А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дневник Кассандры" (страница 15)

   – Я не договорила. Я оплачу их услуги по вашему прейскуранту, из своего гонорара, – объяснила я ему.
   Немного помолчав, он сказал уже спокойнее:
   – Я прикину, чем смогу тебе помочь, и приблизительно через час перезвоню, – и он повесил трубку.
   Если Коваль задумал исполнить свою угрозу, ему нужно как-то подготовиться к этому, а значит, он начнет как-то действовать. Надеюсь, Полянский меня не подведет!
   Встав с постели, я собралась было спуститься вниз и скоротать время с тетей Машей, но неожиданно зазвонил мой телефон. Я не ждала ни от кого звонка и очень удивилась. Номер оказался незнакомым.
   – Да. Я слушаю.
   – Алло, Евгения. Это Эвелина, – услышала я дрожащий женский голос.
   «Интересно, что ее заставило позвонить мне? Хочет попугать меня? – подумала я. – Ну, что ж, посмотрим!»
   – Да, это я. Чем обязана? – спокойно спросила я.
   Эвелина глубоко вздохнула, как бы собираясь с силами, и нервным тоном сказала:
   – Не могли бы вы срочно приехать ко мне? Я хочу вам кое-что рассказать. Уверена, вам будет интересно узнать, во что вы вляпались и кого вы, в конце концов, защищаете… – и она замолчала.
   Это было очень неожиданное предложение, даже где-то интересное, но оно также могло быть и опасным. Кто знает, что задумала эта коварная Эвелина? Поэтому я не дала прямого ответа, а просто попросила:
   – Назовите мне свой адрес.
   – Так вы приедете или нет? – Эвелина была весьма настойчива.
   Прикинув все «за» и «против», я ответила:
   – Через час я буду у вас, говорите адрес.
   Откинувшись на спинку кровати, я задумалась. Странно! Если Эвелина имеет прямое отношение к заказной ликвидации Баринова, то зачем ей понадобилось встречаться со мной? После нескольких неудачных покушений она решила перетянуть меня на свою сторону, поведав мне какие-то страшные вещи о чете Бариновых? Она, конечно, этого еще пока не знает, но это очень глупо с ее стороны. Со мной такие варианты не проходят! Прошлое моих клиентов меня не интересует. Если бы я выбирала их, основываясь на их кристальной честности, то уже давно осталась бы без работы. Всем известно, что ни один богатый человек не заработал свои миллионы честным трудом. Другое дело, если сейчас с моей помощью кто-то захочет выполнить какое-то грязное дело. Я, конечно, никогда на это не пойду. В любом случае разговор с Эвелиной прольет свет на многие обстоятельства. По крайней мере, если она желает со мной пооткровенничать, я, в свою очередь, тоже задала бы ей пару откровенных вопросов. А то у меня от этих дворцовых игр уже голова идет кругом! Я, в конце концов, телохранитель, а не мисс Марпл! Никогда я не любила опаздывать на какие бы то ни было встречи, поэтому начала готовиться к поездке.
   В первую очередь я зашла в спальню Дианы. Она по-прежнему лежала на кровати, завернувшись в одеяло. У постели, на маленьком столике, разместился целый арсенал разнообразных препаратов. Чего тут только не было: всевозможные мази, таблетки, кроме того, – мед, цитрусовые, фрукты, стояла и кружка с горячим чаем.
   Вид у нее уже был получше. Старания тети Маши явно не прошли даром.
   – Ну, как ты себя чувствуешь, Диана? – спросила я, проходя к кровати.
   – Уже полегче, – ответила она достаточно бодрым голосом.
   – Мне нужно отъехать ненадолго, и я хотела тебя попросить – не выходи из своей комнаты.
   – Мне еще не настолько хорошо, чтобы я отправилась позагорать, – попыталась пошутить Диана.
   – Вот и отлично, – обрадованно сказала я.
   – Когда приедешь, зайди ко мне, поболтаем, а то мне скучно одной, – попросила она.
   – Конечно, в первую очередь, – уверенно сказала я.
   И я вернулась к себе, продолжить сборы.
   Для начала я достала свою спортивную сумку, где хранилось все необходимое для самозащиты. На улице было не слишком жарко, и это дало мне возможность надеть не только майку, но и легкий пиджак. Прикрепив под широкими штанами кожаный чехол со штык-ножом, я пристроила под мышкой кобуру с моей любимой «береттой». Я ехала не на встречу с подругой, а на свидание с человеком, от которого можно было ожидать чего угодно, поэтому прятать оружие не имело смысла. Наоборот, я закрепила все таким образом, чтобы в любой ситуации у меня был свободный доступ к оружию. В сумочку я положила китайский хончу, подобие нашего кастета, только он был сделан из очень крепкого дерева. Легкий и удобный, он во время удара наносил человеку достаточно серьезные увечья. Еще раз взглянув на себя в зеркало, я вышла из комнаты.
   По дороге к гаражу мне на глаза снова попался начальник охраны. Он ухмыльнулся, увидев меня, но ничего не сказал, просто молча прошел мимо. Меня почему-то стало раздражать его отношение ко мне. В какой-то момент я вдруг почувствовала, что он далеко не тот, за кого старается себя выдать. Может, конечно, я и ошибалась, но внутреннее чутье подсказывало мне, что с ним надо быть поосторожнее.
   Подъехав к воротам, я вновь увидела его. Он демонстративно отдавал мне честь, скалясь во весь рот. Выехав за ворота, я включила музыку, чтобы как-то успокоиться. Мне требовалось сосредоточиться, поэтому, выкинув из головы этого клоуна, я настроилась на скорую встречу с Эвелиной. В запасе имелось еще примерно двадцать минут, а так как в это время пробок на дороге практически никогда не бывает, я полагала, что приеду вовремя. Но уверенность моя оказалась напрасной. При въезде в город мне буквально на каждом шагу стали попадаться посты ППС и ГИБДД. Такое случается только тогда, когда в наш город приезжает кто-нибудь из членов правительства или когда совершено какое-нибудь громкое убийство и объявлен план «Перехват». Но ничего подобного я не слышала ни в новостях, ни из утренних газет, которые любил читать Баринов. Меня просветил молодой гаишник, остановивший для проверки документов.
   – Что случилось? Почему столько представителей власти на дороге? – решила я поднять самооценку молодого старшины, вежливо попросив разъяснений.
   Он удивленно посмотрел на меня: мол, ты что, пьяная? Возвращая документы, он объяснил:
   – Три часа назад был ограблен инкассаторский джип, есть убитые и раненые. А вы не знаете?
   – Нет, не слышала об этом, – честно призналась я.
   – Счастливого пути, – сказал мне старшина, останавливая другую машину.
   Во избежание непредвиденных ситуаций на дороге, когда вся милиция и так уже на взводе, я сняла кобуру с пистолетом и положила ее на соседнем сиденье. Только что меня останавливал неопытный старшина, который, кроме своего носа, ничего не видел. А увидев, как мне махнул палочкой капитан, я похвалила себя за сообразительность. Конечно, ничего страшного не произойдет, но вот все эти выяснения – кто, да откуда – отняли бы у меня много времени и я опоздала бы на встречу. Так и случилось.
   – Капитан Загарулько. Ваши документы! – сказал капитан, отдавая мне честь.
   – Только что проверяли! – попыталась я побыстрее закончить с проверкой.
   – А что вы так нервничаете? – наверное, это была его дежурная фраза, и я совершенно спокойно сказала ему об этом. Он рассердился.
   – Молчу, молчу, – попыталась я его успокоить, но он, оставив у себя мои документы, указал на машину:
   – Откройте багажник!
   В это время к нам подошел старший лейтенант, и он приказал ему:
   – Машину к досмотру. – И, повернувшись ко мне, спросил: – Что-нибудь запрещенное провозите?
   – Кроме оружия, ничего, – ответила я спокойно.
   Он дикими глазами взглянул сначала на меня, а потом на старшего лейтенанта, и тот, недолго думая, передернул затвор «АКМ» и, сделав шаг назад, заорал громко:
   – Руки на капот!!!
   Я медленно повернулась и посмотрела на него как на идиота, но от этого он еще сильнее разнервничался и, потрясая автоматом, рявкнул:
   – Я сказал: руки на капот!!!
   «Началось», – подумала я и подчинилась. Он ощупал меня дрожащими руками, так быстро и неумело, что не нашел даже мой штык-нож. Видно, парень не нюхал еще пороха и поэтому боялся людей с оружием.
   – Отойдите от машины! – громко скомандовал он, а я про себя посмеялась над ним, представив, как с легкостью я расправилась бы с этим вооруженным старлеем.
   Открыв пассажирскую дверь, он увидел пистолет, который я положила на сиденье несколько минут назад, и, подняв голову, нервно обратился к капитану:
   – Посмотрите, товарищ капитан! – Он указал на салон моей машины.
   Капитан не двинулся с места, а спокойно спросил:
   – Что там?
   – Здесь пистолет иностранного производства!
   – «Беретта», – сказала я, уставившись на капитана честными глазами.
   – Разрешение на ношение есть? – буркнул капитан.
   – Да, – коротко ответила я.
   – Серьезная игрушка для самообороны, – он усмехнулся, по-видимому, приняв меня за богатую «штучку».
   – Мне по работе положено иметь такую игрушку, – усмехнулась я в ответ.
   Он сдвинул брови, не понимая, о чем я говорю, и спросил с интересом:
   – По какой работе?
   – Я – телохранитель. И в данное время я охраняю жену господина Баринова, – решила я поставить точку в этом дурацком разговоре.
   Еще раз просмотрев мои документы, капитан махнул рукой старлею – мол, все нормально – и, вернув мне права, сказал:
   – Проезжайте, все в порядке.
   Конечно, сейчас уже не те времена, когда власти прогибаются перед бизнесменами, но все же обычные исполнители стараются не конфликтовать с такими людьми, зная их связи. С капитаном это тоже сработало. Искоса взглянув на часы, я поняла, что опаздываю, и прибавила газу. До нужного места оставалось каких-то два квартала. И я надеялась лишь ненамного опоздать на встречу. Но я ошибалась. Впереди меня ждала еще одна засада. Заезжая во двор, где жила Эвелина, я увидела, как мне навстречу из арки выезжает старый «Москвич». И тут он заглох – прямо под моим передним бампером! Поняв, что здесь я уже не проеду, я попыталась объехать дом с другой стороны, и это заняло у меня еще пять минут. Потом я искала место, где бы припарковать своего дружка, и потеряла еще минут пять-семь. В общем, когда я вошла в подъезд, я опаздывала уже на пятнадцать минут. Эвелина жила на третьем этаже, и я решила не подниматься на лифте, чтобы опять не попасть в какую-нибудь оказию.
   Прежде чем позвонить в дверь Эвелины, я приложила к ней ухо, чуть пониже глазка. В квартире слышались какие-то странные шорохи. Надавив на ручку, я обнаружила, что дверь не заперта. Слегка приоткрыв ее, я осторожно протиснулась в квартиру. Оказавшись в коридоре, я вновь прислушалась. Квартира состояла из двух комнат. Судя по обстановке, вряд ли это была ее квартира, скорее всего, одна из ее бывших квартир. Скромная мебель. Но все-таки здесь чувствовалась рука женщины. Везде царил порядок, на кухне не было грязной посуды. Все говорило о том, что владельцы бывали здесь нечасто. Пройдя дальше по коридору, я оказалась перед двумя смежными комнатами. Двери в них были закрыты. Из-за одной двери доносились некие звуки, больше похожие на шум, производимый во время обыска. Слышно было, как кто-то выдвигает и задвигает ящики, сбрасывает что-то с полок и при этом еще бормочет что-то себе под нос. Понимая, что это не Эвелина, я достала штык-нож и приготовилась к схватке.
   Резко открыв дверь, я буквально влетела в комнату, ориентируясь на ходу. Это была небольшая спальня, и на кровати я увидела… убитую Эвелину! Два выстрела – в грудь и в брюшную полость. Как я поняла по виду ран, стреляли в нее недавно, буквально перед самым моим приходом. Я пожалела, что не смогла приехать раньше, возможно, ее еще удалось бы спасти. Она явно была мертва, так как не подавала никаких, даже малейших признаков жизни. Но все же первым, кого я увидела, ворвавшись в спальню, был мужчина. На вид ему было лет сорок-пятьдесят. Спортивное телосложение, по его движением я поняла, что он хорошо подготовлен и, возможно, владеет какими-либо видами единоборств. Он был в темном камуфляжном костюме, в карманах я не приметила никакого оружия. На его лице была маска, но я видела его глаза, с ненавистью посмотревшие на меня.
   В момент моего появления в комнате он яростно сбрасывал книги с полок одного из шкафов. На звук моего неожиданного вторжения он резко обернулся, и его взгляд упал на стоявший рядом стол, где лежал пистолет с глушителем. Проследив за его взглядом, я мгновенно пошла в наступление, не дав ему опомниться и завладеть пистолетом. Резко взмахнув ногой, я ударила по ножке стола, и от моего удара он отлетел в сторону, увлекая за собой пистолет. Мужчина выхватил из рукава широкий нож и ринулся на меня. Я присела и, не сводя взгляда с противника, выхватила свой штык-нож и приготовилась к опасному бою на ножах. В таком бою не бывает раненых, побеждает лишь кто-то один, второй остается лежать в луже крови, в предсмертных судорогах: все удары в таком бою – смертельны.
   Он прыгнул на меня сверху, когда я присела, но, выхватив нож, я успела перекатиться в сторону кровати, где лежала убитая Эвелина. Моментально вскочив, я пнула ногой стул под ноги нападавшему. Он отбил его носком ботинка и продолжал наступать на меня, оттесняя в угол. Я специально отступила, приняв растерянный вид, чтобы противник решил, что я испугалась, и потерял бдительность. Но, видно, у него была хорошая выдержка и большой опыт в подобных ситуациях: он не собирался расслабляться. Оставалось одно: переиграть его своим мастерством. Перекинув нож в левую руку, правой подхватила какую-то тряпку с пола и быстро намотала ее на руку. И сразу же пошла в наступление, не дав противнику времени перестроиться на бой с левшой. Все это произошло в считаные секунды. Я бросилась на него, он ударил меня – справа налево, но я, подставив под нож руку с тряпкой, снизу резанула его по запястью. Мой удар прошел по касательной, но все же я его серьезно поранила: его кисть бессильно повисла. И тут случилось нечто неожиданное. За своей спиной я услышала стон Эвелины. Резко повернувшись, я увидела, что она зашевелилась, и в это же время в коридоре прозвучали чьи-то шаги. Это убегал раненный мною противник. Догонять его не было смысла, в первую очередь требовалось помочь Эвелине. Она могла сообщить мне что-то важное, да и чисто по-человечески… Мужчина в маске мог быть кем угодно, ловить его должна – и будет! – милиция.
   Я подбежала к Эвелине и нащупала ее пульс. Он был очень слабым. Наверное, из-за того, что она потеряла много крови, пуля, скорее всего, пробила ей легкое. Нагнувшись, я громко спросила:
   – Ты меня слышишь?
   Ее веки слабо дернулись, лишь с большим трудом она их приоткрыла. Она посмотрела на меня, и я увидела в ее глазах огромное сожаление, невыразимую печаль… Сожаление женщины, умирающей в расцвете лет. Мне стало жаль ее, и я взяла ее за запястье. Другой рукой я достала телефон, и только было хотела набрать номер «Скорой», как она сжала мою ладонь, давая понять, что не стоит этого делать. Я опустила руку с телефоном. Она собралась с силами, произнесла одно слово: «Там», – и указала куда-то в угол. Я прошла к той стене и поискала взглядом то, на что указала Эвелина. Вроде бы ничего необычного там не было, но, присмотревшись повнимательнее, я заметила, что край ковра, которым был застелен пол, в одном месте слегка бугрится. Отогнув его, я увидела тетрадь в кожаном переплете. Взяв ее, я повернулась к Эвелине и увидела, что она задыхается. Из уголка ее красивых губ потекла тонкая струйка крови. Мое предположение подтвердилось: у нее было пробито легкое. Я подошла и подняла ей голову, чтобы она не захлебнулась собственной кровью. Она поблагодарила меня взглядом и сильно закашлялась. «Это неминуемый конец», – поняла я. В какой-то момент она перестала задыхаться, и ей словно стало легче. Так бывает: за минуту до смерти человеку становится чуть лучше, словно ему дается шанс сделать что-то очень важное – помолиться, исповедаться или сообщить какую-то тайну. Эвелина приподнялась из последних сил и, показав на тетрадь в моей руке, прошептала:
   – Ты поймешь, – и тут же упала замертво на подушку, с открытыми глазами.
   Еще минуту я стояла и смотрела ей в лицо… Немного придя в себя, я закрыла ей глаза и пошла к выходу. Никогда нельзя привыкнуть к смерти, сколько бы раз ты ее ни видел. Только вчера я разговаривала с ней, и вот сегодня на моих глазах она умерла…
   Выйдя на улицу, я осмотрелась и, не заметив ничего подозрительного, направилась к своей машине.
   Возвращаясь в дом Бариновых, я думала – кому могла быть выгодна смерть Эвелины? С одной стороны, такие люди, как она, имеют в жизни достаточно недоброжелателей, но все же… Довести человека до того, чтобы он нанял для вас профессионального киллера, – для этого нужно очень сильно ему насолить. А этот киллер был действительно профи, это я поняла сразу, едва увидев его в квартире Эвелины. Ни одного лишнего движения, только по делу… Так двигаться в его возрасте мог только великолепно подготовленный спец. Подъехав к воротам, я посигналила, и они сразу же открылись, к моему удивлению. За ними я увидела охранника и чуть поодаль – Валерия Ивановича. Ничего необычного: он стоял, заложив руки за спину, и наблюдал, как я проезжаю мимо него. Но когда я уже почти миновала ворота и посмотрела на него в зеркало заднего вида, я увидела, как он что-то объясняет молодому охраннику, выразительно жестикулируя. У него была перебинтована правая рука в районе запястья! Странно, когда я видела его утром, с руками у него было все в порядке.
   Поставив машину в гараж, я пошла к дому, размышляя: что же это? Простое совпадение?
   На кухне я встретила тетю Машу, она готовила обед.
   – Как там наша больная? – спросила я у домохозяйки.
   Она повернулась и бодрым голосом сказала:
   – Поправляется, не по дням, а по часам, буквально на глазах, – она одернула фартук.
   – Пойду навещу ее, – сказала я и направилась к лестнице.
   Диана уже не лежала в постели, а расхаживала по комнате. Вид у нее был получше, чем утром, но отпечаток болезни присутствовал на ее лице.
   – Наконец-то, а то я думала, что с ума сойду от скуки, – она радостно улыбнулась.
   – Я вижу, тебе уже лучше? – спросила я ее.
   – Нормально. Не люблю я болеть! Сразу чувствуешь себя какой-то ущербной, – как-то обиженно сказала Диана.
   – Никому не нравится болеть, – подтвердила я известную истину.
   – Пойдем на кухню, поедим, и ты расскажешь, как съездила.
   «Не думаю, что тебе понравился бы рассказ о моей поездке», – подумала я.
   – Да у меня нет никаких новостей, я ездила по одному небольшому делу, – соврала я Диане.
   За обедом Диана принялась убеждать меня, что она уже достаточно хорошо себя чувствует и готова завтра же отправиться на яхту. Оценив ее внешний вид, я сказала, что, возможно, завтра мы уедем. Не собиралась я тут задерживаться на неопределенное время! Это было слишком опасно. Там, на яхте, я хотя бы могла контролировать ситуацию, а здесь не знаешь, что от кого можно ожидать.
   После обеда я предложила Диане посмотреть какой-нибудь фильм, чтобы хоть как-то отвлечься от мыслей об Эвелине, чей образ все стоял перед моими глазами.
   Мы посмотрели сначала мелодраму, потом какую-то комедию, а затем, как я заметила, Диана уснула, несмотря на то, что на улице было еще светло. Оставив ее отдыхать, я пошла к себе и решила позвонить Полянскому, узнать, как проходит слежка за Ковалем. Войдя в комнату, я сразу поняла, что здесь кто-то побывал в мое отсутствие. Покидая любое помещение, я всегда запоминаю расстановку всех вещей. Это происходит автоматически. Многое я давно уже делаю на подсознательном уровне, даже не замечая этого, но стоит только чему-нибудь измениться, как в моей памяти всплывают четкие воспоминания – как все было раньше. Так и сейчас. Я заметила малейшие изменения, на которые другой человек никогда не обратил бы внимания. Сомнений не осталось – в моей комнате кто-то что-то искал. Но что можно искать у человека, который сам находится в гостях? Проверив свои вещи, я, не обнаружив никаких пропаж, позвонила директору охранного агентства. Он сразу взял трубку и, быстро поздоровавшись, сообщил:
   – Ну, что тебе сказать про твоего шофера? Интересный персонаж!
   – Мне он таким не показался, выглядит этот тип скорее скрытным, чем интересным, но давайте уже по существу, – поторопила я Полянского.
   – За то короткое время, что мы за ним наблюдали, он успел встретиться с двумя людьми, один из которых – бывший уголовник, недавно освободившийся из тюрьмы, где он сидел за убийство. Второй – корреспондент одной известной газеты. Не знаю, что могло связывать этих трех совершенно разных людей, но, думаю, ты сама разберешься. Прослушку мы не ставили, поэтому не знаем, о чем они разговаривали. Но вот когда твой шофер общался с уголовником, то почему-то он очень нервничал, пытаясь что-то тому доказать или в чем-то убедить его. Это пока все.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация