А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Война мага. Том 3: Эндшпиль" (страница 48)

   Кто-то, знакомый с тактикой великанов и иже с ними, решил повторить некогда удавшийся приём. Не получилось; но незримые противники Хедина, похоже, нимало не смущались поражениями. Они умели извлекать из них уроки и учиться на собственных ошибках.
   Конечно, стиль западни вполне подходил дружной компании Ямерта. Достаточно вспомнить Хьёрвард, Хранимое Королевство, Храм…
   Так что же они?
   Неопределённость раздражала. Познавший Тьму привык составлять и решать задачи со множеством неизвестных, однако там всегда содержалась логика, которую он мог уразуметь и соответственно составить верный прогноз. Он, Хедин, ошибался, конечно же, но очень редко. В конце концов, его собственный план, план обретения истинной свободы, от Поколения и Молодых Богов, где составной частью выступало освобождение Ракота, стремительно вылился во всеобщее и решающее сражение с Молодыми Богами, но при этом позицию не пришлось переписывать полностью, с первого и до последнего слова.
   Итак, ловушку сработал некто, хорошо знакомый с историей народа титанов, искушённый в интригах и не очень любящий схватки один на один. «Что, слишком напоминает Молодых Богов? – обратился Хедин к невидимому собеседнику. – Да, и мне это подозрительно. Уж больно очевиден намёк».
   В придачу к древнему знанию была ещё и чудовищная жестокость, заставлявшая вспомнить о Губителе в зените его страшной славы. Хедин не знал, что приключилось с этим заветным оружием Молодых Богов. Пока шли схватки за Хединсей, он, ужас и кошмар многих «мятежных» миров, так и не появился.
   Подмастерья Хедина дружно рыли носами землю, все в поту, пене и мыле то и дело прибегали с докладами. Необычный поиск захватил всех.
   Ямерт. Хаос. Спаситель. Дальние. Орлангур с Демогоргоном. Козлоногие. Новые маги, маги, не прошедшие посвящения Источником и оттого так и не сделавшиеся полноценным Поколением. Кто ещё? Кого он забыл и упустил из тех, кто способен действовать в пределах всего Упорядоченного, а не одного-единственного мира или малой их совокупности (таких-то считать – не пересчитать!)?
   – Да вроде бы никого, – заставил себя произнести это вслух Хедин. Внутреннее молчание становилось совершенно невыносимым.
   «Если только это не кто-то совершенно новый», – подумал он, ощущая знакомый холодок. Здесь ведь совершенно ничего удивительного. Бессмертные (как будто бы) Силы тоже родятся, живут и умирают, подобно простым смертным. Могут возникнуть иные, незнакомые, пока ещё не столкнувшиеся ни с самими Новыми Богами, ни с их подмастерьями.
   «Быть может, мы слишком засиделись? Старый багаж, надёжные заклинания, привычный враг… Что, если мы упустили нечто донельзя важное, такое, что должно прямо-таки бросаться в глаза тем, кто по-настоящему умеет не только смотреть, но и видеть?»
   Хедин со вздохом поднялся, прошёлся вокруг стола, украдкой кидая взгляды на пребывающего словно бы в вечной летаргии Читающего. Когда-то это племя способно было прочесть любое заклятье, сотворённое в любой точке Упорядоченного, если, конечно, наложивший чары не знал о Читающих и не прятал от них волшбу специально. А сейчас? Ведь эта ловушка творилась не без помощи магии, причём магии высших порядков, доступных или богами, или… гм… вставшим почти что вровень с ними. Хедин несколько вечеров подряд не давал покоя Читающему, заставляя вновь и вновь искать в эфирных шарах след сотворившей этот «замок» волшбы.
   Надо ли говорить, что поиски оказались совершенно напрасны?
   Кто-то сумел укрыть чары даже от Читающих. Невольно вспоминается случившееся в Хьёрварде…
   Ракот скорее всего отмёл бы все эти аргументы одним движением брови. Быть бы ему Древним Богом, подумал Хедин, богом тех, кто сражается, – какой покровитель воинов получился бы из него! Как это – Читающий что-то не видит? Ну да, ну да, случилось однажды, так и враг-то какой тогда был!
   …Дел в Кирддине осталось совсем немного. Эйвилль предстояло выяснить, как мир был уничтожен, сопоставить (буде она что-то отыщет) с тем, что покажут эфирные шары Читающего; это первая часть отведённого ей, о второй и третьей Хедин старался сейчас не думать, уж слишком этот план подходил для кого-нибудь вроде Макрана или Эстери. А потом… потом надо сделать так, чтобы этот мир как можно скорее ожил. Сейчас он – слабое звено, и козлоногим ничего не стоит им овладеть (только присутствие его, Хедина, с подмастерьями, подозревал Познавший Тьму, и спасает эти несчастные небеса). Поэтому сюда должны вернуться люди. Те, кто станет верить, любить, ненавидеть – словом, просто жить. Кто возьмёт под свою руку струящуюся через Кирддин магию.
   Для этого Гелерра и отправилась открывать порталы.
   А возможно, ему повезёт, и он дождётся ещё одного удара. Хедин покачал головой – он привык быть охотником, а не добычей. Однако его враги, похоже, отлично знали, где он находится, а вот сам Познавший Тьму, несмотря на все титулы, несмотря на помощь Читающего, знал о своих новых (или старых?) врагах меньше чем ничего.
   Во всяком случае, Хедин не прятался. Не маскировал заклятья. Не отдавал подмастерьям приказа укрываться. Пусть смотрят, если смогут. Озабоченный Новый Бог, оставшийся в одиночестве, пытается разобраться, кто же это так ловко наступил ему на хвост. Он, этот Бог, окружён целой свитой приспешников, но нельзя сказать, что такой уж большой. Соблазнительно, не так ли? Возможность покончить дело единственным ударом; правда, тут уже придётся выходить на честное ристалище и сражаться лицом к лицу.
   Он ждал. По натянутому пологу шатра что-то весело выстукивал дождь, словно там шли маршем тысячи маленьких барабанщиков. Скоро ночь, Эйвилль развернётся в полную силу – он, конечно же, пойдёт смотреть. Эльфка-вампир не очень это любит, но ничего, на сей раз потерпит. Пусть они видят его. Пусть почувствуют его одиночество, растерянность, неуверенность.
   У него найдутся свои собственные ловушки.
* * *
   Когда мрак растянулся ленивой кошкой от края до края небосклона и крошечные, кажущиеся игрушечными звёзды высеребрили его шкуру, Эйвилль действительно вышла на охоту. Тонкую фигурку эльфки обвивал чёрный шёлк, лицо пересекали нанесённые тёмной охрой полосы; тускло поблескивали иглы клыков, она их больше не прятала. Вместе с Эйвилль до лагеря Хедина добрались ещё двое таких же, как она, эльфов-вампиров, но охотница вышла сегодня одна. В конце концов, тех двоих она обратила сама, у них просто не хватит ни сил, ни опыта.
   – Если не возражаешь, я хотел бы присутствовать, – услыхала вампирша.
   Хедин. Познавший Тьму. Хозяин, повелитель и – для Эйвилль – спаситель. Выдернувший её из гущи озверелой толпы, из-под занесённых осиновых колов. Получивший её преданность – до самого конца, каким бы он ни был.
   Но сейчас Эйвилль почувствовала укол жгучей обиды. Почему он пришёл? Не доверяет ей? Она ведь так старалась, с ума сходя от голода, равнодушно проходила мимо лопухов, пренебрегавших защитой, самих подставлявших горло под её клыки… только чтобы он убедился – она не безумна, она сама, разум, а не тёмная вампирья сущность управляет её жизнью.
   Всё равно обойтись без крови она не могла, причём – не только человеческой. Людская помогала не умереть от голода, однако для того, чтобы в полной мере показать свою магию (причудливую и ни на что не похожую, унаследованную от единственного эльфа-вампира, добровольно вставшего на эту стезю и обретшего способности вампира не после укуса и обращения- инициации, а силой одного лишь чародейства), – для этой магии требовалась кровь эльфов.
   Познавший Тьму доставлял ей всё потребное. Иногда она приходила к смертельно раненному собрату, даруя ему последний покой и сладкие минуты забытья, свободные от ужаса и боли перед тихим, словно отход ко сну, концом. Но Хедин строго запрещал ей обращения; за всё время она дала начало лишь пятерым.
   И одной из этой пятёрки уже не стало.
   Эвиал, проклятый мир. Проклятый человек, явившийся в Эвиал из другого мира, тоже проклятого. Явившийся со странным и страшным оружием, перед которым оказалась бессильна вся вампирья магия. Она, Эйвилль, не успела.
   Смерть каждого, кто соединён в великое кольцо живою кровью, чувствуется всем кругом. Эйвилль знала, как погибла обращённая ею. И знала, что обязана отомстить.
   – Я знаю, о чём ты думаешь, – негромко и спокойно проговорил Познавший Тьму, вставая рядом. – Об убийце, о том, кто сразил твою товарку. Я знаю, как кричит в тебе её память, её последние слова, последние чувства. Но, быть может, её память сказала тебе, как она вообще оказалась в Эвиале?
   Упырица покачала головой.
   – Нет, повелитель. Я знаю лишь образ убийцы. Я слышу лишь её отчаяние и боль. А что она делала в Эвиале… не знаю. Подобных мне мало, Артрейя могла искать новых братьев…
   Хедин кивнул.
   – Но почему она умерла? Ваше племя убить не так-то просто.
   Эйвилль потупилась.
   – Да, повелитель. Требуется или серебро, или зачарованное деревянное оружие. Но на сей раз всё пошло не так. Артрейю убили, сразили последней смертью, и её больше нет.
   Они помолчали.
   – Тебе сейчас очень тяжело, Эйвилль, – наконец проговорил Хедин. – Я хочу дать тебе дело, которое поможет, растворит хотя бы часть утраты. Найди тех, кто высосал жизнь из Кирддина, скажи мне их имена, и, клянусь познанной мною Тьмой, я отдам их тебе.
   Эйвилль окаменела.
   – Кровь богов, – прошептал Хедин, приближая губы к уху эльфки, холодному, словно выточенному из цельного куска льда. – Подумай, на что ты станешь способна, отведав её.
   – Я-а… сделаю всё, повелитель, – с трудом произнесла Эйвилль; у неё кружилась голова.
   – Но ты должна забыть о мести, – непререкаемым тоном распорядился Познавший Тьму.
   – Не могу и не хочу лгать моему спасителю – я не забуду, даже если бы очень этого хотела. Вырвать из себя эти воспоминания мне не под силу.
   – Не можешь вырвать – не вырывай, Эйвилль. Я не собираюсь терзать твою память. Но мстить или как-то ещё вредить убийце ты не будешь. Человек защищался.
   – У него было оружие наших врагов! – не выдержала Эйвилль. Погибшая подруга превратилась словно в пылающий уголь. – Оружие козлоногих! Артрейя успела его узнать!
   – Возможно, – очень спокойно и сдержанно сказал Хедин. – Но речь идёт об Императоре Мельина.
   – Знаю, – отвернулась эльфка. – Наслышана. Зверь и тиран. Вверг свой мир в такой хаос, что…
   – Эйвилль, – негромко произнёс Познавший Тьму, и вампиресса тотчас осеклась.
   – Прости, повелитель, – на сей раз она упала на оба колена. – Прости, я… забылась. Я сама не понимаю, что говорила…
   – Встань, пожалуйста. Не надо играть, Эйвилль. Я слишком давно и хорошо тебя знаю. И принимаю такой, какая ты есть. Не надо становиться ни «лучше», ни «хуже». Ты не причинишь вреда Императору Мельина.
   – Я не причиню вреда Императору Мельина, – без выражения повторила Эйвилль.
   – Вот и хорошо. Твоего слова мне достаточно. – Хедин слегка наклонил голову. – А теперь приступай. Я постараюсь тебе не мешать.
   Эльфка молча кивнула и встряхнула длинными узкими ладонями. Блеснули тонкие ногти, покрытые золотистым лаком.
   – Меня нет. Не обращай внимания, – предупредил Познавший Тьму, отступая в тень.
   Эйвилль взялась за дело. Предстояло слиться с этим миром, подобно тому как настоящий вампир сливается с жертвой, когда хочет не просто насытиться, но ещё и обратить.
   Разумеется, она не собиралась вонзать клыки в только-только начавшую отходить от губительной засухи плоть Кирддина. По плечам и капюшону эльфки что было силы колотили дождевые капли, и это вполне могло сойти за льющуюся из открытой раны кровь. Вампиресса запрокинула голову, зажмурила миндалевидные глаза – капли врезались в кожу, вода скапливалась в глазницах, и сквозь опущенные веки Эйвилль видела отражение пути, проделанного мельчайщими частицами влаги.
   «Да, – подумала она. – Никто так не может, даже Познавший Тьму. Одна я могу».
   Привычное чувство остановившегося времени. Магия Быстрой Воды, дивный и удивительный дар эльфки-вампира, набирала мощь и силу, взор Эйвилль проникал всё дальше в прошлое, туда, где родились эти упавшие на её лицо капли.
   Она узнает много, однако это будет только первой частью.
   Хедин, не шевелясь, тоже стоял под холодными струями дождя. Человеческой плоти это бы не слишком понравилось, но, в конце концов, на то ведь и существует божественный статус, чтобы позволять себе маленькие преимущества. Закон Равновесия на это не распространяется – хотя сам бы Хедин предпочёл совершенно обратное.
   Эйвилль работала виртуозно. Когда-то он спас несчастную, как ему показалось, эльфку из жалости, думая, что её вампирство – беда, а не вина; он ошибался. Но Эйвилль на самом деле могла удерживать себя в руках; а порою – как сейчас, например, – оказывалась совершенно незаменима.
   Её заклятье потребует немало времени. Познавший Тьму приготовился терпеливо ждать. Если он прав, если он только прав, те, кто устроил эту ловушку, разумеется, пытаются осторожно приглядывать за творящимся в Кирддине. Осторожно – потому что боятся выдать себя раньше времени. Такие типусы уповают прежде всего на интригу, на тщательно разработанные комбинации, что ведут в «совершенно надёжные», по их мнению, западни. Отсюда их страсть к сохранению тайны, поэтому они так озабочены секретностью; и поэтому именно попытка Эйвилль приподнять завесу тайны может заставить их действовать. Во всяком случае, Хедин на это надеялся. Не выйдет – что ж, у Познавшего Тьму имелись и другие планы.
* * *
   Далеко-далеко от Кирддина, в мире со странным названием Зидда, где по зелёному небу горохом катятся одно за другим четыре солнца и где почти не бывает ночи, – там, в этом мире, на краю пропасти, застыла фигура высокого, широкоплечего воина с волнистыми чёрными волосами, завернувшегося в тяжёлый алый плащ. Рядом негромко рычал, припав к земле всеми шестью лапами и брюхом, диковинный зверь, слегка смахивавший на облитого блестящей чешуёй кабана, только раза эдак в три больше.
   Здесь, в Зидде, земная тяга двукратно превосходила привычную по Хьёрварду, Мельину, Эвиалу или тому же Кирддину. Зидда делалась не для людей и не принадлежала людям.
   Однако лапы козлоногих тянулись и сюда. Во всяком случае, Ракот в этом не сомневался. Брат Хедин придумывал какие-то запутанные комбинации, как с погибшим Кирддином, но враг, по крайней мере, не уступал ему хитроумием. Равно как и склонностью к действиям из тени.
   Ракот оглянулся. Читающий уже устроился в тени огромного дольмена, расставив вокруг свои светящиеся эфирные шары. Непривычная тяга донимала изнеженное существо, и потому Читающий попросту парил сейчас в слабо светящемся голубоватом коконе, не заботясь о том, что недруг может и обнаружить подобное чародейство.
   Да, здесь пока спокойно, подумал Ракот. Но спокойствие, как часто бывает, обманчиво. Зидда – ключевой мир. Это означает, что его падение вызовет резкое ослабление магических потоков во множестве других, расположенных неподалёку (в масштабах Упорядоченного) или же связанных с ним эфирными путями Межреальности. Падение магии означает, что перестанут работать привычные здешним чародеям формы заклинаний; однако главная беда в том, что ослабнут и естественные барьеры, воздвигнутые самой природой Упорядоченного перед козлоногими. Материя сопротивляется, как может, и оттого слуги Неназываемого не в силах тянуть свой Путь через пустые пространства; нет, им требуется сокрушать и обращать в ничто миры, превращать их в кладбища, чтобы жуткая дорога продвинулась ещё дальше к пределам сущего, к тем самым барьерам, что отделяют реальность живых от диких равнин Хаоса.
   У Зидды тоже есть свои «якоря», что помогают ей держаться – подобно тому как Кирддин помогал Мельину. Но неприятности в Кирддине начались много позже того, как в Империи Людей разразилась кровавая смута; не исключено, что здесь, в Зидде, тоже должно случиться нечто, знаменующее начало общей атаки на «якорные» миры.
   Собственно говоря, «возмущения», как выразился Читающий, уже начались. Ракот не собирался терпеть, ждать и маневрировать где-то вдали от поля главной битвы с тем, чтобы в конце концов явиться к шапочному разбору, когда ничего уже не исправишь. Нет. На сей раз такого не повторится.
   – Я пошёл, – буднично сообщил бывший Владыка Тьмы Читающему. Странное создание никак не ответило – похоже, они удостаивали настоящей беседы только Хедина, первым нашедшего к ним дорогу. Впрочем, нельзя сказать, что Ракота это сколько-нибудь задевало. Приказы выполняются, сообщения доставляются – чего ещё можно желать? Ну разве что пару-тройку таких вот Читающих в те дни, когда он по праву носил свой гордый титул безо всяких приставок «бывший», а его рати – казавшиеся ему неисчислимыми – шли на приступ самого Обетованного, где заперлись Молодые Боги, «обделавшиеся от ужаса», как он тогда выражался.
   Ракот усмехнулся. Поражение не стало менее горьким, несмотря на все минувшие тысячелетия. Оно некоторым образом даже помогало жить, потому что даже бесконечность божественного существования может приедаться. Гнев, боль и стыд тех давних лет по-прежнему жгли душу Владыке Тьмы; и он лелеял мечту, что в один прекрасный день он сам встретится с «компанией на „Я“, уже без брата Хедина, чтобы не как тогда в Упорядоченном, в день их с Познавшим Тьму победы, – чтобы честный бой грудь на грудь, сила против силы и клинок против клинка. Ямерт почитался сильнейшим мастером меча во всём сущем – во всяком случае, так обстояло дело в те года, когда Поколение Хедина и Ракота только-только утверждало себя в Упорядоченном.
   Вот бы и сейчас так! Бросить вызов; швырнуть на песок арены тяжёлый плащ, расправить плечи, почувствовать свежий ветер кожей; вскинуть меч, взять в левую руку кинжал – и встретить, наконец, врага так, как только и достойно встречать его настоящему воину. Ну что это за победа – ударить в спину, свалить сверху каменную глыбу?.. Нет, настоящее – это когда честно, глаза в глаза, ненависть – против ненависти.
   Ракот глубоко вздохнул. Размечтался, старина. Как же, пожалуй, дождёшься от Молодых Богов удовлетворения на ристалищном поле!.. Он много раз посылал им вызовы – и ни разу не удостоился ответа. Даже когда они, как казалось, безнадёжно проигрывали, их воинства, оборонявшие подступы к Обетованному, рассеялись без следа, торжествующие полки Ракота шли к радужным садам, а чёрные знамёна Тьмы Побеждающей колыхались от края и до края небосклона, насколько мог окинуть глаз.
   Даже когда Ракот стоял под стенами Обетованного, когда он предлагал всем своим противникам свободный выход – если только Ямерт примет поединок с ним, Владыкой Мрака, – Молодые Боги не ответили. Вернее, их ответ пришёл в совершенно иной форме.
   Ракот зло прищурился. Он не забыл того разгрома и никогда не забудет.
   Впрочем, оборвал он себя, ты размечтался. Зидда в опасности, неужели надо напоминать? Он словно наяву увидал перед собой улыбку Хедина и сам невольно улыбнулся в ответ. Хитроумный брат всегда подшучивал над его, Ракота, тягой к простым приключениям и честной пляске мечей. Что ж, посмотрим, не сладит ли честный меч на сей раз.
   Ракот сделал шаг – с обрыва прямо в бездну. Внизу расстилался коричнево-зелёный лесной покров, исполинские деревья раскинули свои кроны, под которыми запросто смогло бы украться целое войско.
   Чёрночешуйчатый зверь, похожий на кабана, бестрепетно двинулся следом за хозяином. Они плавно опускались, и красный плащ Ракота, как обычно, вился за его плечами языком ярящегося пламени.
   Владыка Тьмы не сомневался – его сейчас видит множество внимательных глаз, множество местных чародеев, способных обнаруживать чужие заклинания, сейчас бросились к своим аппаратам, где над магическими кристаллами дрожат тревожные огни – Ракот здесь. Ракот идёт.
   Пусть видят. Пусть знают. Он пришёл выманить на себя зверя из берлоги. Так что смотрите, смотрите внимательнее, вглядывайтесь пристальнее, хватайтесь за головы (или что тут у вас заместо голов), и знайте – нисходит Ракот. Владыка Тьмы. Пусть даже и «бывший».
   И да убоятся враги его.
   А следом за великим Ракотом, спокойно и деловито, словно шагать сквозь раскрывающиеся небеса для них – самое привычное дело, молча шли рыцари в белой броне, с чёрной квадратной рамкой на щитах и нагрудниках – рамкой для портрета, в котором – снежная бесконечность, ибо никакая кисть не способна отобразить истинную красоту Прекрасной Дамы, великого идеала, которой они служат от рождения до смерти. Разнообразно вооружённые, плечистые, с опущенными забралами – пять дюжин бойцов, но стоили они многих сотен.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 [48] 49 50

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация