А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Цена слова" (страница 3)

   – А как Калли можно было принять за брюнета? – пожал плечами Бэррин. – Но имя одно. И проклятие. И вообще все слишком похоже! Что же это такое?!
   – Успокойся, Синекрылый, – прогромыхал Грым. – Расскажем кому надо о дамочке и забудем. Я жрать хочу.
   – Нет, рассказать-то расскажем, – завелся Златко. – Но я не могу это так оставить! Тут явно дело нечисто!!! Это же… это же… явно какое-то преступление! Или какое-то колдовство! Или еще что! А если кто-то из нас попадется под действие этого «чего-то»! Будут наши девушки бегать по городу, приставать к незнакомым мужикам, узнавая в них какого-то Бертрана! Кстати, кто же это такой? Наверное, это и есть тот, кто все это совершил! Обманом завлек их и…
   – Златко!!! – не сговариваясь, заорали Ива, Грым и Дэй. Тот недоуменно посмотрел на приятелей. И в образовавшейся тишине особенно четко был слышен голос Калли:
   – Ну надо же, меня сравнили с вампиром!
   Возмущению эльфа не было предела.

   Златко, конечно, не оставил своей идеи. Так что после еды им пришлось тащиться туда, где располагались соответствующие организации. Там Бэррин, в том числе пользуясь своим происхождением, долго что-то выяснял, а друзья ждали его в сторонке. Только раз их вызвали для уточнения. Дознаватель – маг с длинным, будто созданным для того, чтобы совать его в чужие дела, носом – пристрастно посмотрел на Светлого и покачал головой.
   – Да уж! Непохож…
   На кого Калли был непохож, они узнали уже у Бэррина, когда тот вернулся с вытрясенной из дознавателя информацией. Оказывается, таких случаев, не считая тех, что произошли с Ивой, было зарегистрировано три штуки. Занялись ими потому, что в предыдущих ситуациях проклятие все-таки достигло цели, а пострадавшие оказались бдительными людьми и сразу обратились к магам, которые и определили, что оное имеет место быть. Во всех пяти случаях женщины были разные. Вернее, описание двоих совпадало, так что, возможно, сумасшедших было четыре. К мужчинам они тоже обращались разным. Но имя всегда было одно – Бертран.
   Остальное – лишь догадки.
   Много их накопилось и у Бэррина. Его друзья понимали, что и в этот раз он не успокоится. Знакомый сумасшедший огонек уже горел в его глазах.
   Команда была готова смириться с очередной неизбежностью, однако у Ивы появились другие планы.
   – Златко!!! – взмолилась она. – Ты же фактически наш лидер, ты должен удерживать нас от идиотских и опасных авантюр! А ты сам нас в них толкаешь!
   – Маг должен тренировать свою силу, изобретательность и ум! – гордо провозгласил упрямец и пресек дальнейшие поползновения знахарки, начав перечислять, что им нужно и можно сделать. Однако все его идеи выглядели какими-то невыполнимыми и просто нереальными. Как можно узнать все про всех Бертранов, живущих и когда-либо живших в Стонхэрме? К тому же у них нет времени бродить по городу в поисках очередных сумасшедших дамочек. Единственное, что было более-менее осуществимо, – это послушать, что говорят люди: мало ли, вдруг недавно случилась какая-то трагедия с мужчиной, носящим это имя. Его возлюбленная могла оказаться магом и, поддавшись горю, вольно или невольно воздействовать на других женщин. Было еще предложение поискать в книгах о городских легендах. Правда, они сомневались, что это что-то даст, ведь в легенды попадали стародавние события. Но мало ли… Вдруг неведомое нечто проснулось, как тот демон из заброшенного храма, с которым им довелось не так давно столкнуться.
   Надо сказать, последние две идеи молодым людям приглянулись. Первая предполагала посещение всяческих трактиров и таверн, что они все любили. Даже Дэй, хоть порой на нее находили острые приступы человеконенавистничества. Впрочем, такое со всеми иногда случается. Ну а про городские легенды почитать тоже неплохо. Это как сказки. Порой жуткие и холодящие кровь, но такие увлекательные. Особенно когда знаешь, что все это пусть наполовину, но основано на реальных событиях. Грым добавил, что под такие истории еще и засыпать хорошо. Тем слаще, если перед этим плотно поужинать. Златко почти обиделся. Он как-то остро реагировал на все, что касалось истории. Особенно героико-трагической, древней и пафосной. Была у него такая слабость. А еще – детективы. Но это совсем тайная (и поэтому все о ней знали) слабость.
   Роли хотели распределить, но не смогли договориться, кому книжки читать, а кому по трактирам шляться, так что решено было взять несколько книг (тем более что одни и те же легенды в них излагались в различных вариантах, как они давно уже успели обнаружить), а по тавернам ходить или всей компанией, или по двое-трое, но в разные.
   Не откладывая дела в долгий ящик, Синекрылый потащил приятелей в библиотеку. Там давно уже их знали и не удивлялись порой весьма странным запросам, так что безропотно выдали требуемые книги, даже не рассуждая про распущенную молодежь. Ива никогда не могла понять, почему старшие их так часто в этом обвиняют, хотя сами наверняка в молодости были ничуть не лучше. Да и вообще, что они такого делают?! Златко как-то попытался объяснить ей, что под старость у многих возникает ощущение уходящих лет, а Калли добавил, что людям свойственно стареть, так и не дождавшись прихода мудрости. Зато Грым привычно заржал и заявил, что подобным образом реагируют в основном те, кто, глядя на молодых, вспоминают себя в таком возрасте и жалеют, что не были «распущенными», – столько же возможностей упустили! Что еще остается? Только ворчать! Дэй просто обругала всех подряд, в который раз убеждаясь, что мир ужасно несовершенен, а люди – имелись в виду существа всех рас – злые, подлые и завистливые.
   Надо сказать, тогда Ива задавала риторический вопрос и никак не ожидала столь подробных, разных и эмоциональных ответов.
   Но в этом была вся лучшая пятерка факультета Земли.
   Как бы там ни было, но сегодня ничего плохого не случилось – никак кто подслушал их домыслы, – и юные маги с вожделенной (для Златко) добычей отправились в свой домик. Однако в этот день прочитать много не получилось, уроков на дом задали столько, что хоть вой. Правда, одну историю Ива все-таки успела прочесть. Синекрылый рекомендовал просто проглядывать легенды – если в них нет имени Бертран, то идти дальше. Но, начав эту главу, травница уже не могла остановиться.
   Лучше бы она этого не делала, потому что сны потом были весьма… специфическими.
   «Поговаривали, что эта женщина Вергилия (история не сохранила ее фамилии или прозвища) была ведьмой. Самой настоящей, связанной с темными силами. Что уж там произошло с ней в прошлом, доподлинно неизвестно. Может, она действительно была безжалостной и злой, кто знает. Только факт, что она ненавидела молодых девушек, равно как и юношей, не поддается сомнению. Она не жаждала их красоты или молодости. Она просто их ненавидела. Всех. Без исключения. А как им мстить и изничтожать, она быстро придумала. Она была ведьмой и знала, что грань – грань между мирами – может проходить где угодно. И научилась приходить в пустые темные комнаты, смешивая людские страхи перед ночью и неизвестностью с гранью, что образует проем двери и сама дверь. Тишина пустого дома всегда пугает. Мы никогда не знаем, что ждет нас там. Может, это грабитель, может, притаившийся убийца, а может, что-то тайное, неизвестное, пришедшее за нашей жизнью и душой из другого, темного мира, мира хаоса. Мы замираем на пороге, пытаясь преодолеть этот странный, обычно ни на чем не основанный страх, и торопимся зажечь свечи. И не знаем, что именно в этот миг участь пострашнее смерти уже стоит за нашими плечами. Да, такие слухи ходили по тавернам Стонхэрма. Потому что очень долго на порогах домов безутешные родители находили онемевших и нечего не соображающих детей, юношей и девушек, которые буквально совсем недавно были совершенно нормальными. Маги смотрели на них и только качали головами. У них похитили рассудок, говорили они. И никто не знал, как справиться с этим, откуда ждать опасность, как от нее защититься, кого казнить за эти страшные преступления. Но каждую неделю за спиной одного из юных созданий этого города вырастала темная тень, и за порог пустого, такого страшного в своей тишине дома падало тело, в котором уже не было разума. Поговаривали, что сначала люди даже радовались некоторым подобным случаям. Всегда приятно, когда твой враг или соперник выходит из игры. Но что удивительно, и в чем-то справедливо, такая же участь постигала вскоре и их самих. Впрочем, и многих других тоже. Просто злоба и зависть привлекают к себе темное еще сильнее, чем чистота и невинность.
   И лишь она одна смеялась, и ничего ей не делалось. Ее давно боялись, старались обходить стороной. Но в какой-то миг поняли, что именно ведьма Вергилия стоит за всем этим. Хотели потащить ее на костер, но, когда пришли в ее дом, ведьмы там не оказалось. Потом ее видели во многих местах, но поймать не сумели, а кто пытался, на утро обнаруживал своих детей без рассудка. Теперь таких начали находить и просто на порогах пустых комнат. Не спасало даже присутствие в доме кого-то из родных или слуг.
   Паника охватила город. Люди в спешке уезжали и отсылали своих детей из Стонхэрма, требовали от магов вмешаться, устраивали повсеместные облавы, боялись даже на шаг отпустить от себя молодых родственников. Но страшная судьба умела бороться со всеми предосторожностями. И никто не знал, как с этим справиться. Никто не знал, что делать.
   Но однажды случилось чудо. Все прекратилось. Просто само собой. Никого не сожгли на костере и не уничтожили. Не было масштабных боев с нечистью. И никто из магов не сказал, что это его стоит благодарить за спасение. Но однажды из города ушел странный художник-бродяга, видевшие его глаза горожане в один голос утверждали, что в них вспыхивало красное пламя, а в самом Стонхэрме появилась картина-портрет с изображением не молодой и не старой ведьмы. У нее было злое лицо и тьма в глазах. А тот, кто смотрел в них, лишался рассудка. Этой картины нет ни в одной галерее и ни в одном доме, и одновременно она может появиться в любом из них. Сама по себе. Говорят, что в нее неизвестный художник – маг? демон? колдун? – заключил Вергилию, но ее злоба так сильна, что даже сейчас она не может успокоиться. И по-прежнему стоит быть осторожнее, отворяя дверь в пустой дом и смотря на портреты».
   Стонхэрм был полон страшных сказок. Ива подозревала, они ему нравились. В его тенях таилось много неизведанного и опасного, и оно имело точно такое же разрешение на жизнь, полученное у этого странного города, как и все остальное, что в нем было.
   Но, открывая дверь в свою комнату, травница невольно задержала дыхание, готовая отразить любое нападение. Она отлично понимала, что просто напугана этой историей и что Вергилии, если она действительно была причастна к случившемуся тогда, не могло хватить грани двери. Ей, чтобы появиться, нужен был страх, неосознанный и инстинктивный. А именно его сейчас травница и испытывала, но сделать ничего с собой не могла. Она сама была из ведьмовского рода, и темные силы давно тянули к ней свои лапы. Каждый раз их прикосновения отзывались в ней отчаянным соблазном и невыносимым холодом. Он разливался страшной пустотой, выжигающей все, что составляло ее жизнь, не события, а чувства, ощущение того, что любима – друзьями, тетушкой, может, кем-то еще, – оставляя лишь боль и страх.
   И потому она отлично понимала, сколь много может настоящая ведьма. Как проходить через грань между мирами, как проникать в страхи, тянуть из людей силы и… легко потерять свою душу, себя в этой тьме.
   Ива осторожно закрыла дверь, не удержалась и оглядела стены. Никаких неучтенных картин на них не было. Юная чародейка тут же обругала себя трусихой и бесхребетной паникершей и попыталась успокоиться. «Как же не хватает Щапы!» «Ага, может, тебе еще тряпичную куклу в постельку положить?» – тут же съязвила она самой себе и начала раздеваться, чтобы лечь в постель. Потом долго еще ворочалась, пока не забылась нехорошим сном.
   И в нем ей вновь виделась черноволосая женщина с резкими чертами лица, сидящая в большом кожаном кресле и задумчиво подпирающая подбородок кистью тонкой руки. Ива в который раз поразилась, как можно выглядеть настолько сексуальной – по-женски сексуальной – и одновременно жесткой, по-мужски жесткой. А еще она подумала о том, что с каждым разом Катерина выглядит все менее похожей на ту девушку, которую Ива когда-то лечила в незнакомом враждебном лесу.
   Травница отлично помнила их первую встречу, если это можно так назвать. Помнила ее бледное лицо, черные локоны с парочкой цветных прядей, какие любят жители южных островов. На ней была странная одежда и какие-то украшения. Но она была… нормальной. Обычной девушкой, каких много вокруг. Потом Ива и Т’ьелх выяснили, что у нее повышенная регенерация и глаза иногда светятся в темноте. Она странно порой реагировала на вполне привычные явления.

   – Что это за земли?
   – Самая граница земель клана Кошек.
   – Красиво-то как. У нас нет таких лесов. И тишина какая-то особенная… Костер потрескивает, птицы перекликаются, деревья скрипят – и все равно тишина. А воздух… что за воздух! Я таким и не дышала никогда…

   Она не знала самого обычного и говорила странные вещи. А еще она могла общаться с духами. Но более всего Иве запомнилось то, как она смотрела на Т’ьелха – будто в любой момент может взять. Меньше чем год назад знахарка была гораздо наивней и думала, что ее возлюбленный устоит перед соблазном, потому что любит ее. Теперь она просто понимала, что такой тертый калач, как капитан пиратского, то бишь, простите, контрабандистского судна, просто печенками чуял, что с этой женщиной лучше не связываться.
   Иногда Ива думала, как все сложилось бы у нее с Т’ьелхом, встреться они сейчас или еще через пару лет. Тогда ее влюбленность была детской, открытой, доверчивой. Нет, она не мечтала, что они всегда-всегда будут вместе, но она распахивала перед этим эльфом всю душу, полностью отдавала себя в его власть. И надо отдать ему должное, он берег ее, защищал, потакал, баловал, но однажды ушел. Это было неизбежно. И было обставлено так, что она не страдала. Ни предательства, ни склок, что неизбежно следуют при окончании любви, – он просто ушел. Уплыл на своем грациозном стремительном корабле, что до сих пор виделся ей во снах. Где плавает он сейчас? И каких девушек перевозит в своей каюте? Называет ли Темный эльф их «Аллори’а»?[2]
   Травница открыла глаза, и внезапно на них навернулись слезы. «Я вижу его отражение в твоих глазах», – сказал ей еще осенью Ло. И сейчас она наконец поняла: он больше не вернется. К ней. Нет, не то чтобы она ждала или мечтала об этом. Просто нужно было идти дальше. Не просто жить как живется, но и смотреть на других мужчин. Встречаться, влюбляться, заниматься любовью. Ведь ей на самом деле этого тоже хочется. Магия и друзья – это не все, что есть в жизни. Кто-то может ограничиваться только любимым делом и теми, кто рядом, но ей… ей нужен тот, кто будет любить и видеть в ней женщину.
   Слезы все лились и лились из карих глаз. Минуты три. Потом знахарка перевернулась на другой бок, подушку тоже положила обратной стороной и признала, что не прочь сейчас оказаться в мужских объятиях. Крепких и сильных. Однако мир не был совершенен, и уж тем более мужчины, так что Ло упустил столь удобный момент, сладко посапывая в своей кровати в домике по соседству. Пришлось Иве засыпать в гордом одиночестве.

   И вновь перед ней была Кошка. Именно так – с большой буквы. Она не смотрела прямо на знахарку, но та знала, что она видит все. Давно уже изучила всю ее, без каких-либо препятствий читает ее мысли и управляет снами. А может, и мыслями, кто знает.
   – Мужчины, говоришь. Ну-ну. Хочешь, я тебе покажу, как с ними надо управляться? – В голосе, как всегда, сочились ехидство и ирония.
   И она не стала ждать ответа. Похоже, это вообще было не в привычках Главы клана Кошек.

   Ночь плескалась за открытым окном, проникая в строгую по убранству комнату тонкими тенями и борясь со светом от нескольких свечей. Сидящий на широкой постели мужчина был одет в неуклюжий халат и просматривал что-то в бумагах. Но стоило темной фигуре, почти невидимке скользнуть в комнату, как в его руках оказался тяжелый меч, а поза мгновенно выдала в нем бывалого воина.
   Однако женщину это не смутило.
   – Ах, мой генерал, разве так встречают красивых женщин в своей спальне герои?
   – Кто ты? – Он напряженно наблюдал за ее движением.
   – Разве ты не помнишь? – рассмеялся ее голос. Он вибрирует на некоторых звуках. От такого мурашки бегут по позвоночнику, но нельзя сказать, что он неприятен.
   «Всегда играй голосом, Ива, всегда».
   – Да кто ты, гоблин тебя побери?! Отвечай, а то позову стражу! – злится он, видя, как она подходит все ближе.
   – Мой генерал, я уверена, что ты и сам справишься.
   Плащ падает к ее ногам, по пути будто лаская тонкое тело, совершенно обнаженное и прекрасное. Гибкая и грациозная, как кошка, она переступает через уже ненужную ткань и одним движением оказывается рядом с мужчиной, по ходу безразлично и абсолютно не красуясь отстраняя меч. И генерал понимает, что не в силах отказать себе в том, чтобы попробовать на вкус ее губы, которые сейчас так близко, что он не может оторвать взгляд от ее смеющихся глаз, и без ее рук на своем теле ему теперь совершенно невозможно.
   Меч падает на пол, и пара оказывается на постели. Эти духи и эти ласки он запомнит на всю жизнь. И даже когда поймет, что утечка информации, которая случится совсем скоро, ее рук дело, промолчит. И не только из-за опасений за свою жизнь. Просто это стало достойной платой за ту ночь.

   Проснулась Ива с румянцем на щеках. Она и подумать не могла… «М-да, а Т’ьелх-то, оказывается, не такой уж был умелец… По крайней мере, многое мы с ним не успели. Интересно, а как с этим у Ло?.. Так, что это за мысли лезут в голову с утра?.. А о чем еще можно думать после такого-то сна?»
   Но за суетой утренних и дневных забот ночные грезы подзабылись. Правда, порой ее взгляд останавливался на вампире, и появилось в оном что-то новое. Оценивающее.
   Впрочем, преподаватели Университета умели обращать все внимание на себя. А на занятиях мэтра Стермахиона любое отвлечение было просто опасно. Тем более на сегодняшнем уроке. В тот день высокий, каурой масти кентавр объяснял им основные приемы боя, когда маги выступали как поддержка отряду воинов или, что скорее, регулярной армии.
   – Ребята, я не знаю, скольким из вас придется заниматься подобными вещами, но скажу по опыту наших выпускников – почти всем. Так или иначе, все мы хоть пару раз, но оказывались позади достаточно большого количества воинов и должны были их защищать от вражеской магии и помогать при наступлении. Действия в данной ситуации весьма отличаются от того, что вы можете себе позволить в ближнем бою или среди группы себе подобных. В первую очередь вам стоит усвоить очень простую истину. Причем, если вы ее не усвоите, поляжете в первые же годы после выпуска из Университета, а то и раньше. Разве ради этого вы столько зубрили и мучились на наших уроках?
   У мэтра Стермахиона была заразительная улыбка и манера вести занятия в стиле организованного бардака. Всегда было вроде как слишком шумно, и каждый мог высказаться. При этом преподаватель умудрялся не только успевать рассказывать все, что должен, но и донести это до каждого, за что кентавра уважали и любили практически все студенты.
   Вот и сейчас раздались смешки, впрочем быстро прекратившиеся, потому что рассказчик уже вещал дальше:
   – В этом мире есть распространенный миф о том, что все люди равны, несмотря ни на что. Однако сама действительность отвергает эту теорию. У дворян больше прав, равно как и обязанностей. Эльфы, вампиры и орки отличаются способностями от других рас и друг от друга. У каждого мага набор качеств совершенно отличный от другого. Но одно несомненно: любой из нас должен выполнять какую-то свою функцию, делать свое дело. И когда вы на войне или каком-то военном мероприятии, это правило становится просто непреложным. Там приказ командира – это не только то, что вы обязаны выполнить, но и то, что, возможно, спасет вас и еще многих других людей. И у каждого, кто находится на войне, своя функция. Солдаты идут впереди. Командиры руководят. Маги Жизни и лекари плетутся в обозе и спасают тех, кому в этот день не повезло. Боевые же маги тоже должны знать свое место и выполнять только свои функции. Делать именно то, что они должны по призванию и приказу, не тратя энергию на другие вещи, не отвлекаясь на ситуации, исправлять которые должны другие. Потому что если вы потратите свое внимание и энергию на, к примеру, спасение кого-то или нападение на кого-то, вероятность того, что вам ее или времени не хватит на свое дело, огромна, а значит, могут погибнуть многие из тех, за кого вы были ответственны. Я отлично понимаю, что жизнь настолько сложна и поступать всегда правильно или не поддаваться эмоциям почти нереально. Но вы всегда должны помнить, что если вы идете с армией, то от ваших действий зависите не только вы сами, но и многие, многие люди вокруг. Если армия останется без десятка солдат, это, скорее всего, не повлияет слишком серьезно на ее боеспособность. А если армия останется без магов – а их много никогда не бывает, – то это в большинстве случаев грозит уничтожением всех ее воинов. И тут у вас нет права не волноваться о себе. На войне вы являетесь одним из самых ценных объектов. Без магической защиты вряд ли возможна победа и даже просто выживание. И не думайте, что вас подстрахует ваш коллега. У вашего коллеги своя задача и точно так же нет прав на какие-то дерганья в сторону. Впрочем, все это вам будут еще много и много раз говорить на старших курсах и во время практики…
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация