А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дневник Кассандры" (страница 5)

   Глава 2

   Готовая в любую минуту выстрелить, я стала осторожно, но быстро спускаться вниз. Когда я оказалась в овальной комнате, моим глазам предстала следующая картина. Диана сидела на диване перед телевизором, закрыв ладошкой рот, и широко распахнутыми очами смотрела на экран, где шла какая-то криминальная передача. Мне все сразу стало понятно, я успокоилась и даже немного разозлилась. Убрав пистолет в кобуру, я раздраженно спросила у Дианы:
   – Вы всегда так реагируете на подобные передачи?
   Она все еще находилась под впечатлением увиденного и поэтому вместо ответа просто закивала головой, продолжая смотреть на экран.
   «Все с вами понятно», – подумала я и пошла за документами, оставленными наверху.
   Оказавшись на палубе, я увидела Василича, он уже вернулся с берега и привязывал катер к яхте. Подойдя к нему, я поинтересовалась, далеко ли находится ближайший рынок, на что он сообщил:
   – Километрах в трех есть два рынка, и чуть дальше – еще один. Тебе для чего? Купить что-то хотела?
   – Нет. Так, на всякий случай спросила, вдруг что-нибудь понадобится, – сделав безразличный вид, ответила я, хотя меня серьезно интересовало расстояние, на которое мог удалиться Ван Мо. Так, значит, километров на пять, не больше, – это хорошо. Вернувшись, я взяла бумаги и пошла к Диане, думая, что она уже должна успокоиться. Когда я спустилась, она со спокойным лицом смотрела какой-то молодежный сериал. Подойдя к ней, я протянула бумаги и коротко сказала:
   – Вот, Коваль привез.
   Взяв у меня бумаги, Диана подошла к одной из картин, висевшей на стене, и сняла ее. За ней оказался сейф. Я увидела в нем такие же файлы с бумагами. Мне показалось несерьезным доверять банковские документы посторонним людям, и я решила спросить об этом Диану:
   – Вы всегда передаете бумаги через шофера?
   – Да. Это обычные копии договоров, не имеющие никакой ценности. Более важные бумаги привозит муж, но это случается весьма редко, – пояснила мне Диана, закрывая сейф. – У нас с мужем сейчас сложный период в отношениях, и поэтому без лишней надобности он старается здесь не появляться.
   Мне нужно было проверить прослушку, и, повернувшись к выходу, я сказала:
   – Пойду посмотрю, что у нас происходит на берегу.
   – Женя, вы не могли бы позвать ко мне Ван Мо? – попросила меня Диана, когда я уже практически поднялась.
   – А его нет. Он уехал за продуктами на берег.
   – Ну, ладно, я попозже сама поднимусь, он обычно надолго не уезжает.
   Мое прослушивающее устройство походило на современный МP3-плеер, так что, увидев меня с наушниками в ушах, любой человек принял бы меня за обычного меломана, слушающего музыку. Только в отличие от плеера мое устройство могло не только воспроизводить звук, но и записывать его, имея большой объем памяти. Расположившись в плетеном кресле, я включила его и стала слушать. По обрывкам фраз, по разным вопросам и ответам я могла себе представить, чем сейчас занимался китаец. Вот он сел в маршрутку, вот он передает деньги; молча едет; покупает разные фрукты и овощи. Когда он стал покупать кофе для меня, я прислушалась – ведь мне это было небезразлично. Но нет, китаец действительно оказался знатоком не только в своих заморских блюдах, но и в кофе тоже. Кроме этого момента, пока не было ничего интересного для меня, и я на время выключила устройство.
   Жизненная теорема о том, что самая тяжелая работа – это ничегонеделание, была мне очень близка. Я не в состоянии долгое время находиться в пассивном ожидании, я из тех, кто уверен, что движение – это жизнь. Не спорю, на свете существует множество людей, которые могут сутками лежать на диване, и даже не стоит искать их – Диана тому наглядный пример. Но я привыкла чем-нибудь себя занимать независимо от обстоятельств, в которых я нахожусь. Вот и теперь, немного подумав, я «сочинила» для себя полезное занятие. Только для этого мне понадобится кусок какой-нибудь ненужной доски. Я отправилась к Василичу. Как я и предполагала, он находился в рабочей части яхты, наверное, он, как и я, не мог подолгу находиться без дела. И хотя на этой современной яхте с импортным оборудованием не могли случиться никакие поломки, он все равно всегда все проверял, осматривал и протирал. В общем, Василич был настоящим трудоголиком. Он вопросительно посмотрел на меня. Наверное, он уже успел привыкнуть к тому, что я к нему все время подхожу с каким-нибудь вопросом или просьбой. Подумав об этом, я улыбнулась и спросила:
   – У вас здесь нет какой-нибудь доски ненужной?
   – Смотря для чего, – ответил он, явно не понимая, зачем мне доска.
   – Рыбу хочу почистить, пока повар в отъезде, – решила пошутить я.
   – Для такого дела мы быстро все организуем, – поддержал мою шутку Василич. – Тебе ж еще и фартук понадобится, а то как ты будешь чистить? – Он показал на мои вещи рукой. – Вся в чешуе окажешься, как русалка.
   Мы посмеялись над этой шуткой, и он спросил:
   – Так зачем тебе доска?
   – Позаниматься хочу, – ответила я Василичу, но, думаю, он все равно ничего не понял. Тем не менее, поискав немного, протянул мне отшлифованную полуметровую доску и, посмотрев на меня с интересом, спросил:
   – Такая подойдет?
   – То, что надо! – обрадовалась я.
   Поглаживая ладонью доску, я вернулась на палубу и приступила к приготовлениям. Прикрепив доску вертикально к борту яхты, я пошла в свою каюту за набором специальных ножей для бросков в мишень. Проходя мимо Дианы, я сразу ответила на ее вопрос, который она явно хотела мне задать:
   – Повар еще не вернулся.
   Она как-то расстроенно кивнула мне в ответ – мол, очень жаль, а что делать? Зайдя в каюту, я достала сумку и, открыв боковой карман, вытащила широкий кожаный ремень, скрученный валиком. Развернув его, я сначала полюбовалась шестью ручками ножей, вложенных в нашитые на ремне карманчики. Эти ножи я специально заказала у одного старого цыгана-кузнеца. Они были сделаны из высоколегированной стали, да еще со специальной закалкой, которую использовали при ковке дамасской стали. Они имели точную балансировку веса между ручкой и лезвием, поэтому, бросая их из любого положения, вы всегда попадали точно в цель. Ручек у этих ножей как таковых не было. Немного утолщенная сталь и закругленный конец давали понять, что это не лезвие, а как бы его продолжение. Когда кузнец закончил работу, я отдала ножи ювелиру, и он сначала вытравил на них рисунок, а потом покрыл его позолотой под старину. На ручке, кроме изображенного дракона, были написаны два иероглифа, которые читались как «КОЙ» – это значит карп по-японски. По легенде, карп, поднявшийся по водопаду вверх, превращается в дракона. Всем, конечно, понятно, что карпу очень трудно подниматься по водопаду, практически невозможно, но применительно к людям эта легенда показывает, что, преодолев много трудностей, можно добиться недостижимого.
   Нарисовав на доске мишень, я начала бросать ножи с разных положений. Я бросала сосредоточенно, полностью слившись с ножом, так как один промах мог мне стоить потери одного из ножей: упав за борт, он через минуту оказался бы на дне, чего я никак не могла бы допустить. Каждый раз, бросая нож, я ощущала, что у меня захватывает дыхание, но это только придавало остроту моим тренировкам. Когда все шесть ножей уже торчали в доске, в самом центре нарисованной мишени, зазвонил мой сотовый телефон. Вытащив его из кармана, я увидела на экране тот же номер, проявившийся, когда была у Василича. Секунду подумав, я нажала на зеленую кнопку соединения:
   – Да? – спросила я, прикидывая, кто бы это мог быть.
   – Здравствуйте, Евгения, это Павел, – услышала я в трубке знакомый голос и поймала себя на мысли, что мне приятно слышать его.
   – Здравствуйте, Павел, – ответила я, улыбаясь.
   – Я вам звонил уже сегодня, но вы не брали трубку, наверное, были заняты, и я решил позвонить вам попозже.
   – Я и сейчас занята. Я на работе.
   – Кого-нибудь охраняете? – спросил меня Павел таким голосом, как если бы маленький мальчишка встретил летчика-испытателя и спросил у него: «А вы на всех самолетах летали? Ух, ты! Вот это да!»
   – Да, – ответила я, продолжая улыбаться. Я вспомнила его лицо, когда я сказала ему, что по профессии я – телохранитель.
   – А вы вечером тоже работаете? – поинтересовался Павел.
   – И вечером, и ночью, круглые сутки, а что? – спросила я у Павла, заранее зная, что он хочет мне что-то предложить.
   – Хотел вас пригласить сходить со мной в кинотеатр «Тарасов» на фильм «Таинственный остров-2». Сегодня.
   – С удовольствием бы посмотрела этот фильм, но, увы, сейчас не могу, как-нибудь в другой раз, – вздохнув, сказала я, искренне сожалея о своем отказе, так как сама собиралась сходить на эту премьеру.
   – Очень жаль, – сказал Павел, и я поняла, что он тоже расстроился. – Можно, я позвоню вам в выходные? – не сдавался он.
   – Можно. Звоните, – разрешила я. Мне и самой хотелось пообщаться с ним еще раз, а может, и не раз.
   – Ну, что ж, тогда до выходных?
   – Да. До свидания, – попрощалась я и отключилась. «Интересно все-таки в жизни происходит, – подумала я, – разные случайности сталкивают двух совершенно незнакомых людей, и потом они становятся друзьями или даже близкими людьми». Если бы мне кто-нибудь там, у светофора, в момент аварии сказал, что я еще буду ждать звонка от этого парня, я бы в ответ покрутила пальцем у виска, считая этого человека ненормальным. Но вот прошло совсем немного времени, и я не то что услышать, но и увидеть его была бы рада. Мне нравилось его серьезное отношение к жизни и в то же время – наивное мальчишество, та неприкрытая искренность, с которой он расспрашивал меня о моей профессии. Все это говорило о том, что он не утратил в себе то человеческое, что так редко встречаешь теперь в нашей жизни, тем более среди молодых бизнесменов, готовых идти буквально по головам для достижения своих целей…
   Мои размышления прервал очередной телефонный звонок. Только на этот раз звонил общий телефон яхты. Посмотрев на берег, я увидела чей-то силуэт, очень похожий на фигуру китайца. Посмотрев в бинокль, я убедилась, что это именно он. Телефон продолжал звонить, я отдала его Василичу, а сама прошла в свою каюту. Мне нужно было до конца прослушать запись поездки Ван Мо – нет ли там чего-нибудь интересного для меня? Захватив по дороге свои ножи, я спустилась в каюту.
   Я включила запись с того момента, когда китаец покупал кофе. Какое-то время в наушниках стояла полная тишина, и вдруг я услышала чей-то молодой женский голос:
   – Привет! А ты как здесь оказался?
   – Да я за продуктами приезжал на рынок и вот к тебе решил заскочить. Как ты? Все нормально? – спросил Ван Мо у незнакомой мне девушки.
   – Нормально. Людей, правда, мало, но почин уже есть, – обрадованно сказала девушка, и я сделала вывод, что она, скорее всего, чем-то торгует на рынке, так как слышались разговоры покупателей и продавцов. – Скажи, тебя вчера не видела эта охранница твоей хозяйки, а то я так переживала, когда ты ушел под утро, – спросила девушка встревоженным голосом. – Может, тебе лучше пока не приходить ко мне, а то как узнают, что ты ночами куда-то исчезаешь, и выгонят тебя с работы, и что ты тогда будешь делать? – трезво рассудила девушка.
   – Я постараюсь, чтобы меня не вычислили, а приходить к тебе я буду, я же люблю тебя, не могу без тебя! Доработаю сезон – и уйду с этой работы, устроюсь поваром в суши-бар какой-нибудь. Мы с тобой снимем квартиру и будем жить вдвоем. А то встречаемся ночью, как воры, чтобы никто не увидел нас. Надоело! – закончил свою пламенную тираду Ван Мо.
   «Так вот оно что! У нашего китайца есть невеста на берегу! К ней-то он и бегает, точнее, плавает по ночам. Как все интересно! Но я ему пока что ничего не скажу, пусть думает, что я ничего не знаю и даже ни о чем не догадываюсь», – решила я и пошла наверх, чтобы снять с одежды китайца свой «жучок». Эта штучка больше не понадобится – он оказался обычным Ромео, а не агентом 007.
   Когда я вышла из своей каюты, увидела, что Дианы не оказалось на ее излюбленном диване. Я поспешила наверх. Пока что, конечно, все спокойно, но, как известно, береженого бог бережет. Не оказалось ее и на верхней палубе, где она обычно загорала. Я прошла на камбуз к Ван Мо – его уже привез Василич, он раскладывал по ящикам фрукты и овощи, купленные на рынке. Увидев меня, он заулыбался и, показывая мне банку с кофе, проговорил:
   – Вот, леди Женя, ваш кофе! Я сейчас сварю вам, только с продуктами разберусь.
   – Ты не видел Диану Игоревну? – вместо благодарности спросила я у китайца.
   – Она разговаривает с Василичем насчет завтрашней поездки в город, – начал было объяснять мне Ван Мо, но я, не дослушав его до конца, задала еще один вопрос:
   – Где она сейчас? У Василича?
   – Скорее всего. Она попросила меня приготовить ей чай и бутерброды, а сама пошла к нему.
   Поднимаясь, я услышала голос Дианы. Она говорила с кем-то, похоже, по телефону:
   – Да, завтра утром мне нужна машина. Я поеду в город к косметологу и в СПА-салон.
   Оказавшись на палубе, я увидела Диану. Она сидела в полосатом шезлонге и крутила в руке мобильный телефон, о чем-то задумавшись. Увидев меня, она сразу начала рассказывать мне о своих планах на завтра, причем говорила с некоторым раздражением. Было видно, что ей только что кто-то испортил настроение.
   – Завтра я собираюсь поехать в город. Мне нужно привести себя в порядок, я уже записалась в салон красоты. А на обратном пути мы заедем в «Метро», я хочу посмотреть там последние поступления, может, порадую себя какой-нибудь покупкой.
   Все это Диана произнесла настолько резким и бескомпромиссным тоном, что мне сразу стало понятно – отговаривать ее бесполезно. Поэтому я просто согласилась с ней:
   – Хорошо. Как скажете. На чем мы поедем в город?
   – Муж пришлет за нами машину с шофером, – пояснила Диана и, повернув голову, уставилась на волны за бортом, прикусив губу. После телефонного разговора она явно готова была расплакаться, а тут еще, как назло, появился Ван Мо со своей вечно улыбающейся маской на лице:
   – Ваш чай с бутербродами и кофе, как просили.
   – Никакого чая, принеси мне коньяку и бокалы! – закричала Диана.
   Ничего не понимая, китаец посмотрел на меня удивленно.
   Она снова отвернулась, в ее глазах заблестели слезы. Ван Мо, взглянув на меня, кивнул головой, как бы спрашивая: что случилось? Я без лишних слов махнула ему в сторону камбуза, и он, сразу все поняв, через пять минут уже стоял перед Дианой с початой бутылкой коньяка и двумя широкими бокалами на коротких ножках.
   – Налей нам и иди, занимайся своими делами. Если что-нибудь понадобится, я тебя позову, а сейчас оставь нас.
   Китаец, наполнив бокалы, быстро покинул палубу, оставив нас вдвоем с Дианой.
   – Выпьете со мной, Женя? – спросила меня Диана дрожащим голосом.
   Я, ничего не ответив, молча подошла и взяла бокал с коньяком, решив поддержать ее по-женски и не умничать по поводу того, что алкоголь не решит ее проблем, и все в таком же духе. Естественно, пить я не собиралась, но сделала вид, что выпила. В такие моменты человеку не столько важно, чтобы с ним выпивали, ему нужны поддержка и понимание.
   Осушив одним глотком бокал коньяку, Диана закурила сигарету и, немного успокоившись, спросила меня:
   – Скажите, Женя, вы замужем?
   – Пока нет, – настраиваясь на долгий и, возможно, откровенный разговор о взаимоотношениях мужчин и женщин, ответила я.
   – А что так? В вашем, вернее, в нашем, возрасте пора бы уже обзавестись семьей.
   – Ну, вот вы, Диана, счастливы в браке? – вместо ответа спросила я.
   – Как вам сказать… У меня есть муж и дети. А счастье – это приходящее и уходящее состояние души. Не бывает такого, чтобы в семейной жизни всегда все было гладко. Приходится чем-то жертвовать ради сохранения семьи, хотя и не всегда это проходит безболезненно.
   – Конечно, я во многом с вами согласна, но считаю, что выходить замуж нужно по любви, и обязательно, конечно же, чтобы любили тебя, тогда, я полагаю, многих непониманий можно избежать, – попыталась я объяснить Диане свою точку зрения, так как действительно считала, что независимо от всего прочего выходить замуж нужно все-таки по любви, а не потому, что пришло время или потому, что таково общественное мнение.
   – Можете мне не верить, Женя, но я тоже выходила за своего мужа по любви, а не из-за его денег! Когда мы познакомились, он сразу мне понравился. Такой серьезный, опытный мужчина, но при этом – очень галантный и образованный человек. Для меня это тоже играло не последнюю роль, потому что я сама окончила экономический институт и музыкальную школу, – продолжала удивлять меня Диана своими откровениями по поводу своей жизни. – Однажды я участвовала в конкурсе пианисток нашего города, а его пригласили туда как главного спонсора этого конкурса. После выступления он пригласил меня в ресторан, но я ему отказала, посчитав это приглашение обычной прихотью банкира. Потом он долго и красиво за мной ухаживал, и я сдалась. А как-то летом он пригласил меня поехать с ним в Венецию, и там, во время нашего катания на гондолах по городу, он сделал мне предложение руки и сердца. Вы знаете, несмотря на его внешнюю серьезность, в душе он всегда оставался романтиком, готовым на самые безрассудные поступки. Представляете, Женя, мы проплываем с ним мимо старинных зданий, мимо красивых площадей, и вдруг я вижу, как впереди, с обеих сторон улицы, в небо начинают взмывать разноцветные ракеты… Они взрывались и разлетались на тысячи красивых звездочек, освещая все ночное небо. Вначале я подумала, что в Венеции начался какой-то праздник, но чем ближе мы подплывали к месту, откуда пускали салют, тем сильнее билось мое сердце, я чувствовала нечто… такое, что не всегда можно объяснить словами. Когда мы оказались совсем близко, над нашими головами, во всю ширину улицы, оказалась натянутая белоснежная атласная материя, она переливалась от вспышек салюта, а на ней красными бархатными розами были написаны слова: «Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ, ДИАНА!» И тут он опустился на колено передо мной и произнес: «Выходи за меня замуж!» А в одно весеннее теплое утро я проснулась от того, что услышала прекрасную музыку за окном. Кто-то красиво играл на свирели. Когда я вышла на балкон, то не поверила своим глазам: внизу, под моим балконом, стояли два музыканта в концертных костюмах, а специальная машина поднимала моего Диму прямо ко мне, с большим букетом цветов в руках. Вот такие сюрпризы умел преподносить всеми уважаемый Дмитрий Иванович десять лет тому назад! Но кроме его красивых ухаживаний и дорогих подарков, было и другое: в нем чувствовалась некая уверенность в себе, стабильность, а это – в первую очередь – хочет видеть любая женщина в своем избраннике. Кроме всего прочего, он был прекрасным любовником, несмотря на его возраст. Извините, конечно, за такие подробности, но я хочу, чтобы вы поняли – всё, абсолютно всё способствовало нашему совместному счастью. Но вот прошло почти десять лет, и всё это куда-то делось, как будто и не было ничего…
   На этом Диана замолчала, и я поняла, что она ушла в себя, вспоминая свою семейную жизнь. Я не нашлась, что ей ответить, и мы просидели в тишине почти целый час, пока наше молчание не прервал голос Василича:
   – Я извиняюсь, конечно, Диана Игоревна, но я хотел бы уточнить… Во сколько мне завтра готовить катер?
   – В десять часов мне нужно быть в салоне, у меня запись на это время, значит, примерно в девять часов мы должны быть уже на берегу. Там нас будет ждать Коваль, думаю, за час мы должны будем добраться, – уточнила завтрашний распорядок Диана уже спокойным голосом.
   – Понял. Завтра все будет готово вовремя, – уверенно сказал Василич и, повернувшись к нам спиной, пошел к себе.
   После разговора с Василичем Диана сказала мне, что идет отдыхать, и посоветовала мне тоже передохнуть, так как завтра придется вставать рано – где-то в полвосьмого утра.
   Я не стала говорить ей, что каждый день на протяжении уже многих лет я встаю в шесть часов независимо от того, во сколько бы я ни легла, тем более что я еще хотела успеть поговорить с Ван Мо. Сделав напоследок несколько глотков коньяку, она пошла к себе, в овальную комнату, а я начала размышлять над ее искренним рассказом о себе. После ее откровений мое мнение о ней стало меняться в лучшую сторону. Сбросив с себя маску богатой светской львицы, Диана оказалась обычной женщиной, которая прежде всего думает о своей семье и детях, а не о каких-то красивых шмотках или бриллиантах. К тому же, показавшись мне сначала весьма недалекой особой, в действительности она оказалась весьма образованной и разбирающейся в жизни женщиной. Мне даже стало ее жаль, чисто по-человечески – было очевидно, что все далеко не так уж радужно в ее семейной жизни. Поистине, верно говорят, что первое впечатление всегда обманчиво. Размышляя обо всем этом, я почему-то передумала идти к китайцу. Не знаю, то ли Диана заразила меня своим настроением, то ли просто мне не хотелось никого видеть, но свой поход к Ван Мо я решила отложить до завтра. «Успею еще пообщаться с ним», – вздохнула я и пошла взглянуть, что творится на берегу. Просматривая береговую линию, я заметила неумело спрятанную «Ниву», в кустах, неподалеку от воды. Но, понаблюдав за ней какое-то время, я поняла, что это была всего лишь молодая парочка, пожелавшая уединиться на берегу реки. Увидев, как их поцелуи стали переходить в более интимную близость, я перевела бинокль на другую сторону пирса. Не люблю подсматривать за людьми, хотя мне часто приходиться заниматься этим делом – в силу своей профессии. Кроме этой влюбленной парочки, на берегу никого не было, и я решила пойти в свою каюту и продолжить читать начатую вчера книгу. Внизу я нашла лежавшую на диване Диану, равнодушно смотревшую на экран телевизора. По-видимому, она все еще оставалась под впечатлением собственного рассказа. Она никак не отреагировала на мое появление, да и, если честно, мне тоже хотелось просто полежать и почитать, не думая о превратностях жизни.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация