А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Привычка убивать" (страница 22)

   Рудину надоело пассивно сидеть на камне – шнауцеры обследовали всю намеченную территорию и больше ничего занимательного не обнаружили. Можно было с уверенностью сказать, что на сегодня никаких приятных неожиданностей в поисковом плане более не предвидится.
   – Ладно, и на том спасибо, – поблагодарил Рудин своих помощников, осмотрев заинтересовавшие псов места и не обнаружив там коровьего помета и прочих прелестей, которые могли бы привлечь внимание лохмомордых. Более собак в поместье не было, тем более – течных сучек. В общем, можно было ставить метки. – То ли вы нашли – хрен его знает. Но что-то, видать, нанюхали…
   Пометив интересные места флажками, Рудин свистнул псов и направился в усадьбу. Несмотря на утренний ужастик, день казался ему удачливым. Алису они с Сержем в перипетии безголовых проблем безоговорочно решили не посвящать – не женское это дело. А потому светлая и чистая выглядела сегодня на обеде вполне безмятежной и слегка разгрузившейся от своих недавних комплексов. И даже дала Рудину аванс. Ах какой аванс – закачаешься!
   – У тебя в спальне задвижка есть на двери? – вот что спросила Алиса после обеда, направляясь в библиотеку. У Пса аж дыхание остановилось – ну ничего себе заявочки!
   – Да я… Да… Я, радость моя, дверь вместе с косяком вынесу – ты только намекни!
   – Не надо с косяком, – Алиса загадочно улыбнулась. – Ты просто задвижку не закрывай…

   Глава 5

   – Кислота нужна, – компетентно заявил Турды, стоя у широкого подоконника и неспешно разминая сигарету. – Надо подумать, как купить да пронести, чтобы эти не заметили, – он ткнул пальцем в окно, имея в виду экипажи двух потрепанных авто, расположившихся на некотором удалении друг от друга в ряду приличных иномарок на гостиничной стоянке.
   «Наружку» выставили авторитеты сразу после того, как Турды взял Рому. Экипаж – три человека, сидят безвылазно, пока что не менялись. Терпеливые. Еще одна машина стоит в грузовом дворе гостиницы, неподалеку от запасного входа. Наблюдатели особо не маскируются, но и не мельтешат – хозяева как-никак. Обложили, короче.
   – Приходилось с кислотой обращаться? – Турды, прикурив, кивнул на истерзанный труп Ромы, распростертый на целлофане, и испытующе уставился на Малого. С мытарем он был знаком сравнительно недавно – чуть более полугода. Меланхоличного маленького палача порекомендовали авторитетные люди, сказавшие, что этот парниша предан, как собака, и может вытворять все, на что способна изощренная фантазия его хозяина.
   – Приходилось, – бесстрастно сообщил Малой. – С уксусной. Когда помидоры с огурцами закрывал на зиму, – и, отметив неудовольствие на лице шефа, поспешил уведомить: – Шучу. Конечно, приходилось – работа такая.
   – А ты не шути, – порекомендовал Турды. – У нас проблема, а он шутит. Оборзел?
   – С кислотой ничего не выйдет, – мытарь пожал плечами. – Купить и пронести не проблема. Тут в другом заморочка.
   – Какая заморочка? – раздраженно воскликнул Турды. – Кладем в ванну. Заливаем кислотой. Через несколько часов растворится. Смываем. Что еще? – У новоявленного вора в практике было несколько аналогичных случаев в бытность его руководителем наркокартеля в Средней Азии, с той только разницей, что трупы сваливали в яму, заливали кислотой, а потом засыпали землей. – Или ты думаешь, у них тут кислоты купить негде?
   – Да нет, купить-то всяко разно можно, – Малой опять пожал плечами, недоумевая, отчего это хозяин не понимает таких элементарных вещей. – Вентиляция на этой хате общая. Зальем, бахчун подымется – как при газовой атаке. Во всех номерах вонь стоять будет. И ванну потом придется выкидывать – эмаль сгорит. Не, не покатит. Надо что-то другое придумать.
   – Угу, правильно говоришь, – после некоторых размышлений согласился Турды и неожиданно пожаловался подручным Малого, безмолвно ожидавшим распоряжений на диване: – Видите, пацаны, какой мудак этот Рома! Столько проблем нам сделал, падла… Ннн-да…
   Тот факт, что по его воле несколько минут назад в страшных мучениях скончался человек, незадавшегося криминального правителя Белогорска совершенно не волновал: он давно привык распоряжаться чужими жизнями и, не задумываясь, мог убить любого, если это сулило хоть какую-то прибыль. Сейчас Турды больше занимало, как избавиться от неприятных последствий этого очередного убийства. Местная блатная братия труп авторитета ему не простит. Уж больно он неправильный, этот труп. Если бы вор пристрелил Рому на разборняке, в присутствии свидетелей, которые могли бы всем заинтересованным доложить, что абориген был не прав и своим поведением спровоцировал Турды на «острую» акцию, – тогда бы никаких вопросов не возникло. По крайней мере, в официозе. Конечно, затаили бы злобу, вполне возможно, стали бы вынашивать план мести – и тем не менее правота убийцы в этом случае была бы очевидна. Но труп, изуродованный следами изощренных пыток… Тут разбираться никто не станет: пока заручишься поддержкой центровых авторитетов, возьмут гостиницу штурмом и порежут на кусочки. Нет, от трупа нужно по-тихому избавляться, и как можно скорее…
   – Сволочь ты, Рома… – пробормотал Турды и крепко призадумался.
   Так-так… Рому изъяли тихо и благопристойно. Приехали, пригласили честь по чести. Он с ходу послал в разные неприличные места и обещал «попи€сать». Кустодиев, блин, недоделанный! Турды очень спокойно пообещал сообщить центровым авторитетам о его поведении и высказал предположение: не хочешь общаться, значит, виноват. Значит, тебя будут по-другому спрашивать. Рома погундел для приличия, собрался и поехал. «Наружка»? Да, сразу после того, как взяли Рому, у гостиницы появились эти самые потрепанные авто с уголовным людом. Как узнали – черт разберет. Но не в этом суть. Даже если наблюдали с момента посадки авторитета в машину Турды до подъезда к «Европе», ничего такого предосудительного заметить они не могли. В гостиницу Рома зашел по своей воле, руки были свободны, никто не погонял, стволом в спину не тыкал. Безвылазно торчит в номере более суток – да, это нехорошо. Однако и это не повод для подозрений. Пообщались, пришли к консенсусу, закорешили, сели бухать. При нормальном раскладе да хороших собутыльниках такие попойки могут продолжаться сколь угодно долго – хоть декаду напролет, были бы деньги да здоровье. Ага…
   – Перо у тебя классное, – закончив размышлять, обратился Турды к Малому.
   – Не понял? – подскочил с дивана худющий востроглазый мужлан – один из подручных Малого по кличке Перо.
   – Это не про тебя, – ухмыльнулся Турды. – Ты поди, кликни сюда пацанов. Давай. А ты, Слива, притащи сюда Ромин прикид – глянем.
   Перо отправился в соседний номер и привел «группу» огневой поддержки – четверых «стрелков», которые до поры сутками напролет спали, жрали водку и смотрели видак. Слива разложил на диване вещи несчастного Ромы, отдельно пристроил содержимое карманов и вопросительно уставился на шефа. Четверо новоприбывших встали посреди зала и с профессиональным любопытством принялись рассматривать Ромин труп. Наличие «жмурика» в соседнем номере не явилось для «стрелков» неожиданностью – к «дознанию» их не привлекали, но результат был вполне закономерный, такое неоднократно случалось и ранее. Пригласили, потолковали, не сошлись во мнениях…
   – Я говорю, Малой, – перышко у тебя хорошее, – вернулся к теме Турды. – Острое, как бритва… Кстати, прикид его в порядке?
   – Ничего перышко, – настороженно буркнул Малой: он явно не поспевал за полетом мысли хозяина и оттого ощущал некоторый дискомфорт – кому приятно чувствовать себя тормозом! – И прикид… Че с ним станется? Раздели аккуратно…
   – Так. Так-так… А ну давай, побрейте Дилю, – распорядился вор, присмотревшись к интернациональному «квартету», – все четверо были выходцами из Средней Азии, но внешне мало чем отличались от славян. – В смысле – башку побрейте, налысо. На роже щетина пусть останется – так даже лучше. Живо!
   Перо хлопнул Дилю по плечу, приглашая прогуляться в ванную, тот дисциплинированно развернулся на каблуках, не найдя повода для возражений, хотя совершенно непонятно было, с чего это вдруг нужно вот так экстренно бриться.
   – Почему не спрашиваете, зачем бреем Дилю? – поинтересовался Турды, наливая себе в стакан на два пальца водки. – Умные, да?
   – Электрический стул подвезли, – позволил себе пошутить Слива – второй подручный Малого. – Новый, типа. Типа, будем испытывать.
   Перо на секунду застыл на пороге ванной – шевельнулась извилина: действительно, для чего брить?
   – Диля будет Ромой, – допер Малой и с облегчением вздохнул. – Он похож. Фигурой похож. Побреем, оденем в Ромин прикид… – И, с сожалением окинув взглядом апартаменты, сделал вывод: – Значит, сваливаем отсюда, да? Жалко – тут неплохо было…
   – Никуда мы не сваливаем, – успокоил мытаря Турды. – Давай, брейте, переодевайте – посмотрим…
   Минут через десять побритого налысо Дилю спрыснули французским одеколоном и одели в наряд замученного Ромы. Турды нахлобучил на лысую башку «стрелка» Ромину клетчатую кепку, надвинул козырек на глаза, велел смотреть вниз, а сам отошел к окну и некоторое время придирчиво разглядывал то, что получилось. Ничего кепочка – очень кстати пришлась. Вот вроде бы мелочь – а приятно. Не будь ее, черт знает, как бы вообще тогда выкручивались…
   – На, хапни, – Турды налил полный стакан водки, протянул Диле. «Стрелок» тремя мощными глотками опорожнил посудину, крякнул и покосился на стол с закуской.
   – Закуси, закуси, – разрешил Турды. – И вообще – веди себя попроще. Теперь ты – Рома. И ты не просто Рома, а Рома, ужратый вусрань. Понял? Мы с тобой кореша. Сейчас едем к тебе домой. Перед машиной, как выйдем, я начну сомневаться – ну, упрусь, типа, а ты будешь меня подталкивать. Вроде бы по-дружески, и в то же время это… грубовато, в общем. Ты хозяин, а не я, так себя и веди. Понял?
   – Угу, понял, – кивнул Диля, хрустя огурчиком и задумчиво глядя на обнаженный труп посреди зала. – Я Рома. Типа, зову тебя к себе на хату. И потолкать… А? – Тут он смутился и неуютно передернул плечами: несмотря на только что засаженный стакан водки, вот так с ходу сломать стереотип было трудновато. Все четверо «стрелков» работали под новоиспеченным вором не первый год, для них он был не просто паханом, а настоящим курбаши, полновластным повелителем, авторитет которого не имел границ. А тут – потолкать… Кого это потолкать – Турды? Да за такие потолкания в один момент замесят в бетономешалку и выставят потом на центральной аллее парка Алишера Навои в родном Ташкенте с соответствующей табличкой: вот это монумент тому самому, который посмел толкать Турды…
   – Ну конечно, потолкать! – подтвердил Турды, наливая Диле еще полстакана водки. – Ты давай, брось эти тудым-сюдымы. Жить хочешь?
   – Угу, хочу, – не стал кривить душой Диля и залпом засадил предложенное пойло, прищелкнув зубами от перечной остроты поставленного вопроса. – Я все понял, хозяин, я постараюсь…
   – Ты немножко не так понял, – как можно мягче сказал Турды, внутренне досадуя на не желавшего выпадать за рамки «пацана». Уж лучше бы на Рому оказался похож кто-нибудь из тройки русаков – те раскованнее. – Я тебя наказывать не собираюсь, если вдруг что-то не так получится. Тебя накажут они, – он потыкал пальцем за окно. – И тебя, и меня, и всех нас. Мы, конечно, крутые парни, никого не боимся, но… В общем, если что – будут резать живьем и очень медленно – как это… ну, лоскутками. Вот. Вот это прошу понять. От тебя зависит, как все пройдет. Ты понял, нет?
   – Понял я, хозяин, все сделаю, – несколько более расслабленно заверил отрехсотграммленный Диля и даже изобразил неуклюжую попытку подмигнуть шефу.
   – Ну вот и хоп, – облегченно пробормотал Турды. – Хоп… Слива, Перо – спускайтесь, подгоните к парадному наши тачки. А мы это… ну, порепетируем, как будем садиться, чтобы сразу нормально получилось.
   Подручные мытаря накинули куртки и покинули номер. Турды два раза прогнал с Дилей сцену «уговаривания» и посадки, затем велел всей честной компании заглотить еще по полстакана водки. Малой водки пить не стал: рано еще, утро, а притворяться пьяным он и так хорошо умеет. Он сидел несколько в стороне, с кривой ухмылкой наблюдал за репетицией и неторопливо наводил глянец на туфли – чистая обувь была своеобразной манией маленького палача. Турды, закончив возиться с Дилей, дал команду выметаться из номера, а Малого, потянувшегося было из кресла, остановил жестом:
   – А ты не одевайся. Ты остаешься, порядок здесь наведешь.
   – Не понял, – нехорошо напрягся мытарь. – Что ты имеешь в виду?
   – Спустишь Рому в унитаз, – бросил Турды, направляясь к выходу и нарочито небрежно охлопывая себя по карманам – дескать, не забыл ли чего?
   – Погоди, погоди… Как это – спустишь? – забеспокоился Малой. – Это что – кусок дерьма, по-твоему? Ты же сказал, что придумаешь, как нам избавиться от трупа!
   – Я придумал, – сообщил Турды, пристально глядя в глаза Малого. – Я не зря напомнил про твой нож. Он очень острый – как бритва. Времени много. Если все нормально получится, мы только вечером приедем. Усекаешь?
   – Не усекаю, – упрямо набычившись, буркнул Малой – уперся, гад, решил до последнего не «въезжать» в замысел шефа.
   – Кладешь Рому в ванну, – очень спокойно принялся перечислять вор. – Делаешь надрезы. Воду горячую пускаешь – он размякнет. Потом будешь помаленьку резать кусками и в унитаз спускать. Че неясно?
   – Да ясно… – Малой нервно сглотнул: такую грязную работу ему приходилось делать впервые. Палач привык иметь дело с живым материалом – если когда и доводилось избавляться от трупа, то процедура была простой и не требующей кропотливого труда. Это сказать просто: резать кусками и спускать в унитаз… – А кости? – зло прошипел Малой. – А череп? У меня пилы нету! Как я, по-твоему, должен от костей избавляться?! Ты плохо придумал, Турды, – так не пойдет!
   – Если к вечеру от него останется хоть кусочек, я тебя завалю, – с милой простотой пообещал Турды, похлопав по плечевой кобуре, в которой, вопреки требованиям «закона», дремал до поры многократно испытанный «ТТ». – А потом вас обоих спущу в унитаз – вся ночь впереди.
   – Но череп… – отчаянно округлив глаза, пискнул мытарь. – Ну куда ж я его?!
   – Засунь под ножку кровати, попрыгай, раздави, – посоветовал вор. – Да что тебе объяснять – сам умный, придумай. Все, давай – работай, – и вышел из номера в коридор, где его поджидал убойный «квартет».
   – Пожалуй, мне тоже водки, – печально пробурчал маленький палач, медленно раздеваясь и с ненавистью глядя на труп. – С утра. Вот бля… Так и аликом недолго стать…
   До многострадального воровского дома добрались без приключений. Диля вел себя примерно: кепку не обронил, личину свою подозрительную без надобности не явил никому, смотрел все время вниз и вполне правдоподобно затолкал Турды на заднее сиденье поджидавшей у парадного «Волги». Да, в качестве средств передвижения команда новоявленного вора использовала две новенькие черные «ГАЗ-31». Турды, дитя Востока, прикатил в Белогорск на своих машинах с московскими номерами и не пожелал на время обзавестись подержанными авто с неброскими местными цифрами, принеся конспирацию в угоду набившей обывателю оскомину нерусской импозантности. Приверженность Турды к советской модели объяснялась еще одним обстоятельством: в «Волгах» имелись сработанные на заводе, искусно замаскированные тайники, которые содержали четыре «АКСУ» с изрядным запасом патронов и десяток гранат. Дурная военная привычка сказывалась – без вооруженной охраны вор чувствовал себя неполноценным.
   По дороге притормозили у центрального гастронома – пацаны метнулись, притащили два объемных пакета с выпивоном и снедью разнообразной. В общем, все, кому положено, видели, что «Рому» силком никто не тащил, а скорее наоборот: все хорошо, имеет место трогательная мужская дружба, и компания собралась как следует погулять.
   На воровском подворье тоже все вышло как надо: экипажи остановившихся на некотором удалении авто наблюдения могли видеть, как Диля нетвердой походкой взошел на крылечко, с третьей попытки попал Роминым ключом в замочную скважину и широким жестом пригласил гостей присутствовать…
   Гуляли до первых сумерек. Как водится в таких случаях, нарочито шумели, гоняли на всю округу кстати оказавшегося в Роминых запасах Мишу Круга, а между делом методично обыскали весь дом. Турды таки лелеял надежду, что денежная тайна спрятана где-то на поверхности и ему не придется громоздить необъятные планы, требующие приложения титанических усилий. Увы, ничего хорошего не обнаружили: разве что два пакета дрянной анаши общим весом грамм на сто да револьвер с тремя десятками патронов – старый, но хорошо вычищенный и смазанный для длительного хранения.
   – Ствол наверняка «мазаный», – компетентно обронил Турды, отметив забитый номер и давно утраченное воронение. – Поставьте обратно…
   Когда солнце присело за линию городской окраины, «стрелки» запрятали подальше привезенные с собой вещи Дили, самого лже-Рому уложили лицом вниз на диван и для верности спрыснули его водочкой. После недолгих размышлений Турды милостиво разрешил моджахеду оставить при себе ствол и санкционировал внеплановое «мочево», коль скоро в таковом вдруг возникнет необходимость. Диля благодарно заурчал, пристроил за пазуху готовый к немедленному применению «ТТ» с глушаком и, блаженно зажмурившись, перешел в режим пассивного ожидания. Мочить – это хорошо, это знакомо и приятно суровой душе азиатского воина. Это гораздо лучше и проще, чем разыгрывать театрализованное шоу для наблюдателей.
   – Пойдет, – придирчиво осмотрев мизансцену, констатировал Турды. – Давай, Диля, не подведи. На тебя вся надежда. Все, уходим – хватит нам тут… – и компания вывалилась во двор, наглядно галдя и смеясь, расселась по «Волгам» и отбыла восвояси.
   Через пятнадцать минут после того, как кавалькада Турды покинула неблагополучный во всех отношениях район расположения воровской хаты, двое хлопцев из экипажа аборигенских наблюдателей нанесли «Роме» визит. Да нет, даже не визит – визит, это когда люди приходят и общаются. А просто зашли и поприсутствовали незначительное время. Все попытки пообщаться с хозяином на предмет прояснения обстановки потерпели фиаско: уетый в дрезину «Рома» невнятно посылал будителей в известные места, а когда его решили перевернуть, вполне определенно пообещал «пописать» всех, если его не оставят в покое (характерное выражение, вполне присущее Роме – рекомендовано шефом к использованию для вящей убедительности).
   К счастью для себя, наблюдатели являлись всего лишь рядовыми «пацанами»: ранг не позволял им своевольничать с таким авторитетом, как Рома. В противном случае чрезмерная настойчивость вполне закономерно могла увенчаться трагическим финалом: моджахед Диля был большой не дурак насчет пострелять из любых положений, а «пацаны» явно не ожидали со стороны пьяного тела каких-либо агрессивных проявлений.
   – Да ну его в п…ду! – выразился тот, что был за старшего, взяв с неприбранного стола початую бутылку водки и сделав пару добрых глотков. – Поехали, скажем, что никакой. Пусть, как проспится, сами с ним базарят, – и наблюдатели покинули дом, бросив «Рому» на произвол судьбы.
   Убедившись, что остался в полном одиночестве, Диля быстро переоделся, десантировался в кухонное окно и пешочком припустил к центру города. А спустя час с небольшим он благополучно растворился в толпе гуляк – в «Европе» в тот день играли аж сразу три свадьбы – и присоединился к соратникам.
   – Молодец, – рассеянно похвалил «стрелка» Турды. – Сработал как надо. Иди отдыхай, – и вновь вернулся к неблагодарному занятию – совместно с Пером и Сливой вор пытался вернуть к жизни маленького палача. Нет, в отсутствие хозяина на Малого никто не покушался. В люксе был порядок, каких-либо признаков, намекавших на недавно происходившее здесь чудовищное действо, не было, но… Маленький мытарь был мертвецки пьян. Особые перспективы в плане протрезвления Малого на ближайшие несколько часов отсутствовали напрочь, а Турды очень хотелось узнать, куда палач запрятал череп и кости.
   – Ну что ж ты, падла, вот так, а? – растерянно бормотал вор. – Никогда ведь раньше себе такого не позволял, внук барана…
   Утречком вопрос о костях и черепе счастливо разрешился: Малой доложил, что «притарил» улики надежно, в ближайшее время их никто не обнаружит, а если и обнаружит, то идентификации они все равно не подлежат.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация