А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ключ от королевства" (страница 25)

   Глава 26
   Ложь

   Принц и Эльвира шагали впереди, взявшись за руки, – ни дать ни взять, блудные детишки, которые сперва потерялись в лесу, а потом с победой – живые все-таки! – вернулись обратно. Я тащилась за ними, и с каждым шагом посох в руках становился все тяжелее.
   У ближайшего к нам костра сидели стражники и трубач. Эльвира и принц шли, все ускоряя шаг, я успела услышать, как принцесса шепнула: «К королю первым делом, он должен услышать все от нас, а не…» Последние ее слова потонули в гомоне – стражники увидели нас. Они нас ждали.
   Кто-то сразу же побежал через весь лагерь к королевскому шатру. Всюду на пути бегущего поворачивались головы, люди вставали, поднимались на цыпочки, торопились к нам – удостовериться собственными глазами, рассмотреть поближе. Я узнавала их в свете больших костров: егеря и слуги, музыканты, конюхи и тот белобрысый, о котором Эльвира когда-то говорила, что он королевский палач…
   У меня душа ушла в пятки. Я уселась на песок в стороне от костра; Эльвира и принц что-то рассказывали в два голоса, размахивали руками – их черные силуэты на фоне огня казались бархатными, плоскими.
   – Чудовище набросилось на нас, и тогда маг дороги… Лена? Ты где?
   Все обернулись ко мне. Трубач, которого я когда-то лечила, подбежал, чтобы помочь мне подняться. Будто не замечая его протянутой руки, я нехотя встала и подошла к огню.
   – Лена, маг дороги, охраняла нас от опасностей, спасла, была с нами во многих переделках… Лена, что же ты молчишь? – Принц говорил лихорадочно, будто ему вот-вот грозили заткнуть навеки рот. – Расступитесь! Нам надо немедленно к королю!
   В этот момент прибежал, запыхавшись, гонец от шатра. Это был начальник стражи – он здорово исхудал за время пути, и пышные усы его поседели.
   – Распоряжение короля…
   Стало тихо. Даже принц с Эльвирой замолчали.
   – Его величество повелевает: прибывших накормить и устроить на ночь. Не спускать с них глаз, чтобы опять не пропали. Завтра утром состоится суд и будет принято решение.
   – Э-э-э, – пробормотал принц. – Я хотел бы видеть отца сейчас…
   – Его величество повелел – завтра утром. – Начальник стражи смотрел спокойно и просто. – Приказ короля.
   – Мы рассчитывали на более теплый прием. – Эльвира через силу улыбнулась. – В конце концов, мы преодолели столько опасностей на пути…
   – Приказ короля, моя принцесса. Ничего не могу поделать.
   Он обвел толпу глазами, будто кого-то искал. Его глаза нашли меня.
   – Госпожа маг дороги! Король повелел – ваш посох вернуть ему до завтрашнего разбирательства.
   – Мой… посох?
   Вот и все.
   Дураки принц с Эльвирой. Еще на что-то надеются, будто Оберон круглый дурак. Мне их даже немножко жалко… Но жальче всего – себя.
   – Пожалуйста, – сказала я твердо, даже безмятежно. – Я должна отдать посох королю лично?
   – Нет. Передать через меня.
   – Возьмите.
   Голос мой все-таки дрогнул. Кажется, целое Королевство собралось сейчас вокруг, все смотрели, как я отдаю посох начальнику стражи. Мой посох. Посох Оберона с изумрудно-рубиновым круглым навершием.
   Этим посохом я, между прочим, проучила туманную бабу…
   Я видела в старых фильмах, как исключали из пионеров перед строем. Или снимали погоны с какого-нибудь кадета. Как отбирали у человека в наказание что-то очень важное, дорогое, лишали права называться другом и верным товарищем. Очень неловкая сцена. Единственное спасение – сделать вид, мол, «не больно-то надо».
   Я выпустила древко из рук. Спросила, как могла, равнодушно:
   – Больше король ничего не повелел?
   – Ничего. Только ждать утра.
   – Значит, будем ждать.
   Ни на кого не глядя, я отошла опять в тень. «Накормить»? «Устроить на ночь»? Мне ничего от них не надо. Скорее бы это утро – а там, глядишь, и голову снесут, и можно будет вздохнуть спокойно…
   Принца и Эльвиру, растерянных, увели куда-то к другому костру. Обо мне они даже не вспомнили. И очень удачно – видеть их не могу. Понемногу все успокоилось – стражники расселись на свои места, говорили мало, выглядели усталыми и сонными. А тот, которого Эльвира назвала палачом, сидел мрачнее других – я видела его лицо, подсвеченное пламенем. Он явно был не в восторге от предстоящей работы. Еще бы: рубить голову человеку, с которым недавно вместе рыбу удил!
   А где Гарольд? Где Ланс? Почему они не пришли посмотреть на меня? Неужели даже не спросят, не дадут и слова сказать в оправдание? Ведь я же совсем не виновата – это принц с Эльвирой обманули меня, втянули в историю. Неужели мне даже не дадут защищать себя?
   Не может быть. Оберон справедливый, а значит, на суде и меня выслушают. А я не буду никого покрывать – расскажу всю правду, всю до копеечки. И пусть принц с Эльвирой попробуют что-то возразить!
   В конце концов, Оберон ведь обещал мне, что меня ни в коем случае не казнят! Я спросила – «Вы суровый король?» А он сказал: «Гарантирую»… Я человек из другого мира, меня нельзя казнить. Ведь если я не вернусь – мой мир так и останется застывшим, как фотография. Пусть король презирает меня – но пусть отправит обратно!
   А если Гарольд и Ланс погибли?
   Я ведь даже не спросила у стражников, что стало с караваном после нашего ухода. Что случилось. Все ли живы.
   Гасли по всему лагерю костры. Люди ложились спать. Поднималась луна над морем – уже не желтая, а какая-то красная. Я легла на бок и подтянула колени к животу. Меня знобило.
   Оба мага дороги погибли, теперь это ясно, как небо. Стоит ли рассчитывать на пощаду?
   Я закрыла глаза.
   Все перепуталось в моем сне. Оберон в короне и мантии выходил на середину вагона метро, говорил перепуганным пассажирам: не беспокойтесь, это всего лишь дракон в тоннеле…
   – Лена! Лена!
   Кажется, я только задремала, а луна скакнула по небу от горизонта к горизонту.
   – Лена! Ты спишь?
   Это был Гарольд. Живой. Пискнув, я обхватила его за плечи, прижала к себе, раздавила бы, если бы могла. Гарольд живой. Ура. Ура!
   И он меня тоже обнял. Так мы тискали друг друга, как маленькие, минуты две. Потом смутились и разжали объятья.
   – Ленка, ты жива.
   – И ты живой. Я уже думала…
   – И я думал. Я был уверен…
   – Да перестань! Что мне сделается! Я даже этих дурачков, Эльвиру и принца, целенькими сохранила!
   Гарольд помрачнел:
   – Лена… Правда, что вы сбежали? Что это измена?
   Я задержала дыхание.
   – Гарольд… Я завтра все на суде скажу.
   – Так это правда?!
   – Нет! Конечно, нет.
   Он немного расслабился:
   – Фу-ух… Я так всем и говорил, что этого быть не может. Ты бы скорее умерла, чем предала Королевство и Оберона.
   – А ты будешь на суде?
   – Да. Король велел быть мне, канцлеру, коменданту… Начальнику стражи, трубачу, глашатаю, потом еще по одному человеку от каждого цеха…
   – И Лансу?
   – Ланс погиб.
   – Что?!
   Гарольд перевел взгляд на море.
   – Ланс погиб. Он дрался… Он спас нас всех.
   – Когда?!
   Двумя руками я вцепилась в песок. Песчинки вытекали, продавливались между пальцами, щекотали ладони.
   – Как это случилось?
   Гарольд прерывисто вздохнул:
   – После того как вы исчезли, королевство потеряло баланс. Вроде как канатоходец идет по канату – и вдруг у него отваливается рука. Он теряет равновесие. Вот так и мы. Несколько дней все ждали, искали, думали, вы вернетесь… Потом Оберон велел… ну, короче, пошли дальше. И началось: ядовитый туман, смерчи, лихорадка… А потом налетела она. Королева тумана. Мы с Обероном и Лансом встали треугольником, между нами – все люди… И стояли так, отбиваясь, трое суток без передышки. Всех сохранили. Но гора, под которой мы стояли, не выдержала. Пошла лавина. На Ланса. Он ее посохом придержал… Пока мы спасали людей… А как только всех вытащили – он упал. Там и остался…
   Я закрыла глаза и увидела все это. Летящие на головы валуны. Сухого и тощего, вечно равнодушного Ланса, который стоит против лавины, сжимая посох девятью тонкими нервными пальцами: «Время – шесть часов восемь минут. Видимость – ограниченная. Тип атаки – камнепад. Площадь поражения – максимальная. Временной зазор – пять минут тридцать две секунды. Показано: провести эвакуацию в как можно более сжатые сроки…»
   – Он погиб, как герой, – сказал Гарольд чужим и скучным голосом.
   А я погибну как изменник.
* * *
   Утром мне дали поесть – не помню, что было в миске.
   Начальник стражи явился за мной, чтобы вести в шатер. Не помню, что он мне сказал.
   Королевство в это утро собралось вокруг шатра, начальнику стражи пришлось даже прикрикнуть, чтобы освободили дорогу. И в шатре было полно народу – все, кого назвал накануне Гарольд. Крючконосый комендант, канцлер, одетый в черное, трубач и глашатай, представители каждого цеха – и в центре Оберон. Я мельком взглянула на него – и отвела глаза.
   Принц и Эльвира тоже были здесь. Оба красные, оба улыбающиеся. Век бы не видеть таких улыбок.
   Начальник стражи занял свое место. Я встала рядом с принцем и принцессой. Выпрямила спину – хоть на суде хотелось выглядеть достойно, а не так, как эта улыбающаяся парочка.
   – Доброе утро всем, – сказал Оберон. Голос его не изменился – он был, как всегда, спокойный и доброжелательный. От этого голоса во мне вдруг проснулась надежда – я быстро глянула в лицо королю…
   Никогда прежде он не смотрел на меня так холодно и равнодушно. Я отвела взгляд.
   – Итак, господа, мы собрались здесь, чтобы услышать пояснения от принца Александра, принцессы Эльвиры и Лены, мага дороги: как случилось, что эти трое оставили Королевство в пути и тем самым подтолкнули его на грань катастрофы?
   Сделалось тихо. Даже снаружи, где ждала решения толпа, не доносилось ни звука.
   – Все очень просто, ваше величество, – начал принц. – Случилось так, что мы с моей невестой Эльвирой решили прогуляться звездной ночью… Что вполне естественно. Мы отошли от лагеря… на несколько десятков шагов. Конечно, это было неблагоразумно, но мы, признаться, заговорились. Засмотрелись на звезды. И вдруг! Из темноты бросилось на нас чудовище, похожее одновременно на быка и лягушку. Я выхватил кинжал, но мое оружие было бессильно против клыков…
   Все внимательно слушали. Принц говорил с трудом, от волнения у него сдавило горло. А меня мучил стыд. Впервые в жизни я слышала, чтобы человек так беззастенчиво врал, спасая свою шкуру.
   – …И пришла нам на помощь. Вероятно, ей тоже не спалось, она тоже поднялась, чтобы прогуляться, и случайно наткнулась на нас – как раз вовремя, чтобы спасти… Правда, Лена?
   Я нервно сглотнула. От меня еще и требуется всю эту чушь подтверждать?
   Оберон неожиданно пришел мне на помощь:
   – Мага дороги мы спросим потом. Рассказывайте, что было дальше, ваше высочество.
   – Ну… после нападения чудовища мы были… растеряны. Мы немного заблудились… Тут нахлынул туман, такая струйчатая река. Подхватил нас всех троих и поволок по дну оврага…
   – Так это было в овраге?
   – Это… – Принц запнулся. – Ну, в общем… мы очутились овраге, да. После чудовища у нас помутились мозги…
   – Настолько помутились, что вы не могли найти лагеря «в нескольких десятках шагов»?
   – Это было очень свирепое чудовище, – подала голос Эльвира. – Вам ли не знать, ваше величество…
   – Прошу вас, принцесса, помолчите. У вас будет возможность высказаться.
   Эльвира покраснела еще больше.
   – Итак, вас понесла туманная река… И куда она вас занесла?
   – В неизвестную местность. – Принц приободрился, ведь теперь он говорил чистую правду. – Мы увидели женщину, сотканную из тумана, она жестами и смехом дала нам понять…
   – Спасибо, достаточно. Я догадываюсь, что именно дала вам понять туманная женщина. Принцесса Эльвира, вы хотите что-то добавить?
   – Да, ваше величество. – Эльвира сделала кокетливый реверанс. – Мы прекрасно понимаем, как дорого обошлось Королевству наше внезапное исчезновение. Но я говорю и повторяю: это был несчастный случай. Как если бы на нас упало, например, дерево. Мы столько всего пережили… нам горько, что в родном Королевстве нас считают… я даже не понимаю кем.
   – Изменниками, – тихо сказал Оберон. – Изменниками вас считают… Вы подтверждаете все, что говорил принц? Вы пошли прогуляться звездной ночью, прихватив заплечный мешок с едой, котелком и сменой белья? На вас напало чудовище, похожее на быка и лягушку? Но не нанесло вам вреда, а дождалось, пока на помощь придет маг дороги?
   – Да, – медленно сказала Эльвира. – Я только не понимаю: при чем здесь какой-то мешок? И что это за справедливый суд, если нас заранее называют изменниками? Сначала наша вина должна быть доказана, а потом уж…
   – Хорошо, – оборвал ее Оберон. – Скажите еще раз, громко и внятно: была у вас с принцем цель покинуть Королевство – или не было?
   Протянулась длинная пауза.
   – Но я же говорю…
   – Вы хотели уйти – или не хотели?
   – Не хотели, – твердо сказала Эльвира. – Мы гуляли. В темноте забрели в овраг. У нас же нет ночного зрения!
   – Тогда спросим того, у кого ночное зрение есть.
   Снова стало очень тихо. Мои уши грозили лопнуть от жара, отвалиться и шлепнуться на пол.
   – Лена, – сказал Оберон спокойно и холодно. – Ты готова отвечать?
   –Да.
   – Тогда скажи: все, что говорили здесь эти люди, – правда? Ты можешь подтвердить?
   Умоляющие взгляды принца и Эльвиры лежали у меня на щеках. Я вела этих двоих, много раз спасая от смерти. Я отвечала за них. Да, они думают только о себе. Да, они лгуны и дураки. Но ведь они, проклятые, в дороге стали моим Королевством. Неужели я берегла их для палача?
   Ну что мне делать? И да и нет – плохо. Получится, что я предала сперва одно свое Королевство, потом другое…
   – Маг дороги, мы ждем твоего ответа. Почему ты молчишь?
   – Нас в самом деле подхватила туманная река. И занесла во владения такой толстой, бурой… бабы.
   – Понятно. Река текла по дну оврага?
   – Да.
   – Как вы очутились на дне оврага?
   Принц еле слышно застонал сквозь зубы.
   – Так как вы очутились на дне оврага, Лена?
   – Мы туда… зашли.
   – Зачем?
   – Мы… гуляли.
   – Втроем? Влюбленная пара – и маг дороги?
   – А почему нет? – не сдержавшись, выкрикнула Эльвира. – На нас напало…
   – Вас мы уже слышали, принцесса… Лена, ты станешь лгать мне или все-таки скажешь правду?
   – Это давление, – быстро сказал принц. – Отец! Вы же давите на нее, заставляя…
   – Помолчите, принц. Лена? Твое слово?
   – Мы гуляли втроем, – сказала я тихо. – Нас унесла туманная река. Вот и все.
   – Все?
   – Все. – Я закрыла глаза. – Можно, я пока ненадолго выйду?
   …Толпа снаружи расступилась передо мной, как перед прокаженной.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация