А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Привычка убивать" (страница 11)

   – Брысь отседа! – гаркнул пухлый Витя на двух спавших в гостиной бомжей. – Щас взрывать будем!
   Бомжи покорно убрались восвояси.
   – Ну и что тебе тут? – обескураженно воскликнул Витя. – Я те отвечаю – это самый плохой вариант. Стены – да, не спорю. Цена тоже – совсем ничего. Но тут ремонту-то сколько! Все заново делать. Поехали, посмотрим другие объекты – у нас есть порядка двух десятков домов, которые в сто раз лучше этого. Поехали!
   – Спасибо, не надо, – скромно отказался Серж, прохаживаясь по дому и сияя ликом, аки бриллиант в куче прошлогоднего навоза. – Этот дом – вместилище интриг и страшных тайн великой империи.
   – Мочили кого-то? – деловито поинтересовался Витя.
   – Этот дом принадлежал Остерману, – пояснил Серж. – На втором этаже размещалась его тайная резиденция, оборудованная специальными акустическими устройствами – Яган частенько наведывался сюда по вечерам и слушал. Это, между прочим, малоизвестный факт: в официозе здесь располагался литературный салон с кофейней. В салоне, как сейчас принято выражаться, тусовался питерский бомонд, собирались весьма интересные люди – как просто талантливые деятели искусства и литературы, так и видные политические фигуры, которым было приятно скоротать вечерок в обществе Аполлоновых слуг. Они тут расслаблялись, умилялись, влюблялись, швырялись деньгами и порой несли всякую околесицу, из которой опытные люди вычленяли крупицы истины. Представляешь, сколько тайн здесь было выболтано?
   – Эти евреи все одним миром мазаны, – компетентно резюмировал Витя, брезгливо поддевая носком начищенной туфли какую-то проржавевшую жестянку с выпуклыми буквами. – Эти бомоны, значит, зависают тут, оттягиваются… а он сечет за всеми, гада кусок, – ну, не сам, конечно, а через своих «шестерок». А потом всех сдает. Я этих евреев ужас как не люблю – их надо бы мочить, пока чего не вышло. Но я тебя не понимаю – ты хочешь взять эту розваль из-за какого-то Остермана…
   – Какого-то?! – ужаснулся Серж. – Витя, да ты что? Это не какой-то Остерман! Это один такой Остерман. Андрей Иванович, вице-канцлер, могущественнейшая персоналия в истории России. И он вовсе не еврей, можешь мне поверить. Хотя в принципе в данном случае национальность роли никакой не играет – это историческая фигура вселенского масштаба. Ты про Анну Иоанновну читал?
   – Я их всех в гробу видал, – уклончиво буркнул Витя – в бытность свою драмкружковцем он играл исключительно дворовых хулиганов, прислугу либо наемных убийц. – Ты что – в самом деле собрался взять эту розваль?
   – Буду счастлив иметь в собственности сие вместилище вековой культуры, – отрапортовал Серж. – Куда там нужно проехать, чтобы документы оформить?
   – Ну, хрен с тобой, – удрученно согласился Витя. – Но смотри – как бы тебе потом не пожалеть…
   Архивариус не пожалел. Он нанял бригаду мастеров, которые принялись неторопливо реставрировать особняк. Покопавшись в архиве, Серж нашел старые архитектурные чертежи дома, возрадовался до слез и пожелал полностью восстановить первоначальный облик исторического памятника. Однако при составлении сметы совместно с бригадиром выяснилось: для полной реставрации понадобится сумма, как минимум в три раза большая той, что была затрачена на приобретение «розвали». В принципе деньги имелись, но если отдать все, на что тогда жить? Архивариус решил не впадать в уныние: он дал команду соорудить на первом этаже скромную квартирку на три комнаты, провести в нее свет и оборудовать сантехникой.
   – Окна в остальных помещениях заколотить досками, черный вход заложить, на парадный навесить металлическую дверь, – завершил свое распоряжение Серж. – Буду жить тут. А как денег скоплю побольше – продолжим…
   Вскоре оборудование квартиры было завершено, Серж переехал в новые покои и зажил в свое удовольствие. Не желая обременять себя мелкими житейскими проблемами, он нанял домработницу на две семьи: в понедельник, среду и пятницу бойкая пенсионерка тетя Груша наводила в квартире архивариуса порядок, стирала и готовила пищу впрок, а два раза в неделю наведывалась к бабке с матерью и соответствующим образом их обслуживала – с возрастом Марье Петровне было все труднее поддерживать квартиру в порядке и ухаживать за невменяемой дочуркой.
   С течением времени жизнь Сержа наладилась и вошла в определенное русло: во многом благодаря Вите, который, будучи сам из породы хищников, на удивление тепло и сострадательно относился к архивариусу, считая его, по всей видимости, непризнанным гением. Витя организовал для приятеля совершенно неожиданный вид бизнеса: составление родословных для «новых русских».
   Дело это было новое и поначалу вызвало у нашего знатока истории некоторое душевное смятение. Приезжал, допустим, какой-нибудь Петя Полупездов из Гукова – по рекомендации Витька, естественно, – и застенчиво просил отыскать в глубине истории России затерявшийся след его знатного рода. Он-де слышал от некоего Облапупенкова, что прапрапрабабушка его по папиной линии происходила то ли от князей Оболенских, то ли еще от каких-то там графьев хрен-знает-как-их. В общем, нужно восстановить генеалогическое древо да подкрепить это древо какими-нибудь официальными документами. А за это нате вам две штуки баксов. Ну а ежели древо выйдет классное: толстое и ветвистое, то будет доплата – еще штука. А то нехорошо получается: пивзавод есть, две заправки, пять «мерсов» есть, счета в каких-то там нерусских банках, а происхождение немного подкачало. Ну разве может такой замечательный человек иметь обычные рабоче-крестьянские корни? Неправильно это!
   Первую родословную Серж составлял очень долго: добросовестно искал в анналах упоминание об этом самом Полупездове и его полупезднутых дальних родственниках. Перерыл все библиотеки, познакомился с работниками всех загсов и так далее и тому подобное. Полупездов названивал ежедневно, торопил и высказывал недовольство.
   – Я тебе за что деньги заплатил, конь ты педальный?! Мне что теперь – целый год ждать, в натуре? Через неделю не будет – вешайся, обмылок фуев!
   – И за каким дядьком ты столько времени на него тратишь? – удивился Витя, когда Серж в панике позвонил ему и попросил защиты от несостоявшегося дворянина. – Нарисуй ему от фонаря первое, что под руку подвернется – хоть от Александра Невского, и пусть себе радуется.
   – О чем ты говоришь! А ссылка? – ужаснулся такому кощунству архивариус. – Где я возьму историческое подтверждение? Да меня первый же встречный историограф на смех подымет! Скажет – шарлатан этот Лиховский, даром что кандидат (два года назад Серж с легкостью защитил кандидатскую и в ближайшее время готовился стать доктором)!
   – С этими твоими хероографами никто из наших не общается, – лениво сообщил Витя. – Это я тебе отвечаю. Ему лишь бы перед братвой пофорсить – только-то и всего. Сделай липу, не стесняйся. Дай ему, чего он хочет. А то и впрямь – может обидеть, я его знаю…
   Серж дал. Составил две копии несуществующих документов, якобы хранившихся в его архиве, трясущимися руками поставил архивную печать и вручил Полупездову.
   – Ну вот – давно бы так! – воссиял обрадованный «новый русский». – А то тянул чего-то, я прям не знаю. За коня извиняй – но ты ж сам виноват, в натуре…
   С того момента Серж принялся штамповать родословные, как хороший печатный станок: набил руку, перестал стесняться в ссылках, сделал дубликат печатей, чтобы каждый раз не бегать в архив, ежели нужда приспичит в вечернее время. Совесть его больше не мучила, профессиональная гордость не страдала: родословные приносили хороший заработок, позволявший жить на широкую ногу и не обмирать от страха на таможне, вывозя ворованные документы (у Сержа в папке осталось десятка полтора листов, которые он берег на случай крайней нужды) и ввозя непродекларированные баксы. Постепенно архивариус приобрел известность – благодаря своим специфическим клиентам, которые, желая поднять свой престиж, нахваливали Сержа как лучшего специалиста в своей области и всячески превозносили его заслуги. Появились интересные знакомства, связи, обозначился определенный круг, принадлежа к которому наш парень мог считать себя в известной степени защищенным от разного рода проблем и опасностей, ежедневно преследующих обычного среднестатистического гражданина, каковым совсем недавно являлся простой архивариус. Иными словами, Серж незаметно для себя, вроде бы спонтанно, угодил в элиту. Его стали приглашать в университет читать студентам лекции, в широком кругу питерской интеллигенции приняли как своего и даже почитали за большого ума человека. Иногда, долгими слякотными вечерами, сидя у себя в библиотеке, архивариус призадумывался: а не поискать ли в глубине веков, в самой гуще, так сказать, и свои дальние корни? Уж больно интересная фамилия: Лиховские. Поневоле напрашивалась мысль о возможном переплетении ветвей лиховского генеалогического древа с такими простыми и созвучными фамилиями, как… Браницкие, Потоцкие, Вишневецкие, Лещинские…
   «Хи-хи-хи… – тоненько посмеивался Серж, смущаясь сам перед собой. – А делать мне больше нечего – лазать по анналам. Я и так про себя все знаю, что надобно. Лучше помараю-ка я этого недоумка Тарле – такую дрянь написал, перед студентами стыдно…»
   Такая славная жизнь продолжалась до августа 1998 года. Нет, кризис ни в коей степени не затронул благосостояния Сержа: все его накопления по-прежнему хранились на чердаке в долларах. Только теперь на его собственном чердаке.
   Так вот, в августе 1998 года, в один из первых трех дней после кризиса, когда вся деловая рать в безысходном исступлении рвала на себе растительность, Витек навестил приятеля и, томно попыхивая толстенной сигарой (кризис его обошел стороной – предупредили вовремя, успел крутануться), напомнил о давнем разговоре:
   – Вот ты говорил, что тут разные типы тусовались… Ну, всякие крутые деятели искусств. А меж ними политиканы всякие зависали. На самом деле было?
   – Разумеется! – Серж даже удивился такой постановке вопроса. – Ты что, думаешь, я это для красного словца сказал?
   – Есть мысля, – Витя пыхнул сигарой и подмигнул историку. – Можно тут организовать это… ну, типа, литературное кафе. Отреставрируем, тебе апартаменты забацаем на втором этаже. А на первом: зал, кухня, сцена в углу, на ней, типа, рояль… Рояль там у них был?
   – Клавесин, – живо подключился к рассуждениям приятеля Серж. – Рояля у них там не было. И что?
   – Ну, ты найдешь все бумаги, насчет этой забегаловки в те времена, сделаешь подборку, пропечатаешь в газеты, – продолжал развивать свою мысль Витя. – И не один раз – типа, рекламу сделаем. А мы забацаем тут все, как было раньше, – ну, при этом твоем Ситромане…
   – Остермане, – поправил Серж, недовольно поморщившись. – С обоснованием и исторической ссылкой могут возникнуть проблемы. Тот факт, что здесь размещалась секретная резиденция вице-канцлера, широким массам неизвестен: это своеобразная историческая находка, «белое пятно», заслуга в открытии которого принадлежит вашему покорному слуге, сударь. Историографы, прочитав эту заметку, мгновенно ополчатся против меня. Начнется полемика, придется доказывать свою правоту, это займет массу времени…
   – Я в гробу видал твоего Остермана! – досадливо махнул сигарой Витек. – Никому этот твой вице не нужен. Кафе-то литературное тут было – верняк? Об этом история говорит?
   – Насчет кафе – факт неоспоримый, – согласился Серж. – Общедоступный факт. Тут никаких вопросов не возникнет. Можно подготовить обширную статью, которая популярно разъяснит публике, какова роль этого места отдельно в истории развития российского искусства и в российской истории в целом.
   – Ну вот! – обрадовался Витя. – А ты говоришь – Остерман… Короче, забацаем мы тут, как все было раньше, под старину, свечей наставим, клавесин припрем. Официантов под лакеев оденем, на входе поставим какого-нибудь ублюдка в латах – а то и пару. Разрекламируем, само собой. Ну там, типа… «Как в старые времена, в литературном кафе там-то и там-то, вновь по вечерам собирается весь цвет…» Чего там цвет? Ну, ты сам придумаешь – у тебя лучше получится. И попрет дело. Сюда всякая шлаендрень артистическая потянется, будет зависать, базары тереть промеж себя, и так далее. Ага. Клавесин в углу наигрывает, опять же – класс! А потом сюда подтянутся всякие политиканы и деловые люди: их, блин, к светлому потянет, к искусству. Тогда ж, в старину – сам говорил, точно так же было. Люди всегда одинаковые: он вроде бы залез на большую высоту, а все ему хочется прикоснуться к чему-то светлому, чтобы рядом постоять, почувствовать это… ну, как его…
   – Сопричастность, – подхватил Серж, затуманенным взором наблюдая за тлеющим кончиком Витьковой сигары. – Неплохая задумка. Неплохая… А мы тем временем будем подслушивать их разговоры, как Андрей Иванович в свое время?
   – Ну, насчет подслушивать – не знаю, – Витя задумался. – Об этом потом подумаем. А вообще, мысля основная такая: если среди этих деятелей искусства будут тусоваться всякие крутые, можно будет кое-какие дела решать. Мы ж хозяева…
   – Мы? – Серж обрел ясность взора и вопросительно посмотрел на собеседника.
   – Ну да – мы, – Витя пожал плечами. – Забацать тут все, как было раньше, – больших денег будет стоить. Ты ж один не потянешь. Пополам войдем в долю. А если хочешь, можешь продать мне эту халупу. Я тебе на втором этаже квартирку забацаю – живи на здоровье. Не, я не настаиваю – ты думай.
   – Не буду я ничего продавать, – твердо заявил Серж. – Но твоя «мысля» насчет литературного кафе мне нравится. Можно попробовать. И вот что – я сам хочу этим заниматься. Я уже составлял смету, у меня есть бригада мастеров, которые знают, что тут нужно делать…
   Следующую неделю Серж трудился, как пчелка. Взял отпуск, состряпал обзорную статью о литературном кафе, отыскал в своей захламленной квартире чертежи, пригласил бригаду, которая в свое время начинала реставрацию дома, и совместно с мастерами обмерил каждую пядь своих владений, составляя подробный план предстоящих работ. Но для начала решено было соорудить на втором этаже квартиру, поскольку имевшие место апартаменты Сержа необходимо было разломать к чертовой матери. А при сооружении квартиры – случилось это на четвертый день с начала работ – произошло нечто, коренным образом изменившее намерения нашего архивариуса.
   – Вот сюда его впендюрим – нормально будет? – бригадир поставил на плане крестик и резаком начертил на толстенной стене контуры будущего хранилища – сейф, заказанный Сержем, только что привезли и затащили наверх: вчера мастера вживили в каменную кладку плиты перекрытия взамен прогнивших насквозь досок, и теперь на втором этаже полным ходом шло обустройство будущей квартиры хозяина.
   – Нормально, говорю, будет? – Архивариус не расслышал первого обращения: он с благоговением озирался по сторонам и, по обыкновению, пребывал в состоянии радостной мечтательности. Именно здесь, в этом месте и располагался тайный кабинет всесильного вице-канцлера, откуда он вечерами подслушивал веселую возню внизу. Здесь творилась история!
   – Сейф? А, да-да, вполне подходящее место, – очнулся Серж. – Давайте, дырявьте.
   – Семен – делай, – распорядился бригадир, филигранными движениями резака углубив контуры на стене. – Трассировку шлямбуром, потом отбойником – камень тут вязкий. Давай.
   Здоровенный молотобоец Семен дал: приставил к стене шлямбур с победитовыми зубцами и давай наяривать кувалдой, прогоняя глубокую линию по очерченному бригадиром контуру. Ударно простукал половину вертикали, осыпая на пол куски штукатурки, почерневшей от времени, а где-то на середине металлическая труба по самую шляпу влетела в стену и застряла.
   – Ни хера себе! – воскликнул бригадир. – Чего это там? Провал?
   – Клад, может? – Здоровенный Семен обернулся и заинтригованно посмотрел на Сержа. – Тут чего раньше было?
   – Ребята – я вас прошу! – севшим от волнения голосом просипел архивариус. – Очень! Очень аккуратно. Там может быть… нет, не знаю, что там может быть, – но нужно очень осторожно расширить эту дыру. Чтобы не повредить то, что находится внутри.
   – Можно и аккуратно, – возбужденно шмыгнул носом Семен, выдергивая шлямбур и точными движениями принимаясь расширять образовавшееся отверстие.
   Спустя десять минут в стене получилась небольшая глубокая ниша. Внутри находился позеленевший от времени ларец, объемом кирпича на четыре, не более, на крышке которого виднелся отчетливый вензель «IO».
   – Пополам? – деловито предложил бригадир. – Дом твой, нашли мы. Пополам?
   – Дом мой, – не утратил чувства здоровой собственности Серж. – И все, что здесь обнаружится, – мое.
   – Если кто чего найдет, положено сдавать государству, – коварно напомнил Семен. – А тебе, значит, положено двадцать пять процентов. А мы предлагаем половину. Давай, заявляй!
   – Ладно, пополам, – сдался Серж. – Может, там и нет ничего. Ларец, надеюсь, на части пилить не станете?
   – Не станем, – бригадир осторожно вытянул ларец наружу и поставил его на пол. – А вот коли камушки або золотишко – тогда посмотрим… Открывать?
   – Открывай, – Серж предусмотрительно отступил на пару шагов и прикрыл глаза рукой – в исторической практике имелась бездна примеров, когда ловкие ребята, прятавшие что-либо в аналогичных ларцах, впрыскивали туда яд либо устраивали какую-нибудь дрянь иного свойства, дабы покарать лиходеев, позарившихся на их добро.
   Бригадир минут пять колдовал над массивным замком с проржавевшей дужкой, затем осерчал и хватил по нему молотком. Дужка рассыпалась на мелкие кусочки, замок упал на пол.
   – Ах! – непроизвольно вырвалось у Сержа. – Я же просил!
   – Ни хрена с ним не сделается, – буркнул бригадир, открывая крышку ларца. – Железо, оно во все времена железо… так, ну и что тут у нас?
   – А ничего у вас тут нет, – деревянным от напряжения голосом констатировал Серж, доставая из ларца тонкую папку, с обреза которой виднелись несколько пожелтевших от времени листков. – Бумажки вам нужны?
   – На хрена нам твои бумажки, – разочарованно буркнул бригадир, аккуратно обстукивая ларец молотком и чутко прислушиваясь – не отзовется ли в старинной меди многообещающая пустота.
   – Как жопой об асфальт, – обиженно сплюнул Семен. – Глухо, как в танке!
   – Ну ладно, вы тут работайте, а я пошел, – сообщил Серж, пряча папочку за пазуху и удаляясь на выход – нужно было поспешить в архив, чтобы перед прочтением обработать в лаборатории найденные листки специальным фиксирующим составом.
   Чего там Серж вычитал в найденных документах, никто не узнал – он не счел нужным поделиться даже с Витьком. Но архивариус вдруг моментально утратил интерес к созданию литературного кафе и куда-то умотал из города на трое суток. По возвращении он вызвонил к себе Витька и без предисловий огорошил его:
   – Это… меняю свою развалину на другую.
   – Не понял! – удивился Витек. – А как же кафе?
   – А вот помнишь, ты предлагал – если хочешь, продай… Я тут подумал и пришел к выводу, что ты был прав. Я чертежи оставлю, мастера все знают – обойдетесь без меня. В общем, я тебе отдаю свой дом. А ты взамен купи мне примерно такой же домишко в дальнем Подмосковье, – Серж развернул на столе карту области и потыкал пальцем в обведенный красным фломастером населенный пункт с дрянным названием – Каменка, захудалый поселок на две тысячи жителей, застрявший промеж лесов безо всякой пользы для народного хозяйства.
   – Не понял! – опять воскликнул Витек, озабоченно глядя на приятеля, и потыкал пальцем в потолок – они сидели в полуразрушенных апартаментах архивариуса на первом этаже. – А тебе мастера на тыкву ничего не уронили? Ты где шарился три дня?
   – Я взял отпуск для написания докторской, – не обратил внимания на эскападу собеседника Серж. – А потом, возможно, уволюсь вообще – посмотрим, как дела пойдут. Мне необходимо уединение в забытом богом и людьми тихом местечке. Я такое местечко нашел. Там, неподалеку от поселка, есть старинная усадьба, некогда купленная бароном Остерманом у князей Черкасских. А к усадьбе придаток: пятьдесят гектаров леса и заброшенные каменоломни. Все это хозяйство в 95-м году удосужился приобрести у государства один странноватый тип – он собирался сделать там музей-заповедник князей Черкасских. Идиот! Чего такого они сделали для России, чтобы им музей посвящать? Но это, в общем-то, риторический вопрос: данный типус музей все равно не потянул. Денег у него нет. Вот уже второй год пытается продать свою собственность, но никак не получается – охотников не нашлось. Просит он недорого, ему деньги нужны.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация