А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Боевая машина любви" (страница 47)

   Глава 25
   Боевая машина любви

   Так повелось, что берем от сильнейших мы
   Лишь имена, да к прекраснейшим
   быструю страсть.
«Ты не Эррихпа?» Астез Торк

   1

   В то утро Лараф проснулся грустным и недовольным. В самом деле – он уже второй день как гнорр, а… так и не испытал ничего, кроме страха и скуки!
   По сути дела выходило, что эрхагноррат мало чем отличается от жизни в Казенном Посаде. Те же страх и скука.
   И даже «жена» сбежала от него в другую спальню. «Тут что-то не так», – решил Лараф и, стащив с тумбочки книгу, раскрыл ее.
   «Женщина – это то, чем овладевают. Женщина – единственная вещь, по-настоящему достойная обладания», – сообщила Ларафу подруга.
   Лараф кивнул в знак согласия. Все это представлялось весьма актуальным.
   Но только как, как обладать этими женщинами? Не далее, чем прошлым вечером он попробовал овладеть своей женой Овель. Но Овель, зашипев словно дикая кошка, едва не выцарапала ему глаза, возмущенно тараторя что-то про Зверду и про его жестоковыйность. Что уж говорить о других?
   «Женщины – это стороны света, это ветры, цветы и сны», – разглагольствовала книга.
   «Властелином над ними нужно становиться неспешно».
   «Ну понятно, что неспешно». – Лараф почувствовал легкое раздражение. Ему хотелось конкретных рекомендаций. На поэзию ему было начхать.
   «Первое направление – северное. Северная женщина – обладающая наибольшей властью. Ею следует овладеть в первую очередь», – говорила книга.
   «Обладающая наибольшей властью? Кто бы это мог быть? – спросил себя Лараф. – Неужто Зверда?» Со всей очевидностью, из всех известных ему женщин именно она обладала над ним наибольшей властью.
   «Овладеть Звердой?» – от одной этой мысли Ларафу стало жутко и тоскливо, несмотря на то, что совсем недавно, стоя перед зеркалом в угаре самолюбования, он не исключал и такую возможность.
   «Уж лучше вообще не обладать женщинами, если начать нужно непременно со Зверды», – пессимистически заключил Лараф.
   Как вдруг ему в голову пришла спасительная мысль.
   «Зверда – не женщина, поэтому она не может быть северным направлением. Зверда – оборотень, медведица и невесть кто еще!»
   Но тогда кто же?
   Перед мысленным взором Ларафа встало воспоминание о вчерашнем заседании Совета Шестидесяти. Эта… княгиня… с цепью Властелина Морей… Ну конечно же, это она! Та самая «обладающая наибольшей властью»!
   «А не будет ли это слишком?» – одернул себя Лараф, когда осознал, что на саму Сиятельную его похоть никогда не простиралась даже в самых смелых мечтаниях.
   Но тут кстати вспомнились слова Зверды о Сиятельной. А Эри принес Лагхе приглашение на крюшон, подписанное не кем иным, как самодержавной владычицей варанской.
   «На крюшон» он, конечно же, пошел. Хотя бы уж потому, что побоялся отказаться.
   Тщательно раскрашенная и наманикюренная Сиятельная княгиня Сайла полулежала на низкой кушетке, улыбаясь Ларафу казенной улыбкой пресыщенной светской львицы.
   – Как ты себя чувствуешь, мой раненый красавец? – поинтересовалась княгиня, благосклонно протягивая обе руки для поцелуя.
   «Оказывается, мы с сиятельной княгиней на „ты“!»
   – Немного лучше… Немного… Но голова еще дает о себе знать…
   – Садись сюда. – Она указала на место рядом с собой на кушетке.
   Лараф сел.
   – Я рада, что ты склонился к благоразумию насчет союза с баронами Фальмскими. И хотя твоя связь с баронессой Звердой успела меня изрядно замучить…
   «Связь с баронессой Звердой? Неужели? Так она и с гнорром спала! Ай да медведи!» – пронеслось в голове у Ларафа.
   Вдруг ему стала ясна причина ссоры с Овель. А еще спустя доли секунды он понял, что точно так же, как и с Овель, можно запросто поссориться и с Сиятельной.
   Упускать женщину-Север ему не хотелось. Поскольку, судя по тому, что говорила его подруга, иного пути, в обход Северу, не было.
   «С северной женщиной нужно быть резким, напористым и нахальным», – вспомнилось Ларафу поучение книги.
   «Начнем с нахальства», – решил он.
   – Меня эта связь тоже замучила, моя лилия, – брякнул Лараф. – Меня тошнит от Зверды. Но за это время я успел выведать массу полезных вещей.
   В глазах Сайлы блеснули искорки интереса.
   – И этими вещами я с тобой поделюсь. Но раньше… Раньше я хотел бы попросить тебя об одном ма-аленьком одолжении.
   – Каком одолжении, милый? – проскрипела Сайла.
   – Будь так любезна, сними платье, – сказал Лараф, наслаждаясь бархатным баритоном варанского гнорра, то есть своим новым голосом.
   «Этим голосом можно говорить любые наглые глупости, все они будут выглядеть умно и свежо!»
   – Мое платье? – переспросила княгиня, изображая смущение.
   – Именно, – подтвердил Лараф.
   – Зачем?
   – Я хочу взглянуть на твою умопомрачительную грудь.
   – Разве у баронессы Зверды нет груди? – ревниво осведомилась Сиятельная.
   – У баронессы? Бр-р-р-р, как женщина она меня не привлекает, – сказал Лараф. Его «бр-р-р» не было притворным. В нем звучала и могильная тоска Большой Работы, и ужас, испытанный тогда на просеке, перед лицом убийц из Свода и безобразных гэвенгов. – Я ее боюсь. Могу поклясться.
   К удивлению Ларафа, Сайла тут же встала с кушетки и сняла платье.
   Под платьем не было ровным счетом ничего. Лараф отметил неожиданную стройность фигуры Сиятельной. О шести массажистах, которые надрывались над этой фигурой денно и нощно, Лараф, конечно, не подозревал.
   «Значит, нахальство дало результаты. Нужно, стало быть, прибавить резкости».
   – А теперь ложись, моя лилия. Да поживее! – приказал Лараф, стараясь не думать о том, что будет, если Сайле не понравится такое обращение.
   «Не думать» оказалось правильной тактикой. Поскольку Сайле очень даже понравилось такое обращение. Она покорно легла на кушетку.
   – Раздвинь ноги. Я буду любить тебя так, как того требуют Уложения Жезла и Браслета, – заключил Лараф.
   На самом деле, любить какими-либо иными способами, кроме тех, какие рекомендовала Опора Благонравия, он попросту не умел. В Казенном Посаде этого не умел никто, кроме Анагелы и ее ночного гостя.
   – О! О! – взвыла Сайла и покорно исполнила приказание Ларафа, бесстыдно выставив на его обозрение свою жадную устрицу.
   «Осталась суровость», – вспомнил Лараф, расшнуровывая гульф своих штанов. Но как ее проявить?
   Лараф преклонил колени перед кушеткой, направил своего гиазира в нужном направлении и, положив руки на талию Сиятельной княгини, двинулся вперед.
   Даже в этом положении Сиятельная не вызывала в нем значительного возбуждения.
   Но гиазир Ларафа исправно делал свое дело и не спешил его оканчивать – до того, как пойти к Сиятельной на крюшон, Лараф самоудовлетворился в соответствии с тем советом, который некогда дал ему как раз на такой случай брат-кавалерист. Надо же – совет пригодился.
   А вот возбуждение Сиятельной нарастало лавинообразно.
   Закусив нижнюю губу, она протянула к Ларафу руки и начала ласкать его живот, блаженно подвывая и шепча какую-то альковную ерунду наподобие «Лагха, мой желанный, Лагха».
   И тут Лараф вдруг понял, что следует делать, дабы проявить суровость.
   Не останавливая движений своих чресел, он залепил Сиятельной звонкую пощечину. Не такую, какую давеча отвесила ему Овель, но тоже весьма тяжелую.
   – За что ты бьешь меня, мой гиазир? – страдальчески запричитала Сайла, глядя на Ларафа затуманенным страстью взором.
   – Уложения Жезла и Браслета запрещают разговоры и дополнительные ласки, – холодно отчеканил Лараф.
   – Как это странно, спать с гнорром, – прошептала Сайла и ее глаза блаженно закатились. – Как это странно, – сказала она, и ее бедра совершили несколько непроизвольных, но совершенно невыносимых для самообладания Ларафа движений.
   Определенно, ни Заячья Губа, ни, вероятно, Анагела так не умели. Лараф почувствовал, что его мозг осветили многоцветные фейерверки удовольствия.
   – Мне хорошо с тобой, – бросил Лараф, зашнуровывая штаны. – И я люблю тебя!
   Эту фразу он прочел в одном из романов про Эр окс Эрра, которыми зачитывались его сестры. Он не знал, что она значит в точности, но помнил, что в той ситуации, в которой оказался он теперь, она совершенно необходима.
   Сиятельная воистину сияла.
   – Я два года ждала, когда ты скажешь мне эти слова. – Княгиня так расчувствовалась, что даже перестала сосать свой палец, что она с удовольствием проделывала, пока Лараф завершал свой туалет.
   – Сделал дельце – поцелуй тельце. – Лараф поцеловал Сайле руку.
   Сайла захихикала. Каламбур ей понравился.
   – Ну, мне пора идти. Работа не волк, – некстати добавил Лараф, само нахальство.
   – Мой сладкий гнорр, я буду ждать тебя вечером. – Сиятельная послала вдогон Лагхе воздушный поцелуй.
   Лараф закрыл за собой дверь и опрометью бросился к выходу из покоев Сиятельной. «По-лу-чи-ло-сь!» – выстукивало сердце в его груди.
   Север.
   Значит, восток, запад и юг ждут его!

   2

   Овель, по уверениям подруги, отвечала за восточное направление.
   С восточным ветром он намучился больше всего.
   По мнению подруги, ключами к ней были «слабость, свежесть и обман».
   В качестве демонстрации своей слабости, Лараф покаялся в связи со Звердой и признал свое поведение отвратительным.
   Так же он поклялся ей, как и Сиятельной, что больше никогда и ни за что…
   Он говорил так жалостливо и, главное, так прочувствованно напирал на святость и нерушимость брачных уз, что Овель ничего не оставалось, как признать его правоту. И, стиснув зубы, признать, что неверность мужа – еще не повод для того, чтобы отказывать ему от ложа.
   Для «свежести» Лараф облил себя и свою одежду «ласарской водой». Теперь от него за версту разило перечной мятой и жимолостью.
   А в качестве обмана налил в кубок Овель молодого аютского, чьи афродизиатические свойства были известны даже младенцам.
   В аютское, которое – если только было настоящим – природно имело розовый цвет, он добавил немного чернил из чернильницы. Так, что оно приобрело цвет обычного красного виноградного вина. И снова книга оказалась права. Овель ничего не оставалось, как покорно раздвинуть ноги.
   Овель очень понравилась Ларафу. Вкус гнорра приходилось признать прекрасным.
   «Восточное направление – твое благоприятное направление», – поощрила Ларафа книга.
   Но книга была категорически против того, чтобы Лараф останавливался на достигнутом.
   «Твой член нужен тебе не только для того, чтобы писать», – отчитала книга Ларафа, и он начал поиски Запада.
   Женщину-Запад он нашел на вечерней гулянке у Сиятельной. Ею оказалась дама Первого Ранга госпожа Элия.
   Дама была похожа на пышечку, облепленную сахарной пудрой.
   Помимо страсти к пудре, Элия отличалась невообразимой глупостью, имела взбалмошный нрав и любила музыку.
   Лараф пропел ей на ухо первый куплет из песни «Ой, где цветики срывала, там теперь чертополох».
   Госпожа Элия смеялась до упаду. Лараф неряшливо овладел ею в комнате прислуги прямо во время ужина, поскольку ключом к ней была «стремительность и угождение».
   Затем была женщина-Юг. Все знаки, на которые указала ему подруга, разложились так, что южным направлением ведала служанка Овель по имени Ниэла.
   На Ниэлу у Ларафа не оставалось сил. Так ему по крайней мере казалось поначалу. Но когда Ниэла, проявив неожиданную сметливость, склонила его к Задней Беседе, а затем – к Первому Сочетанию Устами, Лараф посмотрел на эту связь по-другому. Что может быть слаще нарушения Уложений? Только особо злостное нарушение Уложений, милостивые гиазиры.
   Так прошли три дня. А когда утром четвертого Лараф снова открыл книгу, то увидел картинку.
   Одноосная колесница, запряженная вместо лошадей мужчиной и женщиной. Мужчина и женщина были голыми и бесстыжими. Они не находили нужным художественно прикрывать свои причинные места ладонями.
   Лараф задержался взглядом на огромном колесе колесницы, каждая спица которого представляла собой длинный фаллос.
   В возке стояли два сосуда, похожие на те, в которых на маслобойнях хранится соевое масло. Лараф знал, что вместо масла в сосудах хранятся любовь и власть. В левом – любовь. В правом – власть. Хотя и не спрашивал себя, откуда ему это известно.
   «Боевая машина любви», – гласила подпись под рисунком.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 [47] 48 49 50 51 52 53 54 55

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация