А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Привычка убивать" (страница 28)

   – Очень хорошо, – одобрил «робот». – С оплатой разобрались. Теперь вот что – нам необходима кое-какая информация. Всего три вопроса. Официальные версии мы знаем, поэтому не стоит затруднять себя их повторным изложением. Только суть. Первое: нужен кое-какой материал по жизнедеятельности двух интересующих нас персон. Доход: продекларированный и подлинный; примерное состояние; участие в различных неблаговидных делах; «заказухи», исполненные за последние десять лет в угоду их так называемому Первому Альянсу.
   – Мне кажется, вы это… эмм… требуете невозможного, – осторожно заметил Руслан Владимирович. – Откуда такие сведения, помилуйте?! Такие вещи хранят в тайне и тщательно оберегают от постороннего взгляда. Все, что вы перечислили – это подозрения, догадки, слухи и умозаключения, не более. Никакой фактической силы эти категории не имеют, так что…
   – Мы не собираемся привлекать их к суду, – поправил коннозаводчика «робот». – Достоверность в данном случае не требуется. Ты – абориген, старожил, конфликтующая сторона, в конце концов, и достаточно много знаешь об этих товарищах. Нас интересует весь негатив, которым ваше сообщество располагает: именно эти самые догадки, подозрения, недоказанные «ликвидации», выгодные Первому Альянсу, и так далее. Хочешь, чтобы мы быстро убрались из вашего города, помогай. Да, помимо всего прочего – если нетрудно, хотелось бы знать обычные маршруты движения объектов, расположение и планировку их офисов и стабильно повторяющиеся проявления повседневного плана. Привычки то бишь.
   – Ладно, я попробую, – согласился Саранов. – Только у меня в их отношении столько подозрений и догадок, что придется полдня набивать на компьютере – я оператор еще тот. Не поручу же я это дело секретарше!
   – Ничего, оно стоит того, – ободрил «робот». – Стоит, поверь на слово… Теперь далее: что случилось с Толхаевым?
   – Его убил Пес, – Саранов внутренне напрягся, лихорадочно соображая – стоит выложить «роботу» подлинную историю со всеми ее странностями или ограничиться тем, что знают все. Нет, пожалуй, не стоит. За язык никто не тянет, а болтать лишнее в сферах жизнедеятельности коннозаводчика всегда считалось признаком дурного тона. – Тут хоть официально, хоть неофициально – убил, и все.
   – Кто такой Пес? – поинтересовался робот – однако, как показалось Руслану Владимировичу, без должного оживления. Как будто знал про этого Пса кое-что, а теперь собирался проверить уровень информированности собеседника. Или проверить на предмет склонности к вранью.
   – Сергей Николаевич Рудин, – отрапортовал Саранов. – Друг Толхаева, директор школы консервативной дрессуры, кинолог – профессионал, каких поискать, – от бога, что называется. Ветеран всех подряд войн локальных, симпатичный парень, атлет и… и сволочь, каких поискать.
   – Друг? Странно… – усомнился «робот». – Это доказано? Если доказано, какова мотивировка?
   – Чего тут доказывать? – удивился Саранов. – Тут все ясно. Стрельнул в голову из пистолета. Пистолет потом обнаружили в его машине. И исчез вместе со всей своей командой. Два человека у него там были – Ваня Соловей и Саша Маслов. Такие же отморозки – бывшие вояки. Мотивация? Ну, мотивация проста: деньги. Этот Пес, чтоб ему пропасть, спер у нас большие деньги. Обкладывал долго, продумал комбинацию, всех наколол, и… вот результат. Гриша в этом косвенно виноват: пригрел змею на груди. Да, кстати, у меня сохранилась кассета. Этот Пес там фигурирует в роли главного злодея: его засняли в тот момент, когда он ликвидировал двух своих сообщников, которых привлекал для осуществления вот этой самой комбинации. Могу подарить – мне она без надобности.
   – Кассета? – В металлическом голосе «робота» явственно скользнули какие-то странные нотки. – Это что ж получается… получается, что его кто-то снимал в ходе акции?
   – Я не знаю, как там это получилось, но факт налицо – кассета у меня, – беспечно заявил Саранов – интонационные оттенки, проявляемые собеседником, его нисколечко не занимали. – И я могу вам ее презентовать. Что вас еще интересует?
   – Турдыниязов, – продолжил «робот». – Сайдидин Кадырович, узбек по национальности, московская прописка. Проживает в «Европе» совместно с какими-то подозрительными типами. Зарегистрировался недавно. Есть какая-нибудь информация?
   – Турдыниязов, Турдыниязов… Турды… – забормотал Саранов и вдруг хлопнул себя по лбу. – Так это, наверно, Турды! Это наш новый вор.
   – Что ты о нем знаешь?
   – Ничего дельного. Знаю то, что и все: что появился новый вор. Проводит так называемое расследование обстоятельств гибели старого вора с целью обнаружения виновных и примерного наказания. Ну – как в любом приличном государственном учреждении, когда случаются такие неурядицы. Проявить себя пока никак не успел. Да – встречался этот новый вор с моим приятелем, Николаем Улюмовым. Интересовался, что да как. В смысле, по факту гибели того вора – старого. И кстати, обещал найти наши деньги – которые украл Пес. Есть, знаете ли, подозрения, что это грязное дело он провернул – Пес то бишь, в соавторстве со старым вором, а потом и его грохнул. Вот так. Серийный убийца, в общем.
   – Все?
   – Да, пожалуй, все.
   – Спасибо, – в голосе «робота» ощущалась какая-то вновь возникшая озабоченность. – Думаю, до вечера управишься. В 23.30 кассету и данные по объектам положишь в почтовый ящик. И позаботься, пожалуйста, чтобы в течение получаса у ворот никто из твоих не отирался. Сам сказал – меньше знаешь, лучше спишь. Давай – до связи.
   – Больше вас ничего не интересует? – с готовностью спросил Саранов. Ответом ему была тишина. Руслан Владимирович хотел было повторить вопрос, но вдруг почувствовал, что странная железяка ему в затылок более не упирается. Осторожно повернувшись, он приник глазом к отверстию. С той стороны никого не было. Посидев несколько секунд, Саранов встал, встряхнулся и, частично реабилитируя себя, тихо пробормотал: – А ты молодец, Рустик. Держался мужиком. Не дал этим киллерам втоптать себя в грязь. – И поплелся к дому – за кассетой…
   …Да, господа хорошие, как вы уже догадались, Директор начал активную деятельность по сбору оперативной информации. Приборы, микрофоны, определители, инфракрасные детекторы и все такое прочее – это, конечно, здорово, но люди – главное. Несмотря на всестороннюю оснащенность современными средствами связи наблюдения и подслушивания, Март во главу угла всегда ставил работу с людьми.
   – А как иначе? – сказал он на инструктаже Умнику, который, по обыкновению, начал задавать кучу животрепещущих вопросов. Один из этих вопросов касался участия Директора в маскараде у поместья Саранова. – Как иначе, радость моя? Будь ты хоть весь с ног до головы утыкан спецаппаратурой и по уши залезь в глобальную информационную сеть, но, прежде чем добраться до какого-то определенного человечка, тебе придется плотно пообщаться с несколькими дюжинами других. Но, в отличие от нормальных оперов и иных государственных ребятишек соответствующего профиля, ты все должен сделать так, чтобы никто не обнаружил следов этого общения. Если хочешь еще немного пожить…
   Разобравшись с Сарановым, Март поочередно посетил особняк Толхаева, мать Ли и квартиру ее сестры Алисы. Личный секретарь Григория Васильевича – Рурик визиту непрошеного гостя не удивился: без возражений впустил в дом, разрешил осмотреться и забрать фотографию, на которой Толхаев был запечатлен в школе консервативной дрессуры вместе с ее директором, наиболее выдающимися псами и персоналом – то бишь Соловьем и Маслом. Без лишних слов начертал на листке бумаги кладбищенские координаты, когда Март выразил желание посетить могилу усопшего. Создавалось впечатление, что секретарю такое не в диковинку – когда кто ни попадя прется в дом хозяина, задает вопросы и все подряд осматривает.
   – Пес, значит? – налюбовавшись на фото и упрятав его в карман, бросил Директор.
   – Ага, Пес, – Рурик пожал плечами. – Кличка такая. Хозяин так его звал. И все остальные – тоже. Сергей Николаевич Рудин.
   – Подобрал на улице, пригрел, все дал… – задумчиво перечислил Март. – А он, значит, вот так… Ну и что – совсем конченая сволочь?
   – Напротив, очень хороший человек, – взял на себя смелость высказать самостоятельное суждение Рурик – его васильковые зеркала души при этом посетило какое-то особое выражение. – Чистый, искренний, преданный… Как получилось такое – ума не приложу. Мне кажется, это какое-то чудовищное недоразумение. Мне кажется, что если Пес в чем и виноват – так это в том, что оказался таким неиспорченным и доверчивым.
   – Вы хотите сказать, что его кто-то использовал? – напористо сделал вывод Март. – Или, паче чаяния, подставил?
   – Ничего я такого не хочу, – буркнул Рурик, спрятав взгляд. – Я одно знаю: не мог он убить хозяина. Он… Ну, в общем, не такой он. Он, между прочим, спас его. Думаете, Гриша так просто первого попавшегося с улицы взял и облагодетельствовал? Как бы не так! Он, конечно, альтруист и меценат, но… но не до такой степени.
   Март некоторое время сканировал худющую персону личного секретаря сверлящим взглядом – показалось, что Рурик знает больше, чем говорит. Однако к разряду врагов правую руку Толхаева отнести было нельзя – экстренно пытать секретаря для получения большей информации было бы неэтично. А вести долгие душещипательные беседы, рассчитанные на сознательность, некогда: имел место большой объем работы, которую предстояло закончить в сжатые сроки.
   – Ладно, – подытожил Март. – Спасибо за фотографию. Извините за беспокойство…
   Мать Ли, проживающая в пригороде Белогорска, общаться не пожелала.
   – Что? Из Москвы? А-а-а – вот оно что! Из-за вас, таких, все и получается! – враждебно выпалила пожилая женщина в душегрейке, рассматривая нежданного гостя через почтовую прорезь в калитке. – Была одна дочка при мне – вторая раз в год наезжала на денек, моталась черт знает где. Все в этой вашей паршивой Москве. Теперь ни одной нету – исчезли куда-то.
   – В смысле – исчезли? – неприятно удивился Директор. – Алиса что – тоже исчезла?
   – Обе пропали! Обе – что тут непонятного? – желчно выкрикнула женщина. – Две недели уже как нету. А все из-за вас, таких вот! Да чтоб вы все сдохли!
   – Да вы хоть калитку откройте! – с горечью воскликнул Март. – Вы ведь даже не знаете, с кем разговариваете!
   – И разговаривать не хочу, – буркнула мать. – А будешь лезть – собаку спущу. Убирайся!
   – Вы сказали – обе дочери исчезли, – спохватился Директор. – А Борька? Сын Алисы – Борька… Где он? Вообще, живы они или нет? Ну хоть намек дайте – большего я не прошу!
   – Тебе какая разница, молодой человек? – Женщина, не выдержав пристального взгляда Марта, опустила глаза, смутилась и, резко развернувшись, пошла к дому, в сердцах бросив на ходу: – Тьфу, прости господи! Не буду я с вами разговаривать – и все тут…
   – Все чего-то знают, но делиться не желают, – резюмировал Март, садясь в машину. Да, нескладно получалось. Мать Ли также нельзя было отнести к стану врага – пытка и допрос с пристрастием из системы общения исключались. – Это даже в какой-то степени интригует. Но ни на шаг не приближает к разгадке…
   Попасть в квартиру Алисы Сергеевой не составило особого труда. Не тратя времени попусту, Март разыскал участкового, предъявил липовую эфэсбэшную «ксиву» и попросил сопроводить его для осмотра апартаментов.
   – Щас звякну, уточню насчет вас. – Участковый – престарелый плешивый капитан, ткнул пальцем в нагрудный карман куртки Директора, где топорщился «Кенвуд». – Разрешите воспользоваться вашим телефончиком – мой на ремонте.
   – Не надо себя утруждать, – задушевно проворковал Март, доставая из поясной сумки две банкноты достоинством в сто долларов. – Мы там брать ничего не будем. Просто зайдем, посмотрим в вашем присутствии и поговорим с соседями. С соседями можем поговорить без вашего присутствия. Мы ведем неофициальное расследование, так что…
   – Ладно, – после некоторых размышлений согласился участковый. – Если ничего брать не будете – чего уж там…
   По дороге к дому Алисы капитан на всякий случай набубнил Марту, что по официальной части все в порядке: мать Алисы подала в розыск около недели назад, дело заведено, в местной прессе и по телевидению объявления имеются. Дубликат ключей есть у соседей – мать оставила на всякий случай. Март сохранял каменное выражение лица и снисходительно внимал. Капитан мыслил верно: пусть расследование и неофициальное, и деньги дали, но – Москва, центральный аппарат, черт их знает, как там оно повернется…
   Прибыв на место, разделились: Умник и Док пошли производить «поквартирный» опрос, прихватив для возбуждения разговорчивости жильцов пачку пятидесятирублевых купюр, а участковый с Мартом, одолжив у соседки по площадке ключи, вошли в квартиру.
   – Тут уже опера поработали, – пояснил капитан. – После того, как мать заявила. Ну, естественно – ничего не нашли. Сами понимаете: преступления-то ведь нет, чего тут искать? Так – посмотрели на всякий случай, в присутствии матери…
   Осмотр квартиры особенных результатов не дал. Выявилось лишь два отсутствия, которые, будучи в принципе ничего не значащими фактами, тем не менее наводили на грустные мысли. Первое: отсутствовали какие-либо фотографии – ни портретов на стене, ни каких-либо даже микроскопических снимков, каковые обязательно бывают в любой семье. Второе: отсутствовал ковер. О его наличии свидетельствовало темное пятно прямоугольной формы на полу размером что-то около два на три метра. Судя по всему, ремонт в этой квартире не делали давно, от светового воздействия половая краска на незанятом пространстве выцвела, и теперь пятно красноречиво свидетельствовало: а нету ковра, свистнули!
   – Что вы можете сказать об Алисе Сергеевой? – спросил Март капитана. – Какие-нибудь особенности, проблемы, знакомства?
   – Так это… – Капитан мучительно покраснел, прокашлялся и признался: – Ну, не общался я с ней. Ни разу. Оно ведь как: сами понимаете, клиенты у нас – сплошь криминал. Кто-то курит, кто-то колется, дебоширит, крадет… А эта – преподаватель, законопослушный гражданин. Я тут в первый раз побывал после того, как мать заявление подала. А чего она вообще такого натворила, что ею ваша служба заинтересовалась?
   Март хотел было сказать что-нибудь дельное и вдруг понял, что знает про сестру Ли ничуть не больше, чем плешивый капитан. Директор также подумал о том, что он вообще очень мало знает о личной жизни самой Ли. Так получилось, что самый близкий в этой жизни человек никогда не посвящал его в проблемы своих семейных отношений – Ли не любила плакаться в жилетку, каяться на сильном плече и вообще как-то проявлять слабости, присущие женщинам. Она была в первую очередь универсальным солдатом и великолепной любовницей, и в этой роли, судя по всему, видела смысл жизни. И если Директор владел информацией по белогорским родственным связям своего безвременно исчезнувшего сотрудника, так это только лишь потому, что в свое время удосужился занести в банк данных тот минимум сведений, который он сумел раздобыть при отборе кандидата № 1 в «иксы»…
   – Не думаю, капитан, что эта информация скрасит остаток твоей службы в органах, – по-свойски подмигнул Март участковому. – Помнишь правило: меньше знаешь – лучше спишь? Нет-нет, упаси бог – не пугаю. Просто не нужно тебе об этом знать, поверь на слово. И вообще: о том, что мы тут побывали, распространяться не советую. Так будет лучше для всех. Кстати, ты хоть знаешь, как она выглядит?
   – Алиса? – Капитан опять смутился, крякнул, но внезапно озарился: – А – розыскная карта! Там фотография есть. У меня в столе несколько ксеро остались. Если вам надо, можем поехать, взять.
   – Розыскная карта? – Март несколько мгновений размышлял – как в последующих поисках Ли ему может пригодиться фотография ее сестры. Скверная черно-белая фотка, сотая копия, пародия на снимок. Да, наверно, никак. Если Алису ищут правоохранительные органы области, то раздача на руки «иксам» такого некачественного портрета для прогулок средь толпы с целью обнаружения искомого объекта будет верхом легкомыслия. – Нет, не нужна нам ваша карта. Обойдемся…
   Подождав еще с полчаса, пока Умник с Доком закончат обход соседей, Март подбросил участкового до опорного пункта и поехал в гостиницу – подвести итоги. По дороге помощники, как водится, докладывали о результатах опроса.
   – Насчет сестры вообще никто не в курсе, – сообщил Умник. – За деньги они выложили кучу всего – но не то, что надо. Про сестру никто не знает. Говорят, как поселилась в их доме, кроме матери и бойфренда, к ней никто не приходил, и никто ни разу эту самую сестру в глаза не видел.
   – Да, Ли большой конспиратор, – отметил Док. – Выходит, она навещала Алису по ночам, когда все уже ложились спать. И к чему бы это?
   – Кто у нас бойфренд? – отвлеченно поинтересовался Директор.
   – Бойфренд всем понравился, – оживился Док. – По крайней мере, тем бабуськам, которых я опрашивал. Симпатичный, тихий, скромный. В их понимании ведь как: не бухает, за волосы свою пассию не таскает – значит, цаца. Хотя тип еще тот, судя по всему: тоже мастер шастать вечерами да на цыпочках. Но его засекли в момент – глазки, понимаете, дверные глазки. И освещение на клетке – несмотря на то что «хрущоба».
   – Ну, не совсем уж и по ночам, – вставил Умник. – Мне, например, сказали, что он и днем бывал – поначалу. Потом, чуть позже – да, стал вечерами навещать. Подъедет «уазик», высадит его, сам дальше поехал, а этот – шасть! – в подъезд. Народные мстители не спят – все видят. Однако что-то, видимо, в их отношениях изменилось – создается такое впечатление, что они от кого-то скрывались. Или просто не желали афишировать свою связь.
   – Кстати, этот бойфренд у нее совсем недавно завелся, – добавил Док. – С месяц назад, не более. До этого мадам вела весьма уединенный образ жизни.
   – Скорее мадемуазель, – поправил Март. – Не в том плане, что девочка, а в том, что молодая. Судя по дате рождения, они с Ли двойняшки. В один день родились.
   – Так, может, они еще вдобавок и близнецы? – мгновенно родил версию Умник – аж глазенки загорелись от возбуждения! – Тогда вполне понятно, почему соседи никогда не видели сестру. Точнее, они ее видели, но думали, что она – это Алиса. Во! В кино американских, кстати, всегда так бывает: там из-за этих самых близнецов постоянно такая путаница, никогда не поймешь до конца картины, что почем. Близнецы – вот разгадка!
   – Конечно, конечно, – саркастически хмыкнул Март. – Близнецы. Сиамские. Они срослись в утробе матери, а потом их прооперировали. И вообще, их было пятеро…
   – Причем двое оказались мужчинами, а третий – вообще гермафродитом, – с готовностью подхватил Док. – И лишь двое получились нормальными – это наши дамы… Кстати, примерно месяц назад Алиса завела себе собачек.
   – Каких собачек? – навострил уши Март. – В смысле – болонок? Или чихуа-хуа?
   – В смысле, двух здоровенных образин ростом с теленка, с огромными зубами и страшными лохматыми мордами, – пояснил Док. – Я не шибко рублю в собачатине, но, судя по описанию, это были ризеншнауцеры. У одного моего приятеля есть такое страшилище: универсальный зверь, я вам скажу. Умница, прекрасный защитник, хороший друг и игрушка для детишек…
   – Ну-ну, что еще? – подбодрил Март – он всегда давал возможность соратникам анализировать вслух, заставляя их не просто обмениваться сведениями, но и дискутировать, отметая информационный мусор и выстраивая в игровой форме генеральную версию.
   – Да, если дамочка вдруг ни с того ни с сего заводит в один прекрасный день двух таких образин, можно сделать вывод, – глубокомысленно заметил Умник. – Значит, она, до этого момента никогда не имевшая собак, вдруг резко ощутила потребность в защите. От кого? Вот вопрос. И кстати: судя по показаниями все тех же вездесущих бабусь, бойфренд этот пресловутый – который всем подряд понравился… Он ведь тоже появился не далее как месяц назад. А из этого какой можно сделать вывод?
   – Бойфренд – Алиса – собаки – наша Ли… Не-а, не вижу никакой связи, – развел руками Док. – Нам это вряд ли как-то пригодится, не стоит заострять внимание. Единственно, если собаки появились в одно время с бойфрендом, можно сделать вывод: бойфренд этот пресловутый – как выразился Умник, как раз этих собачек и притащил Алисе.
   – Значит, этот бойфренд пресловутый – собаковод, – без задней мысли резюмировал Умник. – Кинолог то бишь. Как этот самый Рудин, который Пес. Который…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [28] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация