А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Яблоко Монте-Кристо" (страница 10)

   Глава 10

   После развода с Андреем Зоя жила спокойно, но потом случилась новая неприятность: взбунтовалась Вера. Когда девочке исполнилось восемь лет, она вдруг заявила:
   – Хочу ходить в школу, как все.
   – Это совершенно невозможно, – ответила Зоя.
   – Почему?
   – Можешь инфекцию подцепить, – пояснила мать.
   – Ну и что? Выздоровлю.
   – Тебе нельзя даже простужаться!
   – Почему? – сердито топнула ногой Вера.
   Зоя нахмурилась:
   – Великолепно знаешь, что брат может снова заболеть; если у тебя будет инфекция, Игорь умрет.
   Девочка замолчала и ушла к себе, мать, не особо встревоженная разговором, отправилась на кухню. Вера и раньше иногда пыталась взбрыкивать, но, услыхав от Зои слова: «Игорь окажется в могиле», вновь превращалась в бессловесное, послушное существо.
   Но на этот раз все оказалось не так легко, очевидно, Верочка подросла и, обдумав как следует ситуацию, поняла ее несправедливость.
   Не успела мать начать чистить картошку, как девочка тихой тенью скользнула на кухню и спросила:
   – Игорь болен, да?
   – Ты же знаешь, – терпеливо ответила Зоя.
   – А я здоровая?
   – Слава богу, да.
   – Совсем?
   – Тьфу, тьфу, – постучала кулаком по столешнице Вяземская.
   – Почему тогда Игорь ходил и в школу, и в институт поступил, а я взаперти сижу? – не успокаивалась девочка.
   Зоя села на табуретку и рявкнула:
   – Игорь сможет жить дальше только при условии твоего абсолютного здоровья. Вера, мы не один раз беседовали на эту тему, с какой стати ты сейчас ведешь себя так, словно впервые узнала о нашем несчастье?
   Девочка усмехнулась:
   – Но я-то могу жить! Без брата?
   – В принципе да, – осторожно ответила Зоя, плохо понимая, куда клонит дочь.
   – Меня же не спрашивали, хочу ли я ему помогать? – воскликнула Вера. – Так вот: больше не желаю! Дома мне скучно! Пойду в школу. Получается, Игорь больной, но ему хорошо и весело, а я совсем здоровая, только сижу взаперти. Это неправильно.
   Зоя вскочила и отвесила девочке затрещину. Не успела она отдернуть руку от детской щеки, как Вяземская испугалась и бросилась обнимать девочку. Но всегда ласковая Верочка вывернулась из материнских рук, ушла в комнату и как ни в чем не бывало села за уроки.
   Впервые в жизни Зоя испытала чувство вины перед дочерью, до сих пор ей не приходило в голову, что девочка может иметь какие-то мысли и чувства. Вера ведь совсем крошка! Но оказалось, что девочка обладает характером.
   – Хочешь, пойдем в парк? – решила исправить свою грубость Зоя, заглянув в детскую.
   – Нет, спасибо, – вполне мирно ответила Вера, – я бы съела печеных яблок.
   – Сейчас сбегаю в магазин, – засуетилась Зоя, снимая фартук.
   Когда мать через час принеслась домой с рынка, ее ждал неприятный сюрприз. Дочери не оказалось на месте, Вера испарилась, квартира оказалась незапертой, девочка не имела ключей, она ушла, просто прикрыв дверь.
   Зоя, испугавшись, выбежала во двор. Страшно подумать, что могло произойти с восьмилеткой, никогда не покидавшей одной родное жилье. Куда отправилась девочка?
   Потом на мать напал новый страх. Веру похитили! Сама бы она никогда не ушла! Некто позвонил в дверь и, воспользовавшись наивностью девочки, взял ее с собой!
   Не успела Зоя окончательно растеряться, как увидела довольно полную женщину, которая входила во двор, за правую руку толстухи держалась Верочка.
   – Где ты была?! – кинулась мать к дочери.
   Вера моментально спряталась за незнакомку, а та, хмуро сдвинув брови, сообщила:
   – Меня зовут Зинаида Ефимовна Бунич. Я завуч по воспитательной работе в школе, где числится на домашнем обучении Вера. Нам необходимо серьезно поговорить. Не следует устраивать скандал во дворе, лучше поднимемся к вам в квартиру.
   Оторопевшая Зоя кивнула. Беседа с Зинаидой получилась очень тяжелой, Зоя испытала много неприятных эмоций и сделала пугающие для себя открытия. Маленькая, наивная Верочка оказалась очень пронырливой и хитрой. Девочка точно рассчитала время, отправляя мать за яблоками. Рынок находился в четверти часа езды от дома Вяземских, пока Зоя смотается туда-сюда, пока найдет нужные фрукты, Верочка успеет добежать до канадской границы. Впрочем, столь далекое путешествие не входило в планы девочки, она спустилась вниз, пересекла двор и оказалась в школе, в той самой, где она, ни разу не посетив занятий, числилась второклассницей.
   Очутившись в здании, Вера снова проявила ум: она не бросилась, плача, к техничке или какой-нибудь учительнице, нет, девочка нашла кабинет директора, беспрепятственно вошла внутрь и заявила изумленной Зинаиде, замещавшей заболевшее начальство:
   – Меня убивают, не разрешают посещать школу, гулять, встречаться с подругами. Все из-за того, что я донор.
   Информация, которую выдала нежданная посетительница, звучала так шокирующе, что Зинаида не поверила ребенку. Но завуч все же решила навести справки, она подняла документы и увидела, что часть сведений правда. При школе на самом деле числилась на экстернатном обучении Вера Вяземская, физически слабая девочка. Программу первого класса она прошла дома, необходимые, идеально выполненные контрольные в канцелярию учебного заведения приносила мать ребенка.
   – Но тут, в деле, указано, что ты лежишь в онкологической больнице, – растерянно воскликнула Зинаида, – и справок полно, да таких страшных, господи, сообщение об операции!
   – Верно, – согласилась Вера, – говорю же, я являюсь донором, меня родили как запчасть!
   Завуч совершенно не разбиралась в медицине, о раке крови она слышала краем уха, в школе, по счастью, таких больных детей не было, страшнее свинки и кори инфекций не наблюдалось. Зинаида хороший педагог, учеников она считала своими детьми, и сейчас завуч пребывала в глубоком недоумении. Так Вера больна или нет?
   – Пошли к твоей маме, – велела Зина.
   – Она вам сейчас наврет, – предостерегла Вера, – вы меня ей не отдавайте! Снова запрет в квартире.
   – Не бойся, – решительно ответила Зинаида, – и не на таких управу находили.
   С Зоей Зинаида проговорила до вечера. Соня не знала, чем завуч припугнула Вяземскую, только жизнь Веры разительно переменилась. Девочка стала ходить в школу и посещать театральный кружок.
   Первое время после радикальных перемен Зоя неслась к Любе и с порога начинала рыдать:
   – Господи, она заболеет! Вдруг у Игоря рецидив случится? Мой сын тогда умрет.
   Но потом истерики прекратились, Верочка чувствовала себя хорошо, а Игорь, казалось, выздоровел навсегда.
   Когда Вере исполнилось десять, ей впервые устроили настоящий день рождения. Зоя пригласила весь класс, естественно, были званы и Соня с Любой. Когда совершенно счастливая, одетая в розовое платье с оборочками Вера задувала свечи на торте, Соня, умилившись, подумала: «Слава богу, похоже, бесконечно черная полоса в жизни Вяземских закончилась».
   Если бы только Работкина знала, что ждет несчастную Зою впереди.
   Через два месяца после веселого праздника Вера покончила с собой. Тело сестры нашел брат, Игорь вернулся домой и, подумав, что в квартире никого нет, спокойно пообедал, лег в гостиной на диван, посмотрел телик. Потом он решил принять душ, дошел до ванной, толкнул дверь и заорал.
   На трубе висело тело девочки, на раковине лежала предсмертная записка. «Мама, ты меня никогда не любила, я тебе была нужна лишь как донор. Прощай. Вера».
   Игорь, потеряв голову, выскочил с воплем на лестницу, моментально сбежались соседи. Один вызвал милицию, другие позвонили в «Скорую помощь». Когда Зоя пришла домой, в квартире орудовали люди в форме.
   – Что случилось? – закричала Зоя. – Игорь?!!
   – Нет, с ним все в порядке, – поспешили успокоить ее соседки, – вот Вера…
   – Да? – уже другим голосом осведомилась Зоя.
   – Она умерла, – наконец сумели выдавить из себя женщины.
   В глазах Вяземской заметался ужас.
   – Как! Вы шутите!
   – Кто ж станет так шутить… – вздохнули соседки.
   Спустя несколько мгновений полностью введенная в курс дела Зоя воскликнула:
   – О боже! Игорек! Как она посмела! Вдруг у сына случится рецидив!
   Местные кумушки переглянулись, потом Инна Васильева из пятнадцатой квартиры пробормотала:
   – Ну дела! Ясно теперь, отчего девка в петлю полезла. Ну и сука ты, Зойка, даже не пожалела дочку! О парне в первую очередь подумала.
   Вначале приехавшим милиционерам дело показалось вполне заурядным. В отличие от обывателей они хорошо знали: увы, суицид среди детей и подростков далеко не редкость. Неокрепшая психика тяжело переносит обиды и унижения, любая проблема, с которой взрослый справится, для ребенка может стать той самой последней каплей. Поэтому на первый взгляд дело показалось им обычным, имеется предсмертная записка, да и экспертиза на вопрос «сама ли девочка сунула голову в петлю?» бескомпромиссно ответила «да».
   Но потом у следователя возникли подозрения. Примерно за час до трагедии Зоя позвонила с работы домой, и между ней и дочерью состоялся такой диалог.
   – Пришла из школы? – спросила мама.
   – Ага, – весело ответила дочь.
   – Чем занимаешься?
   – Обедаю.
   – Гулять не ходи, на улице дождь накрапывает.
   – Я не сахарная.
   – Ну, пожалуйста, посиди в квартире.
   – Я хотела к Ларисе сбегать, – уперлась девочка.
   – Пусть лучше она к тебе придет.
   – Ага, – заныла Верочка, – Ларка надо мной посмеивается, говорит, меня в вате держат.
   Зоя рассердилась. Лариса – это дочь Зинаиды, девочка учится в одном классе с Верой, и, как на грех, дети подружились.
   Вяземской категорически не нравилась избалованная, слишком развитая Лара. Начнем с того, что дочери завуча было на год больше, чем остальным одноклассникам. Лариса слишком много смотрела телевизор, причем те программы, которые не следует видеть детям. Один раз Зоя, вернувшись рано с работы, застала Веру и Лару голых.
   – Мы играли в больницу, – хором ответили девочки.
   Зоя только покачала головой и велела Ларе:
   – Ступай домой, и, если еще раз придумаешь подобную забаву, я пожалуюсь твоей матери.
   Любой ребенок мигом бы, умывшись краской стыда, понесся вон из квартиры. Но Лара была другой.
   – Это Вера предложила раздеться, – хмыкнула она.
   – Не ври, – вскипела Зоя и вытурила нахалку.
   В общем, дружба дочери с Ларисой не нравилась Вяземской, но, когда Зоя попыталась спокойно поговорить с Верой, открыть той глаза, девочка взъерепенилась:
   – Не смей оскорблять мою подругу!
   – Она плохо на тебя влияет, – покачала головой Зоя.
   – Если Лара сюда больше не придет, то и я уйду, – пригрозила ей Вера.
   Пришлось матери смириться и изображать радость при виде дочки завуча. Вот и во время последней беседы с Верой Зоя покривила душой.
   – Вы с Ларочкой можете поиграть в приставку, – нашла нужный аргумент Вяземская. – У нас ведь два джойстика, и пирожные есть.
   – Ладно, – согласилась Вера, – мы все съедим, можно?
   – Один эклер Игорю оставьте.
   – Я люблю сладкое, – возмутилась дочь, – а ты лишь об Игорьке думаешь.
   – Вера, – настаивала Зоя, – в коробке шесть пирожных! Если все слопаете, слипнетесь. Оставьте Игорю хоть что-то! Не вредничай.
   – Ну хорошо, – недовольным тоном проронила Вера и отсоединилась.
   А теперь скажите, станет ли десятилетний ребенок за короткое время до самоубийства ссориться с матерью из-за пирожных? А есть их? В холодильнике нашлась почти пустая коробка, в которой лежала лишь одна помятая корзиночка с цукатами, а в желудке покойной Веры обнаружили непереваренные куски бисквита и крема. Похоже, девочка из вредности слопала не только обожаемые ею буше, но и эклеры, к которым относилась более чем равнодушно.
   Допросили Ларису.
   – Ты когда ушла от подруги? – поинтересовался следователь.
   – Я вообще к ней не заглядывала, – быстро ответила девочка.
   Милиционер вздохнул:
   – Подумай как следует.
   – Я сидела дома, – уперлась Лара.
   Дознаватель потер затылок.
   – Обманывать нехорошо! Тебя видела соседка, Митина Анна Сергеевна. Она живет в квартире, расположенной напротив квартиры Вяземской. Анна Сергеевна боится воров, поэтому часто смотрит в «глазок». Она приметила, как ты около четырех часов дня входила к Вере. Сама расскажешь о том, что случилось? Могу позвать сюда Митину.
   Лариса разрыдалась и «раскололась».
   Да, девочка действительно прибежала к подружке. Вера вынула коробку со сладким, дети стали лакомиться. Когда в упаковке осталось две корзиночки и одна трубочка с заварным кремом, Вера сказала:
   – Бери эклер.
   – Я их не люблю, – скривилась Лариса, – на мокрую картонку похож.
   – И мне не нравятся, – вздохнула Вера и… взяла эклер.
   – Зачем тогда жрешь его? – захихикала Лара.
   – Игорь корзинки ненавидит, – пояснила с набитым ртом подруга, – пусть она ему останется.
   – Здорово же ты его любишь! – воскликнула Лариса.
   И тут Веру прорвало, она высыпала на подругу ворох обид, рассказала о том, как все детство провела между больничной койкой и лабораторией, где брали анализы.
   – Все Игорьку дорогому, – кричала Вера, – мама только его обожает, если я умру, она даже не заметит!
   Лариса притихла, а потом сказала:
   – Я вчера фильм по телику смотрела, поздно шел. Там у одной женщины было восемь детей. Она к семерым хорошо относилась, а восьмого терпеть не могла.
   – Зачем тогда рожала? – фыркнула Вера. – Или, как меня, в качестве запчасти?
   – Не, он у нее случайно получился, – пояснила слишком образованная в вопросах деторождения Лара, – таблетки не подействовали! Но не об этом речь! Прикинь, чего он придумал!
   – Кто?
   – Ну этот, восьмой! – воскликнула Лара. – Написал записку типа «ухожу от вас, все козлы, никто меня не любит» и встал на унитаз с петлей на шее.
   – Идиот, – резюмировала Вера, – лучше б просто убежал из дома.
   – Не, он хотел, чтобы мать раскаялась, – пояснила Лара, – не собирался убивать себя, просто стоял на толчке и ждал. Услыхал, как мать вошла в квартиру, она всегда руки мыла по приходе, ну и, когда та стала дверь открывать, спрыгнул. Одну секунду всего-то провисел! Его спасли, мама чуть с ума не сошла! Во! Счастливо все закончилось! Восьмой-то ребенок самым любимым стал, мамашка поняла, что потерять его могла.
   – Моя тоже всегда первым делом в ванную топает, – задумчиво протянула Вера. – Только у нас санузел раздельный.
   – И че? – пожала плечами Лара. – Можно на ванну встать. Да какая разница, где вешаться, хоть в гостиной на люстре, главное, так подстроить, чтобы за секунду до ее прихода успеть.
   Пообщавшись с Ларисой, следователь легко реконструировал события. Вера, вдохновленная повествованием подруги, решила проучить мать. Она написала предсмертную записку и затаилась в ванной. Девочка не сомневалась, что мама, войдя в дом, моментально отправится мыть руки – Зоя очень аккуратна. Вера знала и время, когда мать возвращается с работы. Зоя служила в НИИ и всегда по звонку покидала место у письменного стола. В общем, девочка, как она считала, предусмотрела все. За десять минут до часа икс ребенок взял бельевую веревку и, сделав петлю, затаился в ванной.
   Вот загремел замок, грохнула дверь, послышался шорох, стук брошенных на пол туфель, шаги… шаги… шаги… Они приближались к двери ванной…
   Вера мгновенно вскочила на бортик чугунной лохани, сунула голову в петлю и решительно прыгнула вниз. Наверное, она уже не слышала, как человек, которого она приняла за маму, спокойно прошел, не заглянув в ванную, на кухню. По иронии судьбы, Зоя в тот злосчастный день впервые в жизни задержалась на службе, домой явился Игорь, а у него не было похвальной привычки сразу мыть руки.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация