А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ночь навсегда" (страница 4)

   Монолог остановился, взойдя на вершину. Впрочем, отчаянный блеф победителя в соединении с растерянностью побежденного – не самая устойчивая конструкция. И покатились, набирая ход, угловатые подпрыгивающие реплики:
   «Ты что, серьезно?» «А ты думаешь, шучу?» «Слушай, мои-то здесь причем, что они тебе ответят?» «А пусть попробуют ничего не ответить. Ведь обидно – в тюрьме даже нечем похвастаться будет…» «Мстить хочешь? Мне-то за что!» «Я понять хочу». «Слушай, мужик, я вообще в этом деле никто, у меня приказ…» «А у меня сын, которого твои начальнички грозятся застрелить при попытке к бегству». «Я честно ничего не знаю про Салова!» – прокричал связанный герой.
   Про Салова?
   Свершилось. Герой наконец разговорился – голос его был явно недостоин русского офицера, однако это ничуть не мешало пониманию сути. Оказывается, жил-был почтовый клерк с отвратительной фамилией Салов, работал в отделе доставки здешнего почтового отделения – на абонентских ящиках, раскладывал по ячейкам корреспонденцию. И было у него хобби – изредка вскрывать приглянувшиеся конверты. Однажды он вскрыл письмо, адресованное на абонентский ящик Х., чисто случайно, от большой скуки, и обнаружил фотографию одного известного человека с напечатанными на обратной стороне фамилией и адресом. А через пару дней услышал по телевизору, что того убили. Заинтригованный клерк принялся уже целенаправленно следить за корреспонденцией, поступающей на эту ячейку, и когда пришло письмо с данными на директора аэропорта, он все бумаги аккуратно сфотографировал. Когда же директор аэропорта погиб, всякие сомнения отпали. Сообразительный молодой человек подкинул в тот же ящик записку: мол, нам все известно, вот фотографии на память, деньги за наше молчание положите сюда же. И еще приписал: не ищите нас, а если найдете, то помните, что в надежном месте спрятано письмо с исчерпывающими сведениями о вас и вашей неблаговидной деятельности. Однако его, разумеется, нашли и прикончили… – завершился сбивчивый рассказ.
   «Нашли и прикончили…» – взметнулись индикаторы в перегретой голове слушателя. Взметнулись и опали.
   «Короче, ничего интересного не могу тебе сообщить, – тоскливо пробормотал оперативник, пытаясь сесть. – Только то, что все и так знают. Если „мясник“, которого мы ищем, это не ты, лучше сдайся поскорее, ребята обязательно разберутся, что к чему…»
   «Со мной-то разберутся, – согласился Х. – А ребенка куда денут?» Он проверил надежность узлов на шарфах и добавил, прежде чем оставить пленника одного в разоренной квартире: «Спасибо, друг, что хоть чуть-чуть мне помог. Извини, но твой пистолет я возьму, своего-то нет».
   Как обращаться с оружием, он помнил, в армии крепко научили.
   И это умение пригодилось уже через несколько секунд. «Сергей! – вяло позвал кто-то, шаркая по лестнице. – Не бойся, это я. Слушай, у меня, кажется, температура поднялась, перед глазами все плывет…» Первым среагировал связанный оперативник – сквозь распахнутую дверь квартиры, в спины убегавшим, донесся срывающийся вопль: «Он уходит, кладите его, он уходит!» В поле зрения появился новый персонаж – тот самый широкий мужик, что болезненно спал в салоне припаркованной машины. Очевидно, это и был «Брагин». Может, «товарищ», может, «господин». Лейтенант или капитан – тоже неважно, потому что в штатском. Важно, что оружие в руке беглеца уже было готово к работе, в то время как проснувшийся участник засады еще соображал, что к чему.
   «На пол!» – заорал Х. с явным избытком мощности и передернул затвор.
   Туша распластавшегося офицера заняла почти всю лестничную площадку. Человека бурно знобило. «Вытащи у него пистолет! – скомандовал Х., толкая продавщицу. – В кобуре, под мышкой!» Та исполнила, хоть и двигалась странно, заморожено. «Брось в мусоропровод!» Пистолет гневно прогремел по стенам трубы, оставив своего хозяина в одиночестве. Беглецы осторожно обогнули вспотевшую преграду (мужчина тащил женщину за руку) и затопали вниз по ступенькам, ускользая от правосудия.
   Связанный герой бесновался где-то наверху: «…кладите их, ну же… уйдут ведь… где же вы были, не понимаю…»
   «…Не понимаю, как он проскочил, гад! Через двор, что ли, через чью-то квартиру…» – стонал чуть ниже командир лихорадочным честным голосом – чтобы напарник услышал, – и громко пытался организовать преследование…
   Через минуту вишневого цвета «лада» вновь мчалась по ночному городу. Куда? Водитель объяснил пассажирке: хочет показать ей несколько морд (рож, рыл), вдруг она узнает чью-нибудь? В частности, из тех, что приходили к ней домой с нескромными вопросами – как в первый, так и во второй раз. Живьем показать, чтобы без ошибки. Все понятно?
   Все было понятно. Только вот где Антон? Что с мальчиком, говори, с ним что-то случилось, да? Х. продолжил объяснения: Антон остался в Токсове, на соседской даче, страшно было брать его с собой, к тому же – ночь, ребенку спать надо. «Ребенок брошен? – причитала продавщица. – Один? Что же теперь будет, о Господи, во что же ты вляпался, дурак, с ума с вами можно сойти, а меня-то за что, меня-то…» – причитала и причитала, поэтому Х. быстро отключился.
   Абонентский ящик, подумал он. Кто-то приспособил абонентский ящик для своих целей, пользуясь тем, что настоящий хозяин довольно редко в него заглядывал. Но почему этот мерзавец не боялся, что Х. случайно вытащит секретную корреспонденцию? Совсем обнаглели, убивать за такое мало… Водитель отнял правую руку от руля, притянул к себе пассажирку и поцеловал ее, замолчавшую на полуслове.
   Она сразу успокоилась.
   Спросила: «Что у тебя с рукой? Порезался, да?»
   «Приехали», – сообщил он. Аккуратно припарковавшись (как всегда), Х. вытащил гвоздодер, который до сих пор не участвовал в этой истории, позвал свою подругу и вошел в подъезд. Ломику предстояла ответственная, но не очень трудная работа. «Прекрасная сталь… – в очередной раз подумал герой. – Давно нужно было купить такой же…»
   Владелец гаража жил на первом этаже, так что высоко подниматься не пришлось. И дверь у него была дряхлая, давно не крашенная, и замок был ригельный, выполнявший чисто психологическую функцию. Короче говоря, Х. не стал пользоваться звонком, просто отжал смехотворное препятствие ломиком – в три движения. Было темно. Люди спали, набираясь сил перед дневной суетой. Впрочем, темнота мгновенно спряталась по углам: кто-то включил свет, проснувшись от страшного чужеродного звука, и люди в панике повскакивали – полусонные, взвизгивающие. В малогабаритной квартире, помимо хозяина, обнаружилось поразительно много других обитателей: женщины, дети, тещи, бабки, даже кошка. Замелькали несвежие простыни, потрепанное нижнее белье, взмокшие от духоты тела. Взметнулись рты, перекошенные одним воплем: «Что вам нужно?!» Да, этот немолодой, измученный вечными вопросами мужчина бедно жил, трудно ему было содержать столь большую семью, оттого, наверное, и сдавал первому встречному свой гараж в аренду, тем более, машину давно продал… Х. понял, что ошибся, что все бесполезно, однако безумная ночь властно влекла действие за собой, подчиняя мир собственным законам, поэтому он втащил перепугавшуюся свидетельницу в квартиру: «Знаешь здесь кого-нибудь?» Продавщица отрицательно мотнула головой и выскочила прочь, прочь, прочь. Страшный гость, к сожалению, не последовал за ней. Наоборот, принялся требовать, чтобы ему немедленно признались, кто из посторонних имеет ключ от гаража, кому и зачем понадобилось рассказывать про Х. всяким бандюгам, иначе говоря, безобразная сцена продолжалась еще некоторое время.
   Когда Х. наконец удалился, оставив несчастную квартиру в покое, женщина ждала его возле машины. «Мимо», – констатировал он. Ему не было стыдно. Он вообще не испытывал ничего, кроме желания поскорее сесть за руль.
   Водитель дал с места разгон под восемьдесят километров и зачем-то объяснил: «Знаешь, почему этот мужик не сообщил про меня в органы? Он просто никогда не смотрит новости. Бывают же такие люди. Ну и, во-вторых, вчера работал в вечернюю смену. Мы с ним, между прочим, на одном заводе, потому он и не побоялся отдать мне свой гараж попользоваться…»
   Следующей точкой маршрута был дом сокурсника. Двадцать минут бешеной гонки, наполненные космическим безмолвием, и путешественники прибыли на место. «Ну, этого гада ты точно узнаешь», – предупреждал Х., волоча возлюбленную вверх по лестнице. «Послушаем, что он скажет…» – предвкушал Х., целеустремленно сжимая в руке гвоздодер. Однако здесь оказалась настоящая дверь, с настоящими замками, которую было не взять с помощью детских приемов, поэтому пришлось воспользоваться звонком.
   «Кто?» – вяло поинтересовался женский голос. «Петр дома?» «Муж на работе». «Где его можно найти, очень срочное дело…» Увы, на этом диалог прервался – то ли хозяйка квартиры испугалась, то ли ее совершенно не интересовали гости, приходящие ночью в отсутствие мужа. Тогда Х., слегка разгневавшись от столь явного неуважения к своей личности, решил все-таки проверить дверь на прочность.
   С тягучим хрустом отскочило несколько реек. Под лакированным деревом открылась стальная основа, ничуть не менее твердая, чем ломик. Хорошая была дверь, надежная. Женщина по ту сторону срочно пользовалась телефоном, истерично взвизгивая: «Кир, у тебя нет Петра? А куда он уехал? Тут к нам какой-то сумасшедший ломится!..» Гость между тем и в самом деле обезумел – колотил в дверь заостренной частью лома и выкрикивал: «Не нужно открывать! Скажите, где Петр, и я уйду!» Продавщица оттащила его, потому что… Потому что – как ты не понимаешь! – сейчас сюда примчится или патруль, или те, в куртках!
   Она была права. Х. покорно спустился к машине, бормоча с глухой ненавистью: «Кир… Кир… Кир…» И вновь призрачные магистрали пустого города легли под нетерпеливые колеса.
   Очевидно, Кирилл. Есть у Петра по кличке «Царь» такой приятель. А может, друг. (Или любовник? – усмехнулся Х., вписываясь в очередной поворот.) Кирилл – тоже сокурсник, мало того, из той же группы. Они с Царем всегда вместе ходили, и полгода назад, кстати, на традиционном сборе, устроенном в квартире Х., они по обыкновению были вместе. Случайность? Правильный ли маршрут в этот раз выбрал водитель вишневой «лады»?
   На улице возле подъезда стояла «вольво» Кирилла – Х. знал его автомобиль, обратил профессиональное внимание как раз во время пресловутой вечеринки полугодовой давности. «Сиди, не вылезай! – распорядился Х., обращаясь к продавщице. – Я сам справлюсь, ты не понадобишься». Затем было так: он начал выкручивать ниппеля из колес чужой любимицы (сразу включилась сигнализация – омерзительно завыла, сволочь, – но злоумышленник, полный невозмутимой убежденности, быстро завершил начатое), и шикарный «Вольво», четырежды вздохнув, грузно осел на брюхо. Х. рванулся ко входу в подъезд и спрятался, ожидая. Кирилл выскочил на улицу, несколько ошалевший от неожиданно возникшей проблемы – с пистолетом в руке. Он был хорошо и правильно одет – значит, до сих пор не ложился. Снова случайность? Х. прицелился ему в голову из собственного «макарова» и попросил, четко выговаривая слова: «Пистолет на асфальт, и вперед. Выключай сигнализацию».
   Владелец «вольво» обернулся, подпрыгнув. Несколько мгновений длилась немая сцена, полная внутреннего драматизма. После чего все сказанное было исполнено – без единого возражения. Бортовая сирена заткнулась, оставив только скверные навязчивые отзвуки в ушах зрителей и участников. Кирилл, повинуясь новому приказу, вернулся в подъезд. Х. неотступно следовал за ним, подобрав по пути брошенное оружие. Женщина, сидящая в «ладе», не вмешивалась – настоящая подруга одинокого воина.
   Светское общение старый знакомых началось еще на лестнице. «У тебя газовый, а у меня настоящий.» (Это Х. рассмотрел чужой пистолет.) «Ты с ума сошел, что ты задумал?» (Если на улице Кирилл просто струсил, то теперь испугался всерьез.) «Не бойся, не убью…» В квартире разговор продолжился, и некому было помешать ночному выяснению отношений: сокурсник жил один. «Что за девка у тебя в машине?» «Я хотел, чтобы она опознала ублюдков, которые ее допрашивали». «Почему ты ее в машине оставил?» «А незачем ей видеть и слышать все это». «Что ЭТО?» (Кирилл запаниковал, заметался прерывистым взглядом по лицу гостя.) «Что ты задумал? Позови ее, пусть придет!» Крохотное пламя азарта погасло в душе гостя, оставив только тление, только разъедающие плоть угольки ярости. Он рявкнул раздраженно: «Да не бойся ты, говорят же, не убийца я!» Хозяин квартиры откровенно не поверил. Откуда тогда у Х. пистолет? Очень просто: одолжил у сотрудника уголовного розыска, который в обысканной квартире лежит… Кирилл затрясся, заходил ходуном – очевидно, представил вдруг и себя лежащим, – окончательно изломал контур рта сиплыми вопросами: зачем Х. пришел? Что задумал? Что ему нужно?..
   Нужны объяснения.
   Какие еще объяснения, что за чушь?
   Например, кто на самом деле пытал и зарезал парня, работавшего в почтовом отделении?
   Кирилл ничего не знает и знать не хочет. Впрочем, разумеется, ему известно о неприятностях, в которые вляпался Х., он прекрасно понимает, что с любопытным клерком нужно было срочно что-то делать, но пусть Х. не впутывает в свои проблемы солидных чистых людей! В конце концов принятая система передачи заказов для того и существовала, чтобы обезопасить обе стороны, чтобы обеспечить полную независимость и секретность! В конце концов именно Х. и предложил осуществлять связь через абонентский ящик, сам ведь решил поиграть в профессионала – сам, все сам! И если уж совсем откровенно, то не сравнить столь банальную неприятность с бурей всеобщего интереса, которую поднял Х., с грозой высокопоставленного непонимания, которую он вызвал своим идиотским поступком. Зачем понадобилось забирать у директора аэропорта портфель? Ну, абсолютный идиот! В результате – весь город теперь шевелится. Пришли в движение такие киты, что простым коммерсантам лучше забиться в щель поглубже и закрыть голову руками.
   Гроза непонимания… – несуразная метафора отозвалась приливом крови к сосудам мозга. Гроза скоро начнется…
   «Ага!» – заорал Х., с долгожданным наслаждением взбесившись. Он едва не запрыгал по комнате, он действительно стал идиотом – от радости. Значит, Кирилл все-таки знает ответы! Значит, правильный адрес выбран – второй приятель-сокурсник тоже сидит в этом дерьме по уши! Наконец хоть какой-то след ухвачен, хоть что-то реальное получено!.. Когда гость снова потребовал объяснений, удвоив мощность своих вопросов, хозяин квартиры с плачем упал на колени: «Не надо! Я же ничего плохого тебе не сделал, ты чего-то там напутал, ошибся!..» Кирилл бессмысленно дергал конечностями, агонизируя, словно бы готовясь к переходу в новое качество. «Я не убийца», – с усталым равнодушием повторил Х. В тысячный раз. Неужели трудно в это поверить? Неужели трудно хотя бы предположить, что Х. ничего плохого пока не сделал, и поведать об обстоятельствах дела, исходя из этого невероятного допущения? Он обещает быть благодарным слушателем, лишь бы кошмар рассеялся, лишь бы духота ушла из мозга…
   Говорить под дулом пистолета очень трудно, никак не собраться с мыслями. Тем более, когда ясно понимаешь: тебя допрашивает псих, которому спустить курок, что моргнуть. Это предсмертное понимание сочилось из Кирилла мутными капельками пота. Разумеется, сокурсник не забивал свой мыслительный аппарат проблемой «верить или не верить», поскольку искомые обстоятельства дела казались ему более чем очевидными. С полгода назад Царь получил письмо следующего содержания: мол, я согласен работать в фирме «Рука Москвы», заказы присылайте на такой-то абонентский ящик, а деньги – на такие-то банковские реквизиты. За каждый заказ, мол, я хочу столько-то. Сокурсники-бандиты, получив письмо, прежде всего озадачились: кто это предлагает свои услуги? Потому что они пока не приступали к реализации указанного проекта, и мало того, даже не обдумывали его всерьез. Был у Кирилла с Царем всего лишь полушутейный разговор – как раз на традиционном сборе, случившемся в квартире у Х. Покурить куда-то вышли, и заодно обменялись нетрезвыми мнениями. О том, что давно пора им расширяться, осваивать новую сферу деятельности, а именно – организовать спецслужбу по особо деликатным поручениям. Только для респектабельных клиентов. Чем крупнее люди, тем крупнее возникающие между ними проблемы – из тех, что изрядно нарушают мировую гармонию. Почему бы не помочь какой-либо из сторон в восстановлении гармонии, воспользовавшись испытанным временем принципом: нет человека – нет проблемы? Разумеется, помощники твердо собирались оставить при этом свои руки и свои души чистыми, то есть не переходить грань простого посредничества. Вклиниться в подобный бизнес непросто, даже при наличии «незасвеченных» исполнителей, однако у новичков есть серьезное преимущество – действительные гарантии конфиденциальности… Короче, друзья-коллеги курили и смеялись – давай-ка мы назовем нашу новую службу «Рука Москвы», чтобы все было красиво, солидно…
   Неужели кто-то подслушал тот разговор?
   Они плохо помнили вечеринку, оба выпившие были. И зачем вообще поехали туда? Ностальгия замучила, детство захотелось вспомнить? Вот так и закрутилась эта история… Прежде чем принимать решение, друзья решили проверить всех присутствовавших на вечере встречи. Начали с хозяина квартиры, то есть с Х. Загадка сразу и разгадалась: абонентский ящик с указанным в письме номером был на его почте и арендовался непосредственно им. Само письмо было напечатано на пишущей машинке в его конторе, это обстоятельство они тоже выяснили. Как? До смешного просто: в квартире Х. (квартиру обшарили прежде всего) нашелся кое-какой бумажный хлам, принесенный хозяином с завода и отданный ребенку для поделок. Копии устаревших заявок, планов-заданий и прочая служебная дребедень. Машинописный шрифт оказался тот же – все сошлось. Некоторое время Петр с Кириллом размышляли, как следует отнестись к необычному предложению, родившемуся подобным образом. Как к шантажу, как к искреннему желанию подзаработать, как к утонченной шутке? Собственно, они ничем не рисковали при любом варианте. Взяли да и послали заказ для пробы – без денег, разумеется, чтобы не пришлось потом их выколачивать из хорошего веселого мужика. Этот первый заказ исходил лично от Петра, он давно хотел избавиться от одного знакомого, который ему кровь портил. И когда был получен результат, ничего не оставалось, кроме как отправить гонорар за выполненную работу, а затем продолжить сотрудничество. Кто бы мог подумать, что тихий незаметный Х. окажется таким крутым, таким безотказным и надежным? Надежным… Кстати, о гонораре. Если Х. помнит, то первая сумма была гораздо меньше, чем последующие. Кирилл с Петром даже смеялись поначалу, что лопух неопытный запросил слишком уж мало, но впоследствии повысили расценки – по собственной инициативе, заметь, – чтобы никаких обид не было. («Ведь никаких обид, правда? Убери пистолет, а?») И когда Х. переслал недавно записку с просьбой положить деньги за последний заказ – ну, за директора аэропорта, – не в «Интер-Амикус», а на его расчетный счет, они выполнили, хоть и не поняли, зачем это могло понадобиться. И вообще они не понимали, что за блажь такая была – связываться с банком, вместо того, чтобы получать наличными, – но в чужие мозги не лезли. Короче, до последнего времени все было прекрасно – ни разу не встретившись лично, делали общее дело…
   Бурлящий поток новых кошмаров едва не сбил Х. с ног. Он устоял, однако потерял вдруг способность спрашивать о чем-либо. Потому что сомневаться не приходилось – вибрирующий от ужаса Кирилл сказал правду. Силы нашлись только на отвлеченный, не имеющий никакого значения вопрос: кому и чем помешал директор аэропорта?
   Сокурснику становилось все труднее и труднее говорить. Из-за ежесекундного ожидания выстрела он беспрерывно проваливался в спасительное ирреальное состояние. «Директор аэропорта… – наморщил он лоб. Последний заказ…»
   Кто-то из руководства портом решил сыграть ва-банк, через своих холуев, естественно. В крупные фирмы или к известным индивидуалам они не захотели обращаться, очевидно, чтобы максимально снизить риск утечки информации. Короче, войны побоялись. Убрать такую фигуру, как директор аэропорта – это серьезный политический шаг. А с новичками – дело сделано, и концов не найти… Что еще сообщить? Вообще-то с портом Петр контактировал, это его канал, так что больше – ничего определенного…
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация