А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Война мага. Том 3: Эндшпиль" (страница 31)

   Священное Предание толковало, что Он явится, «когда Мрак затопит весь мир», делая оговорку, что всеобщему «затоплению» будет предшествовать «один прорыв». Многие верили, что речь шла о Западной Тьме; о том, что в миг Её наибольшего и почти полного триумфа Он снизойдёт в обречённый Эвиал и изменит его бытие, обратив в нечто такое, чего за все века так и не смогли хоть сколько-нибудь внятно истолковать даже лучшие аркинские богословы.
   – Мы должны понять, сдерживает ли Его ещё хоть что-то, помимо известных всем из Священного Предания пророчеств, – тихо говорила измученная Вейде после очередной бессонной ночи – многое в её волшбе могло твориться лишь под лунным светом. – И если сдерживает, то что именно. Нам нужен один-единственный ответ. И только вы, милорд ректор, сможете получить его для нас.
   – Высокая честь, – ответил Анэто с невольной усмешкой. – Но моя школа велит смотреть дальше одного-единственного заклинания, пусть даже и совершенно небывалого. Мы много обсуждали, как именно мы сможем получить требуемый ответ, но недостаточно – что станем с ним делать.
   – Милорд ректор совершенно прав, – низким сильным голосом произнесла нарнийка с копной светлых, пшеничного цвета волос – Айлин, соправительница Тёмных эльфов. – Я сама старалась об этом не думать. Сестра Вейде, что ты нам ответишь?
   – Что я отвечу, сестра Айлин? Что наше заклятье должно ответить не только на вопрос «когда Он явится в Эвиал?». Я надеюсь, что оно подскажет и способ, как не допустить этого.
   – Сестра Вейде только надеется? Непохоже на предусмотрительную владычицу эльфов Весны!
   – Сестра Айлин, конечно же, знает, что предсказать, как обернётся наша волшба, сейчас совершенно невозможно.
   – То есть мы будем просто ждать, сестра?
   – Нет, конечно же. – Вейде чарующе улыбнулась.
   Анэто с тревогой наблюдал за этой перебранкой королевы Вечного леса с нарнийкой. Из уважения к нему эльфы говорили на эбинском, и это, похоже, единственное, что удерживало их от более крепких выражений.
   – Вейде, если окажется, что Спаситель и в самом деле нисходит в Эвиал, причём в самое ближайшее время, – что ты станешь делать? Ответь мне, пожалуйста, на прямой вопрос.
   – С охотой, Шоар, с охотой. Если Он в самом деле собирается навести у нас свои порядки, мы дадим ему отпор.
   – Это мы уже слышали, Вейде, слышали много раз! Неужто так трудно ответить правду, что в самом деле у тебя на уме?!
   – Не возмущайся, Шоар. Я надеюсь только на то, что «всемогущих и непобедимых» в нашем бытии не может существовать по определению. Это противоречит основополагающим законам. Точно так же, как вода не может течь вверх по склону, а камень – сам собой взлетать в небеса. Неодолимых нет. У всех есть слабые места. Я надеюсь, что наше первое заклинание покажет таковые. Я долго думала, братья и сёстры, как поступлю, когда Он решит положить предел нашей сегодняшней жизни, – с того самого момента, как увидела Его в первый раз. Но никогда, никогда, – Вейде сжала кулачки, – никогда у нас не оказывалось человека, смертного, кто проник в Его разум и видел Его, пусть и не обычным зрением. Милорд ректор, такая удача выпадает раз в тысячелетие. Прошлый раз её мы упустили. Сейчас такое не повторится.
   Анэто очень хотелось спросить, что же это за «удачу» упустила в прошлый раз светлая королева, но Вейде уже торопилась дальше:
   – Вы хотите знать, что я стану делать, если окажется, что наступает Второе пришествие, а наши усилия остановить Его потерпели неудачу? – Она резко выдернула из-за пояска короткий кривой кинжал, больше напоминавший серп. – Я отвечу. Вот этой рукою и вот этой сталью я положу предел своему бытию. Я уйду в Серые Пределы, в те их края, что назначены для эльфов. Да и вам, брат Шоар, сестра Айлин, я бы посоветовала то же самое. «Спасение» – это мучительная казнь и конец нашего мира. Эльфы никогда не поклонялись Ему, это людская выдумка, обретшая, увы, плоть и мощь. У нас нет выбора. Вернее, есть, но это просто выбор, какую именно смерть предпочесть. Я не сомневаюсь, что многие – и ты, Шоар, среди них – решат умереть в бою, от вражеской руки. Самоубийство для вас невозможно и отвратительно. Я понимаю вас, дорогие мои, и не стану спорить с вашим решением.
   Ну, ответила ли я вам, сестра? Шоар?
   У мягко светившегося магического огонька царило тяжёлое молчание.
   – Спасибо за откровенность, сестра, – нарушила наконец тягостную тишину Айлин. – Спасибо тебе. Да, ты права, Нарн предпочтёт смерть в бою. Да и бросить наших львов мы не сможем…
   – Но это – только в том случае, если мы не увидим никаких слабых мест, – напомнила Вейде. – Не стоит предаваться унынию раньше времени, братья и сёстры. Не хлюпай носом, Соэльди, милочка, это неприлично.
   «А они ведь так и не добились от Вейде чёткого ответа, – подумал Анэто. – Какое слабое место она рассчитывает отыскать?.. И как потом это использовать?..»
   Переспрашивать он не стал. Владычица Вечного леса вновь скроется за частоколом гладких и пустоватых фраз, выскользнет, как плотвичка из рук неумелого рыбака.
   …Громадная магическая фигура раскинула свои лучи из конца в конец Нарна. Сотни эльфов прокладывали её линии, соединяя все Потаённые Камни, все ведомые нарнийцам места исхождения силы, и Анэто мог лишь дивиться сложности разработанного Вейде заклинания.
   Такое не придумаешь ни за день, ни за два, ни за неделю. Яснее ясного, что эльфийка предвидела этот день, эту возможность. Что она готовилась к ней, целенаправленно и упорно.
   Да, Светлая королева, ты не зря дружила с Инквизицией. Ты купила покой себе и своему лесу, ты могла не ввязываться в пограничную смуту, чего не избег тот же Нарн. Сколько же лет – или десятилетий, или веков? – ты трудилась, рассчитывая эту «звезду»? Ты составляла таблицы хода небесных светил, составляла на целые столетия вперёд; ты заранее подбирала ингредиенты, сочетаемые с любым возможным днём, временем года или фазами луны. Вейде, ты знала, что этот день настанет.
   И готовилась, готовилась, готовилась…
   Не зря же сейчас у тебя всё получается так свободно и легко. Нарнийцам не стоит дивиться твоим талантам – кажущиеся невообразимыми переходы и связки ты не придумала вот прямо сейчас, подхваченная волной вдохновения, ты разрабатывала их всё это время, все долгие-предолгие века, пока стоял Вечный лес.
   Сегодня для тебя наступило время жатвы.
   «Надеюсь, Вейде, что ты не ошиблась с зерном для посева. Иначе…» Анэто оборвал собственную мысль. Королева Светлых эльфов держалась очень уверенно, так, что перед ней робели даже гордые до невозможности нарнийцы.
   «Ведь и теперь – в орудие исполнения твоего замысла, Вейде, превращается не твой собственный домен, а Нарн. Даже тут, даже сейчас ты оставляешь себе путь для отхода. Случись что – например, неприятное объяснение с той же аркинской Курией, – у тебя найдётся чем оправдаться. Ведь заклинание будет брошено не из Вечного леса, а что у вас с нарнийцами родовая давнишняя распря, знает любой уличный мальчишка от Пика Судеб до Ордоса. Подозрение естественным образом падёт на Тёмных эльфов…»
   Ещё две полных седьмицы минуло, прежде чем великое заклинание Вейде было закончено. За это время до Нарна докатилось немало жутких слухов, и в первую очередь, конечно же, о Разрушителе.
   Разбив где-то в северном Мекампе полки святых братьев и местное ополчение, страшный некромансер двинулся на запад вдоль Моря Призраков, поднимая по пути всех мёртвых с погостов. А ещё, уверяли в трактирах и на постоялых дворах, с ним идёт орда каких-то карликов самого злобного вида, с исключительно людоедскими рожами.
   Дороги Эгеста вмиг заполнились бежанами.
   – Народ тут привычный, – хмуро говорил Шоар, вернувшийся из короткой разведки. – Чуть что – узел со скарбом на тележку, корову сзади на привязь – и прочь отсюда, куда глаза глядят.
   Многие маги – знал Анэто – в открытую роптали, требуя выступить против Разрушителя. Приходилось тратить немало времени и усилий, успокаивая товарищей, убеждая их, что готовящееся здесь, в глубине Нарна, чародейство – куда важнее временных успехов человекоорудия Тьмы. Алебардисты Лесных Кантонов, полк «медведей», тоже рвался в бой; Анэто пришлось даже оставить тайный лагерь Вейде и отправиться на окраины Тёмного леса, успокаивать поверивших ему воинов.
   …День, когда Разрушитель достиг Аркина, надолго запомнили все в Нарне. Потому что в предместьях Святого города некромансер наконец-то встретил достойного соперника.
   …В шатре Айлин на низком столике, выточенном из цельного среза какого-то древнего дерева, стояли в ряд семь разноцветных кристаллов, повторявших формой обелиск Потайного Камня Нарна. Подставки из старых корявых корней, едва тронутых резцом мастера; охапки хвои и листьев – казалось, семь камней вырастают из перенесённого сюда кусочка настоящей лесной земли.
   Анэто, Шоар, Айлин и Вейде молча стояли вокруг, наблюдая за причудливой игрой огоньков в глубине отполированных граней.
   – Салладорец, – выдохнула королева Вечного леса.
   Айлин кивнула, колыхнулась великолепная копна светлых волос.
   – Его магия. Мы, Тёмные эльфы, хорошо её запомнили. Ещё когда Салладорец не успел настолько прославиться, он пытался найти у нас убежище. Мы не отказали – времена тогда были не в пример нынешним. Он жил какое-то время в Нарне, странный и несчастный человек. – Она покачала головой. – Я хорошо его помню. Он был болен, очень болен. Но считал хворь за благословение. Невероятно талантлив, что верно, то верно. В магии Потаённых Камней он разобрался за считаные часы. И всё время что-то писал.
   – Наброски для «Трактата о сущности…»? – предположила Вейде.
   – Наверное, сестра… Сейчас это уже неважно. Главное, что мы успели снять и сохранить в этих камнях особенности его чародейства. Когда пришли вести, что Салладорец воскрешён и вновь гуляет по этому миру, я приказала достать их. – Айлин кивнула на небольшие кристаллические обелиски. – И не ошиблась.
   Анэто с горечью признался сам себе, что для него все эти мерцания оставались не более чем мерцаниями; в то время как все эльфы, похоже, отлично разбирались в их смысле.
   Семь кристаллов: прозрачный, как горный хрусталь, нежно-розовый, бледно-голубой, слегка зеленоватый, словно пронизанная солнцем морская волна над отмелями; светло-янтарный, золотистый и охристый.
   Из самолюбия ректор ордосской Академии не стал задавать вопросов. В конце концов, не так уж важно, что именно показывают эти камешки или как они это делают. Салладорец столкнулся с некромантом у стен Аркина, и…
   – Но самого Эвенгара там ведь нет, – заметила Вейде, указывая на самый крайний обелиск цвета разбавленной охры. – Только его сподвижники.
   – Угу, верно, сестра, – кивнула Айлин. – Салладорец поделился с кем-то силой, а его самого тут, конечно же, нет.
   – Твои кристаллы, правительница Айлин, не могут явить нам его местонахождение?
   Нарнийка отрицательно покачала головой.
   – Нет, не могут. Только почувствовать его магию, да и то если это где-то поблизости, не на другом краю света. А тут – приспешники Салладорца не жалеют сил. – Она кивнула на хаотично мечущиеся под поверхностью янтарного кристалла огоньки.
   – И… кто же побеждает? – самым спокойным голосом, на какой только был способен, осведомился милорд ректор.
   – Кристаллы не показывают и не предсказывают, – вздохнула Айлин. – Они лишь говорят нам, что магия Салладорца жива и действует – совсем близко от Аркина.
   «А что, если Мег всё же именно там?!» На миг у Анэто даже перехватило дыхание. Проклятье, надо было всё-таки идти на Святой город, надо было!
   Его руки незаметно для остальных коснулись прохладные пальчики Вейде. Королева Вечного леса взглянула прямо в глаза магу Воздуха, её испытующий взор проникал всё глубже и глубже – растерявшийся Анэто не сразу успел этому воспрепятствовать.
   – Мы найдём её, не сомневайтесь, мой дорогой чародей, – одними губами произнесла эльфийка. – Мы найдём Мегану. Но сейчас пусть тревога вас оставит – хозяйки Волшебного Двора нет в Аркине.
   Анэто замер, боясь пошевелиться.
   – Я не думаю, что это должно как-то повлиять на наши планы, друзья мои. Пусть Разрушитель с Салладорцем рвут друг друга на части. Наша цель – Спаситель, и только он. Сестра Айлин, может, поручить кому-то из твоих искусных магов следить за ними? – небрежный кивок на мерцающие кристаллы.
   – Соэльди справится, – согласилась нарнийка.
   – Что ж, за работу, соратники. Милорд ректор! Если вы не возражаете, то сегодня ночью вы нам понадобитесь. Нет-нет, ещё не для того самого заклинания, но у меня никак не получается уравновесить артефакты на восьмом ближнем луче…
* * *
   Сбросив плащ, закатав рукава и поминутно утирая обильно проступающий пот, Мегана стояла у жаровни. Весь алхимический кабинет тонул в едком дыму, приставленные к ней послушницы спотыкались и кашляли. Мать настоятельница вместе с Зейтой отбыть обратно в храм отказались, стояли, пялясь Мегане через плечо, – образ Спасителя Взирающего продолжал источать алые слёзы, трясущиеся монашки старательно собирали густые красные капли.
   Кровь Гнева оказалась могущественным, исполненным магии артефактом. По свойствам получилось что-то близкое к абсолютному растворителю – скляницы с толстыми стенками проело насквозь уже через три часа, правда, и сама Кровь при этом истаяла, растратив заложенную в ней силу.
   У Меганы начали дрожать руки, когда она поняла, что Кровь – не подделка и не хитроумная иллюзия. Святую магию почувствовал бы даже последний школяр; хозяйка Волшебного Двора пыталась разъять её на составляющие – безуспешно.
   Кровь Гнева не поддавалась ни выпариванию, ни возгонке, ни осаждению. Это было нечто совершенно новое, недоступное арсеналу простой алхимии – всё-таки Мегана не была особенно уж сильна в этой науке. Эх, сюда бы ордосского мастера Алхимика, уж он-то бы развернулся…
   Хорошо ещё, что среди запасов нашлось истинное стекло, только и могущее удержать в себе Кровь Гнева. В своё время посвящённые старой империи, Эбина, потратили уйму сил, пытаясь независимо от магов создать абсолютный растворитель; хранить его предполагалось в сосудах из истинного стекла. Такое стекло создать удалось, а вот абсолютный растворитель – нет, до тех пор пока не вмешалась ордосская Академия. Именно с этого и начался в своё время алхимический факультет.
   Значит, это правда, лихорадочно думала Мегана. Священное пророчество, записанное якобы с Его слов, было право. Он возвращается.
   Сейчас она уже не пыталась понять суть Крови Гнева. Требовалось совершенно другое – понять, можно ли её уничтожить и, самое главное, может ли это помочь удержать страшного гостя вне пределов Эвиала.
   Что с ней случилось? Ещё несколько лет назад подобное показалось бы ей величайшим кощунством. Священное Предание повелевало всем истинным сынам и дщерям Спасителя всячески радоваться и ликовать, приветствуя и благословляя тот час, когда Ему предстояло вернуться в Эвиал.
   Невольно она повторяла с детства затвержённые, тысячи раз читанные и перечитанные строчки:
...
   «Когда придёт черёд, и чаша терпения Его переполнится;
   когда реки, долины, горы и грады возопят к Нему от тяжести грехов человеческих;
   когда погребённая Тьма вновь увидит свет и пойдёт войною на мир, тщась ввергнуть его в свои тенёта для рабства вечного;
   когда волны мрака затопят привычные берега, когда падут все бастионы и все отпоры;
   когда крик человеческий сокрушит небесные своды —
   тогда наступит час провозглашённый, час предсказанный,
   час Его возвращения.
   Нет ни силы, чтобы остановить Его, ни слова. Чу! Грядёт Он в одеяниях пламенных от дальнего предела. Посылает мрак в бой все свои легионы, и земля отдаёт своих мертвецов, и прах обретает форму, и отряды когда-то живших идут войной на Него, ибо греховная плоть есть смрад и тлен и после смерти телесной становится добычей Тьмы, над душой же мрак не властен, пока не отринет грешную Его собственная длань.
   Пророки Тьмы, и лжепредсказатели, и чародеи, владеющие великой силой, появятся тогда средь градов людских; и станут они соблазнять людей идти бороться с Ним, обещая победу; и многие соблазнятся, и облачатся в брони, и сядут на коней, и великое войско, какого ешё не видывал свет и никогда больше не увидит, выступит Ему навстречу.
   Тогда, чтобы вразумить обезумевших, дабы покаялись они пусть даже и в самый последний момент, дав бы Ему власть спасти их души, явит Он людям знамения гнева.
   Кровавыми слезами заплачут Его великие образа, писанные теми, кто своими очами лицезрел Его. Случится сие, когда Он только тронется в путь к миру нашему, и должно подать радостную весть всем Верным, дабы молились и в ликовании ждали Его нисхождения.
   Затем, дабы уберечь тех, кто станет сбираться на рать против Него, откроет Он врата для мрака, и выйдут чудовища, и будет у них власть разить язвами, убивать оружием и отравлять смрадом. С теми страховидами надлежит Верному биться изо всех сил, молитвы не забывая и отвергая лживые обещания помощи от Тьмой подосланных чародеев.
   Когда же соберутся-таки против Него сильномогучие полки, пошлёт Он великий мор, ибо лучше сгинуть от болезни, чем обратить оружие против Него.
   Сделает Он это из любви к малым, страхом охваченных, дабы не погубили они своих душ поистине несказанным грехом – злоумышляя, восстав на Него. Хоть и не способны они будут причинить вред Ему, тяжка вина противуставших, и нет им прощения.
   А когда соберутся-таки самые закоренелые, упорствующие во грехе, отвергающие Его, поносящие Его и бранящие, не послушав отческих увещеваний, не убоявшись ни чудовищ, ни мора, охваченные гордыней, мнящие, что с Ним можно справиться одним лишь числом полков, – свершится великая битва, и там, где трава встретит горы, а песок – море, случится она. И будут биться в ней всякие твари и разные языки; мириады придут, чтобы сразиться с Ним, а Он встанет пред ними один, лишь с малой дружиной Верных, ибо остальные Его дети, Святая Церковь, будут в те дни словом пытаться направить заблудших на путь истинный.
   Будет длиться битва шесть дней и шесть ночей; на седьмое утро стяги собравшихся против Него падут и последний из обративших против Него сталь станет прахом, возведёт Он свой сверкающий Престол в Аркине, Святом городе, где и воссядет, судя каждого и воздавая по делам и мыслям его.
   А когда окончится Суд и будет воздано правым и виноватым, преобразится Эвиал.
   Но как будет сделано то, нам знать не дано, до того мига, как не свершится сие».
   Будет битва, говорило Священное Предание. Битва, в которой падут все, кто выступит против него. А начнётся всё с плачущих кровавыми слезами образов…
   Да, всё сбывается. Вот они, кровавые слёзы, магическая субстанция, истинно-цельная, как сказали бы алхимики. Только то является истинно-цельным, что невозможно поделить на составляющие. Сочащиеся с деревянной разрисованной доски алые капли оказались именно таковыми.
   Мегана до рези в глазах вглядывалась в однородно-алое, заключённое в прозрачной клетке истинного стекла.
   Предупреждение, думала она. Или – свидетельство того, что рухнули какие-то преграды, доселе хранившие от Него наш мир? Пророчества исполнены? Но где, как, почему?..
   Ответа нет. И она не найдёт их здесь, времени рыться в монастырских архивах уже нету. Надо бежать. Возвращаться в Ордос, оттуда – в Аркин. Тонкими путями, преграды с них уже сняты.
   Чародейка оглянулась на трясущуюся, растерянную настоятельницу.
   «Она была добра ко мне…»
   – Я ухожу, – коротко бросила Мегана. – Пойдёт ли со мной мать настоятельница?
   – А… э… – только и смогла та просипеть. – Н-нет… как можно?
   – Моё место не здесь, – отчётливо проговорила Мегана, глядя прямо в глаза монахине. – Там, в Аркине. Мы ещё можем успеть… мы обязаны успеть.
   – У-успеть что, высокородная госпожа? – пискнула Зейта.
   – Остановить Спасителя, – высокомерно бросила Мегана. – Или тебе, маленькая послушница, так хочется поскорее умереть?
   – Но это же… великая радость… освобождение… преображение…
   – Преображение во что и освобождение от чего? – Чародейка сверкнула глазами.
   – Ты же истинно верила в Него! – возопила настоятельница, внезапно обретя голос.
   – Верила, – усмехнулась Мегана. – Да перестала. Жить надо здесь и сейчас, дорогая моя. Любить – сейчас. Рожать – сейчас. Я откладывала это слишком долго. Неведомое блаженство без цели и без трудов – кому оно нужно? Тем, кто до судороги в пальцах боится смерти? Идём со мной, настоятельница. Не хочу крови, не хочу драки. Идём со мной.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [31] 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация