А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Секрет Брижит" (страница 1)

   Мари Грей
   Секрет Брижит

   Брижит полуудивленно-полускептически взглянула на своего спутника.
   – Ты это серьезно?
   – Абсолютно.
   – У меня есть время подумать?
   – Только не очень долго.
   Брижит на минуту задумалась, стараясь привыкнуть к мысли о его столь «невинном» предложении. «В конце концов… что в этом такого?» – заключила она перед тем как утвердительно кивнуть головой…
* * *
   Она мысленно вернулась к событиям последней недели, которую они провели вместе. Брижит приехала в Мексику по контракту. Будучи свободной весь день (ее работа начиналась около 22 часов), она проводила время, лежа в шезлонге под ослепительным солнцем, подставляя тело его горячим лучам.
   Мужчина появился в первый же день. Вначале она даже поверила, что ему и вправду нехорошо, увидев, как одиноко бегущий человек вдруг согнулся пополам от судороги или какого-то приступа. Опершись руками в колени и закрыв глаза, он как будто хотел унять боль. Она подбежала к нему, чтобы помочь:
   – Эй, что с вами? – спросила она по-французски, боясь выставить себя на посмешище плохим испанским.
   Он посмотрел ей прямо в глаза, ослепительно улыбнулся и весело произнес:
   – Ко всему прочему вы говорите по-французски!
   Она была обескуражена, и ей потребовалось несколько секунд, чтобы оценить его мошенничество. Сделав вид, что рассержена, она воскликнула:
   – Не смешно! А я подумала, что вам совсем плохо!
   – Ни в коей мере, но вы должны согласиться, что подход оригинален!
   Его простодушная улыбка была неотразима. Как у мальчишки, застигнутого в момент шалости, который знает, что проступок несерьезен и его простят без наказания. Действительно, Брижит не сердилась на него. Дело в том, что он был потрясающе хорош собой… Высокий и мускулистый, он тем не менее не выглядел накачанным. Блестящие капельки пота усиливали его великолепный загар. У него были прекрасные темные волосы и, как образцовый отдыхающий или опытный соблазнитель, он был не брит по крайней мере дня два, и щетина глубоко оттеняла почти скульптурные черты лица. Глаза цвета океана… Перед Брижит, казалось, распахнулась вся бездна обаяния этого человека.
   – Вы не уйдете, пока я искупаюсь?
   Она отрицательно покачала головой, и мужчина, сбросив рубашку, устремился в теплые воды океана. Сделав несколько энергичных гребков и напоследок глубоко нырнув в пенистую воду, он, наконец, вышел на берег. Брижит вернулась к своему шезлонгу.
   – Вы здесь со вчерашнего дня?
   – Это не похоже на вопрос…
   – Нет, просто я видел, как вы приехали. Мы остановились в одной гостинице. Вы надолго?
   – Только на неделю. Но я здесь не в отпуске, я работаю.
   – Неплохая работа!
   – Самая лучшая!
   – А чем вы занимаетесь?
   Она ждала этого вопроса, который рано или поздно должен был возникнуть. Но у нее не было ни малейшего намерения раскрывать этому Адонису источник ее существования. Узнав правду, он, несомненно, рассыплется в извинениях, перед тем как быстро ретироваться. Они все так поступали, по крайней мере те, кому удавалось хоть немного ее заинтересовать. Поэтому она ответила:
   – Я работаю манекенщицей у одного кутюрье из Монреаля. Мы устраиваем частные показы для некоторых клиентов. Это не так престижно, как быть фотомоделью, но приятно, даже если приходится работать по вечерам. К тому же, это дает возможность путешествовать.
   То, что она сказала, было почти правдой. Она действительно участвовала в показах, но отнюдь не моделей одежды. Совсем наоборот! Брижит была стриптизершей. “Танцовщицей”… Она обожала свою работу. К несчастью, и это единственное, о чем она сожалела, некоторые ее коллеги привносили в “профессию” оттенок вульгарности. Но правда и то, что большинство из них занимались этим в других условиях и по другим причинам. Брижит танцевала, потому что ей это нравилось. И к тому же ее работа хорошо оплачивалась, ее устраивал гибкий график, и вдобавок она могла много путешествовать. Но прежде всего, привлекала возможность удовлетворить основную потребность – демонстрировать свои прелести восхищенной публике.
   Первый раз она танцевала, когда была еще студенткой – имела неосторожность заключить дурацкое пари. Несколько студентов пригласили ее и трех ее подружек в стриптиз-бар на спор, что те поднимутся на сцену и снимут с себя всю одежду. Сумма пари возрастала вместе с желанием парней увидеть, как их подружки раздеваются перед ними. Выяснилось, что пари очень заинтересовало одну студентку, у которой не было постоянного источника доходов. Но Брижит уже поняла для себя, что даже без денежной приманки она несомненно сделала бы все, чтобы показаться на сцене перед своими друзьями. Нечто необъяснимое влекло ее… Прежде Брижит и не помышляла о таком. Теперь же ее как будто притягивало магнитом. Поскольку ее спутницы в последний момент отказались, оставалась только она, чтобы принять вызов. Одним глотком осушив бокал, она с решительным видом поднялась на сцену, преследуемая возбужденными взглядами своих знакомых. Все были убеждены, что она сделает лишь один круг, быстро снимет одежду и сразу удалится, положив конец затянувшейся шутке. Каково же было их изумление, когда, широко расставив ноги, она неподвижно замерла посреди сцены. С первыми тактами музыки она скинула туфли, затем рубашку. И пока звучала композиция, она постепенно сняла с себя всю одежду, оставшись полностью обнаженной.
   В тот момент Брижит поняла, что это ее стихия. Она почувствовала взгляды на своем теле и испытала редчайшее удовольствие. Как будто бесчисленные руки ласкали ее. Словно каждая частичка ее выставленной напоказ кожи вибрировала под взглядами людей. Она готова была утверждать, что ощущает их прикосновение.
   В тот первый вечер за несколько минут она возбудилась так, как если бы все четверо ее знакомых парней по очереди занимались с ней любовью.
   К несчастью ее подруги перестали с ней общаться. Зато парни наперебой приглашали ее в надежде еще раз увидеть этот неподражаемый спектакль. Она же дала себе обещание, что никогда не позволит кому-либо из зрителей коснуться ее после того, как они увидят ее танцующей. Это развеяло бы магию образа, в котором она пребывала во время выступления. Она обожала это ощущение напряженного желания мужчин, а порой и женщин. Все эти взгляды, прикованные к ней, заставляли ее трепетать от удовольствия, которому она отдавалась телом и душой. Она сознавала, что красива, что ее желают, что редкий мужчина не отдаст все, только бы обладать ею. Но именно в танце была для нее высшая степень наслаждения! Ни разу за все время она не провела ночь с клиентом. Для того чтобы и дальше оставаться столь же загадочной, ей следовало сохранять абсолютную недоступность для зрителей. Она должна была стать их мечтой, их миражом. Тогда она могла перевоплотиться в кого угодно, в королеву или в кинозвезду. “Смотрите, но не смейте дотрагиваться!”
   В общем, она была вполне счастлива. Правда, не обходилось без огорчений. Некоторые, узнав, чем она занимается, тотчас отдалялись от нее, отказываясь воспринимать ее работу как значимую или хотя бы приличную. И, конечно, жены и подружки посещавших ее представления мужчин слепо ненавидели ее. Но поскольку она никогда не сталкиваясь с ними, это не слишком ее заботило. Тем не менее, чтобы сохранить инкогнито, она всегда работала подальше от дома, решительно отказываясь от контрактов с ночными заведениями своего района. Окончательно отделив работу от повседневной жизни, она и впредь старалась сохранить такое положение вещей. И ответ: “манекенщица у одного кутюрье из Монреаля” срабатывал, как правило, безотказно.
   Так и в этот раз мужчина не настаивал более.
   – А вы, вы в отпуске?
   – Да, у меня осталась неделя до возвращения в Монреаль. Вы тоже там живете?
   – В общем, да… в пригороде.
   – Мне кажется, что я вас уже где-то видел…
   – Знаете, Монреаль такой большой город…
   Некоторое время они молчали. Затем, как если бы он вдруг вспомнил что-то важное, мужчина встал и почти торжественно произнес:
   – Прошу прощения, что не представился. Меня зовут Венсан. Мне тридцать четыре года, я здесь один и сгораю от желания пригласить тебя на ужин. В котором часу ты должна идти на работу?
   – Около девяти вечера. Если ты согласен рано поужинать, я готова. Меня зовут Брижит.
   – Очень приятно. Тогда встретимся в холле гостиницы около пяти, идет?
   Совершенно естественно, даже не заметив этого, они перешли на ты. Было очевидно, что они понравились друг другу. Брижит с радостью приняла его приглашение. Счастливый, Венсан еще раз одарил ее очаровательной улыбкой.
   – Хорошо, я побегу дальше… на этот раз без остановки. До встречи!
   Она посмотрела ему вслед, почувствовав, как что-то словно кольнуло в сердце. Да, он очень ей понравился.
* * *
   В назначенное время Брижит отправилась на встречу с Венсаном. Она надела свое самое красивое белое платье, выгодно оттенявшее уже слегка загоревшую кожу. Тщательно причесалась и наложила макияж. Ведь она была манекенщицей! Похоже, что Венсан оценил ее старания. Заметив ее, он поднялся с кресла и восхищенно присвистнул. Он также поработал над своим обликом. Или это было его природное обаяние? Он был чисто выбрит и от него исходил тонкий пьянящий аромат. Он не спросил ее, куда она хотела бы пойти, а проводил до своей взятой напрокат машины, припаркованной у выхода, – спортивной модели с откидным верхом.
   – Это чтоб легче соблазнять… – бросил он, слегка подмигнув ей с сообщническим видом.
   – Предполагаю, что я не первая, кто за последние недели садится с тобой в эту машину!
   – Нет, но, несомненно, самая красивая!
   Он галантно распахнул перед ней дверцу и, когда она села закрыл за ней дверь. Сев за руль, он осведомился, любит ли она морепродукты. После одобрительного ответа Брижит, они отправились в путь.
   Всю поездка поездку они шутили, смеялись, болтали о том, о сем и, наконец, подъехали к маленькому невзрачному ресторанчику. Однако увидев вывеску, Брижит вспомнила, что читала о нем в туристических брошюрах как о заведении с прекрасной репутацией.
   Они устроились за маленьким столиком на полупустой террасе. Поскольку Венсан, похоже, знал это место, Брижит доверилась его вкусу. Он изъяснялся, как ей показалось, на почти безупречном испанском, и того, что он заказал, наверное, хватило бы, чтобы накормить целую армию.
   Беседа как будто текла сама собой. Брижит не могла не восхищаться сидевшим перед ней мужчиной. Венсан был великолепен. Но кроме всего – и это лишь добавляло ему шарма – он был умен, забавен и мог рассуждать практически на любую тему. Она узнала, что у него собственное агентство по связям с общественностью, что уже четыре года он приезжает отдыхать в это место, что никогда не был женат и не имел связи, которой сам придавал бы большое значение. Он ждет идеальную женщину…
   Вечер прошел необыкновенно романтично, хотя и слишком быстро. В первый раз за долгое время Брижит не хотелось идти работать. По крайней мере, она бы с удовольствием продлила этот ужин. И провела бы остаток вечера, – а, возможно, и ночь, – в обществе этого красавца, которого, несмотря на их недавнее знакомство, казалось бы, знала долгие годы. Но представив себе лихорадочные взгляды, что через несколько часов будут устремлены на ее обнаженное тело, она ощутила легкую дрожь от предвкушения удовольствия. Украдкой посмотрев на часы, она поняла, что скоро будет вынуждена покинуть его. И он ни в коем случае не должен подвозить ее! Открывшаяся правда могла все испортить.
   В своею очередь, Венсан хорошо помнил, что ей пора уходить. Но как ему хотелось, чтобы этот ужин не кончался так скоро! Может быть, она не против увидеться с ним позднее?
   – Когда заканчивается твоя работа? – мягко спросил он.
   – Около двух часов. Мой патрон арендовал зал для приемов, и вечер, наверное, затянется допоздна.
   – Жаль… я бы встретил тебя, и мы посидели бы где-нибудь еще.
   – Я вернусь в гостиницу не раньше трех ночи… Мне бы тоже очень хотелось остаться. Вечер был чудесный…
   – Для меня он был лучший за последние несколько лет! Ну что ж! Значит, можно повторить завтра вечером?
   – Или, если хочешь, и утром. Я встаю довольно рано…
   – Отлично! Буду ждать на террасе около десяти. Ты придешь?
   – Непременно!
   Они неохотно встали из-за стола и направились к выходу. Осторожно взяв спутницу под руку, он повел ее к машине.
   – Послушай, я возьму такси.
   – И речи быть не может!
   – Нет, прошу тебя. Мне надо ехать в другой конец города, это совершенно бесполезный путь! Я настаиваю.
   – Хорошо… но только в этот раз.
   С этими словами он привлек ее к себе и раньше, чем она смогла бы помешать, – а ей подобного и в голову не могло прийти, – поцеловал ее с такой страстью, что она почувствовала, как тает. В этом поцелуе было столько обещаний! Его крепкое тело сводило ее с ума, а от его пьянящего аромата кружилась голова. Она мягко освободилась из его объятий и прошептала:
   – Я буду думать о тебе весь вечер…
   – А я всю ночь… Послушай, со мной давно такого не было. Я без ума от тебя!
   Он снова прижался своими чувственными губами к ее губам. После объятия, которое показалось им вечностью и разожгло в обоих неугасимое желание, им удалось, наконец, совладать с собой. Венсан быстро вошел в ресторан и вызвал такси. Затем он вернулся к ней, взял ее за руку, и они молча стали ждать. Когда старенькое такси остановилось перед ними, он посадил ее, в последний раз жарко поцеловал и долго с сожалением смотрел вслед. Всю дорогу Брижит задавала себе вопрос, смог бы этот человек смириться с той жизнью, которую она вела? Он, казавшийся ценителем красивых вещей и хороших манер, женской нежности и изящества, несомненно пришел бы в ужас, узнав, куда она направлялась, чтобы провести остаток вечера.
* * *
   Она добралась работы всего за несколько минут до начала своего номера и сразу бросилась переодеваться. Ей не удавалось выбросить из головы образ Венсана, не вспоминать мягкость его губ, жар его поцелуев. Как в тумане, она поднялась на маленькую сцену и начала свой первый танец. Бар был набит битком. Было много мексиканцев, но особенно – американских деловых людей и туристов. Место было из разряда шикарных, и публика вела себя прилично. Ее заверили, что скандалы и неуместные жесты здесь редкость. Поэтому Брижит чувствовала себя в безопасности. Она двинулась по сцене, на ней был украшенный блестками лифчик, крохотный треугольник материи, едва прикрывавший лобок, и туфли на высоком каблуке. Ее грациозное тело извивалось в такт музыки. Постепенно она становилась богиней, в которую перевоплощалась всякий раз к вящему удовольствию публики.
   Ее жесты делались все более томными, как бы сообщая зрителям, что тело ее создано только для того, чтобы быть объектом восхищения и желания, и зал отвечал ей соответственно: мужчины смотрели на нее с особым блеском в глазах. Все ее тело словно говорило: возьмите меня и обладайте мной. Она развела в стороны нескончаемой длины ноги, приоткрыв снежную белизну коротко постриженных лобковых волос. Наконец она сняла лифчик, позволив длинным волосам вволю ласкать ее груди, нежно щекотать их.
   Но в мыслях у ее был только Венсан. Она втайне жаждала его присутствия в зале, его восхищения. Для всех, кто сейчас смотрел на нее, она всегда будет лишь миражом. Венсан затмевал их всех. Она воображала его руки, ласкающие ее тело, массирующие пышную грудь, нежно раздвигающие ее бедра, между которыми буквально кипело от жгучего желания возбужденное лоно.
   Когда номер закончился, Брижит проворно покинула сцену, как будто пробудившись ото сна. Она спешно прошла в туалет. Едва переведя дух, она почувствовала, как образ Венсана снова вторгается в ее сознание. Танец до такой степени возбудил ее, все эти взгляды так распалили ее воображение, что, лишь только она коснулась рукой промежности, ей хватило нескольких секунд поглаживания увлажненного лона, чтобы с глубоким вздохом достичь вершины блаженства.
* * *
   На следующее утро в назначенное время она пришла на террасу. Венсан уже ждал ее, перед ним стоял стакан с апельсиновым соком. Увидев ее, он поднялся, и лицо его тотчас осветилось обворожительной улыбкой. Брижит выглядела хуже. Она почти не спала, мечтая в своей постели о Венсане рядом с ней… затем на ней, в ней. Она почти побила свой рекорд мастурбирования, пока не остановилась утром, чувствуя себя как никогда одинокой. Но, при виде его, представшего перед ней во всем своем великолепии в лучах утреннего солнца, к ней мгновенно вернулось хорошее настроение. Опасаясь, что воспоминание о вчерашнем поцелуе могло вызвать некоторую неловкость, и в особенности желая вновь подтвердить свои намерения, Венсан не дал ей сесть. Он заключил ее в свои объятия и поцеловал с той же пылкостью, что и накануне. Она с трудом отказалась от намерения предложить ему позавтракать в номере, сдерживаемая исходившим от него глубоким почтением к ней, которое, казалось, исключало поспешность.
   За завтраком они перебросились всего несколькими словами, но зато их улыбки были намного красноречивее. После еды они, не сговариваясь, направились к пляжу.
   Венсан умел все: он был готов приобщить ее к радостям подводного плавания, парусной доски и полета на параплане. От природы он был наделен хорошими физическими способностями. Брижит подозревала это, но ей не терпелось проверить свои догадки на практике.
   В то утро Венсан был на высоте. Брижит уже давно устала, но держалась стойко, запретив себе просить о передышке. Если он намерен ее помучить, то она готова ответить ему тем же.
   Они купались, брызгались и забавлялись, как дети. К трем часам дня, совершенно обессиленные, они условились о маленькой сиесте… но совсем не такой, на какую надеялась Брижит! Они договорились встретиться снова около пяти вечера за аперитивом, а затем где-нибудь поужинать. Решительно, его труднее было соблазнить, чем других мужчин, к которым привыкла Брижит. Но как это было свежо и возбуждающе!

   Напиток ударил ей в голову. Это было словно наваждение. Когда Венсан говорил с ней – она смотрела на его рот и улыбку; когда он двигался – восхищалась игрой мускулов и загорелой кожей. Похоже, что он испытывал то же самое. Они чувствовали себя единственными во всем мире. Они поужинали гамбургерами с жареным картофелем, сопроводив их несколькими коктейлями «Маргарита». Когда Брижит надо было уходить, она и Венсан были почти пьяны. Так что ей не составило особого труда убедить его снова отпустить ее на такси. Поездка в тряской машине не смогла окончательно отрезвить ее. Но поскольку состояние не было неприятным, придя в бар, она заказала себе еще бокал и, осушив его, пошла переодеваться.
   Она вышла на сцену слегка хмельной. Но не только от вечернего коктейля. Она чувствовала себя настолько хорошо, что ее тело танцевало само по себе, не дожидаясь какой-либо команды. Все ее мысли заполнил Венсан. Необходимо было рассказать ему о ее работе, хотя она и была уверена, что он не примирится с такой профессией женщины своей мечты. Что-то в его взгляде, – может быть, он относился к типу людей, привыкших контролировать ситуацию и не подпадающих под влияние других, – говорило, что на этот раз ей, возможно, придется выбирать. Но она прогнала эту мысль, всецело отдаваясь радости текущего момента. В этот вечер ее несколько раз приглашали танцевать на столе, за что она была щедро вознаграждена. Она даже исполняла стриптиз для одной пары влюбленных, которые искренне наслаждались зрелищем. Ей нравились эти приватные танцы, позволявшие опасно приближаться к той черте, которую она сама для себя установила. Она могла смотреть этим людям в глаза, догадываться об их тайнах и фантазиях… но это проявление чувств было односторонним. Ее лицо с застывшей улыбкой на губах оставалось непроницаемым: воплощение недоступной богини. Когда она танцевала на столе для кого-то одного или группы людей, она думала о Венсане. Как бы ей хотелось открыть ему эту грань своего таланта! Но это было невозможно… Вряд ли он сможет понять, что, занимаясь стриптизом, она ведет простую и здоровую жизнь без малейшего намека на “профессиональные пороки”. Это бывает так трудно объяснить “постороннему” человеку. Но встречи с этим мужчиной, похоже, обещали так много… Чем больше она узнавала его, тем сильнее он казался ей похожим на “сказочного принца”, которого она всегда искала. Если только в ближайшие дни он не разочарует ее вдруг, она будет любить его безмерно. Могло ли такое случиться, что она, наконец, нашла человека, ради которого была готова отказаться от своего занятия? От этого удовольствия, которое занимает столь важное место в ее жизни? Что ж, будущее покажет.
Чтение онлайн



[1] 2

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация