А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Привычка убивать" (страница 32)

   – Ты эти кассеты не смотри, Лиховский. Пусть лежат до поры. Это мой страховой полис.
   – Что за «полис»? – праздно поинтересовался Серж – в тот момент он был всецело занят невеселыми размышлениями о предстоящем ритуальном марафоне по Гостиному двору.
   Тут Ли прозрачно намекнула, что мир, в котором она параллельно существует наряду с обычной жизнью, полон тревог и опасностей, которые подстерегают ее на каждом шагу. И в любой момент с ней могут произойти различные неурядицы летального характера. Пояснение сопровождалось вручением Сержу фотографии Директора, на обороте которой были написаны от руки подробные данные о нем: ФИО, адрес, электронный адрес, учреждение, куча телефонов, факсы, пейджер.
   – Очень хотелось бы, чтобы до этого не дошло, – в завершение сказала Ли. – Но если вдруг так получится… В общем, я хочу, чтобы ты меня подстраховал.
   – Что я должен делать? – с готовностью поинтересовался Серж, втуне ожидавший, что сейчас последует просьба примерно такого характера: если вдруг что, нужно выдвинуться в столицу и убить этого симпатичного мужичка. Архивариус даже успел мысленно прогнать комбинацию: коль скоро таковая просьба когда-нибудь воспоследует, придется обращаться за помощью к Витьку. О том, чтобы убить кого бы то ни было самому, не могло быть и речи – не годен был Серж для таких лихих дел.
   – Может случиться так, что в один прекрасный день я позвоню тебе и без предисловий скажу одно слово: «Архив», – Ли с некоторым сомнением смотрела на мужа, словно взвешивала, стоит ли привлекать его к такого рода процедуре. – Запомнил? «Архив».
   – Что тут запоминать? – удивился Серж. – Вся моя жизнь связана с архивом. И запоминать нечего.
   – Так вот, я позвоню, скажу «Архив» и передам трубку этому человеку, – Ли ткнула пальчиком в фото, лежавшее на столе. – А ты должен сказать примерно следующее: «Андрей Владимирович, голубчик! Слушайте меня внимательно! Ваша подружка, наряду с прочими идиотскими заскоками, имеет этакую маленькую слабость. Она записывает все свои акции на видео. И таким образом создала небольшой, но весьма интересный видеоархив. Он у меня. Вы меня не знаете, никогда в жизни не видели и понятия не имеете, кто я такой. А я все про вас знаю. Даже при вашей проницательности и оснащенности, вам меня никогда не найти. Я для вас – „Х“…» Повтори!
   Серж послушно повторил – как школьник при зубрежке домашнего задания. Он даже и не пытался возражать – раз Ли говорит, что так нужно, значит, это правильно.
   – Потом скажешь, что у тебя всего восемнадцать видеофрагментов и по две копии на каждый, которые хранятся в двух надежных местах, – продолжала Ли. – Предложишь просмотреть один из них, – дама привстала из кресла, протянула руку к раскрытому сейфу и постучала поочередно пальчиком по стандартной кассете и «зиповскому» диску. – Он записан здесь, две копии. Если Март согласится – это я его так зову – Март, ты уточнишь, где он находится. Если в «Абордаже», ты все бросишь, возьмешь диск, помчишься в «Интернет-кафе» на Невском, арендуешь на полчаса терминал и отправишь вот по этому электронному адресу запароленный видеофрагмент. Пароль скажешь по телефону. Повтори.
   Серж опять повторил – дело несложное, все понятно.
   – В этом «Интернет-кафе» тебя не должны запомнить, – предупредила Ли. – А копия на кассете – на крайний случай. Вдруг случится так, что… в общем, если что – придется тебе придумать, как в кратчайший срок передать эту кассету Марту. И сделать это таким образом, чтобы он не смог тебя вычислить. Контакта быть не должно.
   – Иначе что? – заинтересовался Серж.
   – Никаких «иначе»! – возвысила голос Ли. – Иначе тебя будут долго пытать, ты все выложишь, и потом тебя просто убьют. Я понятно излагаю?
   – Понятно, – легкомысленно кивнул Серж – он не воспринимал всерьез то, что сейчас говорила Ли. Это была ее жизнь, в которой он, архивный червь, принимал лишь косвенное участие, не вдаваясь в подробности. – Все сделаем, как надо, милая, не волнуйся…
   Вот такой разговор состоялся полгода назад. А примерно за неделю до появления в усадьбе Рудина с Алисой Ли вызвонила Сержа по телефону и закатила домашний скандал:
   – Ты почему не предупредил меня о том, что переезжаешь?
   – Я это… Ну, тебя же не было, вот я и… – промямлил Серж, не понимая, отчего вдруг возникли такого рода претензии: Ли никогда не оставляла ему своих координат и могла отсутствовать по месяцу и более, так что найти ее и предупредить не представлялось возможным. – Я оставил Витьку свой адрес новый и телефон сообщил. А теперь я здесь живу, и… А что?
   – Да живи на здоровье, – разрешила Ли, сбавляя тон. – Это даже лучше – что в деревне. Природа, уединение и все такое прочее. Хотя, думаю, что Питера мне будет не хватать… Витек сообщил мне твой новый телефон, все в порядке. «Страховой полис» при тебе?
   – Какой полис? – не понял было Серж, но, услышав на том конце линии возмущенный возглас, тотчас же поправился: – Архив, в смысле? Да, разумеется, все при мне, спрятано в надежном месте.
   – Храни его получше, – порекомендовала Ли и не терпящим возражений голосом распорядилась: – Все бросай, садись на машину, поезжай в Белогорск. Ты мне нужен. Завтра вечером жду тебя на въезде в город, сразу за постом ГАИ.
   – А как туда проехать? – промямлил не ожидавший такого оборота Серж. – Я представления не имею, где это! А может, их два или три в России, этих Белогорсков!
   – Купи автомобильную карту и посмотри, – невозмутимо посоветовала Ли. – Белогорск – крупный областной центр, перепутать сложно. Сержик, не дури – ты мне очень нужен! Приезжай…
   К вечеру следующего дня Лиховский встретился с Ли в пригороде Белогорска. Коротко обняв мужа на фоне загустевающего пунцового заката, дама бросила ему:
   – Помоги-ка… – и без лишних слов принялась отстегивать от своей машины небольшой одноосный прицеп, прикрытый сверху брезентом.
   Отстегнув прицеп, они присоединили его к «99»-й Лиховского, и Ли тотчас же, не отходя от заднего колеса, подробно проинструктировала муженька:
   – Отдыхать будешь ночью, когда пересечешь границу области. В поле не вставай – заночуешь рядом с первым попавшимся постом ГАИ. Я понятно излагаю? В поле могут ограбить. Только у ГАИ. Поспи и езжай прямиком в Питер. Деньги есть?
   – Есть, но не так уж и много, – обескураженно пробурчал Серж, который надеялся на более радушный прием. – До Питера, боюсь, не хватит… Милая моя: я проделал такой долгий путь! Мне нужно принять ванну, поужинать, отдохнуть… И я соскучился по тебе! Может, поедем в гостиницу, снимем хороший номер, пообщаемся, по…
   – Потом общаться будем, – нетерпеливо оборвала его Ли. – Потом, когда все сделаем. Загляни под брезент.
   Серж заглянул. Прицеп был доверху набит крепенькими зелеными яблоками местного производства.
   – Руку засунь – до самого дна, – скомандовала Ли.
   Серж с трудом разгреб возле борта местечко и нащупал дно.
   – И зачем это все? – с недоумением спросил он.
   – Ничего не заметил? – хитро прищурилась Ли.
   – Заметил яблоки и дно, – устало вымолвил Лиховский. – Может, ты скажешь, что все это значит?
   – Здесь деньги, – Ли постучала ладошкой по брезенту. – В рублях. Ровным слоем, под куском фанеры. Двойное дно получилось. Если не присматриваться, ничего не заметно. Сама выпиливала – три часа возилась.
   – Деньги? – Серж от удивления разинул рот. – И что – по всей площади прицепа… И сколько тут денег?
   – Много, – Ли махнула рукой. – Много, Сержик, я не считала. Это деньги местной мафии – я их реквизировала. За свои деньги они нас с тобой могут на кусочки порезать. Поэтому такая спешка – ты уж извини. Твоя задача: перевезти их в Питер, перекинуть в баксы и переправить на свои счета в Швейцарию. Сделать это нужно как можно быстрее: бакс растет с каждым часом, рубли, соответственно, падают. Теперь скажи мне – как ты это будешь делать?
   Серж думал недолго. Единственный человек, который может в данном случае оказать содействие, – Витек. Универсальное средство от всех напастей. Но ведь за бесплатно этот хлопец ничего не делает! Придется делиться.
   – Витек, – неуверенно выдал Лиховский. – Больше вариантов нет. Но он обязательно возьмет проценты.
   – Пусть берет, – согласно кивнула Ли. – Если это будет даже в пределах до половины всей суммы – соглашайся не задумываясь. Нам выбирать не приходится.
   – Еще же ведь довезти надо! – воскликнул Серж, с тоскливой обреченностью глядя на жирно краснеющий с каждой минутой закат. – В пути меня могут останавливать, обыскивать…
   – Останавливать – конечно, – согласилась Ли. – Но обыскивать – вряд ли. Ты везешь яблочки больной маме в неплодородный Питер. Вид у тебя – извини меня – как у последнего тюфяка. Одна плешь чего стоит. Никто тебя обыскивать не станет. Верь мне – все получится…
   И действительно – получилось. Никто на всем пути от Белогорска до Питера, обыскивать Сержа не удосужился. Останавливали несколько раз гаишники, проверяли прицеп и тотчас же отпускали. Один раз напоролся на каких-то левых дорожных рэкетиров, но те, выслушав версию насчет яблок больной матери, махнули на плешивого простофилю рукой и тотчас же переключились на кстати подоспевший дагестанский «КамАЗ».
   Витя обрадовался старому приятелю и секунды не думал, когда похудевший от тревог и усталости Серж попросил помочь разобраться с деньгами.
   – Ну ты красавчик! – восхищенно воскликнул коммерсант, когда они вдвоем разгрузили в одном из его гаражей прицеп и сняли второе дно. – Вот так ни хрена себе… Банк, что ли, взял?
   – Тебе дама звонила – мой телефон спрашивала, – молвил потерявший ко всему интерес Серж, отрешенно уставившись на калькулятор в руках приятеля. – Помнишь?
   – Ну, было, – Витя насторожился. – И че? Че эта краля тебе?
   – Это ее деньги, – не стал ничего придумывать Лиховский. – Я только выступаю в роли банкира, не более. Сколько процентов будешь брать?
   – Эх, где ж мне такую кралю взять-то?! – завистливо присвистнул Витя. – Вот ты везунчик – я не могу… Ну ты… Ну, двадцать процентов – думаю, по-божески. Не нравится – сам пробуй.
   – Нравится, – не стал привередничать Серж. – Очень даже нравится. И как мы будем это делать? Надо же сначала на доллары поменять, потом уже…
   – Ничего менять не надо, – Витя небрежно махнул рукой. – Сейчас делаем так: все считаем, я забираю двадцать процентов, потом твои «бабки» делим на три части и везем по очереди в разные места. А там сразу, без волокиты их пересчитают на баксы и переведут на твои счета. Но! За конфиденциальность операции они возьмут сверх нормы еще кое-что. В целом это будет опять двадцать процентов от той суммы, что у тебя осталась после вычета моих двадцати процентов. Как тебе это?
   Любой другой на месте Сержа обязательно воскликнул бы: да это же грабеж посреди бела дня! Но бедный архивариус только робко поинтересовался:
   – Эмм… После всех этих процентов у меня останется половина того, что есть сейчас?
   – О чем разговор, братишка! – оптимистично вскричал коммерсант. – У тебя больше останется! Гораздо больше – я те отвечаю!
   – Ну, я не знаю… – на миг замялся Серж.
   – Не, ты смотри – если не нравится, я рубля не возьму, делай сам, – поспешил заверить Витя. – И, естественно, никто об этом не узнает – ты меня знаешь!
   – Нет-нет, давай как договорились, – Серж согласно махнул рукой. – Давай считать…
   – Ну вот и молоток, – одобрил Витя. – Побудь здесь, я по-быстрому сгоняю за счетной машинкой. А то мы вручную будем двое суток перебирать…
   На пересчет денег ушло что-то около пяти с половиной часов. Уставший от дорожных мытарств Серж в процессе монотонной работы окончательно впал в прострацию: употребив предусмотрительно прихваченные Витьком три бутылки «девяточки» с пятью пачками чипсов, архивариус доверил счет коммерсанту, а сам засел на заднем сиденье своей машины, тупо смотрел в одну точку и периодически расслабленным голосом стонал:
   – Скоро там, а? Сил нет уже…
   – Вот что у нас получилось… – по окончании подсчета возбужденно доложил Витя. – Вот курс – смотри. Мы взяли тот, что будет через два дня – сегодня суббота, операций нет. Они будут все оформлять только в понедельник. У нас получилось – я пересчитал сразу на баксы – всего два «лимона» восемьсот штук баксов. Ну ты и деньжищи огреб – я не могу… Пятьсот пятьдесят я забрал – вот они. Вот эти три кучи, примерно поровну – это все твое. Из каждой кучи я сразу для верности отнял по двадцать процентов – вот они, три кучки. Всего у тебя останется чистыми – «лимон» семьсот… Нормально?
   – Почему три кучи? – неожиданно прорезался Серж, не поднимая глаз на коммерсанта.
   – Не понял… – насторожился Витя – а глазки сразу забегали, зашмыгали по сторонам – видать, в процессе счета таки надул старого приятеля! – В смысле – «почему три»?
   – У меня четыре счета, – голосом проржавевшего робота продекламировал Серж. – Почему не четыре кучи?
   – А-а, вон что! Это ты уже гонишь, – облегченно вздохнул Витя и промокнул рукавом белоснежной сорочки отчего-то вдруг вспотевший лоб. – У тебя, может, и четыре счета, но у меня в завязке только трое банкиров. Потому три кучи – каждому понемногу. А они уже переведут куда скажешь – хоть на триста счетов в Южную Родезию. Ты мне лучше скажи: с двух восемьсот мы опускаемся до «лимона» семисот… Иначе никак не выходит… Тебя такой расклад устраивает?
   – Это больше половины? – вяло поинтересовался Серж – считать самому облом было.
   – Ну конечно, больше! – вскинулся Витя. – Ты че, в натуре, сам не видишь? Подели пополам два восемьсот – сколько будет?
   – Сколько?
   – Ну, еб, ты даешь, мась! «Лимон» четыреста. А у тебя остается «лимон» семьсот. На триста штук больше. Это ж целое состояние! Не, ты смотри, если не нравится, я рубля не возьму, сам делай…
   – Нравится, – обреченно махнул рукой Серж. – Все нравится. Давай, покатили к этим твоим банкирам…
   Пристроив деньги, Серж поехал к родственникам, принял ванну и шестнадцать часов кряду проспал. А проснувшись и придя в себя, немного поразмыслил, и стало ему стыдно. Понял вдруг, что потерял миллион долларов только из-за того, что не захотел сам заниматься переводом денег. Надул его Витек: воспользовался неадекватным состоянием, вызванным сильнейшей усталостью. Пивко подсунул, гаденыш, – добренький какой… А никто ведь не гнал, можно было отдохнуть как следует, произвести разведку и попытаться самому решить эту проблему: знакомых в Питере хоть отбавляй. За неделю наверняка удалось бы сплавить все в Швейцарию – с гораздо меньшими потерями, несмотря на неуклонный рост доллара. Ли, конечно, сказала – можно падать до половины, однако…
   В общем, жалко было денег, жалко до слез. И обидно за свою мешковатость-недотепистость. Тем не менее отыгрывать назад было поздно, и Серж, почувствовав неведомый доселе груз ответственности перед своей чертом даденной супружницей, решил морально перед ней реабилитироваться. Пошел в нотариальную контору и написал завещание, которое разослал в четыре швейцарских банка. А затем со спокойной совестью и невероятным облегчением отправился к себе в поместье…
   …Известие о гибели Ли Серж воспринял стоически. Образ жизни его супруги в какой-то степени предполагал такой плачевный финал – с течением времени Лиховский, сам того не желая, свыкся с постоянным подспудным ожиданием трагического известия, и когда таковое известие все же воспоследовало, он принял его как должное. Даже удивился себе – очерствел, что ли? Гораздо больше потряс Сержа факт существования Алисы. Нет, Ли неоднократно говорила, что у нее есть сестра и племянник, о которых Сержу предстоит позаботиться в случае ее безвременного ухода в лучший мир. Но Лиховский и предположить не мог, что эта сестра будет похожа на его супругу как две капли воды!
   … – Понимаю, – сочувствующе сказал тогда Рудин, понаблюдав за раскачивающимся с пятки на носок Сержем, с ходу вломившимся в прострацию. – Сам такой. Всех подряд обманули и перехитрили. Была бы еще от этого польза…
   Размышляя в тот вечер о превратностях судьбы, Серж вспомнил о «страховом полисе» Ли и задумался: а что же с ним сейчас делать? Сначала решил уничтожить. Ли умерла, «полис» теперь никому не нужен. Адаптера для просмотра компакт-кассет у Сержа не было, однако, прежде чем разбить их молотком, он без всякой задней мысли полюбопытствовал, что же записано на стандартной кассете, предназначенной для показа Директору.
   Посмотрел. Задумался. И вдруг прозрел. За какое-то мгновение Серж внезапно переосмыслил свое положение. А ведь он является единственным наследником, черт подери! Если раньше архивариус никогда не помышлял о том, что регулярно переводимые им на счета деньги Ли имеют к нему хоть какое-то отношение, то теперь все менялось. Это его деньги… А в свете последнего перевода можно с уверенностью утверждать, что он в одночасье вдруг стал состоятельным человеком. Настолько состоятельным, что может теперь все бросить и рвануть в Европу. Если взять за основу это предположение, то, продвинувшись чуть-чуть вперед в цепи умозаключений, можно попробовать напоследок воспользоваться «страховым полисом» Ли и заметно улучшить свое финансовое положение. Зачем добру пропадать? Чем черт не шутит – а вдруг получится… И, не отходя от сейфа, Серж трясущимся пальцем натыкал служебный номер Директора.
   – Андрей Владимирович уехали на озеро Долгое, к Нестерову, – сообщил приятный женский голос. Кто спрашивал, не поинтересовались, видимо, номер был известен только своим. – Что передать?
   – Ничего, – несколько растерялся Серж. – Ничего не надо… А вы что так поздно там делаете?
   – А мы так поздно здесь дежурим, – кокетливо сообщила дама. – А вы кто, простите?
   – Я друг, – сильно смутившись, соврал Серж. – А как мне найти на Долгом этого Нестерова?
   – А он там один – больше возле озера усадеб нет, – несколько удивилась дама. – Вы что – не знаете? Вы лучше позвоните завтра с утра. Неужели вы хотите на ночь глядя туда ехать?!
   – Я не… я не хочу, – смущаясь, пробормотал Серж. – Но… но мне надо. Спасибо…
   И что вы думаете? Ах, вы не думаете, вы знаете – конечно, отправился наш архивариус к черту в зубы. Вытащил справочник «Подмосковье», прикинул на глазок: а до Долгого от Каменки каких-нибудь семьдесят километров. Пустяк! Взял кассету, надел штормовку с капюшоном – в кино видел, что злодеи такие штуковины на дело надевают, – и, ни слова не сказавши уставшим после долгой дороги гостям, сел в свою вишневую «99»-ю и умелся…
   Серж соврал Рудину дважды. В первый раз, когда сказал, что едет в Питер, навестить больную маман и проконсультироваться у специалиста по аномальным явлениям по поводу объявившейся в поместье нечисти. Второй – когда заверил, что воспринимает Алису как сестру…
   К родственникам Лиховский давно не испытывал никаких теплых чувств и в ближайшем будущем навещать никого не планировал. Консультироваться он также ни у кого не собирался, поскольку прекрасно знал о природе «аномалии», набросившейся ночью на Рудина.
   Серж собирался ехать в Белогорск. Будучи оторванным от житейской суеты интеллигентом, Лиховский тем не менее обладал гибким мышлением и умением прогнозировать ситуацию. Так вот, он думал-думал и спрогнозировал: ситуация просто из рук вон и нужно немедля ее ломать. Понял Серж в какой-то момент озарения, что совершил страшную ошибку, вот так запросто обратившись к Директору с предложением продать архив Ли.
   «…Иначе тебя будут долго пытать, ты все выложишь, и потом тебя просто убьют…» – сказала Ли, инструктируя муженька. Тогда он не придал ее словам особого значения. А сейчас вдруг понял их подлинный смысл. Остро этак понял, до самой глубины души – и страшно ему стало, как до этого никогда в жизни.
   Не простят ему такого знания. Обложат, как волчонка несмышленого, – псы натасканные, волкодавы – и сожрут вместе с костями и плешивой шкурой. А потому нельзя дожидаться окончания двухнедельного срока, необходимо действовать сейчас, пока опытный враг находится на чужой территории, в ограниченном количестве и не предполагает, что в отработанной схеме могут возникнуть какие-то непредвиденные изменения.
   А по поводу отношения к Алисе Серж соврал Рудину непреднамеренно. Просто так получилось. Ну в самом деле, не будете же вы говорить своему приятелю, что в ближайшее время собираетесь увести у него жену? Тем более если приятель здоровее вас раза в три и, по вашему рассуждению, является тупоголовым мужланом, способным в припадке ревности разомкнуть вас на составные части безо всякого разумного повода.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [32] 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация