А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ничего или вдвое больше" (страница 1)

   Мари Грей
   Ничего или вдвое больше

   Да, я буду вспоминать до конца жизни об этой полной событий осени. Листья на деревьях желтели, мы, простые смертные, готовились к еще одной безрадостной зиме, а моя личная жизнь рушилась все больше. За один только месяц, – дивный по красоте сентябрь, – меня бросил мой друг, я потеряла работу и едва не оказалась выселена из квартиры, потому что не внесла плату, которую до этого вносил тот самый друг.
   После долгих горьких размышлений над своей грустной судьбой мне пришлось признать: я сама довела до этого! Цепь злоключений началась, когда меня бросил Жером, и это произошло по моей вине.
   Проблемы впервые возникли на маленькой вечеринке по случаю моего дня рождения в январе прошлого года. Я смотрела на всех собравшихся друзей, сознавая, как мне повезло, что я принимаю знаки внимания от людей, которых люблю и уважаю. Но внезапно я поняла, что в моей жизни не хватает одной малости для того, чтобы счастье стало полным. И эта малость выражалась в одном-единственном слове: «потомство». После моего пребывания на этой земле ничто иное не напомнит обо мне. По крайней мере, ничто осязаемое. С этого момента только одна мысль засела у меня в голове: завести ребенка. Конечно, я думала об этом и раньше: сколько я себя помню, я стремилась создать семью, но откладывала эту мечту на потом. Всегда на потом. Когда укрепится мое финансовое положение… Когда я разделю жизнь с идеальным мужчиной… Когда сделаю успешную карьеру… Когда, когда, когда…
   Но в тот вечер, анализируя свою жизнь, я многое поняла. Прежде всего, я жила с Жеромом, которого любила достаточно сильно, чтобы видеть в нем будущего отца моих детей. Мы были небогаты, но разве не в любви ребенок нуждается больше всего? Что касается карьеры… приходилось признать: она не соответствовала моим чаяниям. Казалось, я скорее отдалялась от цели, чем приближалась к ней. Короче говоря, что меня еще удерживало? Когда я поняла, что ответом на этот вопрос будет: «ничто», мысль о зачатии ребенка стала всепоглощающим наваждением, хотя мой спутник явно не испытывал энтузиазма по этому поводу. Но я не считала его позицию серьезным препятствием. Будучи упрямой, я была уверена, что перед свершившимся фактом он запрыгает от радости и встретит маленькое сокровище с распростертыми объятиями. Эта же убежденность заставила меня уверовать и в то, что достаточно лишь перестать пользоваться моим противозачаточным средством, чтобы произошло чудо.
   Для очистки совести несколько дней, даже недель я пыталась убедить Жерома в благотворности моего замысла, хотя, в сущности, речь шла о простой формальности. Я билась до тех пор, пока, наконец, твердо не решила, что мое счастье обязательно станет и его счастьем. Поэтому я прекратила все словопрения и, не желая больше надоедать Жерому разговорами, перешла к действию.
   Я перестала ежеминутно упоминать о детях и не вздыхала душераздирающе при виде младенца на телеэкране или на улице. Короче говоря, я сделала вид, что больше об этом не думаю. Жером не знал, что я выкинула свою диафрагму, оставив лишь футляр от нее, и держала его на виду каждый раз, когда мы занимались любовью. Если что, я ведь всегда могла изобразить удивление и сослаться на «случайность», польстив Жерому заявлением, что мощному потоку его спермы удалось пробить толстую заслонку из латекса…
   Желая окончательно увериться в успехе, я получше разузнала о процессе зачатия, чтобы определить дни, когда попытки будут бесполезны и когда, наоборот, будет больше шансов осуществить мой план.
   Возможно, Жером находил меня в эти дни особенно активной, когда я ждала его возвращения с работы, лежа на постели в призывной позе в своем самом откровенном нижнем белье. Но похоже, что он никогда не задавал себе никаких вопросов, предпочитая верить, что причиной тому, конечно, мое желание, порожденное его несравненными сексуальными способностями. Естественно, я позволяла ему верить во что угодно, стараясь ничем себя не выдать. Мужчины иногда не так глупы, как это кажется!
   Но однако… через восемь месяцев так ничего и не произошло. Я начинала отчаиваться, и внезапно меня посетило ужасное сомнение. Все не так просто? А если дело во мне? Я тотчас попыталась прогнать неприятные мысли и успокоиться. Взяв еще раз инициативу в свои руки, я воспользовалась тем, что у нас обоих оставалась неделя отпуска, и предложила поехать при случае в милую сельскую гостиницу, где мы могли бы «дать волю страстям». Жером возразил мне, что уже некоторое время наша страсть и так ничем сдерживалась. На что я ответила: «Но ты так меня возбуждаешь! Вообрази, себе, что перед нами будет целая неделя! Только мы вдвоем, и нам никто не помешает предаваться любым фантазиям!»
   Жером не стал сопротивляться, и на десятый день моего цикла мы уехали в деревню. Я заранее радовалась: зачать ребенка в такой чарующей обстановке…
   Всю неделю я не давала ему передышки. Не могло быть и речи – отдать мой замысел на волю случая. Я где-то читала, что для получения наилучшего результата надо делать перерыв на один день между каждой близостью, чтобы позволить мужчине «восстановить силы», но расценила это как сущую глупость. Я использовала все мое воображение, соблазняя Жерома каждый раз иначе, чтобы получить максимум драгоценного семени. Я поочередно превращалась в куртизанку, испуганную девственницу, бесстыдную шлюху, любопытную девочку и ему, похоже, очень нравилось то, что я предлагала с возраставшей энергией. Я ликовала! За семь дней мы занимались любовью по меньшей мере одиннадцать раз и я говорила себе, что если и сейчас ничего не получится, то уж, по крайней мере, не от недостатка желания! Но у меня не оказалось ни возможности, ни времени проверить эту теорию. В конце месяца Жером, наконец, понял, что происходит… Когда через две недели после нашей вылазки у меня начались месячные, то не было ни сил, ни желания скрыть свое разочарование. Я провела два первых дня в ужасном настроении и мрачных мыслях, – как нередко бывает в таких случаях, – и решительно отказывалась подниматься с постели, замкнувшись в угрюмом оцепенении. На третий день, потеряв терпение и заразившись от меня плохим настроением, Жером затеял генеральную уборку, чтобы успокоить натянутые нервы. Он бросал на меня неодобрительные взгляды, в то время как я тупо смотрела на телеэкран, неумеренно пожирая мороженое. Через полчаса Жером гневно, резким жестом выключил телевизор и встал передо мной, молча размахивая футляром от диафрагмы, словно это было смертельное оружие. После чего, наконец, закричал:
   – Почему твой футляр валяется в ванной пустой?
   – Что ты говоришь? Как это пустой?
   – Каролина, в какие игры ты со мной играешь?
   О боже! Похоже, он все понял… У меня уже не было сил отрицать что бы то ни было: я считала сражение заранее проигранным.
   Вспыхнувшая затем ссора была ужасна. Он называл меня всеми возможными и невозможными словами, обвиняя в том, что я обманула его доверие и так до бесконечности… Я лежала в постели и не пыталась защищаться. К чему? Он все понял.
   В конце концов, он ушел, хлопнув дверью и недвусмысленно дав понять, что никогда не сможет меня простить, а на самом деле отказываясь признаться себе, что его попросту приводит в ужас перспектива стать отцом. Он ушел среди ночи, и я вновь увидела его лишь через несколько дней, когда он явился забрать свои вещи. Это был изнурительный день… Он не дал мне ни малейшего шанса объяснить свое поведение, рассказать о том, какое место занимала в моей жизни мысль о ребенке. Итак, разрыв – полный и окончательный.
   Я была опустошена. Несколько недель я лишь изредка появлялась на работе, а остальное время не приходила под предлогом загадочной болезни. Кроме того, мое обращение с людьми заметно ухудшилось, а для работы в брачном агентстве это немаловажно. Мой заработок становился все меньше. В конце концов, мой начальник стал свидетелем того, как я откровенно нагрубила потенциальному клиенту. Обвинив меня в недостойном поведении, он тут же уволил меня. Теперь я была одна и без всякого дохода.
   Пока я пришла в себя и решилась, наконец, искать другое место работы, прошли недели. Дни летели с ужасающей быстротой, а мое положение не улучшалось. Я вернулась к реальности, только получив ультиматум – немедленно внести квартплату, что я несколько раз подряд «забывала» сделать. Я взяла себя в руки, нашла работу в другом брачном агентстве и внесла некоторый порядок в свою жизнь. Но, вообще-то я чувствовала себя очень одинокой. Разрыв с Жеромом случился совсем недавно, но, откровенно говоря, мне больше всего не хватало не самого Жерома, а скорее той части его тела, которая содержала необходимый для зачатия ингредиент. Дело в том, что эта идея не покидала меня, даже наоборот. Больше чем когда-либо я желала иметь ребенка и даже говорила себе, что для этой цели подошел бы любой мужчина, обладающий теми качествами и достоинствами, которые я хотела передать моему ребенку.
   Я стала внимательно изучать мужчин из моего окружения, оценивая их критически. Ничего подходящего… У меня были очень хорошие друзья, но мысль оказаться в постели с одним из них казалась мне такой нелепой, как если бы речь шла о своего рода кровосмешении. К тому же один из них гомосексуалист, другой – женат и счастлив в браке, а у третьего – сплошное непостоянство, в эмоциях и в деньгах одновременно. Тогда я решила воспользоваться своей работой в агентстве. «Где еще найти лучшее место, чтобы выбрать достойного отца!» – сказала я себе с энтузиазмом. Моя тактика была простой. Я пересмотрела всю картотеку свободных мужчин, имея возможность хорошенько изучить их «родословные». Многие показались мне достойными кандидатами… К тому же я давно уже не считала, что клиентура брачных агентств состоит исключительно из «залежалого товара»!
   Я немедленно приступила к делу. Что может быть лучше компьютера как инструмента поиска? Для начала я определила такие общие параметры, как возраст, рост и социальный статус мужчины. Нужен ли мне холостяк – или нет? У женатого мужчины преимущество в том, что он не слишком обременителен… Но, возможно, он не будет свободен в нужный момент? Мой опыт с Жеромом был достаточен, чтобы понять: не всегда удается забеременеть с первой попытки! Значит, все же холостяк. Если надо, я всегда смогу от него отделаться. Возрастную категорию я оставила достаточно широкой, не желая бесполезно ограничивать поиски. Теперь рост… Если родится мальчик, я предпочла бы, чтобы он вырос большим и атлетически сложенным.
   Цвет волос? Я бы хотела темные. Глаза? Пожалуй, ореховые. Я решила учитывать даже увлечения, предпочитая внимательно изучить каждую кандидатуру. Затем в последний раз нажала на клавишу «Enter» и начала поиски идеального мужчины. Компьютер некоторое время поворчал, а затем выдал мне первый список, указав, что отобрал четырнадцать кандидатур. Четырнадцать! Сказочно! Но мое возбуждение мгновенно пропало, когда я стала читать представленные на экране данные:
   «Жан-Пьер, пятьдесят четыре года, холостяк. В настоящий момент безработный. Жан-Пьер ищет породистую спутницу, очень сексуальную, которая не побоится расширить свой горизонт, чтобы открыть вместе с ним радости жизни».
   Я ничего не имела против расширения своего горизонта и считала себя вполне сексуальной. Но у Жан-Пьера при росте метр девяносто была серьезная проблема с лишним весом. Я не хотела этого для моего сына и еще меньше – для дочери! Я стала читать дальше:
   «Сильвен, двадцать два года, бегун-марафонец».
   Надо же… как интересно! Слишком молод, но это не препятствие. Наоборот! Однако, продолжив чтение, я увидела, что он искал… мужчину лет сорока, спортсмена, как и он. Хорошо! Следующий…
   «Морис, тридцать шесть лет, архитектор. Любит прогулки в лесу, водные виды спорта и вообще природу. Ищет свободную, некурящую женщину для бесед и романтических отношений. Тучных и старше тридцати просят не отвечать».
   Фотография опять меня разочаровала. Морис носил очки с такими толстыми стеклами, что за ними было трудно различить даже форму его глаз, а я хотела, чтобы у моего ребенка было отличное зрение…
   Список продолжился в том же духе. Некоторые из мужчин на первый взгляд были интересны, но всегда находилась какая-нибудь деталь… Чем дальше я читала, тем больше улетучивался мой энтузиазм. Или зубы кривые, – подумайте, какие будут расходы на врача-ортодонта! – или нет волос на голове. Лысый мужчина может быть очень соблазнителен… но не тогда, когда волосы в носу видны даже на компьютерной фотографии! Некий Жильбер подошел бы, но он часто был в разъездах из-за своей работы. Занятость могла стать щекотливой проблемой. Пьер жил в обществе четырех кошек, а я ненавидела этих лицемерных и непредсказуемых животных. Мишель дрессировал собак, а у меня с раннего детства была аллергия на весь собачий род. Еще был один очаровательный врач, но он уточнял, что искал женщину, которая могла бы командовать и сделать его своим рабом… Эту черту характера я решительно не желала передавать ребенку! Короче говоря, итог был не слишком обнадеживающим, и я уже стала терять терпение, когда, наконец, наткнулась на кое-что по-настоящему интересное.
   «Луи, тридцать девять лет, предприниматель. Любит вкусные обеды вдвоем и сам прекрасно готовит. Любимые виды спорта – плавание, горные лыжи и роликовые коньки. Луи ищет подругу, готовую разделить с ним эти удовольствия, а также… кто знает?» Его физические данные произвели на меня наилучшее впечатление, по крайней мере, на фотографии.
   Он позвонил мне на следующий день Разговор был коротким, но очень приятным. Очаровательное чувство юмора, мягкий и теплый голос. Пока мы разговаривали, я все время слышала в телефоне взрывы детского смеха. Я поспешила спросить, не его ли это дети:
   – Увы, нет! Моя сестра попросила посидеть с ее детьми вечером.
   Мы назначили свидание на следующий день в одном модном кафе.
   Я сидела за маленьким, отдельно стоящим столиком, когда он предстал передо мной, словно видение. Вьющиеся каштановые волосы доходили до плеч, орехового цвета глаза сверкали лукавством, прямой нос с едва заметными веснушками, большой рот с чувственными губами и рядом ослепительных зубов. Он был великолепен! Следуя моей природной прямоте, я принялась рубить сплеча:
   – Как это получилось, что вы обратились в брачное агентство? У вас наверняка нет такой проблемы – встретить красивую женщину!
   – К несчастью, таких красивых, как вы, я не встречал! А теперь позвольте задать вам тот же вопрос…
   Пока он садился за стол, я одарила его своей самой восхитительной улыбкой. Мы превосходно провели время и расстались с сожалением, назначив новую встречу на завтрашний день.

   В течение следующих недель я имела полную возможность открыть для себя человека, который скрывался за такой очаровательной внешностью. По природе он был жизнерадостен, энергичен и обладал впечатляющей эрудицией, делавшей разговор с ним весьма увлекательным. Но, несмотря на всю важность разговоров и удовольствие от них, Луи прежде всего выделялся совсем другим качеством. Он был великолепным любовником…
   У него был небольшой хорошенький домик в Лорентидах и он повез меня туда, когда убедился, что мы нравимся друг другу. Первая проведенная с ним ночь была необыкновенной: нежное воспоминание о ней сохранилось у меня до сих пор.
   Он приготовил великолепный ужин и подал его в большой гостиной, которая освещалась огнем из камина. Убранство было простое, но такое располагающее! Ужин оказался изысканным от супа до десерта. Особенно десерт. Весь вечер мы бросали друг на друга томные взгляды, предвещавшие восхитительную ночь. Он поцеловал меня, убрал со стола посуду и принес большую вазу клубники, взбитые сливки и шампанское. Потом мы танцевали перед огнем камина под тихие звуки музыки. Он медленно раздел меня, и взгляд его ореховых глаз утонул в моих глазах. Его глаза сияли особым блеском, исполненным нежности. Он положил меня на медвежью шкуру, восхищенно наблюдая за отсветами пламени на моей коже, затем принялся опускать, одну за другой, сочные ягоды клубники мне в рот. Свободной рукой он водрузил маленькие шарики из взбитых сливок на мои затвердевшие соски, затем на живот и бедра. Потом он вылизал мою кожу быстрыми и жадными движениями языка, рисуя затейливые арабески в слое жирного крема. После этого он сказал, что моя кожа превосходна на вкус. Казалось, он действительно был на верху блаженства. Когда тепло его дыхания растопило взбитые сливки и они потекли по внутренней стороне моих бедер, он томно вздохнул и отведал получившуюся смесь, которую назвал божественной. Мои ощущения при этом были неповторимыми…
   Раздевшись в свою очередь, он прижался всем телом ко мне, превращая простые движения в томный волнообразный танец. Затем он как бы поплыл надо мной. Напрягшийся ствол защекотал мне лицо, но не успела я коснуться его губами, как он опустился между грудей, и я поторопилась сжать их вокруг него. Он нежно потерся между ними, а затем спустился вдоль живота, чтобы отдохнуть несколько мгновений, перед тем как войти в меня.
   Наконец он одним толчком проник в мое лоно и начал нежные движения, воспламеняясь все больше. Я испытывала глубокое удовольствие и не хотела, чтобы он быстро кончал… Я постаралась замедлить ритм, обхватив ногами его тонкую талию. На какой-то момент мне удалось удержать его. Я заглянула в его глаза, стараясь понять, испытывал ли он то же, что и я. Увиденное меня вполне удовлетворило: глаза его искрились светом сильнее, чем когда-либо. Желая, в свою очередь, ощутить вкус его кожи и сливок вместе, я заставила его лечь рядом со мной и обильно смазала, позаботившись в особенности нанести крем на всю поверхность его нетерпеливой плоти, на живот и ноги. Вкус его члена в моем рту был сладок и восхитителен. Он наполнял меня всю, проникая до самой гортани. Растаявшие сливки стекали по подбородку мне на грудь, где он торопливо подбирал их и слизывал со своих пальцев.
   Встав на колени над ним, я снова направила его орудие в глубину своего тела и благодарно приняла его, как лакомое блюдо. Его ноги мягко покачивали меня, в то время как руки, обхватив за ягодицы, поднимали и опускали меня, как волшебный маятник, на его член. И вот мы уже стали единым целым, частями одного организма. После этого Луи вышел из меня и приблизил рот к моим бедрам. Он медленно упивался мной, словно божественным напитком, лаская мое тело точными, почти артистическими движениями. Я видела свое отражение в больших окнах, в свете огня. Волосы почти полностью закрывали мне лицо, а его кудри при каждом движении разлетались в стороны от моих разведенных бедер. Я смотрела на отражение в окне, поглаживая свою вздымавшуюся грудь, завороженная мужской головой, двигавшейся возле самой чувствительной части моего тела. Его язык щекотал и ласкал меня так, что с очередным касанием его губ я со сладким, глубоким вздохом испытала оргазм.
   После этого я легла на живот, прижимаясь грудью к меховой шкуре и дав любовнику возможность глубоко войти в меня. Очень скоро его семя смешалось с моими соками, и запахи наших тел слились воедино.
   Прижавшись друг к другу, мы оба заснули у затухающего огня… это было как в сказке. После этой ночи я сделала вывод, что Луи – идеальный мужчина для зачатия желанного ребенка. Но вот единственное облако на горизонте: я стояла перед серьезной дилеммой… Или я поделюсь с ним своими намерениями и рискую увидеть, как он умчится со всех ног, или ничего не скажу, дав возможность природе сотворить чудо, а дальше посмотрим, какой вид примут наши отношения. Несколько дней я взвешивала оба варианта, пока не склонилась ко второму. Итак, я ничего не скажу, а буду продолжать с удовольствием заниматься с ним любовью, не принимая предохранительных мер… и кто знает? Я принялась внимательно высчитывать даты, наиболее подходящие для достижения моей цели.
   В следующем месяце я отдалилась от моего любовника на те несколько дней, которые предшествовали овуляции. Мне его не хватало, но я предусмотрела эту паузу, чтобы наше желание (и его семя) обрели как можно большую силу. Я дала ему понять, что готовила для нас сногсшибательный уик-энд… Однако, позвонив ему в конце дня в пятницу, чтобы назначить встречу, я попала на автоответчик:
   – Добрый день, это Луи и Даниэль. Оставьте сообщение, и мы позвоним вам, как только сможем!
Чтение онлайн



[1] 2

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация