А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ключ от королевства" (страница 15)

   Глава 16
   Атака

   Я снова ехала во главе колонны, на этот раз рядом с Обероном. Замыкали строй Ланс и Гарольд – защищали Королевство с тыла.
   Отступал лес. Все реже попадались островки зеленой травы. Позади осталась речка. Ветер носил тучи пыли; Оберон на ходу научил меня, как защитить нос и рот от удушливых пыльих стай. К обеду мы перевалили через невысокую цепь холмов, и перед нами открылось песчаное море.
   Никогда в жизни не была в пустыне. Меня поразил цвет песка: он был не белый и не желтенький, как на пляже. Он был темно-кирпичный, почти красный. И он не стоял на месте: в сравнении с пляской этих красных гор даже море в шторм показалось бы, наверное, спокойным.
   – Привал, – спокойно сказал Оберон, и трубач, ехавший сразу за нами, проиграл мой любимый сигнал из двух нот.
   Караван привычно распался – каждый занимался своим делом. Здесь не было воды, зато в избытке имелось топливо – кустарник вокруг был наполовину сухой, мертвый. Суетились слуги, повара; стражники расставляли шатер, комендант везде совал свой нос и всем мешал.
   Только Оберон верхом на Фиалке не двигался с места, молчал и смотрел на пустыню. Мне не понравилось выражение его лица.
   Подъехал Гарольд. В руке у него было что-то похожее на грязное и рваное махровое полотенце.
   – Где взял? – спросил Оберон, не оборачиваясь.
   Гарольд махнул рукой куда-то за ближайший холм:
   – Там их полно. Целое кладбище.
   – Что с ними случилось?
   – Сдохли.
   Оберон ухмыльнулся:
   – Исчерпывающее объяснение… Брось эту гадость.
   Гарольд уронил тряпку на бурую растрескавшуюся землю. Я присмотрелась… лучше бы я не присматривалась.
   – Что это?
   – Хватавец, – отозвался Гарольд бесстрастно. – Хочешь, поедем посмотрим? Погадаем, отчего они все окочурились?
   – Гарольд, – сказал Оберон с укоризной.
   Странный звук пришел из пустыни – не то вой, не то вздох. Всплеснулся песок, будто на секунду из него вырвались в небо зубчатые стены невиданного замка. Я даже увидела окно, длинное и черное, как кошачий зрачок. «Замок» разрушился на наших глазах, опал, разваливаясь, как все на свете песчаные замки, нам в лица пахнуло горячим воздухом.
   – Что это? – спросила я шепотом. – Мы туда пойдем?!
   Фиалк щелкнул своими крокодильими зубами, покосился весело и бесшабашно. Оберон потрепал крылатого коня по шее:
   – Пойдем, Лена, пойдем… Нет другого пути.
* * *
   И мы пошли.
   Оберон вел караван, и мохнатые копыта Фиалка оставляли в красном песке ровную, как строчка, борозду. Король ни на секунду не опускал посоха: «прощупывал» дорогу впереди. Удерживал громады песка, которые то поднимались, оставляя нас на дне глубокой ямы, то опадали, и тогда караван оказывался на пике высоченной горы. Ни одна волна пока нас не накрыла, но от песочных танцев кружилась голова. В карете маялись принцессы, бледные до зелени – их тошнило. То одна, то другая перегибалась из окна в приступе рвоты. Заходился кашлем канцлер, даже стражники приуныли.
   – Пойди скажи им, чтобы держались! – крикнул мне Оберон, не сводя взгляда с песчаной горы на пути каравана. – Осталось немного! Скажи, мы скоро выйдем на ровное место!
   Я развернула коня. Песок обладал странным свойством: по нему можно было скакать, не проваливаясь, но стоило на секунду остановиться – и ноги, и копыта, и колеса увязали.
   – Держитесь! – крикнула я стражникам. – Король сказал, еще немножко! Держитесь! – крикнула я коменданту и канцлеру. Подскакала к карете, мое лицо оказалось как раз на уровне окошка: – Осталось чуть-чуть! Потерпите еще!
   Занавеска отдернулась. Я увидела Эльвиру – бледную, с опухшими веками.
   – Скоро будут ровные пески, – сказала я ей.
   – Лена! – Эльвира смотрела на меня взглядом животного, угодившего в капкан. – Пожалуйста… Пообещай мне, что ты никогда не бросишь нас в пути.
   – Обещаю, – сказала я удивленно.
   – Так мне спокойнее. – Она через силу улыбнулась, но улыбка ее тут же застыла – Эльвира смотрела куда-то мне через плечо.
   Я обернулась…
   Огромный песчаный гриб, похожий на ядерный взрыв, поднялся над красной пустыней. Вот его шляпка превратилась в прекрасное женское лицо… Потом в череп без нижней челюсти… А потом все опало, рухнуло, затряслась земля под ногами и копытами, хлынул вихрь с миллионами острых песчинок…
   Закричали люди и кони.
   Карета покачнулась и медленно, мягко опрокинулась, задрав к небу вертящиеся колеса.
* * *
   – Мама! – кричал Гарольд, разгребая песок, под которым бились, пытаясь подняться, повара и слуги. – Ма! Ты где?!
   Сжав зубы, я направила навершие посоха на ближайшую песчаную кучу. Песок стал дымиться и плавиться, спекаясь в черное стекло.
   – Не так. – Мой посох перехватили сзади. – Призываем ветер, а не огонь. Движение производится по спирали, против часовой стрелки, со все нарастающей интенсивностью…
   Ланс крутанул своим посохом. Песок закружился, разлетаясь в стороны, показались чьи-то руки, ищущие опоры, колесо повозки, рваный мешок, медный котел, голова лошади…
   – Мама! – в голосе у Гарольда было отчаяние.
   Я сжала посох влажными ладонями. Изо всех сил постаралась не плакать. Сосредоточилась и закрутила вихрь так, как показал перед тем Ланс.
   Никогда в жизни у меня не было в руках такого сильного пылесоса! Только он не втягивал воздух, а, наоборот, выбрасывал его, закручивая маленьким смерчем. Песок разлетался в стороны. Люди, только что погребенные без надежды выбраться на свет, вдруг оказывались на свободе, кашляли и терли глаза, помогали друг другу; кто-то не мог подняться. Кто-то лежал неподвижно.
   Гарольд схватил за руку женщину, с трудом выбиравшуюся из-под опрокинутой телеги:
   – Мама…
   – Спокойно, все живы, – пронесся над караваном голос Оберона. – Стража, соберите раненых. Конюхи, проверьте лошадей… Маги дороги – ко мне. Быстро.
* * *
   Оберон казался удовлетворенным, даже веселым:
   – Начинается настоящая война. Если через полчаса-час мы не восстановим караван и не продолжим движение – считайте, что Королевству конец. Лена, ты занимаешься ранеными. Гарольд, ты ставишь на место все, что сломалось. Ланс…
   – Впереди спазматические сгустки зла. – Ланс водил костяным посохом, как антенной. – Концентрация несовместима с жизнью.
   – Что?!
   Оберон поднял свой посох. На секунду лицо его застыло.
   – Вот оно, – сказал он шепотом. – Вот.
   И добавил еще что-то – совсем неслышно.
   – Назад? – спросил Ланс, невозмутимо разглядывая остаток среднего пальца на правой руке.
   – Оглянись, – оскалился Оберон.
   Ланс красивым плавным движением перевел посох за спину. Мигнул. Слабо усмехнулся:
   – Ловушка. Нам остается только…
   Оберон вдруг взял его за воротник и притянул к себе. Я испугалась: просто не поняла, что происходит.
   Это был длинный и страшный момент. Ланс и король смотрели друг на друга в упор.
   – …Только уйти через тоннель, – невозмутимо закончил Ланс.
   Гарольд шумно сопел у меня над ухом.
   Оберон разжал пальцы. Старший маг отодвинулся как ни в чем не бывало, потер шею:
   – Разве у нас есть выбор, государь?
   Оберон сдвинул брови. Лицо его сделалось суровым и надменным, почти злым.
   – Гарольд, Лена, вы что, не слышали приказаний?!
   Мы кинулись к каравану. Везде были ругательства, стоны, плач, смех, ржание перепуганных лошадей; к моему великому счастью, раненых было немного. Кого-то ударило опрокинувшейся повозкой, кого-то лягнула лошадь, кто-то потерял сознание, когда его завалило песком. Судорожно вспоминая учебник биологии и наставления Оберона, я приводила в чувство, расширяла сосуды, затягивала раны, снимала отеки и очищала забитые песком трахеи. Я одна работала, как небольшой госпиталь, и, честное слово, могла гордиться собой: десяток высококлассных врачей не способен на чудо, подвластное одному магу дороги. И в этой суете, в крике, в нервном напряжении у меня не было времени думать ни о словах Ланса, ни о решении короля.
   – Королевство! – Голос Оберона накрыл нас, как волной. Разом оборвался галдеж, даже лошади замолчали. – Пришло время проявить все наше мужество. Напал враг, мы не сможем дать бой, но мы уйдем из-под удара. Карета останется здесь, и повозки тоже. Перегружайте продовольствие на лошадей. Все, что можно бросить, должно быть брошено. Комендант, начинайте перегрузку. У нас есть пятнадцать минут.
   Кто-то из принцесс заплакал в голос.
   Оберон подскакал ко мне.
   – Лена… Иди сюда.
   Он все еще казался спокойным, но я чувствовала, как тяжело и страшно ему в этот момент.
   – Слушай… мы сейчас рискуем. Очень. Мы должны силой магии пробить тоннель в песке и держать его, чтобы не обвалился. И пройти под землей несколько десятков километров… Оживи! – Он протянул надо мной ладонь.
   – Мы пройдем, ваше величество, – сказала я, чуть задыхаясь. – Что мне надо делать?
* * *
   Темнота.
   Песок под ногами. Тонны слежавшегося песка над головой. Такое ощущение, что тащишь на спине невероятный груз; иногда от этой тяжести валишься на четвереньки, но все равно встаешь и идешь дальше. Тоннель в земле открыли ровно такой, чтобы могла пробраться лошадь; животные шли, пригибая шеи, тихие, отрешенные, какие-то «механические» – чтобы затащить их сюда, Оберон наложил на них заклинание, что-то вроде магического наркоза.
   А людей никто наркозу не подвергал. Мы идем вереницей, держась друг за друга, – Оберон впереди, он пробивает тоннель. Ланс позади – он держит просевшие своды, норовящие накрыть хвост процессии. А мы с Гарольдом идем в середине каравана, и ощущение такое, что держишь все небо на своих плечах.
   Гарольд кашляет. Потолок сразу становится ниже; кто-то испуганно вскрикивает. Я напрягаюсь так, что начинают носиться перед глазами светящиеся «ракеты». Стонет песок (или мне кажется?). Свод поднимается чуть выше, я уже не касаюсь его навершием посоха…
   Хорошо, что я маленького роста. Не надо идти, согнувшись в три погибели, как Гарольд. Навершие моего посоха бледно светится зеленым и красным; от этого света темнота становится еще гуще, еще черней. На ночное зрение не хватает сил. Не на что смотреть, ничего не надо видеть – надо ползти, как червяк, по узенькому тоннелю, грозящему вот-вот завалиться, и держать его, удерживать, реветь от натуги – но держать…
   Нечем дышать.
   Никогда больше не войду в лифт. Никогда не спущусь в подвал с низким потолком. Дайте мне пространства, дайте воздуха, неужели я больше не увижу солнце?
   Нарастает усталость. Все сильнее хочется бросить посох и упасть, а там пусть хоть что, пусть тонны песка накроют меня – я согласна, лишь бы отдохнуть, отдохнуть… Потолок проседает. Рядом хрипит, поднимая его, Гарольд.
   – Ленка… ты… песню… какую-нибудь… знаешь?
   Какую там песню – грудь сдавило так, будто моя песчаная могила уже накрыла меня. Тем не менее я выдавливаю из последних сил:
   – «Наверх вы… товарищи… все по местам… последний парад наступает! Врагу не сдается наш гордый „Варяг“. Пощады никто не желает!
   Невпопад, но довольно громко подпевает Гарольд.
   И на мгновенье становится легче.
* * *
   Небо. Без облаков. Странный сиреневатый оттенок.
   Я лежу на спине. Вернее, я полусижу, навалившись спиной на что-то мягкое. Белая рука с длинными пальцами ложится мне на плечо, и я понимаю, что рядом со мной – Оберон.
   Другой рукой он обнимает Гарольда. Тот закатил глаза под лоб и блаженно улыбается. Под носом и на подбородке у него запеклась кровь, свежая струйка бежит из уголка рта. Оберон протягивает над ним руку, шепчет:
   – Оживи…
   Гарольд продолжает улыбаться.
   На четвереньках подходит Ланс. Тянет за собой посох. Неровная дорожка на светлом и гладком песке. Ланс падает лицом вниз; Оберон протягивает руку над ним:
   – Оживи…
   Ланс поднимает голову.
   Оберон валится навзничь. В бороде короля – кровь и песок.
   Он без сознания.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация