А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Happy Life навсегда!" (страница 1)

   Эмилия Прыткина
   Happy Life навсегда!

   Брату Армену и мужу Сергею посвящается
   С благодарностью, моему другу Алмату Малатову

   Глава 1
   Увольнение

   Мои бывшие работодатели – самые неблагодарные люди на свете. Только они могли уволить человека с работы за сущий пустяк. Каюсь, я потеряла в поезде новый диктофон, но у меня есть оправдание: я же не виновата, что наши железнодорожные составы трясутся так, что можно не только уронить диктофон в унитаз, но и самой нырнуть туда с головой. К тому же за диктофон я боролась до последнего. Сначала дернула стоп-кран, а потом долго объясняла начальнику состава, что новенький диктофон стоит того, чтобы задержать прибытие поезда на часик-другой.
   – Вы сами виноваты! – заорал начальник состава. – Не надо было педаль слива нажимать, раз у вас диктофон упал!
   – Я не нажимала, я поскользнулась и уперлась в нее! – взвизгнула я.
   – А зачем с диктофонами в туалет ходить? Что вы там собирались записывать? Звуки природы? – встряла в разговор проводница.
   Вагон разразился дружным смехом, а я, покраснев, как рак в кипятке, пролепетала:
   – Нет, но в поездах нынче воруют, а диктофон – вещь ценная.
   Не могла же я признаться, что находилась в туалете по просьбе компании, которая заказала нашему агентству буклет о преимуществах новых рукомойников для железнодорожных составов.
   Начальник поезда махнул рукой и потопал по своим делам. Состав тронулся, а я всю дорогу сидела и глазела в окно, размышляя над судьбой утерянного диктофона. Всматриваясь в пейзажи, я представляла себе, как обходчик путей найдет черную блестящую штуку размером с пачку сигарет, повертит ее в своих измазанных мазутом руках, нажмет кнопку «Play» и услышит: «Компания «Био-три» предлагает своим клиентам инновацию в сфере производства рукомойников. Черт, коряво получается, не совсем подходит… Может, «производства оборудования для мытья рук»? Фирма «Био-три»… Не дергайте за ручку, занято! В то время как старые рукомойники… Да не дергайте, говорю же: занято! В то время как конструктив старых рукомойников не позволяет в полной мере ощутить все прелести… Хм, какие прелести человек может ощущать в туалете поезда? Слушайте, прекратите дергать за ручку! Блин, фиг тут напишешь…»
   Наверняка обходчик подумает, что это бред сумасшедшего. Откуда ему знать, из какого мусора в голове копирайтера рождаются рекламные перлы? Возможно, обходчик окажется умнее, чем я о нем думаю, разберется с кнопками и примется бодро шагать по путям, четко выговаривая: «На участке номер три все в порядке». А может быть, мой диктофон никто не найдет и он останется лежать в усыпанной щебнем ложбинке, поблескивать в лучах солнца лакированным корпусом и вздрагивать каждый раз, когда над ним будет проноситься состав. Мой новенький, красивый диктофон так и проваляется между шпалами до скончания века, пока не зарастет упрямо пробивающейся сквозь щебень травой. Как бы там ни было, диктофон мне жаль.
   Высадившись на вокзале, я дождалась, пока пассажиры разойдутся, легла на перрон и заглянула под вагон.
   «Он мог за что-то зацепиться! Нет, он обязательно зацепился, я не могла его потерять! Господи, помоги мне найти его, с меня ведь семь шкур спустят! Боже, ну хочешь, я брошу курить, если ты вернешь мне диктофон? Вот клянусь, брошу! А хочешь, я нежно полюблю свою свекровь и перестану с ней ругаться? Нет, господи, прости, я погорячилась, давай лучше я брошу курить. Сегодня же брошу! Выкурю последнюю сигарету на перроне, и все. Только помоги мне найти диктофон!» – мысленно повторяла я, всматриваясь в темные недра состава.
   Я настолько увлеклась изучением деталей, что не заметила, как рядом со мной появились ноги в стоптанных черных ботинках. Раздался повелительный глас с небес:
   – Поднимитесь с колен!
   – О господи, услышал, – прошептала я, подняла голову и посмотрела вверх взглядом, полным священного трепета.
   Передо мной стоял вовсе не Господь Бог, а рядовой милиционер.
   – Что вы там делаете, гражданочка?
   Глас, который еще секунду назад я приняла за божий, вдруг превратился в обычный голос самого обычного милиционера.
   – Диктофон ищу, – сказала я, поднимаясь и отряхивая пыль с брюк.
   – Какой еще диктофон? – спросил милиционер.
   – Я копирайтер, я нечаянно уронила диктофон в унитаз. Там речь директора завода, который производит новые рукомойники. Эти рукомойники обладают новым конструктивом – так сказал директор. Вчера после нашего разговора он уехал за границу, а мне надо написать текст для буклета на основе его речи. К его приезду буклет должен быть готов, а я не помню, что он говорил, там все так сложно, – протараторила я и с надеждой посмотрела на милиционера: – Может, вместе поищем? У вас руки длиннее; мне кажется, что он зацепился за крюк.
   Милиционер почесал подбородок и подозрительно посмотрел на меня:
   – Вы пьяны?
   – Да нет, просто я потеряла очень ценную вещь, как же вы не понимаете! – вспыхнула я.
   – Вы, гражданочка, лучше идите домой. Перрон – зона повышенной опасности. Вот двинется состав, оторвет вам голову, и кто отвечать будет? Конечно же, дежурный Гаврилов. А дежурному Гаврилову больше делать нечего, как следить за барышнями, которые в Анну Каренину решили поиграть, – грозно сказал милиционер.
   – Мне и так сегодня голову оторвут, и, к вашему сведению, Анна Каренина легла на рельсы, а я на перрон, – язвительно заметила я и пошла в здание вокзала.
   В тот же день меня и уволили – за потерю не столько диктофона, сколько бесценной речи директора, из которой я смогла воспроизвести только два слова: «конструктив» и «рукомойник». К чести начальства надо отметить, что голову мне оставили. Тактично намекнули, что в ней нет ничего, кроме большого самомнения, а его в агентстве и без меня хватает.
   – Вообще-то я бы и сама уволилась, поскольку устала проводить на работе по двенадцать часов в сутки и писать идиотские тексты, – фыркнула я и, надменно задрав голову, отправилась домой.
   Дома меня встретили пыльный палас, гора посуды в раковине и голодный муж.
   – Меня уволили, слава богу, какое счастье! – гордо выпалила я, будто выиграла в лотерею миллион.
   – Совсем? – спросил муж.
   – Конечно, совсем, с завтрашнего дня я свободна как ветер!
   Пытаясь изобразить на лице крайнюю степень восторга, я достала из серванта две бутылки коллекционного шампанского, которые нам подарили на свадьбу, и лихо откупорила первую.
   – Ты же хотела открыть их на четвертую годовщину свадьбы, – вздохнул муж, наблюдая за игрой пузырьков, поднимающихся со дна хрустального бокала.
   – Вообще-то я говорила тебе, что хочу открыть их по какому-нибудь важному поводу, но если ты считаешь, что мое увольнение – сущий пустяк, я могу вылить шампанское обратно в бутылку, заткнуть ее пробкой и спрятать в сервант. Пусть оно пылится там до скончания века! – обиженно ответила я и покосилась на супруга.
   – Да нет, чего уж теперь, только продукт портить… – пожал плечами муж и поднял бокал: – За что пьем?
   – За переломный момент в моей жизни! – торжественно произнесла я, в свою очередь, поднимая бокал. – Ура!
   – За него, – улыбнулся муж.
   То ли от волнения, то ли еще по какой-то причине, шампанское ударило мне в голову, едва я успела опустошить первый бокал. Чувствуя легкое головокружение, я откинулась на спинку дивана и закурила сигарету.
   – И что ты собираешься теперь делать? – осторожно поинтересовался муж, наблюдая, как я нетвердой рукой наполняю второй бокал, стараясь не промазать.
   – Не знаю, еще не решила, возможно, буду искать новую работу, а возможно, и нет, – ответила я.
   За «возможно, и нет» скрывалась тема, которую мы с супругом старательно обходили с того момента, как вышли из загса и рука об руку зашагали в светлое будущее под названием «супружеская жизнь».
   – Думаю, тебе нужно разместить резюме в Интернете, я даже могу тебе помочь. – Муж опустил голову и провел пальцем по кромке бокала.
   – Я так и знала! – вздохнула я и демонстративно отвернулась к стене.
   – Ань, я вовсе не хотел тебя обидеть. В конце концов, никто и не заставляет тебя устраиваться на работу, но я ведь знаю твой характер. Ты – трудоголик и карьеристка. Не хочешь же ты сказать, что с завтрашнего дня будешь сидеть дома и лепить пельмени? – На слове «пельмени» муж посмотрел на часы и вздохнул: – Кстати, не мешало бы сходить в магазин, иначе мы опять останемся без ужина.
   – Да-да, именно сейчас тебе необходимо удрать в магазин, чтобы в очередной раз закрыть глаза на мои проблемы и сделать вид, что ничего не происходит, – всхлипнула я и залпом опорожнила бокал.
   – Ладно, давай говорить о проблемах, – вздохнул муж, отпил глоток и внимательно посмотрел на меня: – Какие у нас проблемы?
   – Я хочу перемен, радикальных перемен, например, ребенка, – выпалила я и тоже посмотрела на мужа в упор.
   Супруг поперхнулся и закашлялся.
   – Ну вот, другой реакции я и не ждала! – раздраженно воскликнула я, прикуривая новую сигарету от старой.
   – У меня совершенно нормальная реакция человека, который меньше всего ожидал услышать то, что услышал, – улыбнулся муж, вытирая с брюк пролившееся шампанское. – Ты же говорила, что пока не готова иметь детей.
   – Да, говорила, – ответила я, сдерживая слезы. – А вот теперь готова. Готова прямо сейчас! Я хочу заботиться о ком-то, понимаешь?
   – Понимать-то понимаю, но не могу делать это по заказу. К тому же ты сама говорила, что сначала карьера, потом ремонт в квартире и только потом дети.
   – Мало ли что я говорила! – взорвалась я. – Когда мы поженились, я говорила тебе, что не выношу вида грязных носков, и что? Я периодически вижу их в корзине для белья.
   – Но ведь носки не ребенок.
   – И-и-и, так я и знала, что ты меня не поймешь…
   Я махнула рукой и уткнулась лицом в подушку. Умение скрывать негативные эмоции, дабы не портить настроение окружающим, в одночасье покинуло меня, и я, более не в силах сдерживать слезы, принялась судорожно всхлипывать. Муж присел рядом и ласково погладил меня по голове:
   – Аннушка, милая, ну успокойся, пожалуйста. Я понимаю, у тебя истерика, тебя уволили с работы. Это пройдет. Очень скоро пройдет. Конечно же, раз ты хочешь, мы заведем ребенка. Когда-нибудь.
   – У меня даже паршивой кошки нет! – истерично взвизгнула я.
   – Будет тебе кошка, будет, – прошептал муж, целуя меня в макушку. – Завтра же и будет. И совершенно не паршивая. Зачем же нам паршивая? Хочешь непаршивую кошку?
   – Хочу, сиамскую, – кивнула я и шмыгнула носом. – Я еще шампанского хочу.
   – И шампанское будет, сейчас будет, я в магазин сбегаю и куплю шампанского. Я как раз за пельменями собирался, с утра ничего не ел, голодный, как собака.
   – Угу, иди, – милостиво разрешила я.
   После ухода мужа я закурила сигарету и стала размышлять о мировой несправедливости. Несправедливым было все, начиная от поступка босса, который уволил меня совершенно незаконно, и заканчивая дороговизной коллекционного шампанского, по вкусу-то оказавшегося ничем не лучше самого обыкновенного.
   Супруг вернулся через пятнадцать минут. До трех ночи мы пили шампанское и обсуждали планы на будущее. На ближайшее же время было намечено приобретение кошки, всенепременно сиамской, ремонт в квартире, планирование ребенка и расправа над директором, который посмел уволить столь ценного сотрудника.
   – Отдохну пару недель, а потом посерфингую по Интернету, посмотрю, может, кому-то и нужны высококвалифицированные сотрудники. Не буду спешить, времени у меня теперь вагон и полная тележка, – икнула я и недоуменно посмотрела на супруга, вернее супругов.
   На двух стульях сидели два Олега Ветрова. Оба Олега синхронно поднимали бокалы и улыбались мне широкими, добродушными улыбками.
   – Ой, мама, – прошептала я, выронила бокал и уснула.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация