А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Война мага. Том 3: Эндшпиль" (страница 32)

   – Я-а… не могу… Мегана, не вынуждай меня…
   – Ты же слушала мой рассказ. Ты знаешь, что он правдив. Идём со мной, и ты убедишься во всём.
   Казалось, монахиня заколебалась. Во всяком случае, незримый негатор магии она так и не привела в действие. На всякий случай Мегана держала наготове простое, с младых ногтей известное волшебство – обездвиживающую сеть, однако настоятельница только беспомощно хлопала глазами и не двигалась с места.
   – Я не могу больше ждать!
   – Постой! – выпалила монахиня. – Я… возьми меня тоже!.
   – Что ж, поздравляю, ты выбрала, и выбрала правильно. – Сжимая в кулаке скляницу с Кровью Гнева, Мегана протянула настоятельнице другую руку, готовясь шагнуть вместе с ней прочь – прямо сквозь стены и крышу, туда, на тонкие пути, что вели к Аркину.
   – Отступница! Еретичка! – истерично выкрикнула Зейта. Размахнулась, швырнула в Мегану какую-то склянку, та разлетелась тучей хрустальных осколков, заклубился плотный сизый дым; теперь в алхимическом кабинете невозможно было разглядеть вообще ничего.
   Старшая монахиня ничего не успела ответить. Послушницы, только что помогавшие хозяйке Волшебного Двора, разом побросали колбы, ступки и алхимические трактаты, кинувшись на Мегану и настоятельницу со всех сторон.
   Тяжёлая бутыль с кислотой просвистела в одном пальце от лба чародейки; ввязываться в драку никак не соответствовало намерениям Меганы, и она, хватив деревянным штативом подвернувшуюся монашку, бросилась к выходу, волоча за собой растерявшуюся и едва передвигающую ноги настоятельницу.
   Склянку с Кровью Гнева она так и не выпустила.
   Со звоном разлетелось оконное стекло, Зейта высунулась по пояс и завопила во всю мощь лёгких:
   – Чародейка совратила мать настоятельницу! Они отреклись от веры и Спасителя! Держите их! Хватайте!..
   «Сейчас ты у меня заткнёшься», – мстительно подумала Мегана, и заклятье уже готово было надолго запечатать Зейте рот, когда юная послушница вдруг скорчила рожу, показала чародейке язык, и – на Мегану навалилось привычное чувство отсутствия магии.
   Похоже, отец Этлау оказался более предусмотрительным. Не только настоятельница имела доступ к негаторам волшебства.
   Со всех сторон, топча пышные цветники, толкаясь и опрокидывая друг друга в маленькие аккуратные пруды с золотыми рыбками, бежали монахини и послушницы. На призыв Зейты они откликнулись с поистине несказанным энтузиазмом. Похоже, настоятельница успела основательно всем насолить.
   – Верни магию! – зарычала Мегана, волоком таща за собой бывшую хозяйку монастыря. – Верни, или нас сейчас разорвут в клочья!
   Однако её невольная товарка по несчастью, видать, совсем потеряла голову от страха, повиснув на чародейке. Мегане не осталось выбора, она бросилась к воротам. Теперь волшебница не смогла бы избавиться от настоятельницы, даже если бы очень захотела – та вцепилась в неё, словно утопающая, пальцы свело судорогой.
   – Ворота! Заприте ворота! – вопила сзади Зейта, присоединившаяся к погоне.
   Над головами мелькнуло нечто тёмное, мохнатое, больше всего напоминавшее огромную летучую мышь, отчего-то вздумавшую выбраться на яркий дневной свет. Кожистые крылья взмахнули возле самого лица Меганы, повеяло могильным холодом.
   Она опешила. Всего что угодно могла ожидать в этих диких местах хозяйка Волшебного Двора, кроме одного – вампира, вылезшего под солнечные лучи и ворвавшегося в цитадель Святой магии, ненавистной Ночному Народу.
   Летучая мышь заложила резкий пируэт прямо над головами беглянок, на лету превращаясь в узкоплечего мужчину, тонкие руки и торс которого были обтянуты блестяще-серой тканью. Кожа тоже серая, уши заострены, словно у эльфа, череп голый, морщинистый и блестящий; губы лиловые, бровей нет, а непомерно отросшие ногти покрыты щегольским алым лаком.
   Вампир деловито одёрнул плащ, вытянул руки, согнув пальцы на манер когтей, и шагнул навстречу монашкам.
   – А вот кого я сейчас-с-с-с… – как-то по-особенному мерзко не то прошипел, не то просвистел он.
   Преследовательницы, как по команде, разразились истошным визгом, пытаясь на всём бегу остановиться, повернуть и по возможности как можно скорее броситься назад.
   О Святой магии, похоже, в первый миг все просто забыли. А решительная Зейта просто не успевала.
   – Бегите, государыни мои, – негромко бросил вампир, и Мегана не замедлила последовать его совету.
   На прощание неожиданный спаситель резко хлопнул в ладоши, их мгновенно окутал густой и промозглый туман. А в небо над зубцами монастырских стен, над воротами (их-таки успели закрыть!) метнулась громадная летучая мышь, неведомым образом таща с собой двух женщин в монашеских одеяниях.
* * *
   – …Ну, не стоит так дрожать, моя госпожа. А то можно подумать, что вы – девственница, ни разу вампира не видевшая.
   – А… н-ня…
   – Благодарю вас, достопочтенный, не знаю вашего имени…
   – Знаете, государыня Мегана, знаете, – усмехнулся вампир, показав игольчато-острые клыки из-под растянувшихся лиловых губ. – Эфраим меня прозывают. И попал я, в силу лет моих, не в один магический трактат. Наверняка и в Волшебном Дворе про меня читывали, а?
   – Эфраим… надо же, – покачала головой Мегана, другой рукой обнимая за плечи скулящую и дрожащую, словно побитый щенок, настоятельницу. – Конечно, читала. Один из вождей Ночного Народа, если верить неверным слухам, достигшим ушей человеческой расы. Но как… но почему?..
   …Летучая мышь тащила их по воздуху весь остаток дня – на юго-восток, в глубь Кинта Дальнего, подальше от обители дочерей Спасителя. Под вечер выбившийся из сил вампир опустился наземь – рядом с крутобоким холмом, у подножия которого били родники, а на вершине сквозь сплошную зелёную пелену джунглей пробивалась, словно пронзивший доспехи меч, красноватая гранитная скала.
   Эфраим оставил спасённых на голом камне, сам слетал вниз, натаскал мясистых плодов и воды в выпотрошенной дикой тыкве.
   – Вам туда спускаться не стоит. Змеиное место, – объяснил он. – Передохнём тут – и дальше, к Аррасу. Я б лучше полетел в Семиградье, но двоих мне через море не перенести, смогу только через пролив, что между Кинтом Ближним и Ордосом.
   – Почему ты спас нас, Эфраим? – не удежалась от вопроса Мегана.
   – Почему я спас вас, государыня? На то ответ простой. Ночной Народ с некоторых пор решил, что ждать больше нельзя. И… мы следили за многими из тех, кто считает себя вершителями судеб Эвиала. В том числе и за преподобным отцом Этлау. И… за вами, государыня, и за его магическим достоинством милордом Анэто тоже. Конечно, пришлось рисковать, таиться. Но дело того стоило. Когда вы, государыня Мегана, попали в руки преподобному – я отправился за ним следом. Ох и нелегко же это – он-то по вашим чародейским тропам шастал, а я по старинке, вампирьим нюхом да на крыльях. Ну, и отстал, конечно же. Но потом добрался до Кинта Дальнего, сразу подумал, что не иначе он вас в обители заточил. И точно! Так оно и оказалось. Ну, я и стал ждать момента… пока не дождался. Не хотел сам первым ничего начинать, а вот когда вы побежали – тут я уж и не мешкал.
   – Спасибо тебе, Эфраим, – скованно и неловко ответила чародейка.
   Конечно, она прочитала множество трудов, посвящённых Ночному Народу; и, конечно, вампиры представали на их страницах кровожадными чудовищами, во власти одной-единственной страсти – к горячей человеческой крови. И вдруг – одно из таких чудовищ приходит ей на помощь, спасает, заботится…
   – Как же ты смог попасть в монастырь? Ведь Святая магия для вас, я читала, совершенно непереносима…
   – Государыня всё правильно читала, – кивнул вампир, смешно подвигав острыми кончиками ушей. – Непереносима, как есть непереносима. Но так на то я и Эфраим и не зря уж сколько веков Эвиал из края в край собственными крыльями отмеряю. Приноровился, приспособился. Молодые-то, они да, на полёт стрелы не приблизятся. А я – ничего, хотя голова, конечно, гудит.
   – У-у-у… м-ма…
   – Не бойтесь, сударыня настоятельница, – усмехнулся Эфраим, вновь показав клыки отменной остроты. – Кого я спас, того я не… м-м-м… словом, тот в полной безопасности.
   Судя по бледным щекам и трясущемуся подбородку, мать настоятельница не верила в это ни на грош.
   – Почему же ты решил, что помогать надо именно нам, а не, скажем, преподобному Этлау?
   – Потому, государыня моя Мегана, что он – преподобный. Этим всё и сказано. Да и потом…
   – Что «потом»?
   – Ночной Народ чувствует, что беда близко, – понизил голос вампир. – Я-то это знал уже давно, просто не мог понять – когда именно. А теперь понял. Что, образ кровью заплакал?
   Мегана молча кивнула.
   Эфраим вздохнул.
   – Этого я и ждал, – проговорил он еле слышно, скорее даже проскрипел, подобно старому дереву. – Красные слёзы. Кровь Гнева Его. Дождались, святоши аркинские. Довымаливали «последний суд». Вот он им, суд последний. Только там ни правых, ни виноватых не будет. Высосут из Эвиала всё и… гм… бросят шкурку пустую. Тут уж вы мне поверьте, государыни мои. Вампир вампира издалека чует.
   Настоятельница громко всхлипнула.
   – Что же делать, Эфраим? Ночной Народ…
   – Ночной Народ готов встать рядом с людьми, эльфами, гномами – всеми, кто хочет и может сражаться с Ним, – торжественно проговорил старый вампир. – Мы-то хотим простого. Чтобы Эвиал оставался таким, как прежде, вот и всё. Нам даже не надо «мира». Мы просто хотим быть.
   Мегана молча кивнула. Наступили времена, когда союзников не выбирают.
   – Отдохните, государыни мои. С полуночи вновь в дорогу пустимся, мне под луной летается легче.
   …Оранжеватый диск гордо выплыл на безоблачное небо, и огромная летучая мышь вновь взмыла над дикими джунглями Кинта Дальнего.
* * *
   – Мы начнём сегодня. – Вейде стояла над угасающим костром. – Соэльди, милочка, у тебя есть что-нибудь новое о Салладорце? Дни идут, у нас всё меньше времени.
   – Он далеко, – негромко откликнулась молодая нарнийка. – Где-то за океаном. В Империи Клешней, наверное. Или…
   – Или на Утонувшем Крабе, – закончила за неё Вейде. – Во всяком случае, он и не подумал присоединиться к своим выкормышам, стоящим у стен Аркина. Очень, очень похоже на Эвенгара. Что ж, отлично. Нам он не помешает. Айлин, сестра, твои помощники – все на местах?
   – Все на местах, сестрица, – однако в голосе нарнийской волшебницы прозвучала и ощутимая ревность.
   Анэто глубоко вдохнул. «Ну что ты, ты же не мальчишка, ты маг, ты прошёл все ступени, ты глава Белого Совета, ты бывал во многих сражениях, а сейчас…
   А сейчас ты робеешь, как мальчик. Потому что твои очень немалые по людским меркам года – ничто по сравнению с теми тысячами, что за плечами той же Вейде или Айлин. Королева Вечного леса сама видела Спасителя! Да за её рассказ должны были бы передраться все богословы Аркина – а её никогда ни о чём не спрашивали».
   Он знал, что вдоль линий магической фигуры, раскинувшейся из конца в конец Нарна, сейчас застыли его молчаливые обитатели. Все огни в их владениях потушены, вся волшба умерла. Затаились даже Потаённые Камни, словно чувствуя творящееся.
   Анэто вскинул голову, взглянув на чистое звёздное небо. Он вспоминал рассказы нянюшки, толковавшей, что Спаситель «живёт за небом». Огни на чёрном занавесе казались сейчас холодными, подозрительно уставившимися вниз гляделками, напряжённо и зло пытающимися высмотреть – что же это там устроили внизу мелкие двуногие букашки?
   Великий Нарн напрягся, словно воин перед ударом. Ночной мрак растёкся под раскидистыми лапами, смешался с их тенями, положил мягкие бесплотные лапы на плечи всем и каждому, кто стоял сейчас по местам, готовый влить свою силу в невообразимое заклинание, созданное гением королевы Вейде.
   Скопившаяся на земле темнота, прикрыв, словно щитом, зелёные волны леса, в свою очередь, смотрела в лицо звёздному куполу. Смотрела с гневным прищуром, словно в ожидании последнего натиска.
   – Начинаем, – тихо проговорила Вейде, но проговорила так, что услыхали её все, от мала до велика, все, кто не спал сейчас в Нарне – а не спал никто.
   – Милорд Анэто. – Ректор вздрогнул. – Пришёл ваш час. Пожалуйста, вон туда…
   «Туда» было фокусом вычерченной Вейде магической фигуры. Анэто невольно поёжился, оказавшись на пересечении множества незримых линий, по которым сейчас плавно струилась сила. Скоро эта плавность сменится диким порывистым бегом, его будут раздирать накатывающие волны мощи; но пока всё тихо и мирно, а всё, что он чувствует, – лёгкая щекотка.
   – Allaneo, – голос Вейде прозвенел лёгким колокольчиком, и в спутанных диких ветвях Нарна тотчас зашумел ночной ветерок.
   – Nimmo! – прямо в лицо ректору брызнуло несколько дождевых капелек.
   – Yarna, – потянуло жаром.
   – Lakki, – под ногами содрогнулась земля.
   Всё правильно, повторял себе Анэто, чтобы не дать волю постыдной дрожи. Всё верно, Вейде движется по стихиям, устанавливает связи, вливает их силу в обозначенные «звездой» пределы…
   Он очень старался, но ледяной ужас пробивался в сознание с упорством штурмующего город полка смертников. Не помогали ни опыт, ни выучка. Ничего не помогало. Нагой и ничтожный, он стоял перед лицом предвечных сил, и им ничего не стоило раздавить дерзкого – даже не по злой воле, а просто потому, что оказался на пути.
   Лес же оживал. Ветер качал вершинами, шуршал в кронах; журчали умолкшие было ручьи, Анэто показалось – он слышит жаркое сопение какого-то зверя, недоумённо уставившегося на игры двуногих хозяев Нарна.
   Вейде замыкает Круг Жизни, вдруг понял ректор. Всё живое, что есть в Нарне, становится сейчас её войском. Начиная от мельчайшей травинки и кончая текущими с горных снегов ручьями. Всё незамершее, всё изменяющееся, всё бегущее. Неважно даже, дана ему речь или нет. Великая совокупность живого, черпающая силы друг в друге, вбирающая в себя магические токи, – всё это поднималось сейчас, стряхивая вековое беспечальное забытьё преходящего и устремляя взгляды к небу.
   Телесные и бесплотные, эльфы, звери, птицы, духи – все затрепетали, подчиняясь железной воле королевы Вечного леса. Анэто ощутил медленный ток странных чар, устремившихся от неподвижной Вейде вдоль по уходящим далеко в лес лучам «звезды».
   Конечно, ректор ордосской Академии не мог в единый миг расшифровать их. Но почувствовать, что это заклинания смерти и разрушения, – вполне. Что она задумала, эта эльфийка?
   Он вслушивался, вслушивался, вслушивался – до звона в ушах от давящей тишины. Вейде звала. Её зов катился от края до края Нарна, отдаваясь эхом в долинах Железного хребта и на склонах Пика Судеб. Её слышали холодные волны Моря Ветров, спеша передать эстафету дальше – огненным горам на Волчьих островах, холодным льдам, что за ними; и ещё дальше, на запад и юг, мимо берегов Семиградья, туда, где угрюмо высились обрывы Левой и Правой Клешней.
   По всему Эвиалу, из конца в конец ведомого и видимого мира, прокатилась короткая судорога, словно мир вздрогнул от боли.
   Она зовёт мёртвых, вдруг понял Анэто. Мгновенный укол холодного ужаса – эльфы и некромантия? Удел жутких дуоттов и Даэнура?! Зачем, почему, при чём тут мертвецы, они ведь взялись за Спасителя?
   «Стой и не двигайся!» – прозвучала властная команда. Вейде, застывшая в облаке оживших колышущихся волос, смотрела прямо на него. Вокруг всё тонуло в сплошной тьме, однако глаза эльфийской королевы показались ему в тот миг парой пылающих смарагдов. Похоже, кроме него, никто больше ничего не видел и не чувствовал. Эльфы затянули медленное, завораживающее песнопение, без слов, чередование низких «а» и «о», и в такт их голосам Анэто ощущал короткие, болезненные толчки отката, словно бы сам творил в эти мгновения заклинание за заклинанием.
   А мёртвые тем временем услыхали обращённый к ним зов. Услыхали далеко окрест, даже на дне западного океана – там, среди почерневших остатков разбитых корпусов и мачт зашевелились белые костяки.
   Анэто не зря стоял в фокусе созданного Вейде шедевра: никогда ещё он не видел Эвиал так широко, от края и до края, весь cтарый cвет, островные царства далеко на восходе, у самого края Тьмы, которую он привык называть «западной», хотя, к примеру, для тех же обитателей Синь-И она являлась «восточной». На его глазах словно бы исполнялись мрачные предсказания священных книг Спасителя: земля и море отдавали своих мертвецов.
   Правда, сейчас они никуда не шли. Прах колыхался, сохранившиеся скелеты воздевали нагие руки, лишённые плоти, словно взывая к кому-то.
   В ход шла самая разнообразная магия, так что у Анэто начинала кружиться голова от бесплодных попыток всё распознать и запомнить. Стихийная волшба, непонятное эльфийское ведование, тёмное чародейство дуоттов и ещё немало такого, чему Анэто не мог даже подобрать определения.
   Не мог он даже примерно понять, сколько же мёртвых отозвалось на приказ эльфийской чародейки. Сотни тысяч? Миллионы? А может, вообще все мёртвые мира, как один?.. Так или иначе, они тоже отдавали Вейде нечто. Нечто своё, из сохранённого даже в Серых Пределах – и пронзившие Нарн лучи магической фигуры стали неярко светиться скупым и мертвенным светом, как нельзя лучше подходящим для свершаемого чародейства.
   Кажется, первой заподозрила неладное именно Айлин. Анэто почувствовал её силу, холодную и журчащую, словно весенние ручейки, что несут талую воду пополам со льдинками. Она попыталась… что-то сделать, но Вейде словно этого и ждала. Незримая тёмная волна взметнулась над ними – и нарнийка поспешно отступила.
   «Никто не шевелится. Все делают, как решено, – хлестнул бичом голос королевы Вечного леса. – Двинетесь, бросите заклятье – не останется ни нас, ни Нарна, ни даже Эвиала».
   Вся собранная мощь, всё, отданное мёртвыми, – всё сейчас вливалось в одного-единственного человека, застывшего, уронив руки, в самом центре разворачивающегося вселенского шторма. Маг Воздушной стихии, ректор Академии Высокого Волшебства, неподвижно стоял, запрокинув лицо к спокойному небу, покрытому густой россыпью перемигивающихся звёзд.
   Но взгляд закрытых глаз мага сейчас видел не полуночный купол высокого неба, не холодные огоньки светил; нет, он проникал сквозь хрустальные сферы, туда, где не было ни жизни, ни смерти, где обитала та сущность, которая едва не отправила самого чародея в последний безвозвратный путь к Серым Пределам.
   Анэто искал Спасителя. Не бежал в ужасе, в смертной дрожи, как совсем недавно; жертва превратилась в охотника, хотя и не знала сама, каким оружием она собирается сражаться.
   Он не странствовал по «астральным планам». Анэто просто старался вновь ощутить на себе тот самый взгляд, жуткий взгляд сущности, названной людьми Спасителем. В прошлый раз это едва его не убило; но тогда за ним не стояла вся сила Вечного леса, Нарна и мёртвых, подъятых магией королевы Вейде.
   Сколько минуло времени, ректор Академии не знал, просто в некое мгновение взор Анэто натолкнулся, наконец, на Него.
   …Владычица Вечного леса победно вскинула руки и выкрикнула заклинание.
   Нарн содрогнулся – от края до края, на чащи словно обрушилась жестокая буря. Сквозь связь водных жил она устремилась на восток, к другому великому лесу – родному брату Нарна.
   Перед взором Анэто исчезли звёздное небо, редкие облака – исчезло всё. Остался лишь Он.
   Тень, бредущая среди волн странного зеленоватого пламени. Немолодой худощавый мужчина со смуглой кожей в грубых и просторных холщовых одеяниях – его облик изменился, стоило Анэто вглядеться хоть чуть пристальнее. Спаситель сделался именно таким, как на бесчисленных образах, висевших в каждом доме на западе Старого Света.
   Волны зелёного огня опадали, из ниоткуда разворачивалось обычное голубое небо, неяркое осеннее солнце; пожелтевшая листва облетающих рощ; просёлок под ногами – словно они очутились где-то не то в Семиградье, не то в Эгесте…
   Он смотрел на Анэто. Спокойно, невзыскующе и терпеливо. Опирался на отполированный до блеска посох и ждал.
   В затылке возникла тупая боль, словно на него что-то давило. Всё сильнее и сильнее, с каждым мигом.
   Спаситель (или то, что привиделось Анэто) молча глядел на оцепеневшего мага. Умом ректор понимал, что всё это – не более чем морок, иллюзия; но – что теперь хотела Вейде? Чтобы он, Анэто, заговорил с Ним? Прямо спросил бы: что Ты хочешь с нами сделать?..
   – Ч-что… – и в самом деле попытался произнести маг.
   Спаситель молча шагнул вперёд. На его скорбном лике по-прежнему читались лишь спокойствие и участие. Он развёл руками и покачал головой. Не произнося ни слова, обошёл застывшего посреди дороги Анэто.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [32] 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация