А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Цена слова" (страница 21)

   …Фей вел в основном лекции, однако порой занимался и практикумами. Тогда они немало времени провели, тренируясь восстанавливать душевное равновесие, вызывать в себе это ощущение, тут же прозванное «эффектом теплой чашки».
   Но когда сидишь в теплой и защищенной от любых – кроме проделок коллег – неприятностей аудитории, все как-то проще. А попробуй-ка настроиться на спокойствие и гармонию, когда ты на холоде, с раненым конем, да еще невесть где. Однако делать было нечего. Если мир в том же духе продолжит подсовывать неприятности, то будет еще трудней.
   Ива нашла какой-то более-менее удобный камень, уселась на него так, чтобы под ней было несколько слоев собственного плаща, и попыталась сосредоточиться. Для начала сказала себе, что торопиться ей совершенно некуда, все успеется. Выровняла дыхание, расслабилась, перестала хмуриться и начала, как и положено, представлять. Только в отличие от Фея травница представляла не трактир, а главную комнату в их с Дэй домике. Друзей, Щапу, их вечные перепалки или тихий голос Златко, в очередной раз рассказывающий какую-то историю или что-то поясняющий из домашнего задания. Под него так хорошо засыпалось. И тут же на губах появлялась улыбка, стоило только вспомнить, как забавно он возмущается, когда это обнаруживает. Всегда так бывало, когда она или Грым, вечный приятель по всяким пакостям, «всхрапывали». Они-то больше смеялись, подшучивая над другом, а вот Щапа очень уважал бэрриновские лекции – проваливался в сон уже на третьей минуте. И их извечные вечера вместе… От них становилось теплее, куда там какой-то чашке. Кстати, оные у них тоже были. Глинтвейн или просто душистый чай. И сладости. Парни их с Дэй часто баловали. Еще бы они этого не делали! Сами же большую часть и съедали. Зато как приятно было видеть их на пороге с какой-нибудь вкуснятиной. А потом эта толпа заваливалась в дом, и начинался пир. И становилось тепло.
   Ива не была уверена в том, что все правильно сделала, но в душе поселилось какое-то спокойствие и какая-то странная – даже страшно было думать о ее причинах, чтобы не спугнуть, – убежденность, будто вот теперь все сложится хорошо.
   Так и случилось – стоило девушке пройти в другую сторону вдоль скалы с пару сотен шагов, как она наткнулась на довольно большую пещеру. Темную и высокую. Даже всадник въедет. С некоторых пор травница недолюбливала такие места, однако сейчас обрадовалась, как ребенок неожиданному подарку. Осторожно, признав на помощь всю свою магию и полученные боевые навыки, вошла в нее. Как ни странно, никто не выпрыгнул из темноты и не напал на девушку. Сотворив маленький огонек, она двинулась по проходу. Пройдя с три десятка шагов, травница поняла, что пещера заканчиваться и не собирается, и задумалась, что же ей делать, продолжать исследование или возвращаться. Все решила простая случайность: Ива наконец кроме безопасности обратила внимание и на другое, а именно на то, что, насколько позволял видеть свет, становилось ясно – тут давно уже никто не ходил. Пол был покрыт мелкой крошкой и каким-то странным налетом наподобие золы. Вот он-то и выглядел нетронутым. Травница, вздохнув об отсутствии рядом эльфа, осмотрела достаточно большой участок и заключила, что пещера пустует. После чего побежала к Лоренцо.
   Тот стоял, где она его и оставила. Правда, вид у коня стал еще более недовольным. Хотя куда уж, казалось бы, дальше… Он, судя по всему, тоже ощущал неприятность их положения.
   – Да, вот так жизнь несправедлива, – вздохнула Ива, беря его под узду. – Ты должен был возить прекрасных барышень на прогулки в парк, а вынужден таскаться со мной невесть где, рискуя и головой, и ногами. Зато тебе повезло, я могла бы оказаться совсем бездарностью, а я и маг неплохой… ну в будущем так точно, и знахарка отличная. Более того, знахарка деревенская. Зверье лечить обучена. И ежели не попадем еще в какую передрягу, то ничего с тобой не случится, вылечу. – Этот монолог она произносила уже по дороге к их предполагаемому убежищу. – Завтра еще постоишь, а послезавтра, в крайнем случае, на третий день будешь как новенький.
   Как уже было известно по опыту, долго они не могли быть даже в относительном согласии. Вот и сейчас Лоренцо насмешливо фыркнул, и все встало на свои места.
   В пещере они расположились так, чтобы и глубоко не заходить, и не совсем на ветру. Травница перво-наперво стала устанавливать защиту. Две невидимые стенки встали на выходе и с противоположной стороны их небольшой стоянки. Отчего-то магия вновь неохотно и весьма скупо давалась в руки уставшей знахарке.
   – Как думаешь, Лоренцо, – озадаченно произнесла девушка, – это из-за того, что я что-то путаю? Или просто вымоталась? Перенервничала? – Травница оглядела камень, что царил везде, кроме треугольника входа. – Я слышала, будто бы есть горные породы, которые оттягивают на себя магию, мешают колдовать… Как думаешь?
   В пещере валялось несколько сухих веток, очевидно занесенных сюда ветром. Знахарка собрала их и подожгла.
   – Хм, странно, а простые заклинания легко удаются. Наверное, и правда устала. – Девушка посмотрела на огонь. Он весело поглощал угощение. – Эх, придется чуть попозже наломать еще веток, магией их высушить, а то ночью замерзнем. Можно, конечно, и колдовством потеплее сделать, но неизвестно, насколько его хватит, если я эти две стены с трудом поставила.
   Чародейка еще раз с сомнением оглядела защиту.
   – Будем надеяться, маги и существа, колдовством обладающие, на нас сегодня не полезут, – сообщила она коню. – Попозже я еще раз попытаюсь. Может, укреплю их.
   За всей этой возней – приготовлением еды, дров, лечением и кормлением Лоренцо, установкой новых «щитов» – день с вечером и прошли. После чего Ива с некоторым содроганием легла спать. Она давно отвыкла полагаться только на себя, ночуя на природе. Друзья всегда кроме магических защит выставляли еще и караул. Благо их группа не такая уж маленькая, все успевали выспаться. Сейчас приходилось полагаться только на магию. Бодрствовать все время она не могла. Но была еще одна причина, по которой ей становилось страшно спать: из-за постоянных снов с Кошкой в главной роли. В последнее время они были все ярче, все надрывнее и, казалось, больнее. Такое появлялось ощущение. А когда знахарка просыпалась, часто начинало резать в области грудной клетки и где-то под ложечкой неприятно сосало. Хотелось плакать и ломило суставы. Примерно такое же ощущение было и в душе. От этого в голове билась только одна мысль – быстрей-быстрей добраться до Кошки и узнать наконец зачем ей понадобилась. Через какое-то время это отвратительное ощущение отпускало, но знание того, что скоро оно возвратится, существенно отравляло травнице жизнь.
   Вот и сейчас девушка долго смотрела на огонь, хоть и знала, как пагубно это сказывается на бдительности, но никак не могла заставить себя закрыть глаза. Ей уже не хотелось знать, кто такая Кошка, какой она была и через что прошла. Ее жизнь для Ивы была слишком резкой. Катерина жила слишком надрывно, кидаясь из одной крайности в другую, беря от мира все, что тот мог ей дать из сильных чувств и наслаждений. Она равно любила и боль, и экстаз, находя и в том, и в другом какую-то свою прелесть – удовольствие чувствовать себя живой. Наверное, для этого надо умереть, чтобы осознать жизнь полностью. А Катерина уже умирала не раз. И столько же раз воскресала. У кошек девять жизней, так говорят. Теперь Ива знала, что несколько – это уж точно. И еще то, что подобный образ жизни ей самой не подходит. Сначала это было интересно и поразительно, а потом… потом все изменилось. Сама Ива не приспособилась к столь гибкой морали, да и психика у нее была совсем иной. Равно как ценности и цели. И появилось ощущение насилия. А знахарка очень не любила, когда ее к чему-то принуждали.
   «Быстрей бы все это кончилось», – подумала она перед тем, как сдаться на милость усталости и закрыть глаза.

   Однако приснилось ей совсем другое.
   В ночных грезах привиделась их комнатка в студенческом домике, вся их компания: Грым, валяющийся на диване, как тот только выдерживал такую тушу, Златко в кресле за книгой, Калли на столе, поедающий виноград и лениво наблюдающий, как гаргулья ловит бегающего по балкам шуша.
   – Слева, слева заходи! – азартно комментировал тролль, изрядно раздражая тем Дэй. – И палкой, палкой его! Как какой? Помелом!
   Щапа повизгивал, выражая свое удовольствие процессом, и упрямо не давался в руки, махая хвостом перед самым носом гаргульи. Та злилась – внешне – и металась за ним по всему пространству под потолком. Они частенько так носились. Иногда Дэй ловила проворную зверушку, иногда – нет. Но если удавалось его поймать, то шуш визжал так, будто ему только что целую кондитерскую подарили, и начинал вылизывать лицо подруги. И суровая – обычно – гаргулья смеялась от счастья и тискала нахальное создание.
   Вот и сегодня во сне они визжали и пищали на пару. Грым о чем-то говорил, да Златко с Калли периодически что-нибудь вставляли. Потом вроде они все пошли пить чай, Щапе, как всегда, достались лучшие кусочки из десертов друзей. Он давно считал это само собой разумеющимся. Что, впрочем, никогда не мешало ему устраивать целые спектакли по выпрашиванию этих лакомств. Попробуй такому откажи. Хотя, когда он переступал черту, особо не церемонились. Уж больно легко было разбаловать такого. Вернее, его и так разбаловали, но это было так мило. До определенной поры.
   Потом они, кажется, пошли делать домашнее задание, а после играли в снежки перед домом. Щапа и тут отличился: подпрыгивал и зубками и лапками ловил «снаряды». Оные частенько уносили его в сугробы, откуда он потом с шумом и брызгами снега вылезал.
   После этого, разумеется, пришлось снова греться, кутаясь в пледы, и пить глинтвейн. И все казалось таким простым и правильным.
   Проснувшись, Ива долго не могла понять, где она и что вокруг. Хорошо, что на них не нападали враги, а то это могло бы закончиться печально. Однако противников, скрытых или явных, поблизости не наблюдалось. В поле видимости были только стены, их с Лоренцо скудные пожитки, полупотухший костер, сам конь и серость приближающегося утра. Травница некоторое время лежала, глядя на все это. Скакун стоял недвижимо, сон его явно был крепок. «Это хорошо… это важно. Лучше его не будить». И она подумала о том, что, по идее, нужно встать и заняться чем-то. Местность осмотреть, отвар приготовить, но… у нее же минимум еще один день, так что все успеется, да и тревожить Лоренцо не хотелось. В общем, Ива придумала себе массу отговорок и с готовностью смежила веки вновь. Так сладко спать, зная, что на сегодня, пусть только на несколько часов, можно отложить все дела и нет надобности куда-то бежать и что-то делать в извечной суете. Несколько мгновений блаженной лени. Иногда каждому нужна такая передышка.
   Тем более когда в ближайшем будущем повторения не предвидится.
   Обычно именно в такие предутренние часы в ее сны приходила Кошка. В последнее время Иве казалось, что каждое подобное посещение отнимает у нее все больше сил. Возможно, то была просто иллюзия, вызванная нежеланием подчиняться чужой воле, но легче от этого не становилось.
   Однако вот что странно: этой ночью Катерина не появилась в ее снах. Более того, под утро травнице совершенно ничего не привиделось. Что уже само по себе можно считать даром небес. И, несмотря на неудобное и жесткое ложе, Ива отлично выспалась. Проснулась с ощущением того, что полна сил и готова на подвиги.
   Правда, при мысли, что нужно из-под одеяла вылезать на холод, ее энтузиазм слегка поутих. Однако откуда-то сверху зафыркал Лоренцо, и пришлось вставать. Осматривать его раны, кормить, подбрасывать дров в костер, хотя последнее можно было сделать и не вставая, но предстояли и другие дела. А еще хотелось пить. Ужасно хотелось пить.
   Когда все утренние дела были переделаны, Ива задумалась над тем, чем бы ей еще заняться. Для начала она попыталась укрепить их хлипенькую защиту. Однако, к ее удивлению, это не удалось. Даже со свежими силами и ясной головой. Девушка старалась понять, что не так. Для пробы попыталась сотворить некоторые другие заклинания. Если простейшие из них получались без каких-либо проблем, то вот те, что посложнее… Выше определенного уровня они просто не работали, не получалось сплести энергию, а те, что были на несколько ступеней ниже, получались слабее, чем обычно. Причины этому Ива не нашла, разве что она вдруг резко разучилась колдовать. Но это вряд ли. Скорее всего, действительно мешали какие-нибудь особые породы в толще камня, который дал им укрытие.
   Тогда травница решила разведать местность. Накинула меховую куртку, которую сняла около костра, наказала Лоренцо ждать ее и отправилась в неприветливый мир. Дошла до дороги и с некоторым удивлением обнаружила, что на ней не появилось никаких новых следов.
   – Сдается мне, – подергала она себя за прядь волос, – что дорога-то не часто используется…
   Она завертела головой, пытаясь высмотреть что-либо кроме деревьев и скал. Увы, многое увидеть не удалось. Девушка еще подумала и попробовала создать воздушные ступеньки. Не самое простое заклинание, но если потихоньку… Тут повезло, невидимые твердые полоски создавались. Ива подошла к одному из самых вызывающих уважение деревьев и с помощью волшебных ступенек начала взбираться по нему, ступая то на ветки, то на прозрачную лесенку. Оказавшись наверху, она обхватила рукой ствол и вздохнула. В обычной ситуации это не было бы таким уж сложным трюком, но сейчас магия отчего-то слушалась неохотно. Ива боялась, что она начнет еще и сбоить, а разрушенное заклинание, держащее ее на большой высоте, приведет к самым неприятным последствиям.
   Переведя дух, травница начала оглядываться. Собственно, именно для этого она сюда и взбиралась. Но сколько ни смотрела она по сторонам, никаких жилых строений или хотя бы следов пребывания человека, кроме дороги, скорее угадываемой по расходящимся над ней деревьям, не наблюдалось.
   – Хм… – высказала травница свое отношение к сему факту.
   Подумала еще немного и начала осторожно разворачиваться, чтобы рассмотреть то, что было со стороны скал. Кстати, оные тянулись еще очень далеко. Ива в который раз уже пожалела, что рядом нет друзей. Особенно Калли с его острым зрением и Дэй с ее умением летать. С Грымом ничего не страшно, да и быт он неплохо налаживает – те же дрова, вода и прочие мелочи, которые, когда ими занимаешься сам, таковыми совсем не кажутся. А уж Златко точно бы придумал, что им делать и как узнать, где они находятся. Но друзей рядом не было, и приходилось самой разбираться с ситуацией. Вот сейчас, к примеру, пытаться разглядеть, что там за скалами. Высота дерева не позволяла сделать это достаточно хорошо, но Ива ясно видела, что они на весьма отдаленном расстоянии заканчивались, но вот что начиналось за ними… было непонятно. Отчего-то травница никак не могла этого рассмотреть.
   – Правду говорят, что от чтения зрение портится, – проворчала она. То, что находилось за грядой, смазывалось и, казалось, было подернуто некоторой дымкой или маревом, как при сильной жаре или над огнем. А еще… цвета выглядели какими-то необычными. Они тоже были нечеткими, но совершенно не зимними, даже если учесть, что приближалась весна. – Сиреневый, что ли? – пробормотала девушка, щурясь и прикладывая руку козырьком. Второе было, скорее, инстинктивным действием, потому что солнца не было и в помине. – Или… зеленый? Непонятно.
   Именно так и было. Травница, как ни силилась, не могла разобраться в зрительных образах, но оттого ей стало еще интересней.
   – А что, если пещера сквозная? – От полноты ощущений знахарка даже прижала палец к губам, потом вновь приложила руку козырьком ко лбу. – Да и делать мне пока нечего, а исследовать возможный другой вход в наше убежище обязательно надо…
   На том и порешила. Ива аккуратно тем же способом спустилась с дерева. И разве что не побежала обратно. Лоренцо посмотрел на ворвавшуюся в пещеру хозяйку со смесью недоумения и легкого снисхождения. Травница мало обратила на это внимания. Взяла знахарскую сумку, сказала пару слов этому вредине, на всякий случай еды побольше оставила и отправилась уже в другую сторону. Морду Лоренцо надо было видеть. Каким-то образом ему удавалось без всякой мимики передавать то, что он думает. Похоже, сейчас мнение об интеллекте хозяйки опустилось ниже некуда.
   Но Ива этого не увидела, хотя если бы задумалась, не усомнилась бы, что именно так и случится. Сейчас ее куда больше занимала ее затея и то, что откроется в конце. Почему-то она даже мысли не допускала, что пещера не выведет ее на другую сторону скал.
   Правда, первый энтузиазм быстро угас. Идти по незнакомой пещере, где камни будто нарочно лежали так, чтобы путешественникам ноги ломать, было неприятно. Да и горы вообще травнице не нравились. Будто давила на нее вся эта масса камней сверху. И хотя пещера выглядела весьма крепкой, осыпаться вроде не собиралась, а все равно было неуютно. Даже холодок по спине пополз. Неприятный такой, нервный. И невольно подумалось: может, это интуиция предупреждает?
   Однако травница упорно пробиралась вперед, любопытство просто съедало ее. Девушке казалось, что она прошла очень большое расстояние, но все-таки она прекрасно понимала, что это, скорее всего, не так. Просто пространство, как и время, тоже субъективно. Одно и то же количество шагов или верст воспринимается зачастую по-разному. К тому же неизвестность и напряжение – а приходилось быть очень внимательной: вдруг нападет кто-нибудь – удлиняют любой путь.
   В какой-то момент Ива решила считать шаги. Хоть какое-то объективное представление о длине пути будет иметь. Ей вообще порой казалось, что большинство вещей, явлений и событий могут измениться в ту или иную сторону, пока она не заставит их, скажем так, определиться. Вот, например, знаешь, что контрольную написал слабовато, надо посмотреть оценку, но почему-то, пока не видишь ее, кажется, что она еще может измениться в лучшую сторону. Главное – настроиться на это и даже немного поволноваться. Вроде пока не видишь обратное и боишься, а оно… раз, и иначе сложилось! Правда, Ива никогда не думала о подобном разумом, такие убеждения существовали где-то на уровне неосознанных устремлений.
   Однако тут ей как раз хотелось, чтобы пещера побыстрее закончилась. А значит, надо было как-то призвать пространство к порядку. Самое смешное было то, что как только она начала считать шаги, так почуяла будто бы свежий воздух. Сначала это казалось разыгравшимся воображением, но вскоре сомнений не осталось. Ива ускорила шаг и усилила бдительность: мало ли что там может ее поджидать.
   Но сразу на выходе из пещеры знахарка не оказалась. Вернее, она как бы кончилась, но на другую сторону ее не вывела. Скалы по-прежнему высились по обе стороны от девушки, но вот сверху показался просвет. Тонкая узкая полоска неба. Бледно-голубого с примесью серого, обычного такого, не особо приветливого неба. Но как же Ива была рада его видеть!
   «Наверняка и „выход“ скоро», – радостно подумала она. Порой скалы над головой почти смыкались, но тоненькая, часто еле различимая полоска света оставалась. Знахарка все шла и шла, даже вновь стала считать шаги, но скалы все не отступали. И одновременно в душу стало закрадываться сомнение, а так ли ей необходимо видеть, что там, на другой стороне. А вдруг там то, что ей лучше не знать? Но любопытство сгубило больше магов, чем враги. И Ива упорно шла вперед.
   Сама себе даже стала казаться каким-то первооткрывателем. Будто ее подпустили к какой-то особой тайне, дали в руки волшебный ларчик, или она оказалась перед некой непонятной дверью, которую только открой, а там… а там – огромный цветущий яблоневый сад, или морское побережье с твердым мокрым песком и белой пеной набегающих волн, или дорога к замку на холме, высокому стройному замку с гордыми знаменами на башнях… А может, там лес. Волшебный лес Уооэд’иннхав. И ты понимаешь, что у тебя есть разрешение Лесного принца на то, чтобы войти в него… В общем, самые чудесные у Ивы были предвкушения.
   Сразу скажем, они ее не обманули. Правда, чудеса ее ждали специфические. Но так оно обычно и бывает.
   Но сперва чародейка наткнулась на то, что ее весьма обескуражило.

   Скалы в очередной раз почти полностью сомкнулись над головой знахарки. Видно было, что дальше они вновь расходятся, но сейчас казалось, будто это была своеобразная арка шириною десятка с два шагов. Ива, не особо задумываясь, шагнула под ее своды. И тут же почувствовала, что в этот раз что-то не так. Напряглась, невольно выставив руки чуть вперед, чтобы легче сгенерировать заклинание. Однако никто не напал. Взгляд девушки шарил по пространству перед ней и вдруг наткнулся на первый признак, не считая дороги, присутствия здесь людей. По крайней мере, когда-то они тут были определенно. На стенке этого природного свода был нанесен рисунок.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация