусти меня, дрянь!
   Оберон в лагере, и он, наверное, спит, измученный. Может ли он услышать мой призыв? Успеет ли прийти мне на помощь?
   Туманная баба осклабилась, и поток тумана залепил мне рот.
   – М-м-м! Гм-м-м!
   Мною встряхнули, как игрушкой йо-йо на веревочке. Я перевернулась и стукнулась лбом о землю – пока несильно, чуть-чуть…
   Она играла. Ей очень хотелось отомстить мне за ту прежнюю победу. Когда еще у меня был посох, когда еще я была магом дороги, когда сражалась за свое Королевство.
   Я билась, как муха в паутине, ни на секунду и не думая сдаваться. Я даже ухитрилась взлететь, но клейкие нити тянули вниз. Что ж, это даже справедливо, я умру сражаясь, как умер Ланс, и тем самым…
   Ланс?!
   Сначала послышалось шипение, как будто в тысяче домов одновременно прорвало водопровод. Потом высоко надо мной закачались камни. Обвившие меня нити тумана напряглись, явно собираясь задушить и раздавить меня; туманная бабища, серо-бурое жирное чудовище, подняла свою круглую оплывшую голову…
   И камни сорвались с верхушки скалы, вылетели, как снаряды из пневматической пушки, и вслед за камнями ринулась вода. Секунда – бабищу накрыло целиком, закидало камнями, залило сплошным потоком. Завизжал и заклубился туман, будто в бане. Ручей по имени Ланс нашел время, чтобы вырваться из западни и сделаться наконец рекой.
   Я поняла, что могу двигать руками и ногами. Маленький камень больно клюнул в плечо. Меня подхватило и закружило, как на водной горке, я захлебнулась и почти утонула. Схватила ртом воздух, закашлялась – и поняла, что лежу на подстилке из мягчайшего глубокого мха, а рядом катится к морю небольшая быстрая речка, и в глубине ее тают, растворяются мутные пятна…
   Показалось мне или нет, что я вижу в рисунке волн сухощавое скучное лицо с вечно холодными глазами?
   Кем бы ты ни был – спасибо, Ланс.
* * *
   Через несколько дней снова состоялся суд – так, простая формальность. Оберон во всеуслышанье объявил, что принц Александр и принцесса Эльвира отныне прощены, их брак признан действительным и могут жить, где хотят и как хотят.
   Принц и Эльвира выслушали новость с каменными лицами.
   – Он лишил меня наследства, – сказал принц, когда мы вышли из шатра. – «Жить, где хотят»… Иди куда хочешь, так, что ли?
   – Хватит ныть, – сказала я зло. – Все в твоих руках. Люди работают, между прочим, а ты хоть бы кирпичик подал!
   Принц посмотрел на меня с удивлением. Люди в самом деле работали. И замок рос – трудом или волшебством, а вокруг него разрастался будущий город, появились первые улицы, и мы с Обероном, то всерьез, то дурачась, придумывали им названия…
   – Лена. Можно тебя?
   На этот раз король был очень серьезен. Я вошла в шатер; там ждал Гарольд. Громко сопел.
   – Что случилось?
   – Ничего. – Оберон улыбнулся. – Вот твой посох.
   Я протянула руки – но король неожиданно опустился передо мной на одно колено и с поклоном подал мне мое оружие, то самое, с которым я столько всего прошла.
   Я растерялась.
   – Нельзя отбирать у мага дороги посох, – серьезно сказал Оберон. – Возьми.
   – Спасибо… – Я сдавила ладонями знакомое древко. – Ну… я пойду?
   Гарольд сопел совсем уже оглушительно.
   – Тебе пора домой, – мягко сказал король.
   Я сама прекрасно об этом знала. Я каждое утро просыпалась и говорила себе: ну, завтра. Завтра, точно, обязательно, я так соскучилась…
   – Пора, Лена, – повторил Оберон. – Твой мир тебя заждался. Не надо прощаний. Это все ерунда – мы ведь скоро увидимся.
   – Правда?!
   – Разумеется.
   – И вы мне дадите ключ – ключ от Королевства?
   Король покачал головой:
   – Нет. На этот раз нет. Наш молодой мир – слишком хрупкий, чтобы можно было безнаказанно нарушать его правила.
   – Но вы сказали, что мы увидимся…
   – Конечно. Так всегда говорят, расставаясь.
   – Но это не вранье?
   – Чистая правда.
   Я опустила голову.
   – Король благодарит тебя за службу, Лена Лапина, и освобождает от данных ранее обещаний. – Низкий голос Оберона прозвучал сурово и властно. – Один шаг – и ты будешь дома.
   Я испуганно оглянулась:
   – Гарольд!
   Подскочил мой учитель, схватил за руку и грубовато потряс. Сказал простуженным голосом:
   – Ленка… Спасибо. Удачи тебе.
   – И тебе удачи… Но как же так! Я даже не успела ни с кем…
   И когда я готова была разреветься, как маленькая, Оберон вдруг провел рукой по моим волосам:
   – Иди. Все будет хорошо.
   Хлюпая носом, я шагнула.
   Это был самый длинный шаг в моей жизни.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [28] 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация