А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Война мага. Том 3: Эндшпиль" (страница 5)

   – Например? – не сдержавшись, осведомился Фесс.
   – Например, не чинить препятствий факультету малефицистики, – отозвался инквизитор. – Разумеется, «не чинить препятствий» следует понимать «не чинить оные сверх необходимого». Это понял даже Святой Престол, выпустив соответствующую энциклику, тебе должны были о ней говорить, бедняга Иероним, да… Профессия некроманта требует особых людей, это яснее ясного. Не новых Салладорцев, нет. Именно таких, каким ты был, Неясыть, когда сошёл на причал несчастного Арвеста. Простых и честных бойцов с реальным и конкретным злом, которое выбирается из могил и разрывает людей в клочья, неважно, взрослых, стариков или детей, вплоть до младенцев в колыбелях. Святой Престол раньше тоже мог ошибаться, говорю я сейчас, и это именно мои слова, а не вложенное в мои уста… неведомо кем. Вот что я бы хотел видеть, с известными изменениями – то, как выглядел Эвиал до того, как ты появился в нём, Неясыть.
   – Не слишком ли поздно, инквизитор? Западная Тьма нашла дорогу за очерченные ей пределы. Чёрная башня – ясное тому доказательство.
   – Не поздно, – покачал головой Этлау. – Я верю, что не поздно. Пока Ей нужны человекоорудия – ещё ничего не поздно.
   – План твой, конечно, хорош, святой отец, – заметил Фесс. – Но я решительно не вижу путей к его осуществлению.
   – Если бы я видел их сам, не сомневайся, Неясыть, я бы уже посвятил тебя во все подробности. Пока же… мне нужен ответ на мой вопрос.
   Коридоры ветвились, расходились, сплетались и вновь расплетались, несколько раз отец-экзекутор отпирал тяжёлые железные двери, со скрипом поворачивавшиеся на покрытых ржавчиной петлях.
   – Для чего тут вырыли все эти лабиринты? – осведомился некромант. – Тут же ничего нет, совсем ничего!..
   – Ты просто не видишь.
   Этлау остановился прямо посреди коридора, протянул руку, нашаривая какой-то одному ему ведомый выступ на гладкой стене. Послышался глухой рокот, и плита опустилась. За ней открылась железная дверь, даже не дверь, а дверища, которой позавидовали бы многие цитадели.
   – Здесь помещались заклинательные покои, когда Святой Престол не жалел сил на разработку наших собственных магических систем, – пояснил Этлау. – Со временем, к сожалению, многое пришло в запустение.
   – Заклинательные покои… – пробормотал некромант.
   – Разумеется. Посуди сам, Неясыть, как мог знать сюда дорогу простой мальчишка, совсем недолго прослуживший у нас подпалачиком? Ты оказался очень неосторожен, некромант. А вот сейчас начнутся куда более интересные места, так что я, пожалуй, даже приглушу свой негатор. И чтобы ты сам лучше почувствовал, куда попадаешь, и чтобы не привлекать излишнего внимания. Среди святых братьев есть такие, чьё внимание сейчас… было бы нежелательно, – дипломатично закончил преподобный.
   Мгновение – и на Фесса словно обрушилась лавина. Такое чувство, наверное, бывает у человека, долго проходившего с плотными затычками в ушах и, наконец, вынувшего их, причём на самом краю рыночной площади, где идёт большое гулянье.
   Магия пронзала каждую сажень аркинских подземелий. Невольно некромант вспомнил, как, распятый, лежал на решётке – там, под серым небом, на лобном месте, лишённый всех сил, не могущий обратиться к чарам. А здесь – здесь каждый камень был пропитан волшебством. Скала цепко хранила память прозвучавших некогда заклинаний.
   – Прислушайся, прислушайся получше, некромант, – заметил Этлау.
   Фесс последовал совету.
   …Здесь смешались все мыслимые и немыслимые виды чародейства. Здесь не брезговали даже человеческими жертвоприношениями, пытаясь подобрать ключи к тайне неупокоенности. Великий секрет, столь тщательно оберегаемый в Аркине; Этлау выдавал его небрежно, почти играючи. Конечно, Большие Комары Фесс не забыл бы вовек… но знать, что святые братья долго и упорно разрабатывали изуверский ритуал, долго учились управлять высвобождающейся силой… Добились, правда, всё равно немногого, если вспомнить, как по-варварски распорядился одноглазый отец-экзекутор свалившейся на него после обряда мощью.
   – Нам дальше, – негромко сказал священник, глядя на нахмурившегося некроманта.
   Тесные лестницы винтами врезались в плоть скалы. Стёртые ступени вели всё глубже, глубже и глубже, потолки сделались совсем низкими, Фессу пришлось согнуться в три погибели; стали попадаться широкие ниши, в них желтели кости – и притом отнюдь не всегда человеческие. Ржавые цепи тянулись к врезанным в стены кольцам; пустые глазницы черепов, казалось, провожали некроманта полными ненависти взглядами.
   Аркин ничуть не уступил бы в этом Ордосу, чьи подземелья, по слухам, тоже хранили немало зловещих тайн, о которых Белый Совет вообще и милорд ректор в частности предпочли бы забыть как можно крепче.
   – Сейчас нам придётся выйти в места не столь дикие, надевайте инквизиторские плащи, – проронил Этлау, останавливаясь у очередной железной двери. – Там будет охрана, ничего не говорите, просто идите, и всё. Негатор я снова приведу в действие, так будет безопаснее.
   Гм, подумал некромант. Безопаснее? Но разве его действие не заметят?
   Последние слова Фесс произнёс вслух.
   – Могут заметить тебя, Неясыть. Негатор, подавляя всю и всяческую магию, одновременно и не даёт никому обнаружить тебя посредством чар.
   Рысь взялась одевать Фейруза, по-прежнему ничего не соображавшего и подчинявшегося ей, словно тряпичная кукла.
   – Ну, готовы? – Инквизитор с трудом сдерживал нетерпение. – Пошли.
   И он распахнул дверь.
   За нею оказался широкий и хорошо освещённый коридор, с высокими арочными потоками и гладкими, тщательно отшлифованными плитами на полу. По стенам горели не чадные факелы, а аккуратные масляные лампы. Здесь, в отличие от оставшихся позади подземелий, оказалось на удивление многолюдно. Взад-вперёд то и дело сновали озабоченные святые братья, кто с грудами каких-то древних книг, кто со свитками казавшихся ещё более старыми пергаментов. Возле многих дверей, заметно отличавшихся ухоженностью от той, через которую они только что прошли, стояли стражники – но не братья-инквизиторы, чего мог ожидать Фесс, а разнообразно вооружённые люди-воины. Некроманту хватило одного взгляда – судя по ухваткам, перед ним, несомненно, были сотоварищи тех, от кого он еле ушёл живым в Вечном лесу.
   Завидев Этлау, святые братья, все как один, низко кланялись отцу-экзекутору и просили благословений. Преподобный никому не отказывал, с важным видом осеняя склоняющиеся головы косым крестом Спасителя.
   Они благополучно миновали три поста, где хватило одного взгляда Этлау, чтобы воины тотчас расступились, униженно кланяясь и прося прощения за задержку его преподобия. На спутников отца-экзекутора стражники косились, но вопросов задавать не решились.
   – Теперь сюда, – одними губами сказал инквизитор, когда они оказались возле широких двустворчатых дверей в глубине полуовальной ниши.
   Стражу здесь несло аж четверо воинов, двое людей, гном и половинчик, ещё одно напоминание о схватке в Вечном лесу.
   – Преподобный отче, – поклонился высокий, наголо бритый тип с внушительными мускулами и парой мечей наголо.
   – Да пребудет с тобой благословение Спасителя нашего, – отозвался Этлау, поднимая руку и сотворяя знамение.
   – Направляетесь, преподобный?..
   – Особая камера, Эзра. Как обычно.
   – Особая камера… – Названный Эзрой воин подошёл к высокой конторке, раскрыл внушительного вида амбарную книгу в кожаном переплёте. – Преподобный отец-экзекутор Этлау… особая камера… и с ним трое… – Он поднял голову, взглянул на Фесса, изо всех сил старавшегося ссутулить плечи и смотреть исключительно в пол. – Кто такие, звать как, должности, звания?
   – Мои новые помощники, – небрежно бросил инквизитор. – Вэл, Вэнна и Трист. Из западного Семиградья, только сегодня прибыли в Святой город.
   – Вэл… – сопя, Эзра выводил каллиграфические руны. – Он…
   – Младший экзекутор. Вэнна и Трист – послушники, – в голосе Этлау слышалось хорошо разыгранное нетерпение.
   – Прощения прошу, преподобный, сами знаете, служба… – принялся оправдываться воин.
   – Знаю, что служба, и хвалю за добросовестность, – важно произнёс инквизитор.
   Воин ещё что-то говорил, однако Этлау уже повернулся к нему спиной и начал спускаться. Лестница оказалась совсем уж узкой, так что протискиваться приходилось едва ли не боком; и, пока они не скрылись за повотором, спиной Фесс всё время ощущал пристальный взгляд того самого Эзры.
   Поворот – и некромант тотчас забыл о стражнике. Потому что Этлау, делано кряхтя, отпер громоздкий, явно не гномьей работы замок, сдвинул тщательно смазанный внушительный засов и…
   Всё это время он не верил. Ждал, что Этлау резко развернётся, оскалится в гнусной ухмылке, даст команду – чтобы из всех углов выбежали святые братья с сетями и прочей ловецкой снастью. Инквизитор может сколько угодно притворяться искренним, но на самом деле… Стоп!
   Негатор инквизитора давил, словно некромант нырнул на большую глубину. Здесь, наверное, было сосредоточено магии больше, чем во всём остальном Аркине.
   …Маленькая, тесная каморка, стены, пол, потолок – нагая скала. Её высекли в живом камне, не жалея ни времени, ни усилий. Отсюда никуда нет хода, здесь не спрячешь потайные двери.
   Три грубо сколоченных стола, столь же древние, как и всё в этих подземельях. А на столах…
   Три тела.
   На негнущихся ногах Фесс шагнул вперёд.
   Много воды утекло, много прошло времени с того дня, как они в последний раз сражались все вместе. Товарищей некроманта явно сохраняла магия – казалось, они просто спят, никаких следов тления.
   Рысь-драконица до боли вцепилась Фессу в локоть.
   …Их раны затянулись. Исчезли следы крови. Волосы аккуратно расчёсаны, удлинившаяся до середины груди борода Сугутора – тоже. Оружие сложено в ногах.
   …Зеленоватый череп орка тщательно выбрит, оставленный длинный оселедец аккуратно перевит шнурком с нанизанными на него амулетами и оберегами. На щеках – знакомые татуировки: клан Алого Камня, род Арива.
   …Фесс долго не мог заставить себя взглянуть на лицо Рыси, беглого ассасина Храма Мечей, той, что первая пошла за ним добровольно, по воле сердца – ведь даже Прадд и Сугутор, верные друзья, товарищи во всех бедах, изначально были посланы к нему Академией.
   …Она спит, конечно же, просто спит. По плечам раскиданы отросшие каштановые волосы, удивительные эльфьи глаза плотно закрыты, пушистые ресницы не дрожат. На правой скуле – тонкий, едва заметный шрамик: след, оставленный в Эгесте мечом-бастардом воина инквизиции.
   Страж Храма, так и не поверивший, наверное, что он, Фесс, никакой не Рыцарь Мечей.
   …Каковых Мечей с ним уже и нету.
   Он заскрежетал зубами, похоже, даже застонал, не слыша собственного стона. Не так и много дней прошло по обычному человеческому счёту – словно вчера встретил мечущийся по Эгесту некромант странную девушку, взявшую «под защиту» забытую всеми деревушку, встретил и одолел в честной сабельной рубке, только лишь для того, чтобы привести на холодные заснеженные улицы Эгеста, где они и приняли свой последний бой.
   Но сейчас одежда Рыси-первой чиста и не смята. Лицо хоть и бледно, но без трупных пятен. Она… жива? Или – не жива и не мертва, если верить всему, что привиделось некроманту во время его странствий.
   «Её нет ни среди мёртвых, ни среди живых».
   Он не посмел коснуться её щеки. Просто стоял и смотрел. Кажется, из глаз катились слёзы – он их не замечал.
   Рысь-вторая, девочка-дракон, оказалась решительнее. Шагнула к недвижной воительнице, осторожно коснулась тонкими точёными пальчиками лба, висков, шеи…
   – Убери свою мерзость, инквизитор, – бросила она, не поворачиваясь.
   – Ты о негаторе, дитя?
   – Именно. – Драконица сжимала обеими руками бледную кисть мятежного Стража Храма.
   – Слово… – прохрипел Фесс. – Даю слово, что не…
   – Хорошо, – с необычной кротостью согласился инквизитор. – Приготовься, Неясыть.
   Предупреждение оказалось нелишним. Грохочущий незримый поток, яростный водопад, горная лавина – Аркин таил в себе океаны силы.
   Можно только гадать, во что обошёлся бы мне штурм, мрачно подумал некромант. Мало приснопамятного Эгеста?
   – Спасибо, – коротко кивнула Рысь. И вновь повернулась к воительнице – что-то ворожить, водя ладонями над её лицом и грудью.
   Некромант взглянул на гнома и орка. С ними всё казалось проще, они ещё больше стали напоминать обычных спящих. Широкая ладонь Сугутора была раскрыта, и Фесс осторожно коснулся каменных, всей жизнью натёртых мозолей.
   Холодные. Холоднее льда. В них нет жизни. «Сон» его другой – лишь видимость. Они мертвы.
   …Зачем я шёл сюда?..
   У некроманта вырвался рык, в котором не оставалось ничего человеческого.
   – Ты солгал, Этлау. – Рысь резко повернулась к инквизитору. – Ты показал нам три мёртвых тела. Магия сохраняет их от тления. Нехитрый трюк, на такое способны даже деревенские ведьмы… вернее, были способны, пока их всех не истребили. Твои предтечи, между прочим. Ну что, ты хочешь сказать, что завёл нас в ловушку? Что твой план наконец-то сработал?
   Инквизитор попятился, что-то забормотал. Однако негатор магии в действие так и не привёл.
   – И об этой несчастной я могу сказать – её душа бродит, неприкаянная, вырванная из тела жутким заклинанием, – продолжала Рыся, наступая на Этлау. – У вас тут не завелась пара-тройка своих собственных некромантов?
   – Тихо, дитя моё, тихо! – Этлау замахал на Рысю широкими рукавами. – И ты, Неясыть, тоже. Послушайте меня, оба. Это – величайшая тайна Святой Инквизиции. Когда схватка на площади закончилась, твои друзья, Неясыть, умирали. Их не удержали бы от смерти никакие лекари. Но… случилось чудо. Тогда я, многогрешный, приписал его особой милости Спасителя. Сейчас я уже так не думаю. – Он торопился, захлёбываясь словами, точно и впрямь боялся, что Фесс ему не поверит. – Тем не менее мы сделали всё, что могли. Уже тогда святые братья понимали, какой страшный противник этот некромант Неясыть, но понимали также, чем его можно зацепить.
   – В Салладоре это у вас получилось не слишком хорошо…
   – Согласен, согласен, – поспешно закивал Этлау. – Но речь не о том. Раны твоих друзей были смертельны, некромант. Однако, к нашему полному изумлению, первые же усилия лекарей дали плоды. Воодушевлённые, мы обратили все наши силы к отражению смерти, да простится мне высокопарный слог. И… мы отразили её! Правда, мы не смогли излечить твоих спутников, только… сохранить, вот так, как ты видишь. Но они не мертвы! Хотя ты, дитя, совершенно права с воительницей – где её душа, нам поистине неведомо.
   – А где души орка и гнома, вам, конечно же, известно? – напирала Рысь.
   – Известно, – кивнул инквизитор. – Вернее, известно мне. На самом пороге Серых Пределов. И… мне видно, кто их там удерживает.
   – Кто же? – разом вырвалось и у Фесса и у драконицы.
   – Она. Наш враг из Чёрной башни, – еле слышно проговорил отец-экзекутор. – Если ты помнишь, некромант, Она тогда почти что прорвалась в Эгест. Ты призывал Её настолько хорошо, что все защитные барьеры, ещё охраняющие наш мир, готовы были рухнуть. Ты ведь знаешь, что случилось в Эгесте после того, как ты… исчез оттуда?
   – Не знаю. Но к делу это не относится. – Фесс не мог оторвать взгляда от бледных щёк Рыси-первой. – Расскажешь потом, преподобный, если у нас останется время.
   – Хорошо; так вот, Она почти уже шагала по улицам; Её сила была везде. И… Она сохранила жизнь твоим спутникам. Я не мог в это поверить, это… То есть я понял, кто действительно спас их, только после того, как сам получил… ножом под ребро… – По лицу Этлау расплывались алые пятна. – Тогда я думал… считал… А теперь – вот ведь оно как… – бессвязно закончил он, нелепым жестом разведя руки, словно в полном недоумении.
   – Ты хочешь сказать, что Западная Тьма сохранила жизни моим друзьям, а вы – вы сохранили тела? – медленно, почти по слогам, проговорил некромант. – Но я вижу только три мёртвых тела. Я отлично помню, как поднимать и упокаивать зомби, но не знаю, как вернуть умерших к жизни. Боюсь, ты переоценил мои способности, инквизитор. Тем не менее я… я благодарен тебе, несмотря ни на что. Мои друзья могут быть с честью преданы земле по обычаям своих народов… И потом – я ведь долго оставался в Чёрной башне, инквизитор. И Она, Западная Тьма, ни разу не сказала мне ни слова о том, что моих спутников можно вернуть из Серых Пределов.
   – Как и все правители на свете, Она говорит только то, что необходимо подданным, дабы они делали ожидаемое от них, – философски заметил инквизитор.
   – Ты так много общался с Нею?
   – Нет. Но правители все одинаковы, что во плоти, что бесплотные. Не такая уж большая разница меж Нею и диким шаманом из дальнего Харра. Послушай меня, некромант! Твоих друзей можно оживить, я верю…
   – «Верю» или «знаю»? И если последнее – то как?
   – У тебя очень много вопросов, Неясыть. Ты не забыл, что у меня тоже кое-какие имеются?
   Фесс скрипнул зубами.
   – С тобой, преподобный, разве забудешь?..
   – Я обещанное сделал.
   – Ты показал мне трупы, – медленно закипая, но всё ещё сдерживая гнев, проговорил некромант. – Трупы, инквизитор, мёртвые тела! Не знаю, что ты тут нёс об «оживлении» и «всём моём искусстве». Всё моё искусство тут бессильно, и ты…
   Этлау вздохнул. Скинул плащ, поддёрнул рукава широкого инквизиторского облачения.
   – Смотри, маловерный. Я проделывал это не один раз. Откат будет очень силён, но… нужно же мне тебя убедить.
   Отец-экзекутор подошёл к неподвижному Сугутору. Глаза гнома были закрыты, руки – бессильно раскинуты. Этлау положил обе ладони ему на грудь и замер. Губы инквизитора шевелились, но слов Фесс разобрать не смог.
   Зато со внезапно режущей ясностью ощутил, как вдруг близко, совсем рядом оказались Серые Пределы. Стены камеры таяли, фонарь угас, пропала Рыся, тела орка и Рыси-воительницы, остались только он и Этлау над бездыханным Сугутором.
   Отец-экзекутор пустил в ход действительно великую силу. Да, Фесс сразу ощутил в ней привычный привкус «от Чёрной башни». Было здесь немало и классической магии Спасителя, но – не только.
   Третье. Что-то третье, чего Фесс не мог понять – только уловить, да и то с трудом.
   Миг, другой, третий; инквизитор застыл неподвижно, лицо окаменело; а вот гном внезапно застонал и слегка пошевелился. Веки дрогнули, приподнялись, показалась мутная блескучая полоска глаза.
   – Сугутор! – вырвалось у Фесса. Некромант одним прыжком очутился рядом… лишь для того, чтобы увидеть, как, тяжко всхлипнув, начал оседать обмякший инквизитор, а глаза гнома вновь закрылись, плечи опустились обратно на столешницу.
   Наваждение сгинуло. Они стояли в той же самой камере, всё так же горели масляные лампы; вот только отец Этлау теперь не стоял, а лежал. Глаза инквизитора закатились, по подбородку стекала слюна.
   – Папа! – Рысь-драконица оказалась рядом, обняла его, крепко прижалась.
   – Ты видела, дочка? Ты видела?..
   – Видела, и не только, – шепнула она. – Душа гнома… она возвращалась. Честное слово, папа, я такого никогда не… и мама тоже… память крови молчит, вернее, говорит – небывалое!
   – Небывалое… – эхом повторил Фесс, по-прежнему не отрывая взгляда от сомкнувшихся век гнома.
   Что это было? Иллюзия, до которых так охоча и в которых так сильна Западная Тьма? Иллюзия, которую почти невозможно отличить от реальности? Или инквизитору действительно удалось небывалое, что – если верить священным книгам Церкви Спасителя – доступно было только Ему?
   – Давай поднимайся, Этлау. – Фесс подхватил обвисшего инквизитора под мышки, приподнял. – Нашёл время валяться… вставай… – Он затряс отца-экзекутора, словно пёс схваченную за загривок крысу.
   Нет, слишком силён был откат. Тряси сейчас инквизитора, не тряси – не поможет.
   Рысь подскочила к двери, прижалась, к чему-то прислушиваясь.
   – Нет, не идут, – удовлетворённо сообщила она. – Нет смысла, папа, не надо…
   Фесс только кивнул.
   Делать. Что-то делать, немедленно, всё, что угодно. Делать или даже сражаться, пусть насмерть – чтобы хоть на время уйти от проклятого вопроса, взаправду Этлау сумел на миг вернуть душу бездыханному Сугутору или это лишь только видение, насланное Сущностью? Или… неважно кем, если Сущность, к примеру, не может дотянуться до святая святых Аркина.
   – Пап, ты сделаешь, как он просил?
   Рысь-драконица. Смотрит в глаза, резко, пронзительно. И всё время оглядывается на тонкий профиль другой Рыси, первой, в чью честь и получила это имя.
   – Аэсоннэ… дочка… – невольно некромант вспомнил истинное имя юной драконицы.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация