А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Привычка убивать" (страница 43)

   – Надо, – решительно буркнул Серега. – Надо. Сколько это будет стоить?
   – Ну, мы люди небогатые… – мгновенно замаслел взором доктор, засуетился, сволочь, пальцами воздух начал щупать. – Ежели завтра меня позовешь, то, значит, пять тысяч. А ежели совсем ничего не было, а Клара меня вызывала, чтоб, значит, твою мадаму полечить от припадка… тогда… тогда десять тысяч.
   – Я подумаю, завтра скажу, – Рудин обнял доктора за плечи и повел его к выходу – хотелось побыстрее избавиться от лишнего человека и обсудить с Алисой возникшую проблему. – Тебе – большое спасибо за все. Ты «таблетку» пока не забирай – может, перевозить больного будем. А завтра я к тебе приду – с деньгами. Спасибо…
   Проследив в окно за кривобокой фигурой доктора, удаляющегося к забору поместья, Рудин покинул библиотеку, глянул одним глазом, как боевые братья обустраивают в его апартаментах больного, и пошел к Алисе.
   – Оставьте нас, тетя Клара, – попросил Серега домработницу, кратко проинструктировав ее о режиме молчания, а для верности прибавил: – И кстати – для вас ничего не поменялось. Теперь Алиса – полноправная хозяйка поместья. По всем документам. Вы как работали, так и будете продолжать. А сейчас идите, приготовьте обед на… так-так… на шестерых. Трагедия, конечно, труп и все такое прочее… Но мы с дороги жрать хотим – как стадо диких этих… как их там? Ну, короче, как стадо диких всяких. Идите…
   – Они его загрызли, – отрешенно глядя в окно, сообщила Алиса – она сидела в кресле-качалке, закутавшись в плед и слегка покачиваясь. Внешне дама выглядела спокойной и вполне умиротворенной – сказывалось действие лекарства. – Он сам виноват, бросился…
   – Конечно, конечно, – Рудин опустился на пол, обнял Алисины ноги и положил голову к ней на колени. – Конечно… Прости меня, идиота… Прости за то, что бросил тебя.
   – Меня собаки защищали, – заторможенно растягивая слова, сказала Алиса. – Они молодцы. Мы их усыплять не будем. Правда?
   – Конечно, конечно! – поспешил заверить Рудин. – При чем здесь усыплять? Они делали свою работу. У них работа такая – защищать. Единственно, их в городе держать нельзя. Они опасны для чужих. Могут, например, загрызть какого-нибудь алкаша, который отнесется к тебе без должного почтения. А этого алкаша достаточно просто пнуть по яйцам, он и отстанет…
   – А у нас гости, – все так же глядя из-под набрякших век в окно, уведомила Алиса и нашла в себе силы вяло пошутить. – Сегодня день посещений, да?
   – Ну их в задницу, всяких гостей, – буркнул Рудин. – Какие еще гости?
   – А вон – приехали, – Алиса медленно вытянула руку из-под пледа и ткнула пальцем в окно. – Четыре машины…
   – Ни хера себе, гости!!! – ошарашенно прошептал Серега, выглянув в окно и ощутив, что корни волос на его коротко стриженной голове обрели жесткость стальной проволоки. – Посиди-ка здесь, я сейчас… – И, стремглав метнувшись в свои апартаменты, рявкнул на возившихся с Толхаевым соратников: – Бросьте все! Дуйте за мной…
   …Март сидел в кресле в апартаментах Рудина и сосредоточенно думал. Толхаев лежал на кровати, рядом сидела закутанная в плед Алиса. Нину с детьми и тетю Клару заперли в кухонной каморке, деликатно объяснив, что в доме проводится следствие по факту загрызения хозяина псами, а посему следует всех изолировать, дабы не мешали работать.
   «Иксы», составив поверхностный план расположения помещений, производили обыск – последовательно и методично переворачивали вверх дном все подряд в поисках невесть куда подевавшегося Пса с его боевыми братьями. Умник контролировал подступы к усадьбе: засел со снайперской винтовкой на шапке каменоломен и наблюдал, в готовности доложить шефу о любом подозрительном движении.
   Все было сказано. Первый шок, вызванный встречей с Алисой, прошел. Директор долго не мог поверить, что это сестра Ли, а не сама его ветреная подружка, вздумавшая из каких-то непонятных соображений поиграть с ним напоследок. Желая уличить женщину во лжи, Март, движимый первым порывом, содрал с нее брюки и, не обнаружив на бедре знакомого рваного шрама, на некоторое время впал в прострацию.
   Это было просто невероятно. Две женщины, похожие, как две капли воды… Только одна составляла часть жизни Марта, а вторая – та, что сидела сейчас на кровати и боролась с подступающей медикаментозной дремотой, была совершенно чужой.
   Директор думал. Он привык думать, большую часть своего времени анализировать и обобщать и никогда не жаловался на необходимость так много работать головой – в этом был смысл его жизни. Но сейчас от напряженного размышления голова в буквальном смысле раскалывалась – Марту казалось, что какие-то там шестеренки угрожающе скрипят и нагнетают давление, обещая в любой момент взорвать универсальный аналитический прибор, разнести мозг клочками по комнате, как совсем недавно это сделал с башкой Улюма его же собственный пистолет.
   В том, что «иксы» рано или поздно найдут Пса с товарищами, Директор не сомневался. Это был лишь вопрос времени. Огромный дом, куча комнат, есть где спрятаться. Из дома им не выбраться – Умник просматривает каждый метр прилегающей территории. Кроме того, если они не конченые козлы, должны понимать, что нельзя оставлять своих женщин и детей в заложниках у непрошеных посетителей.
   Март думал не о том. Впервые в жизни ему предстояло принять решение, в правильности которого он был окончательно не уверен. Алиса, дурочка, рассказала все без утайки. Про Лиховского, кассеты, про все, что Лиховский, в свою очередь, успел рассказать ей. А Директор, беседуя с Толхаевым, задавал ему в присутствии Алисы такие вопросы, о которых ей вообще знать не следовало. Погорячился, не сообразил сразу, что следовало бы беседовать порознь…
   Теперь обратно уже не отыграть. Алиса с Толхаевым знают так много, что просто не имеют права на существование. Если принять целесообразность их ликвидации за неоспоримый факт, закономерно будет продолжить цепь умозаключений необходимостью убрать всех, кто сейчас находится в поместье. За исключением Дениса, который пока ничего не соображает по причине младого возраста. Потому что каждый из этих людей является невольным свидетелем злодеяния. Восемь человек, из которых один – десятилетний ребенок…
   Такого Март никогда себе не позволял, даже в худшие моменты своей жизни. Принцип – не тронь постороннего – соблюдался им всегда, независимо от условий обстановки и степени тяжести осложнений, возникавших при проведении той или иной акции.
   С другой стороны, если оставить их всех в покое и укатить сейчас домой, над существованием «Х» зависнет угроза смертельной опасности. Это также можно принять за бесспорный факт, это даже не обсуждается – и так ясно…
   Вот в чем состояла дилемма. И дилемму эту Марту предстояло решить в течение часа или, может быть, даже нескольких минут – в зависимости от поисковых успехов «иксов». Откладывать решение было нельзя – ситуация не позволяла.
   – Господи, да что же мне с вами делать-то?! – дрогнувшим голосом прошептал Март. – И откуда вы взялись на мою голову?
   – Вы хотите убить нас? – безразличным голосом спросила Алиса.
   Март вскочил с кресла и принялся быстро вымеривать расстояние от окна до кровати. Вот так просто поставлен вопрос: вы хотите убить нас… Меньше всего на свете он хотел сейчас кого бы то ни было убивать. Но обстоятельства, обстоятельства…
   – Я не хочу, – внезапно охрипшим голосом заявил Директор. – Господи, да конечно же, не хочу! Гхм-кхм… Но, понимаете, обстоятельства сложились так… Черт! Я не знаю, не знаю…
   – Н-не д-дури, Анд-дрюх… – вытужил Толхаев, исподлобья глядя на слоняющегося по комнате друга. – Я теб-бе жизнь сспас…
   – Я помню, Гриша, помню, – пробормотал Март, несколько раз крепко хлопнув себя ладонью по лбу. – Я все прекрасно помню. Но вы поймите… Если бы сейчас мне кто-нибудь мог помочь… Нет, не мне – всем нам… Если бы нашелся кто-то… Ой как скверно! Как все скверно…
   – Я могу нам помочь, – медленно проговорила Алиса, ткнув пальцем куда-то в стену. – Встаньте вон туда.
   – Сестричка – у тебя совсем с головой плохо? – воскликнул Март, от неожиданности на секунду замирая на месте. – О чем ты говоришь?
   – Правильно вы встали, – одобрила Алиса. – Как раз там, где надо. А теперь обернитесь.
   Март обернулся.
   В том месте, где только что была монолитная стена, чернел прямоугольный проем. А в проеме стоял Пес с карабином на изготовку.
   И пусть бы себе стоял – в такой позе Директор «слепил» бы его голыми руками за три секунды, двумя движениями… Но беда в том, что Март остановился в полуметре от стены, смотрел на Пса, поворачиваясь вокруг своей оси, и по инерции должен был сначала закончить движение, прежде чем резко прянуть назад для набора нормальной дистанции для рукопашной схватки.
   А Пес уже был готов – развернув корпус, занес карабин, держа его прикладом вперед, замахнулся, пригнувшись для удобства, – низковат был проем. И по глазам его было ясно, что он ни за что в жизни не упустит такой шанс.
   – На! – выдохнул Рудин, резко выбрасывая приклад снизу вверх в голову противника. Директор порхнул спиной вперед, грохнулся на пол и потерял сознание…
   Очнувшись, Директор ощутил, что руки его связаны в положении за спину, штаны образцово спущены до колен, на голове завязана какая-то тряпица, вкусно пахнущая женским теплом, а сама голова раскалывается от невыносимой боли, пульсирующей милицейской сиреной в районе висков. А еще в затылок упиралось что-то нехорошо-металлическое, судя по всему – ствол.
   … – А теперь скажи, пусть положат оружие и сделают десять шагов вперед. Быстро! – раздался сверху голос Пса.
   – Внимание всем, – скомандовал откуда-то от двери Рекс, прервав знакомое шипение рации. – Оружие положить. Десять шагов вперед. В темпе!
   – Хорошо, молодцы, – одобрил Пес. – Теперь пусть разденутся до трусов, одежду кинут назад.
   – Ты че, парень, совсем сдурел? – обиделся Рекс. – Что у тебя за…
   – Считаю до трех, – ствол вдавился в затылочную впадину Марта. – Раз!
   – Всем раздеться, одежду бросить назад! – злобно выкрикнул Рекс. – Ты не волнуйся, парень, – не волнуйся, мы все сделаем, как ты скажешь…
   – Ну, теперь все в норме, – констатировал Пес. – Иди, присоединяйся к товарищам. То же самое – разделся, лег на травку, одежду бросил назад. Быстро! Не вздумай дурить – он у меня на прицеле.
   – Все сделаем, как ты сказал! – пообещал Рекс. – Все – пошел я…
   – Соберите шмотки и стволы! – крикнул Пес, высунувшись в окно. – Потом возьмите в сарае веревку, свяжите руки и ноги. А ты куда?
   – Пойду, заберу бумаги из ларца, – послышался отсутствующий голос Алисы. – Лиховский умер, они ему теперь не нужны.
   – Да на кой хрен они нам сдались, эти бумаги! – досадливо воскликнул Рудин. – Вот ключ от сейфа, забери все оттуда – там деньги, документы – все забери!
   – Бумаги все равно возьму – они нам пригодятся, – уперлась Алиса и, обращаясь к Марту, сказала: – Там в кабинете – чехол для спиннинга. В нем деньги. Потом, когда мы уедем, заберите – они ваши.
   – Что значит – «заберите»? – вскинулся Рудин. – Какие «ваши»? Все бери с собой, потом разберемся!
   – Нам чужого не надо, – настырно отрезала Алиса. – И не спорь со мной, пожалуйста, а то закачу истерику!
   – Черт – не баба! – в сердцах воскликнул Рудин. – Ладно, бог с ним – как хочешь делай…
   Через некоторое время ствол перестал упираться в затылок Директора – отзвучали последние шаги вниз по лестнице, в доме все стихло. Повозившись минут пять, Март с превеликими потугами освободился от тряпки на голове и осмотрелся.
   В комнате все было перевернуто вверх дном. Колюще-режущих предметов поблизости не наблюдалось, так что быстро избавиться от пут не представлялось возможным. Заметив валявшуюся у порога рацию, брошенную, по всей видимости, Рексом, Март подполз к ней и еще минуты три натужно кряхтел, поудобнее пристраивая голову рядом с манипулятором.
   – Умник, прием, – прохрипел Директор, изловчившись наконец нажать подбородком тангенту радиостанции.
   – На приеме, – раздался в наушнике тревожный голос Умника. – Ты уже вне опасности?
   – Я вне… вне я, – пробормотал Март. – Ты все это время вот так… так просто сидел и смотрел?
   – А что я мог сделать?! – тоскливо воскликнул Умник. – Рекс командовал по рации, сказал, что они тебя держат под стволом. Я не мог рисковать!
   – Что эти ублюдки делают? – грубо спросил Март, ощущая, как каждый квадратный сантиметр его травмированной головы заливает жгучая краска стыда. Директор – заложник! Если кто-нибудь до того даже в шутку предположил бы такое – любой «икс» мгновенно дал бы предположителю лихому в дыню. А вот, сподобился…
   – Ползут к дому, – доложил Умник. – Рекс умудрился встать, прыгает. Скоро будет у тебя, – и извиняющимся тоном добавил: – Они того… Все скаты нам порезали. Так что даже и не знаю, как там насчет преследования…
   – Да я не про то!!! – Директор даже застонал от досады – ну что за народ тупоголовый такой! – Враги что делают?
   – Колонна в составе трех автомашин удаляется в сторону поселка Каменка, – по-военному отрапортовал Умник. – Мои действия?
   – Если они у тебя в секторе, пробей им скаты, – скороговоркой пробормотал Март. – И… нулевой вариант. Ты понял, нет? Как только выползут из машин, начинай работать. Сколько сумеешь… С лежачим они далеко не уйдут – мы их достанем. Они у тебя в секторе?
   – Сейчас… – Умник отложил радиостанцию, вскинул винтовку и приник к окуляру оптического прицела. Каждая машина удаляющейся колонны была видна как на ладони. Шесть выстрелов, шесть колес, три автомобиля станут на время бесполезной рухлядью. Пока поменяют колеса, «иксы» успеют развязаться, вооружиться и надерут всем задницу. А если еще усугубить обстановку несколькими точными выстрелами, тогда вообще…
   – Черт! – тихо выругался Умник. – Вот черт!
   На переднем месте справа, в первой машине, сидела молодая женщина и счастливо улыбалась, оглядываясь на удаляющуюся усадьбу. «Троечка» сетки снайперского прицела зловеще отпечатывала на ее розовой щечке такую пикантную мушку, что Умнику вдруг стало не по себе.
   – Черт! – однообразно зациклился Умник, переводя прицел на вторую машину. – Черт-те что!
   Во второй машине из правого переднего окна торчали сразу две вихрастых мальчишеских головы. Младшой таскал старшого за волосы, а старшой, прогибаясь назад и что-то громко крича, показывал кому-то за окно «фак» перемазанным пальцем.
   Умник не стал больше чертыхаться, бросил вторую машину и словил в прицел замыкающую колонну «таблетку». Здесь в окне был виден какой-то молодой мужик, но снайпер вдруг перестал целиться, опустил винтовку и прикрыл ладонью глаза.
   Он знал, что в этой машине сейчас везут лежачего больного, который никак не мог представлять ни для кого из них смертельной опасности…
   «…мы не воюем с женщинами, детьми и среднестатистическим простым людом. Не убиваем правдоискателей журналюг и простых коммерсантов, по мелочи ворующих друг у друга…»
   – Не понял… – внезапно изменившимся голосом проскрипел Умник. – А с кем воюем? А?! Это, что ли, гидра?
   – Умник! Умник! Ты что там – замерз? – надрывалась рация страждущим отмщения голосом Директора. – Доклад! Доклад, мать твою!!!
   – Ты уж прости, шеф, но… в секторе пусто… – сурово шмыгнув носом, доложил Умник. – Совсем пусто – ноль. Я их потерял…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 [43] 44

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация