А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Война мага. Том 3: Эндшпиль" (страница 3)

   – Они и покачнулись. Потому-то мы и вырвались из ловушки, – согласился Ракот. – Иначе там бы и остались.
   – Нет. Не потому. Смерть Кирддина… теперь мне кажется, что я понимаю. Каким-то образом они – или он? – собрали в одно место всю разлитую по миру магию. Всю животворящую силу. Я зря надеялся на Эйвилль, даже эльфийке-вампиру такое не раскусить и не распутать клубок управляющих заклинаний.
   – Это не похоже на Ямерта и иже с ними, – негромко проговорил Ракот.
   – Согласен. Я больше скажу – это и мне не под силу, – признался Хедин. – Умертвить целый мир, обратить всё это в единое заклятье…
   – Идолы послужили отвлекающим манёвром.
   – Точно. И, надо признаться, мы с тобой дали себя отвлечь. – Ракот мрачно осклабился.
   – Ты, я вижу, выходишь из личины воина-варвара, очень хорошо, – не без ехидства заметил Познавший Тьму.
   – Не настолько сильно и приросла ко мне эта маска, – не слишком любезно огрызнулся Ракот. – Это же очевидно: выбрать для атаки не нашу сущность, а материальную плоть – именно проверять, как далеко мы пойдём, сопротивляясь. И позволяет обойтись сравнительно малыми силами.
   – Ничего себе «малыми»…
   – Чтобы устроить такую же ловушку для нашего с тобой… божественного, – Ракот прищёлкнул пальцами, – боюсь, потребовалось бы умертвить сотню таких миров, как Кирддин.
   – Не беспокойся, умертвят, – мрачно посулил Хедин. – Они ни перед чем не остановятся. Мораль, какая бы то ни была, им чужда.
   – Дальние… – словно пробуя слово на вкус, задумчиво проговорил Ракот.
   – Почти уверен. Кто ещё способен организовать такое?
   – Я страшусь «очевидного», – признался Владыка Тьмы.
   – Ты? Ты можешь чего-то «страшиться»? – Кажется, Хедин действительно поразился.
   – Раньше – нет. А теперь – да, – мрачно отвернулся Ракот. – И мне не нравится, что о нас действительно многое узнали. Суди сам: теперь они понимают, что мы не смогли в единый миг перенестись куда подальше, что мы не смогли в тот же единый миг изменить нашу физическую форму так, чтобы опасность не грозила ни нам, ни Гелерре. Что мы не нашли ничего лучше, как встретить силу силой. Вспомни, брат, когда Мерлин, светлая ему память, пустил в тебя то копьё – как ты справился с ним?
   – Разъял заклятье на составляющие, – подняв бровь, заметил Хедин. – Но то было совсем другое. Обычное, понятное волшебство. Мерлин был одним из нас. Сильнейшим, возможно; но не непобедимым и не непостижимым. А эти… до сих пор помню их атаку на Хединсей. И боюсь, что всё это время они тоже не сидели сложа руки. Чему свидетельство. – Он кивнул в сторону медленно ползущего «слизняка». За ним оставался голый камень, чёрный и дымящийся.
   – Я бы всё-таки не утверждал так категорично, что это именно Дальние, – остерёг Ракот. – Есть в конце концов и много других. Кроме даже компании на «Я» и твоего разлюбезного Игнациуса. Есть Спаситель, о котором мы вообще почти ничего не знаем. Есть, если помнишь, Новые Маги, про них вообще никто не вспоминал невесть сколько времени. А они ведь бессмертны: Замок Всех Древних разрушен и Поколения не сменяют друг друга. Есть мир Источника, где, насколько я знаю, так и сидит бессмертный Мимир. Есть и твари Неназываемого…
   – Никто ничего не сможет утверждать наверняка. – Хедин не отрывал взгляд от ползущей тёмной массы. – Ну что, брат, не станем оставлять после себя грязи?
   – Не станем, – согласился Владыка Тьмы. – Но тут нужно не простое заклятье, а…
   – О да, конечно же, не простое, – съехидничал Хедин. – Сам бы я нипочём не догадался. Давай по обратимому?
   Он не договорил. Слов не требовалось. Ракот хищно оскалил зубы, сжал кулаки, на лбу вздулись вены.
   Две фигуры застыли, подобно тем самым идолам в подземелье. Тёмный «слизняк» тупо и неостановимо полз к ним навстречу, а потом – нет, с небес не сошли волны пламени, несчастная земля Кирддина не разверзлась, просто передняя кромка позлущей массы стала менять цвет с чёрного на слепяще белый, поднялись клубы пара, и лица Новых Богов исказились одинаковой болью.
   Кто знает и кто опишет, как встречается с одной незримой силою другая, столь же незримая и неведомая? Вода точит камень, топор валит дерево, корни травы разрывают плоть скалы – это всё видимо глазу и понятно. Однако сейчас состязались не огонь, не молнии и не какие-либо орудия разрушения вообще: даже мощи Новых Богов, которую они могли направить против нового врага, не хватило бы, если только не нарушать Закон Равновесия.
   Дать запертой в ожившем камне силе другую дорогу. То, что убивает, с такой же лёгкостью может и дарить жизнь – в этом отличие магического оружия от выкованного из стали.
   Но вот пробить эту самую «другую дорогу»…
   Было отчего до крови прокусывать губы, сдерживая утробный стон.
   Ракот просто стискивал кулаки, Хедин бессознательно поднимал правую руку, тянул ладонь вверх по широкой дуге; пар поднимался всё выше, клубы его становились всё гуще, и едва можно было разглядеть искрящийся, светящийся, сияющий, словно свежий снег под зимним солнцем, край наползающего монстра.
   Гелерра заложила крутой вираж, резко опустилась, почти что рухнула рядом с назваными братьями. Сердце гарпии разрывалось от желания помочь, поддержать, хоть чем, хоть как – однако ещё твёрже она знала, что никакие её усилия ничего сейчас не изменят. Новые Боги тщились изменить путь рушащейся на них (и на весь Кирддин) лавины, и смертным, даже непростым, даже принадлежащим к избранному кругу подмастерьев Познавшего Тьму, следовало отойти в сторону.
   Несколько белых молний бессильно хлестнуло в стороны, словно слепо мечущийся хлыст в руках незрячего исполина. Ни Хедин, ни Ракот не пошевелились. Правая рука Познавшего Тьму всё так же медленно поднималась, словно он тянул на себя незримую тяжесть. Обливающийся пóтом Ракот глухо рычал сквозь стиснутые зубы.
   Как же это отличалось от того, что Гелерре доводилось слышать о далёком прошлом повелителей, когда они сражались с прежними владыками Упорядоченного! Те сражения были яростны и кровавы, но враг не страшился схватки один на один. Здесь же противник искусно замёл все следы, расставил ловушки…
   Гелерра не знала и не могла знать того, что уже успели понять Познавший Тьму и его названый брат: уничтожив всё живое в Кирддине, их неведомые визави сосредоточили такую мощь, что она на какое-то время сравнялась даже с силой Новых Богов, той, что они могли смело пустить в ход, не боясь вступить в противоречие с великим Законом.
   И всё же братья побеждали. Клубы шипящего пара поднялись до самого неба, закрыли горизонт, а мелькавшие в их разрывах снежно-белые щупальца каменного исполина уже не текли, не струились вперёд, а завивались кольцами, пересекались, сливались, бессмысленно кружились на одном месте.
   А потом завеса пара внезапно исчезла. Мир Кирддина замер в абсолютной тишине, белая завеса сгинула, и на миг стала видна искрящаяся, совершенно неподвижная гора, наподобие огромной сахарной головы. Всё застыло, оцепенело, замерло, движение прервалось, и Гелерре показалось, что этот великан так и останется тут на вечные времена, настоящим монументом победе Новых Богов; однако миг истёк, и там, где только что возвышалась гора, устремился к поражённым злой гнилью небесам крутящийся смерч иссиня-чёрного пламени.
   Белое и чёрное. Две грани, два предела. А между ними – жизнь.
   Кирддин содрогнулся до самых глубинных своих оснований. Чёрный смерч становился всё выше, пробивая воздушные слои, грозя дотянуться ненасытной пастью до звёздных пределов, уже сотрясённых прокатившимся небывалым громом.
   Хедин резко уронил правую руку.
   Горизонт, казалось, сейчас встанет дыбом.
   Чёрное пламя, словно достигнув незримого предела, растекалось по небосводу жутковатыми, пугающими облаками, однако небо за ними голубело, болезненная гнилость исчезала; а когда столб пламени рассеялся, расточившись за краем окоёма, то на месте едва не погубившей братьев-богов ловушки остался только ровный зелёный луг, покрытый жёлтыми, дружно повернувшимися к солнцу цветами.
   Плечи Хедина поникли. Тяжело вздохнул Ракот, попытался дрогнувшей рукою утереть пот со лба.
   Гелерра метнулась к ним – однако оба брата-бога остановили её одинаковыми усталыми жестами.
   – Погоди.
   – Не сейчас.
   – Смотри, портал.
   Среди цветочного великолепия медленно росла пара тёмных колонн, между ними трепетало призрачное покрывало всех цветов радуги.
   – Сработало, брат… – Ракот наконец справился с дрожью, утерев лоб тыльной стороной ладони.
   – Кто врата открывал-то, сам Владыка Тьмы, – слабым голосом отшутился Хедин.
   – Гелерра, – повернулся Ракот к гарпии. – В Кирддин должны вновь вернуться люди. Я открыл портал… правда, только в один соседний мир, пожалуйста, проследи, чтобы его нашли те… кто достоин. Возьми сколько требуется помощников.
   – И не мешкай, Гели, – мягко проговорил Хедин, словно извиняясь за то, что приказания гордой гарпии отдавал не он сам, а Ракот. – Это очень важно. Не менее важно, чем уничтожение этого. – Он кивнул через плечо, где ещё совсем недавно высились бастионы чужой крепости. – Мы останемся ждать Эйвилль. Когда справишься с этим делом, возвращайся… на обычное место.
   – Слушаю и повинуюсь, – сверкнула глазами гарпия. – Но… но ты, вели…
   – Сколько можно тебе говорить, что ко мне не следует так обращаться? – вздохнул Хедин. – С нами всё будет в порядке. Естественный ток магии восстановлен. Уже сейчас реки и моря возвращаются в свои ложа. Ещё чуть-чуть – и оживут леса. Птицы, звери…
   – А люди? – не выдержала Гелерра. Она не забыла земляную волну, накрывающую, словно мягкое одеяло, маленький череп погибшего ребёнка.
   Хедин опустил голову; его словно терзал мучительный стыд.
   – Людей нам не оживить, Гели. – И, небывалое дело, Познавший Тьму шагнул к гарпии, бережно коснувшись её по-птичьи тонкого плеча. – Этого не смогут сделать даже Столпы третьей силы. Только Творец… если бы Ему ещё оставалось дело до Его собственного творения…
   – А Спаситель? – подал голос Ракот. – Молва приписывает ему подобные чудеса.
   – Молва, конечно, приписывает, – усмехнулся Хедин. – Пока сам не увижу, ни за что не поверю. Ну, хватит мешкать.
   – Повинуюсь!
   Гарпия взмыла в воздух, несмотря на недавние раны, и помчалась прочь, туда, где встали лагерем полки Новых Богов.
   – Поздравляю, брат. – Хедин улыбнулся. Кажется, он уже почти забыл, как это делается.
   – Но шли-то мы сюда не за этим. – Ракот тяжело уселся прямо наземь.
   – Не за этим. Но узнали всё равно многое.
   – Что они вполне могут с нами потягаться? Что не остановятся перед убийством целого мира? А что будет, если под нож пустят не один мир, а сто? Я уже сейчас ломаю себе голову, как это предотвратить: сейчас им потребовалось, чтобы мы сами полезли головой в петлю, а если научатся чему-то ещё, скажем, перебрасывать эту силу на расстояние?
   Хедин ничего не ответил. Только поднялся, плотно сжав губы.
   – Нам пора, брат.
   Мрачный Ракот промолчал.
   – И пошлём за Богом Горы. Хватит ему даром небо коптить.
   – А я бы вспомнил об Ордене Прекрасной Дамы, – проворчал бывший Властелин Мрака.
   Хедин на миг сощурился, остро взглянув на друга-соратника.
   – Чего? – фыркнул тот. – Орден Прекрасной Дамы. Верные рыцари Сигрлинн. Дисциплина даже не железная, она каменная. Не отступают и не сдаются. Умирают с радостной улыбкой на устах…
   – Если убеждены, что их смерть приблизит возвращение их повелительницы, – с кривой полуулыбкой-полуухмылкой перебил Хедин.
   – Так ты потому не берёшь их в подмастерья…
   – Потому что Сигрлинн, как тебе прекрасно известно, погибла. Тогда, в тот день, когда её же ученица обернулась против неё, на Хединсее, – с гневом вновь перебил Познавший Тьму. – Или же когда мы штурмовали Брандей, – добавил он уже тише. – Она не вернётся. Исчезла. Сгинула бесследно. Её никто не видел. Никаких следов. Даже Читающие бессильны.
   – Ну да. Её никто не видел живой. Но никто не видел и мёртвой, – возразил Ракот. – И совершенно незачем заявлять об этом в открытую тем же рыцарям Прекрасной Дамы. Они могут оказаться полезны.
   Хедин только мрачно дёрнул щекой, отворачиваясь.
   – Ну, как хочешь, – пожал плечами Ракот. – Я их подкармливаю… втайне, конечно. Глядишь, и пригодятся.
   – Не сомневаюсь, – процедил сквозь зубы Познавший Тьму. – Подкармливай. Только чтобы я об этом ничего не знал. Как-то, знаешь, мне не по себе от такого. Попахивает некрофилией.
   – Ты уже и так знаешь, – пожал плечами Ракот. И, помолчав, глубокомысленно добавил: – От себя не убежишь, брат.
   – «От себя не убежишь…» Что ж, спасибо за напоминание, – скривился Хедин. – Очень ново и оригинально. Ты, без сомнения, первым додумался до столь глубокой и поучительной сентенции.
   – Не сердись, – примирительно сказал Ракот, кладя руку на плечо Познавшего Тьму. – Ты ведь любил её, брат, и любишь по сей день…
   – Ты сегодня положительно невыносим. – Хедин резко поднялся. – Давай займёмся делами. Мне казалось, их у нас хватает.
   – Несомненно. – Ракот откровенно ухмылялся. – Но Орден я всё же призову. Такие мечи никогда не оказываются лишними.
   – Делай как знаешь, – сухо отрезал Хедин, прекращая разговор.
   Отвернулся и стал смотреть вверх, в небо над мёртвым миром, сейчас внезапно и резко затягивавшееся невесть откуда взявшимися тучами – но теперь уже самыми обычными, дождевыми.
   Хлынул ливень, звонко забарабанил по иссушенной земле, и стоявшие лагерем дружины Новых Богов не прятались от него в палатках и тентах. Люди и нелюди в молчании подставляли руки под прохладные струи; они знали – Познавший Тьму и его названый брат победили.
   Жажда Кирддина кончилась.
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация