А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Война мага. Том 3: Эндшпиль" (страница 8)

   «Пока Рыся в каменной клетке, ей не перекинуться. А в человеческом облике она уязвима для магии, – мелькнула мысль. – Торговаться, Кэр, торговаться до умопомрачения, пока дочка не окажется на свободе!»
   – Отпустите мою дочь. Без этого – никаких разговоров.
   – Неясыть, – мягко проговорил первосвященник. – Попробую тебя убедить, что в данную минуту мы – отнюдь не враги.
   – Отец Этлау толковал мне совершенно то же самое, и уже давно, пожалуй, с самой первой встречи, – ухмыльнулся некромант. – Самое интересное, что после подобных речей его почему-то всякий раз охватывало непреодолимое желание увидеть меня болтающимся на дыбе.
   – Рекомый Этлау, ныне лишённый сана и отлучённый от Святой матери Церкви, всегда отличался буйностью нрава, – заметил архипрелат. – Он решил, что наш небесный Владыка лично возложил на него миссию спасения Эвиала. Признаю, сперва… оный Этлау умел казаться очень убедительным.
   – Когда двинул полки к Чёрной башне?
   – В том числе. Но там он повёл себя словно одержимый Тьмой. Мы следили за ним, о да, мы внимательно следили. Даже в Аркинской курии – удивлён, Неясыть? – нашлись трезвые головы.
   – Поздновато они нашлись, – сказал Фесс, смотря в глаза собеседнику.
   – Что поделать, чем богаты, тем и рады, – холодно ответил первосвященник, не опуская взгляда.
   – Но заявление Вашего святейшества о том, что мы «не враги», плохо соотносится с моим нынешним положением. – Фесс постарался вложить в слова побольше сарказма.
   – Всему своё время, дорогой мой некромант. Итак, ты требуешь отпустить ту, кого ты безо всяких на то оснований именуешь «дочерью». Она не может являться…
   – Какая разница! – зарычал Фесс.
   – Большая. Будь она твоей настоящей дочерью, кровь её дала бы нам большую власть над тобой.
   – Будто нельзя взять у меня? – поднял брови некромант. – Хотя нельзя сказать, что подобного рода заклятья уж настолько необоримы. В конце концов отец Этлау в прошлый раз…
   – Отец Этлау, – перебил Фесса архипрелат, – убедил всех, что хранить даже частицу плоти или каплю крови Разрушителя смертельно опасно для Аркина. Потом он добился постановления Курии о твоей казни. Мы согласились – тогда никто не дерзал ему возражать. В этой связи хранение артефактов стало неактуальным. Хотя, конечно, для академических исследований они, возможно, и пригодились бы…
   Первосвященник, похоже, ужасно любил поговорить. Даже со смертельным врагом.
   – Святой отец, – не слишком вежливо прервал его Фесс. – Давайте ближе к делу. Я вам зачем-то нужен? Очень хорошо. Освободите мою дочь, дайте ей безвозбранно покинуть Аркин – и тогда я буду говорить. Нет – можете сразу звать палачей. В прошлый раз я говорил это отцу Этлау, повторю и сейчас – вне зависимости от умения ваших заплечных дел мастеров я могу умереть в любой момент. Просто прикажу себе, и всё.
   – Я знаю, – спокойно сказал собеседник некроманта. – Не стоит подозревать меня в невнимательном чтении протоколов того приснопамятного следствия.
   – Кстати, – усмехнулся Фесс, – освободить мою дочку и в ваших же собственных интересах. Если она не окажется на свободе в самое ближайшее время, моя армия пойдёт на штурм Аркина. И тогда Святому городу, боюсь, несдобровать.
   – Да-да, догадываюсь, – кивнул первосвященник. – Твоя армия. Кровожадные поури и новоподъятые зомби. Да, драка будет кровавой. Негаторы магии их так просто не остановят.
   – Они их никогда не останавливали.
   …Работай языком, мели всё, что угодно, спорь, соглашайся, снова от всего отказывайся… Как угодно, но тяни время, и в конце концов этот старикан непременно проговорится.
   Но первосвященник попадаться на крючок явно не собирался.
   – Некромант Неясыть. От имени Святейшего престола и Аркинской курии я, недостойный слуга Спасителя, Его милостью ставший архипрелатом Святой матери нашей, великой Церкви Его, имею предложить тебе следующее. – Он воззрился прямо в глаза Фессу. – Распря между тобой и Святой Инквизицией прекращается, и обвинения снимаются. Ты совершенно спокойно, свободно и безо всяких препятствий… – архипрелат сделал выразительную паузу, – покидаешь наш мир. Отправляешься к себе домой. Если это в твоих силах – берёшь с собой тех, кто захочет и сможет последовать за тобой. Но самое главное, – священник даже наклонился вперёд, впившись взглядом в Фесса, – самое главное, ты покажешь нашим мастерам Святой магии способ, которым можно покинуть Эвиал. Если ты и впрямь страшишься мести Западной Тьмы, то там она тебя не достанет. Собственно, я не очень понимаю, почему ты до сих пор оставался здесь… Сделай это – и ты свободен. Ты, твоя дочка, твои друзья.
   – Мои друзья мертвы, – сердце Фесса сильно колотилось. – Неужто святые отцы решили, что битва с Западной Тьмой проиграна и им осталось только бегство?
   – Твои друзья живы, – с мягкой настойчивостью прервал его первосвященник. – Мои магистры способны вернуть им жизнь. Впрочем, разве бывший отец Этлау не провёл демонстрации? Мы прочли его заклятье.
   – Этлау показал мне три неплохо сохранённых магией тела. Своей силой он заставил одно из них шевелиться и обрести подобие жизни, – отчеканил Фесс, изо всех сил стараясь казаться сейчас невозмутимой ледяной глыбой. – Большего я не видел. Докажи мне, что они живы, первосвященник. И, кстати, почему же вы тогда не оживили их давным-давно? Чего ждали? Моих вопросов?
   – С твоими друзьями гораздо проще, когда они пребывают в своём нынешнем состоянии, – поднял бровь священник. Очевидно, Фессу предлагалось считать это шуткой.
   Воцарилось молчание. Архипрелат спокойно ждал, некромант лихорадочно размышлял. Да, он давно уже не просто Неясыть, неведомо как попавший в неведомо какой мир. В конце концов, сумели же отправиться отсюда домой (хочется верить!) Император и Сеамни. Правда, нельзя забывать и о помощи вампира Эфраима… Да и Клара как-то ведь пробралась сюда, и едва ли с намерением провести тут остаток дней. Но он сам и помыслить не мог о том, чтобы отправиться обратно, искать дорогу в Долину. Пока в Эвиале остаётся Сущность, пока по нему гуляет Салладорец – как он может уйти?..
   Тем не менее решение так и не приходило.
   Негатор магии задавил бы любые попытки Фесса освободиться.
   – А если я откажусь?
   – Тогда ты останешься в наших катакомбах навсегда, – лучезарно улыбнулся архипрелат. – Я прекрасно помню «Анналы Тьмы», их грозное пророчество, и потому ты, конечно же, не умрёшь. Будешь жить, сколько отмерил тебе Спаситель, потом – тихо скончаешься, если на то будет Его воля, или же нет – если, скажем, в твоих мирах облечённые человеческой плотью не умирают вообще от телесных немощей. Тебя поместят в нормальную, сухую камеру, мэтр Неясыть, будут кормить. Но негатор магии останется подле тебя навсегда. Мне известно, как ты владеешь оружием. Можешь не сомневаться – кандалы с тебя не снимут никогда. Вообще никогда. Никто не собирается мучить лично тебя, мы просто примем необходимые меры предосторожности. Да, я знаю, есть мнение, что «Анналы» неверны, что там содержатся… гм… недостоверные положения. Но рисковать никто не станет. В наших подвалах места хватит на всех, дорогой мой мэтр. Ну и, конечно, в случае твоего отказа ничто не помешает нам применить к твоей спутнице весь пыточный арсенал наших дознавателей. Опять же, без малейших гнева или злобы – а исключительно для пользы дела. За эти грехи я, бесспорно, отвечу перед Спасителем; но, полагаю, смогу хотя бы частично оправдаться всё тем же принципом меньшего зла.
   Фесс выслушал эту тираду, сохраняя – по возможности – совершенно бесстрастное выражение. Проклятый святоша оказался прав, совершенно прав. Ловушка, в которую угодил некромант, вышла похитрее прежних. Этлау… им владели страсти, мнил себя новым Мессией, самое меньшее, а оказалось, что он – всего лишь кукла. Неважно, как это на самом деле, главное, что отец-экзекутор сам, похоже, уверовал.
   – Твоя взяла, милостивый государь архипрелат, – спокойно и как можно равнодушнее проговорил Фесс. – Я не сражаюсь против необоримой силы. Любого можно пронзить с безопасного расстояния стрелой, особенно если мишень связана и неподвижна. Так что я согласен. Но предупреждаю сразу: чтобы проделать требуемое, мне понадобится вся моя магия. Негатор придётся убрать.
   – Не считай нас… э-э-э… настолько уж скорбномыслящими, дорогой Неясыть. Разумеется, все условия для работы мы тебе создадим. Ты будешь в полной безопасности. Я не буду возражать, если твоя воспитанница, назовём её так, беспрепятственно выведет зачарованных ею карликов в пределы, на которые не распространяется пока власть Святой матери нашей. Ну а твоих зомби, господин некромант, тебе придётся взять на себя. Взамен, покидая наш мир, ты сможешь захватить с собой – в количествах достойных, но не чрезмерных – нечто, имеющее ценность в родных тебе пределах. Полагаю, что золото и драгоценные каменья не окажутся лишними.
   Фесс молча кивнул. Самое главное сейчас – вытащить драконицу и выбраться из этих каменных тисков самому. Там видно будет. Ключ, птенцы, поури и зомби – потом.
   Вытащить Рысю.
   Остальное, включая спасение отдельно взятых миров, – по возможности.
   – Разумеется, мы примем определённые меры предосторожности, – продолжал тем временем прелат. – Кандалы на тебе всё же останутся, Неясыть. Если в твоём распоряжении окажется вся присущая тебе магия…
   – Понятно. На слово в Аркине верить не принято? – прищурился Фесс.
   – Ты совершенно прав. Мы уже поверили отцу Этлау и горько в этом раскаиваемся. Нет, кандалы останутся.
   – А разве недостаточно вашего негатора? Вы ведь можете в любой момент привести его в действие. Против него я бессилен.
   – Опыт Эгеста не позволяет говорить об этом с такой уж безапелляционностью, – хитро прищурившись, заметил архипрелат.
   – А какие тогда у меня гарантии?
   – Никаких. Кроме понимания, что безумен только Этлау, а отнюдь не вся Аркинская курия.
   Фесс молча кивнул. Выбора нет. Пусть будут кандалы – лишь бы Рысь вырвалась отсюда.
   Лишь бы вырвалась.
   Цена не имеет значения.

   Глава вторая

   Первый, Второй, Шестой, Девятый Железный и Одиннадцатый легионы. Вновь, как и на Свилле, им выпало защищать Империю. Только враг на сей раз совсем уже другой. Подкреплений мало, подтянулось в последний момент три когорты Пятнадцатого легиона, но и всё.
   Остальное – на Востоке. Третий, Пятый, Десятый, Двенадцатый, Двадцать Первый и Двадцать Второй – под командованием графа Тарвуса стоят на Суолле, сдерживая разинувших рот на чужой каравай герцогов и королевичей Семандры. Четырнадцатый и Шестнадцатый легионы скорым маршем отходят с Буревой гряды по Полуночному тракту – после Свилльской битвы напиравшие по тракту от Зебера и Демта семандрийцы поспешно ушли на юг, отступили к Дебру и Лушону, где стояли, защищая богатый ремесленный город, Двадцатый легион и местное ополчение. Совсем недавно собранные Восемнадцатый и Девятнадцатый легионы, оборонявшие Илдар, надавили на противостоявших им, и Семандра дрогнула, уходя по тракту на Саледру; имперские когорты продвигались следом.
   Седьмой легион, почти в полном составе погибший на Селиновом Валу, медленно возрождался в городах-близнецах Делине и Давине. Покрывший себя позором Семнадцатый – расформирован, и такого номера в войске Империи никогда уже не появится. Четвёртый, Восьмой и Тринадцатый легионы – гоняются по побережью за пиратами, одно за другим выжигая разбойничьи гнёзда. Ни одной когорты оттуда Император взять бы уже не успел.
   Мятежные бароны отошли на север и северо-восток от Мельина, в обширные области между Поясным и Полуночным трактами, захватили Остраг, Хвалин и Ежелин, попрятались в замках. Разгром на Ягодной гряде, похоже, основательно остудил горячие головы.
   Главная же армия Империи готовилась к решительному бою.
   Проделав дальний путь с восточного края огромного государства на западный, она встала в оборону, каждый миг ожидая удара вырвавшихся из разлома тварей. Облеченных уязвимой плотью, как утверждал адепт Всебесцветного Нерга. Он же обещал помощь легионам, да не простую – сулил, что плечо подставят Древние Силы Мельина, которые наконец-то найдут себе достойного противника.
   Легионеры, трудолюбивые, словно муравьи, превращали невысокую гряду холмов в неприступную крепость. По гребню возвели трёхрядный палисад, промежутки между рядами засыпали землёй. У подошвы, напротив, выкопали ров шириной в три человеческих роста и глубиной в два – люди работали и днём и ночью, но гномы, вставшие под стяг Царь-Горы и Василиска, превзошли выносливостью всех. Они, похоже, вообще не отдыхали и не ели, орудуя кирками и заступами, точно заведённые. Отверженные и проклятые Каменным Престолом, эти гномы связали свою судьбу с Империей, мало-помалу начинавшую превращаться в то, что виделось её молодому правителю, когда он только-только всходил на престол: государство, где каждый найдёт себе место, если не станет тянуть одеяло на себя и «своих».
   Холмы преграждали тварям Разлома дорогу на восток; разумеется, настоящий полководец, располагая такими силами, попытался бы обойти укрепившиеся легионы, ударить по тылам и флангам, взять в кольцо… Однако нергианец уверял, что вторгшаяся сила тупа и нерассуждающа, она валит, подобно морскому валу или снежной лавине, что вставшие на её пути легионы притянут к себе неисчисимые полчища, и в конце концов, как выразился всебесцветный, «трупы врагов сами запрудят Разлом».
   Девять дней, запрошенных нергианцем для «подхода помощи», должны были истечь только послезавтра, однако козлоногие уже были здесь, совсем рядом.
   Император стоял, с омерзением глядя на валявшуюся у его ног бездыханную тварь Разлома. Рыжая шерсть на уродливой рогатой голове обожжена, глаза-бельмы выкачены, когтистые лапы бессильно раскинуты; нелепо задрались сбитые, стёртые копыта. Бестия мертва, убита неведомым оружием; но заметить стрелка, похоже, сумел один лишь Император.
   Остальным это показалось чудом.
   – Как?! – вырвалось у Кер-Тинора. Предводитель Вольных, личной стражи Императора, упал на колени возле поверженного врага. Ни сам капитан, ни его сородичи ничего не успели сделать со внезапно ринувшейся из сумрака тварью. А тот, кто успел, – решил не выдавать своего присутствия.
   – Его застрелили, – холодно проговорил Император. – Я заметил лучника, но по ночному времени не разглядел. Во всяком случае, в колчане у него явно не простые стрелы.
   – Благодарю Вечное Небо, – потрясённо прошептал набольший Вольных. – Никогда такого не видел и даже не слыхал.
   – Разрубите… это. – Император брезгливо толкнул тварь в бок носком сапога. – На всякий случай.
   Вольные мгновенно исполнили команду; из обрубков медленно и нехотя вытекала тёмная, едко пахнущая кровь.
   Отрубленная голова с кривой, навсегда застывшей усмешкой воззрилась на Императора; и прежде, чем Марий Аастер сильным пинком отправил её куда-то к подножию холма, правитель Мельина услыхал – словно бесчисленное множество голосов зашептали разом:
   – Созидаем… Путь. Созидаем… Путь. Созидаем…
   Голова катилась вниз, подскакивая, бодая рогами мягкую, раскисшую после дождей землю, а шёпот всё продолжался, пока страшный трофей не скрылся в темноте, поглотившей, казалось, и звучащие в сознании Императора слова.
   Созидаем Путь. А Мельин, наверное – просто большой валун, которой предстоит раздробить на мелкие кусочки, чтобы не мешал означенному созиданию.
   – Это ты зря, Марий. Прошу вас, барон, принести эту голову обратно. Покажем нашим чародеям, и Сежес, и нергианцу. Пусть поразят нас своей премудростью.
   По лицу юного Аастера легко читалось, что он с большим желанием полез бы в загон с голодными волками, чем вниз, но с Императором не поспоришь. Барон вскоре вернулся, осторожно держа уродливую башку за внушительные рога, изогнутые и острые. Выпученные глаза успели помутнеть, запекшаяся на перерубленной шее кровь покрылась налипшим мусором.
   Император обвёл своих взглядом. Охотой везти с собою жуткую добычу никто не горел.
   – Мешок, – коротко приказал Император. И, не обращая внимания на испуг лошади, стал деловито приторачивать торбу к седлу. Закончив, он выпрямился, бросил: – Возвращаемся, – и в последний раз глянул туда, где ещё совсем недавно мелькнул силуэт загадочного стрелка, – разумеется, на ветке никого не оказалось.
* * *
   – А ведь я предупреждал, мой Император! – рычал проконсул Клавдий, забыв обо всяком уважении к августейшей особе. – Я умолял моего Императора не совершать безрассудных поступков!
   – Мы узнали кое-что, достойное риска. – Император упёр указательный палец в грудь проконсулу. – В Мельине действует нечто или некто, наделённый огромной силой. И этот «кто-то» на нашей стороне.
   – Разве мы можем на это рассчитывать? – присоединилась к Клавдию редко соглашавшаяся с ним Сежес. – Да, чудесное спасение повелителя не может не радовать. Да, трофей отличный, полагаю, мы немало сможем извлечь из него. Но этот «стрелок», как выразился повелитель… что нам в нём? Откуда мы знаем, что он придёт нам на помощь ещё раз? Да и что он может сделать, ведь…
   – Ну, эту тварь он свалил в единое мгновение. Может, у него найдётся нечто получше единичной стрелы?
   – Сударь мой проконсул, вы непобедимы на поле битвы, но здесь… – Сежес выразительно закатила глаза. – Если «стрелок» так силён, то почему бездействует? Почему позволяет тварям Разлома продвигаться всё дальше и дальше? Почему он хочет дождаться, чтобы легионы истекли кровью?
   Клавдий отвернулся, решив не спорить.
   – Ты права, Сежес, – заговорил Император. – Конечно, рассчитывать на этого загадочного лучника никто не будет. Однако не свидетельство ли это того, что на наш Мельин обратились лики иных сил, которые, я хочу верить, не менее могущественны, чем наш враг?
   – Всегда надо рассчитывать только на себя, – повторил проконсул забубённую солдатскую мудрость.
   – Разумеется. И сражаться предстоит нам, а не таинственным «стрелкам». Однако, должен признаться, его появление внушает мне некую надежду.
   – Мне тоже, – не слишком охотно согласилась чародейка. – Потому что магия, сразившая тварь, – не чета нашей, повелитель. Склоняю голову перед мастерством того, кто сплёл это заклятье. Невероятная мощь, разрушает не только плоть, но и дух; такой стрелой можно уничтожить и призрака. Глядишь, и не потребовались бы эти жуткие уступки всебесцветным…
   – К сожалению, у нас нет даже одного такого лучника, – сухо прервал её Император. – Завтра нам предстоит бой. Наш бой. Если нам придут на помощь – это окажется великим благом. Если нет – станем сами крепче держать мечи. Проконсул?..
   – Легионы готовы, повелитель. Ещё одна когорта Пятнадцатого на подходе, но это и всё, что у нас осталось.
   – Побережье?
   – Пираты лютуют, хотя Серторий их здорово потрепал на Берегу Черепов.
   – Проконсул, с каких пор в тебе проснулась страсть к красивым и бессмысленным фразам?
   – Виноват, мой повелитель. Пираты, всего числом до пяти тысяч мечей, под предводительством Дрого Пузатого…
   – Того самого, что грабил Пенный Клинок? И брал от нас деньги?
   – Он самый, повелитель. Мы платили ему, хотя и не так много, как другим вожакам. Серторий дал смутьянам втянуться в город – это Меар, мой Император, – и получить выкуп, поскольку это по его приказу голова согласился на пиратское «покровительство». Собрать к Меару удалось только три полные когорты, однако Серторий решительно атаковал ватагу Дрого, когда та грузила добычу на корабли. Нападение велось и с суши, и с реки – на тростниковых плотах. Молодой тростник, как известно, очень трудно зажечь или потопить; две когорты прижали разбойников, третья сплавилась по реке и зашла им в спину. Полная победа, захвачено четыре галеры и почти десять сотен пленных, в том числе и сам Дрого. Серторий посадил его в клетку и покорнейше испрашивает инструкций, как с ним поступить.
   – Отрезать ему пузо, – жёстко бросил Император. Бросил так, словно ни на миг не сомневался в исходе завтрашнего боя, словно был уверен – ему и впредь держать бразды правления в мельинской державе. – Отрезать на главной площади Меара, проследить, чтобы присутствовали все местные старосты на двадцать лиг в обе стороны. Пусть знают, что Империя умеет карать. Прочих пиратов… заковать и препроводить в распоряжение его светлости Тарвуса. Он найдёт им применение. Пусть поработают.
   Проконсул кивнул, легат-секретарь торопился облечь императорские слова в плоть письменного указа.
   А сам Император думал, что пусть уж лучше на алтари и жертвенники Нерга отправляется этот пиратский сброд, чем пахари мельинских пределов.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация