А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ключ от королевства" (страница 26)

   Глава 27
   Расплата

   Вот так бесславно я перестала быть магом дороги. Потому что настоящий маг, пусть даже маг-изменник, спокойно смотрел бы в глаза судье и без трепета выслушал приговор, каким бы суровым тот ни был. А юлить, краснеть, отговариваться и врать – на это способны только принцы и принцессы.
   Хотя какие же они «высочества» после этого!
   За мной никто не следил. Оно и понятно: куда я денусь? Куда убегу? Даже если бы захотела?
   Гарольд остался в шатре – там продолжалось совещание. Те, что столпились вокруг, провожали меня взглядами, и, чтобы от этих взглядов спрятаться, я побрела по берегу.
   На запад вдоль кромки прибоя. Наверное, по привычке.
   В двух шагах от лагеря было очень красивое место. Из песка здесь выступала огромная скала – она была похожа на толстого кота, лежащего на брюхе, распростершего перед собой передние лапы. Приглядевшись, можно было даже различить кошачью морду с прищуренными глазами. Камень был темно-красный, с серыми прожилками, и кое-где поблескивали кристаллы кварца. Я остановилась.
   Что-то величественное было в этой скале. Каменный кот щурился, глядя на море, и будто говорил: глупые, суетливые люди. Вот вы постареете и умрете, и внуки ваши умрут от старости, а я буду смотреть на море и жмурить глаза. Чего стоят ваши беды в сравнении с моей неподвижностью?
   Я подняла камень и бросила в море. Прибой сглотнул подачку и попросил еще.
   Я повернулась к морю спиной и медленно двинулась в обход скалы.
   В трещинах росли колючие травы. На черных шипастых веточках покачивались белые, зеленые, красные и синие цветы. Непонятно было, как такое уродливое растение может производить на свет такую красоту. Чем выше, тем цветов было больше. Ни о чем особенно не думая, я стала взбираться вверх, тем более что «кот» оказался очень удобным для лазанья.
   Чем выше я поднималась, тем сильнее задувал ветер. Он приносил запах моря, леса, трав – настоящий ветер странствий, которые для меня, увы, закончены. Вокруг все шире открывался мир – и линия прибоя, и светлый сосновый лес на берегу, и море в барашках и солнечных бликах. Со страшной скоростью неслись по небу облака. Это было красиво и жутковато: все, как обещал Оберон. Скоро поблизости встанет замок, забелеют паруса на горизонте, из речки выглянет русалка, а над горами пролетит дракон.
   Только я ничего этого не увижу.
   И мне стало жалко себя. Почему, собственно, Королевство – пусть даже сто человек – важнее меня? А я что, не важная? Другой Лены не будет… Кто имеет право сравнивать мою жизнь, мое здоровье – и благополучие какой-то сказочной страны? Меня так любит мама… Я же хорошая девчонка, храбрая, умная, добрая! Кто вообще смеет меня в чем-то обвинять?
   Я заревела в голос, и на смену жалости к себе пришел стыд. Он погнал меня выше и выше. Я цеплялась за каждую трещину, за каждый выступ, даже за колючие стебли. Пару раз чуть не свалилась вниз. Слезы высыхали, их сдувал ветер, я лезла и лезла, не обращая внимания ни на что, и когда я выбралась на «плечо» коту и посмотрела вокруг – у меня дух захватило.
   Вот она, новая волшебная страна. Такая красивая…
   Я уселась на камень и обхватила колени. Вот бы никогда не уходить отсюда. Здесь и остаться навсегда.
   Что случится с моим миром, если я здесь – в Королевстве – погибну? Вряд ли Оберон не предусмотрел этой возможности. Он всегда был со мной честным, Оберон. В дороге с магом может случиться что угодно – разве это повод навсегда «замораживать» его мир?
   Жаль, я вовремя не спросила об этом короля. А теперь придется догадываться, убеждать себя: мир вернется к обычной жизни. Только меня уже в нем не будет. Жальче всех маму, но даже она утешится. У нее же есть Петька и Димка…
   Шло время. Наверное, совет уже закончился. Интересно, какой нам вынесли приговор? Хотя нет. Ни капельки не интересно. Море штормило все сильнее – барашков становилось больше, а солнечные блики, наоборот, пропали: на солнце набежала туча, море сделалось матовым и непрозрачным. Волны разбивались о камни между передними лапами «кота». «Плечо», где я сидела, было высотой примерно с девятиэтажный дом.
   Над кручей – вдоль «морды» кота – тянулся выступ, не шире жестяного козырька над балконом. Подходящая тропинка для горной козы: не помню, кто мне рассказал «козью тайну». Коз долго считали самыми храбрыми на земле животными: как же, прыгают по камушкам над страшной пропастью! А потом оказалось, что они просто очень близорукие и не видят ничего дальше собственных копыт…
   Я встала. Ступила на выступ. Повернулась к скале спиной, прижалась, сделала приставной шаг.
   Ветер гладил лицо. Теплый ветер странствий. Я почему-то вспомнила Ланса, который погиб из-за меня. И сделала еще один шаг.
   Вниз не смотрела. Что мне там надо? Ну, острые скалы. Ну и пусть.
   …А все-таки было много хорошего. Был день, когда мне вручили посох. Была разведка с Обероном. Был тот момент, когда Гарольд сказал мне: «Ты настоящий друг». Был трубач, которому я затянула рану. Все было. Есть что вспомнить.
   Даже моя победа над туманной бабищей чего-то стоит. Даже «водолазы», которых я расшвыряла позапрошлой ночью, стоят немало. Конечно, в последних моих «подвигах» была храбрость, но не было славы…
   Может, принц и Эльвира догадаются рассказать обо всем Оберону? И тот признает: все-таки она была достойным магом дороги. Давайте не будем вспоминать ее предательство…
   Каменный карниз сделался совсем узким. Ступни могли вот-вот соскользнуть. Я посмотрела на горизонт…
   В этот момент солнце проглянуло из-за облаков, между мной и горизонтом легла сверкающая дорожка.
   Преодолевая ужас, от которого сводило живот, я раскинула руки и запела, стараясь перекричать ветер:

Наверх вы, товарищи, все по местам!
Последний парад наступает!
Врагу не сдается наш гордый «Варяг»…

   На слове «Варяг» я оттолкнулась от скалы и полетела вниз, на камни.
   Ветер сделался плотным до невозможности и почти горячим. И он сжался, как резиновая подушка. Само время сжалось: мне казалось, что я падаю очень медленно. Мне казалось, я вижу, как приближаются скалы, и хочу закрыть глаза, но не могу! И вот верхушка самого острого камня уже перед моим лицом…
   Время остановилось совсем. Я зависла в воздухе… Замерла…
   И вдруг заскользила над скалами по воздуху, как по льду, самому скользкому, раскатанному санками и ногами и чьими-то пальто. Я скользила вперед и вниз, вот уже подо мной море, и я зависла над волнами метрах в трех…
   Я увидела свою тень на поверхности воды. Завопила от ужаса, потеряла равновесие и грохнулась вниз, в море, в волны и брызги. Вода тут же набралась в сапоги, я испугалась теперь уже, что тону, забилась, забарахталась…
   И нащупала ногами дно. В этом месте вода была мне по грудь. Я встала; большая волна подхватила меня под мышки, протащила вперед и кинула на песок. Мокрая, жалкая, я поднялась на четвереньки и выбралась на берег – пока другая волна не приложила меня о камень…
   У меня зуб на зуб не попадал.
   – Лена!
   В двух шагах стоял Оберон – а ведь еще минуту назад никого поблизости не было!
   – Ты что, рехнулась?!
   Он схватил меня за шиворот и рывком вздернул на ноги. Он был по-настоящему взбешен: борода стояла дыбом, глаза казались черными из-за огромных зрачков, на щеках горели красные пятна. Я испугалась, что он меня ударит.
   – С ума сошла? – Он здорово тряхнул меня за плечи. – Так никто не взлетает! Так даже я не взлетаю! Так можно разбиться, ясно тебе? Это же черт знает что! Это самоубийство!
   Он кричал на меня – в первый раз в жизни. А я смотрела и не понимала, чего он хочет.
   Он вдруг перестал кричать. Присмотрелся. Сказал другим голосом, тихим и хрипловатым:
   – Лена? Ты что?
   Я молчала.
   – Лена, – сказал он с ужасом. – Ты…
   Он выпустил меня, и я сползла, как дырявая надувная кукла, на песок.
   Король стоял надо мной. Ветер раздувал его дорожный плащ. И шумело рядом море. И ползли по мокрому песку уносимые волной камушки.
   Оберон наклонился и взял меня на руки. И куда-то понес. Я слышала его шаги и дыхание и видела, как летят по небу облака.
   – Лена, так нельзя.
   – Почему?
   – Потому что это глупость. И еще потому, что человек отвечает не только перед собой. О маме ты подумала?
   – Подумала… Я все равно к ней не вернусь.
   – Почему?
   – Потому что я предатель.
   Он долго молчал.
   – Вы же сами знаете, что я предатель.
   – Лена, – сказал он почти жалобно. – Ты можешь рассказать мне, что случилось?
   – Пусть они расскажут.
   – Они не расскажут! Они будут врать, бесполезно, по-глупому, но будут врать и делать наивные глаза… И тебя заставят.
   – Меня не заставят.
   – Уже заставили! Только им как с гуся вода, а ты со скалы кидаешься…
   Под ногами у короля поскрипывал гравий. Он нес меня легко, будто мне было годика три.
   – Почему он такой?
   Оберон тяжело вздохнул – я почувствовала, как поднялась и опустилась его грудь.
   – А какой он? Просто парень. Просто слабовольный. Просто эгоист. Мало таких?
   – Не знаю.
   – Много… Мне так стыдно за него, Лена. Ты себе представить не можешь.
   – Могу.
   Над нами пролетела птица. Король перехватил меня поудобнее; я боялась пошевелиться. Будет ли у меня еще шанс рассказать ему правду?
   – Я сражалась с туманной королевой и победила ее.
   Он сжал меня чуть сильнее.
   – Небо стало опускаться, но я не дала ему упасть… А потом она открыла для меня дверь, вроде бы вход в мой мир. Во двор. Там фонарь, скамейка… Это по правде? Или все-таки ловушка?
   – Не знаю, – сказал он, подумав. – Я… нет, честно, не знаю. Может, и ловушка.
   – Простите меня, ваше величество, – сказала я шепотом.
   – Я простил.
   – А Ланс?
   – А Ланс был солдат и знал цену жизни и смерти. Он простил бы тоже.
   – А вы отрубите мне голову?
   – Сейчас, – сказал он с нервным смешком. – Вот только сгоняю за топором.
* * *
   В лагерь мы вошли рядом – впереди Оберон, я чуть позади. Все Королевство явилось навстречу. Смотрели жадно, с надеждой – то на меня, то на короля.
   – Почему толпимся? – спросил Оберон спокойно. – Комендант – готовимся к переходу, снимаем лагерь, сегодня же выступаем, не дожидаясь утра… Это что?
   Люди расступились, и вперед вышел принц. Он был бледный, как привидение. Ладони его сжимались и разжимались.
   – Ваше величество…
   – Что? – спросил Оберон с вежливым удивлением.
   Принц сделал несколько шагов – и вдруг опустился на колени. Я отпрянула.
   – Ваше величество, – сказал принц громко. – Я… лгал вам… и всем. Только я виноват в том, что случилось: я хотел основать свое Королевство… и обманом заманил с собой Эльвиру и Лену. Я единственный изменник, я расколол Королевство… и делайте со мной, что хотите.
   Он опустил голову, будто подставляя ее под топор палача. Я в ужасе посмотрела на Оберона…
   Король счастливо улыбался. Он казался помолодевшим, отдохнувшим, свежим; он поднял глаза к небу, будто призывая солнце в свидетели своего триумфа.
   – Наконец-то я слышу хоть что-то достойное мужчины и моего сына… Несмотря даже на то, что ты опять лжешь. Вставай и занимайся делом: суд примет окончательное решение, когда Королевство обоснуется на новом месте. В дорогу!
   Все снова расступились, а Оберон взял меня за руку и повел к шатру.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация