А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ключ от королевства" (страница 11)

   Глава 12
   Переход

   Город тысячи харчевен был последним человеческим поселением на нашем пути. Стоило каравану перевалить через холмы – и началась безлюдная дикая местность. Огромные птицы кружили над караваном, каждая размером с небольшой самолет. В полдень их крылья то и дело закрывали солнце, но это было еще полбеды: птицы кричали так пронзительно и жалобно, как будто их жарили и ели прямо там, в поднебесье.
   – Гарольд? Может, у них болит что-то?
   – Они здоровее нас с тобой!
   – Тогда почему так орут?
   – Порода такая. Похоронники называются.
   Я покосилась в небо. Похоронники метались, всплескивали крыльями, то падали камнем, то снова набирали высоту. Им явно нравилось над нами издеваться.
   – Гарольд? Может, их разогнать?
   – Будет приказ – разгоним, – степенно отвечал Гарольд.
   Но приказа не последовало. Птицы мало-помалу отстали сами по себе. У меня на душе стало легче, но ненадолго: теперь вокруг воцарилась тишина, как под подушкой. Не шелестели листья. Совсем не было ветра. В низинах собирался туман. Лошади ступали по траве совершенно бесшумно, только где-то в хвосте колонны, в обозе, глухо звякал колокольчик.
   Мне опять захотелось домой. Подумать только: пока я здесь воюю, там застыл в воздухе падающий снег, замерли троллейбусы и машины, мама замерла у себя на работе перед экраном компьютера, и экран не мерцает…
   Надеюсь, с ней ничего не станется, пока я здесь? С ними со всеми без меня ничего не случится?
   – Гарольд… А что бывает с теми городами и странами, откуда ушло Королевство?
   – Живут себе. Некоторые получше, некоторые похуже… Оберон… его величество говорит, что со временем такой мир может разрастись со страшной силой, покорить небо и землю, а потом построить огромный летающий дом и улететь к звездам.
   – Гарольд, – у меня вдруг пересохло во рту. – А Оберон не говорил…
   – Не «Оберон», а «его величество»!
   Я не стала с ним спорить. Хлопнула пятками по упругим бокам моего Серого, тот зашагал быстрее, перешел на рысь (меня стало трясти и подбрасывать) и скоро оказался в голове колонны.
   Крокодилоконь Оберона (это чудище звалось нежно – Фиалк) плыл над дорогой, едва касаясь ее широченными копытами. Стражники покосились на меня, но пропустили к королю; рядом с Фиалком шел коричневый конь принца, покрытый попоной так, что виднелись только хвост и голова.
   Отец и сын разговаривали. Я поняла, что опять не вовремя. Принц сидел в седле красный, очень обиженный: вот так же выглядела наша отличница Фролова, когда новая математичка влепила ей трояк по самостоятельной…
   В руках у короля был его новый посох – черный, будто смоляной, с навершием в виде корявого древесного корня.
   Оберон почувствовал мое приближение. Глянул через плечо:
   – Добрый день, Лена. Что скажешь?
   Он говорил спокойно и приветливо, как обычно, но мне все-таки показалось, что в его голосе нет прежней доброты.
   – Вы заняты? – спросила я. И поспешно добавила: – Ваше величество.
   Оберон улыбнулся:
   – Представь, что во время битвы офицер приходит к полководцу: «Простите, вы не заняты?» Нет? А мне показалось… Я только хотел сказать, что враг прорвал левый фланг и армия отступает в беспорядке…»
   Я покраснела. Конечно, я задала глупый вопрос, но зачем же надо мной подтрунивать в присутствии принца?
   – Не обижайся. – Оберон поманил меня пальцем, серый конь правильно истолковал его жест и почти поравнялся с зубастым Фиалком. – Мне кажется, что со вчерашнего дня ты какая-то… не такая. Что тебя мучает?
   Принц на меня не смотрел – изучал горизонт. Лицо у него было отчужденное, мол, предавай меня, не тяни.
   – Нет, ваше величество. То есть я немножко волнуюсь, все-таки переход границы… то-се…
   Король чуть приподнял бровь. Я солгала, он это понял. Принц по-прежнему смотрел вдаль. Неезженая дорога, поросшая травой и кустами, вела вперед и вперед, терялась за холмом. А впереди стояли тучи – плотной черной стеной.
   Над караваном висела зловещая тишина. Если бы принц догадался отстать! Я поговорила бы с Обероном начистоту… Вот ведь дурацкое положение! Заговорить – получится, будто я сплетница и ябеда к тому же. Не заговорить – выходит, что я вру.
   – Я хотела спросить только… Наш мир – мой настоящий… то есть родной мир… может быть, в нем тоже когда-то было Королевство? А потом Королевство покинуло его, мир разросся, изменился, стал таким, как теперь?
   Крокодилоконь по имени Фиалк обернул ко мне зубастую морду. Удивленно покосился карим глазом: как ты, мол, догадалась?
   Принца не интересовали отвлеченные вопросы. Он не повернул головы.
   Оберон улыбнулся:
   – Знаешь… Не исключено. Может, и было такое Королевство. Давным-давно. Уже никто толком и не помнит.
   – Ну, кто-то помнит, – сказала я, помолчав. – Ведь если бы того Королевства не было – зачем бы я пришла к вам? Зачем бы училась волшебству, вместо того чтобы сидеть дома и смотреть телевизор?
   Принц оживился:
   – Телевизор – это штука, которая показывает картинки?
   – Мне нравится ход твоей мысли, – серьезно сказал Оберон, не слушая сына. – Да. Наверное, ты права.
   И он так это сказал, что на душе у меня снова стало спокойно. Пусть отец и сын не всегда понимают друг друга, пусть с принцем связана какая-то тайна – но Оберону я могу верить до конца, что бы там ни было.
   – Горы. – Король протянул вперед свой черный посох. Я посмотрела, куда он указывал…
   То, что раньше казалось тучами, обернулось на самом деле немыслимыми, страшенно высокими, покрытыми снегом горами.
* * *
   Мы разбили лагерь у подножия скалы, треугольной, похожей на парус. Здесь везде был камень, скалы торчали тут и там, как щербатые зубы. Стемнело моментально, будто выключили свет. Я как раз занималась своими делами в укромном местечке. Выбралась оттуда, на ходу застегивая штаны, выпучив в темнотищу глаза: ничего же не видно!
   Постояла, поморгала, понемногу сориентировалась. Костры, разведенные стражей и поварами, светили тускло: экономили топливо. Можно, конечно, идти на свет, но где гарантия, что по дороге не угодишь ногой в щель, не свалишься в яму, не покалечишься?
   – Гарольд? Гарольд, ты где?
   В ответ пришел откуда-то ветер, пробрал до костей, но главное – принес звуки. Странные, смазанные, жутенькие.
   – Гарольд? Помоги мне!
   Над королевским шатром вдруг зажегся круг света. Сразу стали видны и повозки, и карета, и сам шатер, и люди вокруг…
   И Гарольд. Он нашелся совсем рядом, с посохом наперевес:
   – Звала?
   – Ну… потерялась, в общем.
   – Ты дура, да? «Помоги мне» – это сигнал, что напали враги!
   – Я не знала…
   – Тс-с-с…
   Мы замолчали. Люди у костров молчали тоже; снова потянуло ветром. Крики… звон металла… Грохот… Вопли…
   Я вцепилась Гарольду в рукав.
   – Что это?
   – Эхо, – ответил он шепотом. – Это ведь граница… Тут ветер носит отголоски всех битв, которые только были на свете. Не обращай внимания, это безопасно.
   Держась друг за друга, мы вернулись к повозке, у которой привязаны были наши кони. Пастись тут было негде – и лошади проводили время, сунув морды в мешки с овсом.
   – Гарольд… ты не замечал, что принц сегодня странный?
   – Будешь странным, на его-то месте…
   – А что у него за место?
   – Он принц, понимаешь? Такая должность. А он хочет быть королем. Хотя бы в будущем.
   – О-о, – от этой мысли мне сделалось неприятно. – Он что же… ждет, когда Оберон умрет?
   – Перестань. Он порядочный человек, любит отца… Но, конечно, ему нелегко. Еще высочества эти… от них кто хочешь с ума сойдет.
   Мы подошли к самому большому костру. Стражники без слов подвинулись, давая нам место.
   – Что, братцы-волшебники, – сказал тот усатый, что не пустил меня вчера в шатер к Оберону. – Битву на Перевале слышали?
   – Это не Перевал был, – возразил другой, бородатый. – Там слоны ревели. Боевых слонов на Перевале не водилось. Это осада Кремня.
   – Тихо! Опять…
   Над лагерем прокатилось далекое эхо – явственно слышались рыдающие тонкие голоса. Я зажала уши.
   – А это я уже не знаю что такое, – пробормотал усатый. – Разграбление Городища, что ли? Скорее бы смотаться отсюда, я знаю одного парня, который вот так сидел-сидел на границе – и сбрендил…
   – Вы как хотите, – сказала я как могла спокойно, – а я иду спать. С меня на сегодня достаточно.
* * *
   Мы шли в темноте. Ни один факел не мог ее рассеять; я держалась одной рукой за конский хвост – это была лошадь Гарольда. Другой рукой тянула за уздечку Серого. Или он меня тянул. Он вообще был смелее и умнее меня: то и дело прижимался боком к плечу, согревая и поддерживая, давая понять, что конец пути близок.
   Потом мы шли – вереницей – в густом облаке, липком и почти непрозрачном.
   А потом облако рассеялось, и я увидела, что все мы – все маленькое Королевство – стоим плечом к плечу на нешироком каменном карнизе. Слева – отвесная стена. Справа – пропасть. Клубится какой-то бурый дым, пахнет удушливо и гадко. Небо темно-серое, картонное, и вокруг ни кустика травки. Ни листочка. И нас так мало, жалкая горстка людей. Мы напуганные, мы такие беззащитные… Гарольд ткнул меня локтем в бок:
   – Приготовь посох.
   – Что?
   – Оружие вынимай, а не «что»!
   Я засуетилась, запуталась в ремешках на футляре (посох был приторочен к седлу). Наконец высвободила свое оружие, взялась двумя руками, мельком вспомнила наставление Ланса: «Между навершием и правой рукой должно помещаться от локтя до двух…»
   – Готова? – прошипел Гарольд.
   В ту же секунду в серое картонное небо ударил ярко-белый луч. И сразу же – красный луч. Гарольд, коротко вздохнув, ударил в камень своим посохом – из навершия вырвался синий луч; все ждали только меня, меня-неумеху…
   Закусив губу, я грохнула о землю посохом и… попала себе по ноге. От боли навернулись слезы, но луч – зеленый, изумрудный, веселенький такой – уже вырвался из двуцветного навершия и ушел в небо.
   Белый луч пересекся с красным. Синий лег на место их соприкосновения; трясущимися руками я направила зеленый луч в ту единственную маленькую точку, где уже соединялись белый, красный и синий.
   Вспышка!
   Огненный шар раскрылся, как цветок, у нас над головами. Маленькое солнце осветило скалы и пропасти; пропал бурый туман, смягчились тени, как языком слизало ужас и слабость, охватившие меня при виде этого жуткого места.
   – Да здравствует Королевство! – басом взревел кто-то из стражников. И его крик моментально подхватили несколько сотен голосов:
   – Да здравствует Королевство! Да здравствует Оберон! Да здравствуют маги дороги!
   Огненный цветок поворачивался и плыл, согревая, радуя и подкрепляя силы, а я сжимала посох, направленный вверх, и чувствовала в этот момент руки и Оберона, и Ланса, и Гарольда.
   Чего нам бояться?
   Мы прорвемся. Мы дойдем. Потому что мы вместе.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация