А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Война мага. Том 3: Эндшпиль" (страница 33)

   – Постой! – вырвалось у ректора. Он повернулся вслед – и увидел, что дорога обрывается. Просто повисает в воздухе куском серо-жёлтой ленты, обрываются и полосы золотистых рощ, и Спаситель прежним размеренным шагом направляется прямо к голубой бездне. Анэто попытался шагнуть – ноги вязли в незримом болоте. Он рванулся с яростью, изо всех сил – и его словно подтолкнула незримая рука.
   Анэто оказался за спиной у неторопливо шагающего Спасителя. И взглянул прямо в бездну.
   Белые росчерки облачных кос над темноватой синевой морей. Коричневое, жёлтое и зелёное. Эвиал?.. Анэто вгляделся, до рези в глазах – нет, он не узнавал знакомых по картам очертаний.
   Не Эвиал. Просто некий мир. Где тоже растут деревья, где наступает осень, одевающая их в золотые погребальные саваны. Где пролегли мокнущие под дождями, глинистые просёлки, а по сторонам – сероватые бревенчатые избы. Где тоже живут люди, неведомыми путями разошедшиеся по вселенной, исполинской, куда обширнее любых, самых смелых представлений мудрецов Ордоса.
   Спаситель шагнул вниз.
   Анэто рванулся следом.
   Нет, это не Эвиал. Что-то совсем другое.
   Городок: купола, глинобитные побелённые стены, узкие полукруглые оконца. Сушь, пыль, погибшие деревья, кора обвалилась, обнажив белую плоть стволов. Прямо на улице – иссохшие тела. Люди, кошки, псы…
   Церквушка – из той же побелённой глины. Невысокий шпиль венчала, правда, не перечёркнутая стрела, как в Эвиале, а просто косой крест.
   Анэто вгляделся – небольшой храм пропорциями и очертаниями подозрительно напоминал кафедральный собор, известный всякому, кто хоть раз побывал в Святом городе.
   У входа, не закрытого дверью, тела лежали особенно густо. Люди… по виду. Правда, пальцев у них было только четыре, а не пять, глаза – большие и круглые, словно здешние обитатели вели ночной образ жизни; но всё равно – это были люди или кто-то очень к ним близкий.
   Спаситель остановился, повернулся к Анэто и выразительно повёл посохом, словно предлагая магу полюбоваться жуткой панорамой.
   – Да, да. Ужасно, кошмарно. – Ректор сам поражался, откуда у него берётся смелость вот так запросто говорить с Ним.
   Спаситель простёр посох – и по глиняным стенам побежали трещины. Домишки стали оседать, обваливаться внутрь, вздымая облака едкой желтоватой пыли. Последней рухнула церковь.
   На поверхности не осталось ни одного неприкрытого тела.
   Спаситель оглянулся по сторонам, его взор нашёл Анэто… и иллюзия стала рушиться.
   Ледяной ветер в лицо; и знакомое уже чувство – всё существо Анэто сейчас раздирали на мелкие части. Со всех сторон надвинулась чернота, исчезла фигурка Спасителя, и вместо него появилась прежняя сущность – исполинская, неохватываемая никакими человеческими знаниями и мудростью, непостижимая, непобедимая…
   Но сейчас Анэто был не один и готов к борьбе.
   Правда, кто-то решил иначе.
   – Почему?! – завопил маг, когда в лицо плеснуло новой волной холода – смывшей все иллюзии и видения. Он вновь стоял на твёрдой земле, под раскидистыми ветвями Нарна; под ногами яростно пылали слепяще белым пересекающиеся линии магической фигуры.
   Эльфы пели. Бесконечно тянули всё те же повторяющиеся, завораживающие рулады. Вейде замерла, руки воздеты, волосы взметнулись и колышутся, словно раздуваемое ветром пламя. Небеса над Нарном черны и непроглядны, звёзды исчезли, невесть откуда наползли сплошные облака.
   Собирался дождь.
   «Стой и не шевелись!»
   «Я… стою… но ты…»
   «Мы всё видели, – резал неслышимый для других голос Вейде. – Ты нашёл Его. И увидел Его намерения. Разрушить пустой город и похоронить мертвецов – что может быть красноречивее?»
   – И это… это… – задыхался Анэто, – это всё?! Увидеть… и всё?! Только ради этого?
   «Молчи! – почти что взвыла Вейде. – Ну конечно же, нет, безумец! Заклятье продолжает действовать!»
   Анэто потряс головой, пытаясь унять головокружение. Через него сейчас прочь из Эвиала устремлялась огромная мощь, способная обрушить во прах весь Железный Хребет с Пиком Судеб в придачу. Куда Вейде нацеливала её? На Него? Она метила в Спасителя?!
   Магу казалось, что неведомые заклятья эльфийской королевы вползают на него, деловито суетятся, словно ядовитые многоножки, устраиваются в каком-то сложном, им одним ведомом порядке, сухо пощёлкивая устращающими крючковатыми челюстями. Одна многосуставчатая лапа цеплялась за другую, хвосты изгибались и переплетались, так что Анэто вскоре почувствовал себя с головы до ног покрытым шевелящейся отвратительной массой.
   «Стой и не двигайся!» – яростно повторила Вейде.
   Ректор Академии Высокого Волшебства, как никто другой, понимал, насколько важен баланс во время наложения сложного заклинания, особенно когда в ход пущена такая сила. Он не пошевелился, заставил себя не зажмуриваться и по-прежнему вбирать творимые эльфийской волшебницей чары. Причудливые, пугающие и в основе своей непонятные – хотя Анэто не сомневался, что в них немалое место отдано типично некромантскому арсеналу. Всё-таки Даэнур не зря столько лет ходил под его рукой скромным деканом факультета малефицистики.
   Вырваться сейчас из фокуса магической фигуры – действительно сжечь в этом холодном пламени весь Нарн, думал Анэто, обливаясь ледяным пóтом. Неуправляемая и ненаправляемая мощь хлынет во все стороны.
   Пение эльфов не стихало, казалось, весь Нарн обратился сейчас в один огромный хор. Ему отвечали мёртвые – беззвучные, безголосые, немой прах, – они обрели сейчас силу и власть.
   Однако от этого великого многолюдства медленно, одна за другой отделялись фигуры. Не люди, не гномы и, уж конечно, не орки или поури. Эльфы. Перворождённые, погибшие в разное время и в разных местах Эвиала. Облитые серебристой звёздной пылью силуэты пробирались сквозь дикие джунгли Змеиных лесов, стряхивали с себя песок салладорских пустынь, разжав объятия гниющих снастей, поднимались с океанского дна; шли со всех сторон света, но больше всего, конечно же, из Нарна, Вечного и Зачарованного лесов – трёх крупнейших эльфийских твердынь Старого Света. Были и ещё их обиталища – далеко на востоке и юге, но там сородичей Вейде, похоже, жило совсем немного.
   «Что она делает? Что?!»
   Анэто оказался заложником неведомого волшебства; пошевелись он – и погибнут тысячи невинных, да что там тысячи! Десятки тысяч, может, даже сотни – весь Эгест меж Нарном и Вечным лесом обратится в огненное море.
   Она всё рассчитала правильно, великая интриганка. Ты не двинешься с места, не шелохнёшься и только с растущим ужасом будешь наблюдать, как растёт армия мёртвых, подъятых настолько безупречно, что всем великим некромантам прошлого только и оставалось, что съесть от досады собственные книги заклинаний.
   Мало-помалу поток светящихся фигур начал истаивать. Они поднимались и растворялись в сером сумраке, окутавшем мир живых. Мёртвые прочих рас оставались, они щедро делились с Вейде своей странной силой; и невидимая цепь всё так же прочно связывала мага Анэто с ужасной сущностью за пределами хрустальных небес Эвиала.
   – Всё! – вдруг обессиленно выдохнула Вейде, роняя руки. Клубящиеся волосы эльфийки медленно опадали, словно не желая укладываться обратно в причёску.
   – К-как всё? – выдавил из себя Анэто. Его трясло, он чувствовал нерастраченную силу, она рвалась на волю, и казалось, что грудь мага сейчас лопнет, не выдержав её напора. Это не так, это не может быть так, что ж такое, ведь она…
   – Мы узнали всё, что хотели, – громко провозгласила эльфийка, не обращая никакого внимания на дрожащего, словно в лихорадке, Анэто. – Спаситель нисходит в Эвиал. Пророчества почти что исполнились. И мы теперь знаем, какие именно.
   Анэто ничего не понимал. Он открыл рот, пытаясь заговорить, – однако неведомая сила словно бы сковала ему язык.
   – Исполнилось пророчество о Разрушителе, – продолжала вещать Вейде. – Мы не знаем, кто он в точности – некромант Неясыть, священник Этлау или кто-то другой, но это и неважно. Факт тот, что Разрушитель уже в нашем мире и действует.
   Исполнилось пророчество о прорыве Тьмы – сковывающая Её цепь пала, и Она потянулась на восток – опять же, всесметающей лавиной или тонким ручейком, пока неважно.
   Исполнилось пророчество об Отступнике.
   И только одно, последнее, четвёртое, пока ещё удерживает Его. В этом наша надежда…
   Анэто недоумённо потряс головой. Что она говорит? Не принадлежа к Церкви Спасителя, маг достаточно хорошо знал Священное Предание.
   Пророчества о Разрушителе и Тьме Побеждающей – да, такие были. Отступник – тоже, хотя и в трудах первоотцов Святого града, о которых нынешние богословы Курии так и не сошлись во мнении, считать ли сии труды вдохновлёнными непосредственно Спасителем или же лишь плодом собственной святости их авторов, что не делало их предсказания абсолютными.
   «Анналы Тьмы» и вовсе сосредотачивались на Разрушителе.
   А о четвёртом пророчестве Анэто слышал впервые.
   – Милорд ректор блистательно справился. Благодаря ему мы все увидели Его, поняли Его планы и знаем, сколько нам отпущено времени.
   – Сколько же, сестра? – хрипло проговорила Айлин.
   Вейде метнула быстрый взгляд на мага и ничего не ответила. По крайней мере, слышимыми словами.
   – Четвёртое пророчество, – Соэльди тоже с трудом выговаривала фразы. – Если не дать ему исполниться… мы можем…
   – …отсрочить Его приход ещё на много поколений, – в голосе Шоара слышались гнев и нетерпение. – Ты воистину великая чародейка, сестра Вейде. Низко кланяюсь тебе за это заклинание.
   – Спасибо, братья и сёстры, – церемонно поклонилась королева Вечного леса. – Вы правы, времени мало и терять его нельзя. Уверена, древние образа Спасителя уже заплакали кровавыми слезами; ну или вот-вот заплачут. Вот теперь и пригодятся войска, собранные предусмотрительным милордом ректором, да возблагодарит его Великое Древо за явленное благоразумие. Поднимайте ваши рати, сестра Айлин, брат Шоар. Вечный лес и Нарн выступят, наконец-то, плечом к плечу.
   – Как насчёт Зачарованного леса? – напомнила Соэльди.
   – Вместе с сестрой моей Айлин мы пошлём им весть. Надеюсь, они преклонят слух к нашей просьбе и соединят свои полки с нашими.
   – А цель? Цель, сестра?
   – Разве ты забыл четвёртое пророчество, Шоар? Отступник не должен овладеть Ключом. А Ключ – в Аркине.
   – Так стоило ли мешкать?
   – Стоило, Соэльди, милочка. Мы смотрели на Эвиал Его глазами и знали, что чувствует Он. Мы крепко связали Его с нашим миром, моя дорогая, связали посредством милорда ректора. И теперь четвёртое пророчество обрело силу. Ему нужен Ключ, чтобы войти в Эвиал, – по крайней мере, до тех пор, пока жив наш дорогой чародей. А если мы захватим и уничтожим эту реликвию, то четвёртое пророчество вообще никогда не сможет осуществиться.
   – Но, если Ключ будет уничтожен… – в голосе Айлин звучало сомнение. – Я слышала разные толкования… в том числе и грозящие прорывом Западной Тьмы…
   – Западная Тьма уже прорвалась, – жёстко отрезала Вейде. – По меркам людей, ещё может смениться два или даже три поколения, это много. Но для нас, эльфов, это всё равно что один день. Прореха будет расширяться, это неизбежно. В конце концов Тьма хлынет на восток, с Ключом или без него.
   – Час от часу не легче, – голос Шоара клокотал от ярости. – Мы избавимся от Спасителя только для того, чтобы угодить на ужин Западной Тьме?
   – Один раз она уже была остановлена, разве не так, брат?
   – Но мы не знаем, кем, как и какой ценой, Вейде. Как Вечный лес предполагает дать отпор нашествию? Ведь тут нужны не мечи с копьями и даже не обычные наши боевые заклятья. Какой барьер остановит Её? Ты можешь ответить? Не туманными намёками, а прямо и чётко. Мол, нужны такие-то и такие-то ингредиенты, такие-то и такие-то артефакты…
   – Спокойнее, брат Шоар, – голос Вейде зазвенел металлом. – Слишком много вопросов за один раз. Я сказала тебе, как можно остановить Спасителя. К счастью, это не потребует магии крови или чего-то подобного. Всего лишь взять один-единственный город. Ты спрашиваешь, как остановить Западную Тьму? Ты боишься, что, избавившись от одного врага, мы откроем дорогу другому?
   – Точнее и не скажешь, сестра, – ядовито ответил Шоар.
   – У меня есть… свои соображения. Но, поскольку тебе наверняка потребуются «убедительные доказательства», – саркастически бросила Вейде, – я сделаю ещё одно заклинание, подобное этому. Мы взглянули в глаза Спасителю, друзья мои. Настало время посмотреть и в лицо Западной Тьме, если, конечно, оно у Неё имеется. Я строила свою фигуру с расчётом и на это.
   – Ты воистину образец предусмотрительности, сестра. – Айлин колебалась, она явно заподозрила что-то неладное.
   – Спасибо, сестра Айлин, – невозмутимо отозвалась королева Вечного леса. – Но я готовилась к этому дню несколько веков. Перебирала бесчисленные варианты. Доводила до совершенства форму заклинательной фигуры. Ты думаешь, мы смогли бы разработать её с самого начала, ничего не имея?
   «Вот так вот, – смятённо подумал Анэто. – Признаёмся в своей силе, ничего не скрываем; но насколько же тщательно выбран момент!»
   – Нет, не смогли бы, – не слишком охотно признала нарнийка. – Но, Вейде, неужели ты…
   – «Неужели я» что? – голос королевы Вечного леса звенел от гнева. – На что ты намекаешь, сестрица? Я слишком хорошо знаю, кто таков этот Спаситель!
   – Однако следует признать, что с Ним нам просто повезло, – не сдавался Шоар. – Милорд ректор Анэто – если бы не его связь со Спасителем, все твои… то есть наши, – быстро поправился он, – то все наши усилия пропали бы даром.
   – Откуда ты знаешь, – прищурилась Вейде, – что у меня не найдётся человека, точно так же связанного и с Западной Тьмой?
   – Гм… – смешался Шоар. – Конечно, конечно. Ты просто потрясаешь своей предусмотрительностью, как я уже сказал. Но, быть может, ты раскроешь нам его имя?
   – Раскрою, конечно же, – усмехнулась Вейде. – У меня их несколько, я, как известно, не кладу все яйца в одну корзину. Один из кандидатов и, несомненно, самый желаемый известен многим здесь присутствующим как некромант Неясыть.
   – Неясыть? – резко переспросила Айлин. – Вейде, сестра, но его же здесь нет, и где он сейчас – неизвестно! Что за прожекты, прости меня? Как можно уповать на…
   – Айлин, ты опять спешишь с суждениями, – холодно и высокомерно отозвалась королева Вечного леса. – Да, некромант Неясыть не сидит в моём лагере под надёжной охраной. Но есть и другие. Салладорец…
   Айлин издала сдавленный рык, под стать своему белому льву.
   – Хорошо, хорошо, не стану испытывать твоего терпения, сестрёнка. Я сама встану в фокус. Мне казалось, это очевидно. В пределах досягаемости, как ты правильно сказала, нет никого другого.
   Все, похоже, лишились дара речи.
   – Но, Вейде, сестра… – неуверенно начал Шоар. – Одно дело – использовать мага-человека и самой направлять заклинание, и совсем другое – становиться на его место самой…
   – Разумеется, – резко и коротко рассмеялась королева. – Я окажусь связана по рукам и ногам, если ты это имел в виду. Вам придётся обойтись без меня. Или – искать тех же Салладорца или Неясыть.
   – Ты ставишь нас перед тяжким выбором, – голос Айлин дрогнул. – Вейде, сестра, я ненавижу признавать чьё-то превосходство, но сейчас… нам просто не удержать заклятье такой мощи и сложности.
   – Чепуха, сестрица, – отмахнулась Вейде. – Нарн тоже связан с тёмной стороной. Вам будет легче…
   – С тёмной стороной, но не с Западной Тьмой! – возмутился Шоар.
   Казалось, о застывшем милорде ректоре все просто забыли.
   – Западная Тьма вобрала в себя всё, что могла, взяв немало и от первородного мрака, – возразила Вейде. – Не будем спорить, братья и сёстры. Иного выхода у нас нет. А вы, милорд ректор, можете выйти из фокуса. Горячего вина господину Анэто, быстро!..
   – С-спасибо, – кое-как выдавил из себя чародей. – А то я уж думал…
   – Все остатки должны были уйти в Нарн, – наставительно заметила Вейде, беря обессилевшего ректора под руку и поднося к его губам чашу глинтвейна. – Теперь всё хорошо, мой дорогой маг. Вы ведь слышали, о чём мы говорили? Я специально не переходила на эльфийский.
   Анэто молча кивнул.
   – Завтра ночью я встану на ваше место, любезный друг мой. Заклятье должно завершиться. Мы взглянули в глаза Спасителю. На очереди Западная Тьма, – повторила эльфийка.
   – Я видел… разрушаемый город… тела, высушенные, как акриды в Салладоре… а потом Он покрыл мёртвых пылью стёртых во прах домов… но больше… больше там ничего не было.
   Вейде покровительственно усмехнулась.
   – Мой дорогой маг. Я готовилась к этому почти пятнадцать веков. Тут не скрыто никаких особых тайн, все видения легко истолковываются. Город из белой глины – символ жизни, оторвавшейся от матери-Природы. Иссушенные тела – из них ушла влага жизни. Разрушение пустого города – падение всей обыденной жизни, которую уже не оживить. Ну а покрытие мёртвых тел, как нетрудно догадаться, означает их переход под власть Мастера над Прахом.
   – Никогда не слышал, чтобы Его так называли, – удивился Анэто.
   – И не услышите, – с прежней усмешкой проговорила Вейде. – Это имя помним только мы, эльфы, свидетели Его Первого пришествия.
   Анэто с наслаждением глотал почти кипящее питьё. Ему очень хотелось поверить эльфийской королеве. Очень хотелось – тем более что она предлагала такое хорошее, логичное и во всех отношениях правильное объяснение…
   Что-то мешало. В изящных построениях Вейде крылось что-то ещё, второе дно, и причём «второе» – это самое меньшее, скорее всего, если как следует поискать, так найдётся и третье, и четвёртое.
   «Как ты думаешь, с кем ты имеешь дело? Вейде полтора десятка веков интриговала, маневрировала, выгадывала, стараясь отстоять свой Вечный лес от посягательств и Эбинской империи, и диких племён Замекампья, и от самого Мекампа, да и от Салладора тоже… Надеешься, что у неё всё окажется вот так легко, понятно и просто?..»
   И всё-таки в одном ректор Академии не сомневался – сотворённое Вейде заклинание вобрало в себя куда больше силы, чем прошло сквозь него, Анэто. Чары работали, мощь не растратилась впустую; но вот только вопрос: на что же употребила её королева Вечного леса?
   – Спите, мой дорогой маг, – ласково проговорила Вейде, отставляя пустую чашу. – Отдыхайте. Половина дела уже позади. Нынче ночью мы покончим со второй половиной. Спите, милорд.
   Похоже, в глинтвейн они что-то подмешали, из последних сил борясь с накатывающей дремотой, подумал Анэто; веки смежались, сон накатывал необоримой волной.
   …Вейде поднялась, бросила прощальный взгляд на мирно уснувшего чародея.
   – Llaano ilteme, daimo. Спи крепко, глупый.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 [33] 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация