А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Война мага. Том 3: Эндшпиль" (страница 27)

   На ночлег флотилия не останавливалась. Корабли зажигали сигнальные огни, перекликались дозорные – Императора не заботило сохранение тайны. Пусть следят, кто хочет. Ему надо добраться до пирамид. Всё остальное уже неважно.
   Какое-то время их ещё догоняли крылатые вестники от Клавдия – почтовые голуби; птиц было мало, их берегли на такой вот крайний случай, как сейчас. Проконсул доносил, что перенял почти сотню благородных семейств из числа «не выразивших покорность членов Конгрегации», о чём и поставил в известность самого барона Браггу, засевшего в Хвалине. Барону послали весть и о случившемся возле Разлома, о происшедшей битве, о продолжающемся наступлении козлоногих на все обитаемые земли Мельина; и о том, что «так называемая Конгрегация» не имеет ни малейших шансов выжить в одиночку. А потому благородному барону предлагалось без долгих разговоров «прекратить бессмысленные распри», объявить Конгрегацию распущенной и, «буде ощутит он позыв поступить в соответствии с кодексом чести благородного сословия», присоединиться со своими войсками к армии Императора, которая намерена сдерживать натиск чудовищ, «пока чародеи не изыщут средство, могущее закрыть Разлом навеки». Ответа от барона, писал Клавдий, пока ещё не поступило – тому было дадено три дня на размышление.
   Четыре полных дня прошло, прежде чем перед небольшой флотилией открылся простор Внутреннего Моря. Большинство легионеров никогда его не видели – и потому высыпали на палубы, дивясь и качая головой.
   Здесь, вблизи от устья Маэда, Внутреннее Море дивно хорошо. Глубокая спокойная лазурь, гладь, по которой, кажется, можно смело катить на телегах. Сгустился вечер, на безоблачное небо взобралась луна, серебристый клинок Древних Сил протянулся к берегу от горизонта, и тёмные корпуса судов дробили колышущееся сияние, разлитое по тёмной воде. Факелы и огни не гасили – Император не собирался прятаться от пиратов, случись ему такая встреча.
   Флотилия повернула на запад, держась вблизи от берега. Император не мог спать, проводил часы, стоя на носу головного судёнышка. Под форштевнем кипела вода, дул попутный ветер, а левая рука Императора, совершенно зажившая (скажем Нергу спасибо хотя бы за это), вдруг дала о себе знать ноющей, сосущей болью.
   Подошла Тайде, мигом всё почувствовав. Молча встала рядом, осторожно коснулась предплечья – и там, где ложились её прохладные пальчики, боль, казалось, отступала, слабела.
   – Не спите, мой Император? – раздался голос и Сежес. Чародейка куталась в тёплый плащ – с восхода тянуло холодом, необычным здесь в это время года.
   – Что там с твоим подопечным, Сежес?
   – Зашила его обратно, повелитель. Такой экземпляр надо сохранить. Будет о чём побеседовать со всебесцветными.
   – А ты считаешь, это случится?
   – Считаю ли я, мой Император? Ну конечно же! Мы всегда считали Нерг странным, но всё-таки человеческим Орденом. А тут такое…
   – Они могут сказать, что это просто по нитке собранный зомби, гомункулус, искусственник… – вступила Тайде.
   – Ты права, дочь Дану, – дружелюбно кивнула Сежес. – Но теперь мы, по крайней мере, имеем, что им предъявить. И можем потребовать вскрытия со всеми формальностями, перед лицом всех набольших Нерга.
   – Брр…
   – А что же делать, Сеамни? Мы не можем больше терпеть такую угрозу.
   – Стоит ли думать об этом, когда мы не знаем, как справиться с Разломом?
   – Мы справимся, дочь Дану. Непременно справимся. Я тоже дралась с козлоногими – тогда, в первый раз. Видела их неисчислимые живые волны; кое-кто из наших, признаюсь, потерял тогда сердце. Падали на колени, рыдали, кое-кто, да простит меня мой Император, от медвежьей болезни пострадал… Но встали ведь, собрались, за руки взялись – и одолели! Одолели, Сеамни! И этих одолеем. Мельин огромен, а куда б ни побежали, всё равно упрёмся в океан; а на южном континенте до сих пор правит крылатый ужас. Да если б даже и не правил – козлоногих не остановят ни горы, ни даже море, ты ж это понимаешь не хуже меня, дочь Дану.
   Сеамни кивнула.
   – Я не знаю, что нас ждёт в этих пирамидах, – продолжала тем временем Сежес. – Сперва идея моего Императора, да простится мне эта вольность, показалась мне просто… э-э-э… неразумной. Но, знаете, морское путешествие не зря прописывали, что называется, «для успокоения мыслей». Ведь существование пирамид выглядит совершенно бессмысленным. Твари валом валят из самого Разлома…
   – А слова Нерга о том, что это их магия делает бестий именно козлоногими? – напомнил Император.
   – Они блефовали, – решительно отрубила Сежес. – Радуга билась с точно такими же тварями, и безо всякой «магии Нерга». Полагаю, всебесцветные хитрецы прознали, какой облик примет вторжение, и поспешили выдать это за результат «своих усилий».
   – А что нергианцы могут предпринять сейчас, раз уж тебе так хорошо рассуждается, Сежес? Они выпросили разрешение на человеческие жертвоприношения, и я не раз задавался вопросом, для чего им эта формальность, если вся Империя охвачена хаосом – так что же, они пустят в ход магию крови?
   – Благодарю моего Императора, – усмехнувшись, слегка поклонилась чародейка. – Да, я так думаю. Магия крови, особенно в исполнении Нерга, – могущественное оружие, им пренебрегать никак нельзя. Сейчас, в пору всеобщего отчаяния, полагаю, всебесцветные как раз и воспользуются жалованной грамотой моего Императора. Начнут хватать простолюдинов, прикрываясь указом из столицы. И, я боюсь, те, кого это не коснётся, будут премного довольны. А остальным рты заткнёт императорский указ. На открытую войну они не пойдут – она им ни к чему, словам «посла» о том, что вторжение из Разлома им интересно прежде всего с «научной точки зрения», – она состроила презрительную гримасу, – я склонна доверять.
   – Тогда всё решится, кто кого опередит – мы у пирамид или Нерг с магией крови, – нахмурился Император. – Клянусь, что после Разлома мы нанесём визит вежливости ко всебесцветным. И тогда посмотрим…
   – Слова истинного Императора!
   – Оставь лесть, Сежес, это у тебя скверно получается.
* * *
   Третий день разношёрстная флотилия держала курс на юго-запад, бесшумной рыбьей стаей скользя вдоль имперских берегов. Осталось позади устье Тиллы, близился Разлом. Пираты не показывались; зато Император вдосталь насмотрелся на последствия их набегов. В прибрежных деревушках мало где остались целые дома; всё больше одни лишь закопчённые печные трубы да немногочисленные выжившие, побирающиеся на пожарищах. Морские разбойники свирепели и выметали всё подчистую, забирали рабов, сколько могли увезти, – пронеслись слухи, что на рынках Полуденного берега живой товар резко подскочил в цене.
   В каждой деревне Император останавливаться, конечно, не мог. Тем более что вскоре они миновали расползающийся, подобно гангрене, фронт козлоногих.
   Разлом уже изверг из себя миллионы подобных созданий; победить такую массу в открытом бою было невозможно ни при каких обстоятельствах.
   И вот теперь представилась возможность воочию увидеть, что ждало Мельин и его обитателей после того, как через них прокатится волна вторжения.
   Император, Сеамни, Сежес, Вольные, легаты и центурионы, простые легионеры – все высыпали на палубы, до рези в глазах вглядываясь в молча марширующие шеренги чудовищ. Впрочем, слово «марширующие» едва ли тут подходит – козлоногие просто брели, без строя, без порядка, просто брели, однако за ними оставалась самая настоящая пустыня. Ободранные, нагие скелеты деревьев, лишившиеся ветвей, коры и листьев. Размётанные по бревну жилища. Разорванные в клочья звери и птицы, кто не смог сбежать или улететь; флотилию преследовал неотступно-сладковатый запах тления.
   Однако постепенно поток козлоногих поредел, а потом и вовсе сошёл на нет, взорам Императора и его свиты открылся пустой, мёртвый берег – не только с опустошёнными лесами и уничтоженными селениями, но и с отравленными родниками; как оказалось, козлоногие не поленились стащить в русла ручьёв и речек груды падали.
   Легионеры мрачно молчали. Увиденное обессиливало, полнило ужасом. Даже если они каким-то образом победят – что делать с этой безжизненной пустыней, уже расползшейся по самым старым, коренным имперским землям?
   – Там, поди, и землица-то родить не будет… – услыхал Император безнадёжные слова одного из Серебряных Лат, седоусого ветерана, прошедшего кошмар битвы с Алмазным и Деревянным Мечами.
   Правитель Мельина сжал зубы, однако прошёл мимо. Людей убедит только победа, никак не слова, пусть даже самые мудрые и правильные.
   Козлоногие прокатились мимо, сгинули кошмарным наваждением; а гребцы уже безо всяких понуканий налегали на вёсла. Счёт шёл на дни, самое большее – на недели.
   …Разлом они миновали ярким солнечным днём. Император мог только поразиться, как близко подступила к морю роковая трещина. Очертания жуткой раны, рассёкшей плоть Мельина, скрывал привычный уже туман; однако за туманом, на недоступном ранее восходном краю Разлома, высились ступенчатые тени исполинских пирамид.
   – И с какой же мы начнём? – ни к кому не обращясь, вздохнула Сежес, сидя в направлявшейся к берегу шлюпке.
   – С самой первой, – отозвался Император. – Если не увидим ничего, что направило бы наши поиски в ином направлении.
   Следом за ними гребли другие лодки – Серебряные Латы, в полном вооружении, готовые прикрыть правителя Мельина и его телохранителей-Вольных. А ещё дальше отваливали тяжёлые баркасы с гномами – Баламут наотрез отказался оставаться в резерве.
   – Хирд у входа в эту пирамиду, значит, встанет и с места уже не сойдёт, – набычившись, втолковывал упрямый гном усмехавшемуся Императору. – А я, повелитель, с тобой пойду, и даже не возражай. Что твои легионеры в постройках понимают? Целый день в затылках прочешут там, где мне одного взгляда хватит.
   – Ты, Баламут, кого хочешь перетолкуешь, – недовольно буркнула Сежес. – И откуда у гнома такая разговорчивость?
   – А потому что скалы учился убеждать, – не моргнув глазом парировал Баламут. – Тут ведь ой-ой-ой какое терпение надобно, госпожа волшебница! И вообще… Мне ведь ещё надо одну чародейку уговорить нашего гномояда отведать!
   – Что?! Гномояда?! Ни за что, Баламут, ты что это себе вообразил!..
   – Ничего я не воображал, сударыня моя Сежес, а только хотел вас к нашему костерку позвать, сесть рядком, поговорить ладком… – гном радостно осклабился. – Нечасто нашему брату случается с такой красотой гномоядом поделиться!
   Сежес вроде как возмущённо затрясла головой, однако щёки чародейки предательски покраснели.
   Высадка прошла безо всяких происшествий. Легионеры и гномы спокойно высадились, панцирники под прикрытием стрелков – лучников-велитов и гномов-арбалетчиков – продвинулись на пол-лиги от берега. Никого и ничего. Буйно зеленеют кусты, перекликаются пичуги-смехотунчики; а впереди возвышаются громадные, словно для великанов скроенные, ступени ближайшей пирамиды; правее в Разломе колышется всё та же живая мгла.
   Император не рисковал. Легионеры и гномы построились в боевые порядки, выставили копья; из-под ног брызгало мелкое зверьё.
   – К какой пирамиде желает направиться мой повелитель? – осведомилась Сежес, с отвращением срывая прицепившуюся к плащу колючую гибкую лозу. – Они, с одной стороны, все разные, а с другой – как выбрать? Пойдём в ближайшую?
   – Погоди, – остановил её Император.
   Чародейка послушно умолкла.
   «Тишина-то какая, – подумал правитель Мельина. – На той стороне маршируют сотни тысяч козлоногих, оставляя после себя мёртвую пустыню. А тут – возле самого Разлома спокойно цветут кусты, порхает птичья беззаботная мелочь и вьюнки раскинули свои плети, усеянные голубоватыми венчиками. Не поверишь, что на востоке кипит война, страшнее которой мой мир ещё не ведал. И пирамиды… Сежес права, как тут выбрать? Или действительно нет никакой разницы? Но ведь они все разные – высокие и пониже, ступенчатые и сверкающие заглаженными гранями… Как выбрать?»
   А выбирать придётся. И он, Император, не может ошибиться.
   Отряд миновал первую, ближайшую к берегу моря пирамиду. Гладкая, трёхгранная, словно наконечник копья, глухая, намертво запечатанная. Дальше!
   Вторая высилась примерно в полутора лигах от первой. Куда выше, до половины её сторон, поднимались высокие ступени, венчал постройку серый каменный куб. Но то же самое – нет даже признаков входа, а правильная осада потребует недель, если не месяцев. Дальше!
   К третьей пирамиде когорты Серебряных Лат и гномий хирд подошли только к вечеру.
   Гораздо выше двух предыдущих. Ступени поднимаются к самой вершине, а там застыла какая-то фигура, высеченная из розоватого камня. В обращённой к югу стене зияет чёрная щель входа, так, это уже интереснее. Приглядимся повнимательнее…
   Что-то холодное коснулось лба Императора. Лёгкое дуновение, мимолётный взмах ледяного плаща; а затем ему отчего-то привиделся вставший на дыбы огромный бурый медведь со странной, великоватой для дикого зверя головой и горящими в глубине маленьких глазок тёмно-янтарными огнями.
   Что-то не так с этой пирамидой. Что-то определённо не так.
   – Вот эта, – указал Император.
   – Разумное решение, по крайней мере, не придётся крушить стены таранами, – хмыкнула Сежес.
   Было и ещё одно отличие – две первые пирамиды высились посреди широкого пятна умертвлённой земли, спёкшейся, словно от огня, до крепости настоящего гранита. Здесь же буйная зелень, кусты и вьюнки тянулись почти до самого основания, исчезнув лишь саженях в десяти от стен, когда сапоги легионеров и башмачищи гномов затопали по нагому камню – кто-то озаботился выстлать тут всё тщательно пригнанными друг к другу плитами, некогда отполированными и гладкими.
   – Нас предупреждали о страхе… – сквозь зубы проговорил Император, когда строй Серебряных Лат остановился в половине полёта стрелы от цели. Отлично был виден тёмный провал входа меж двух высоких колонн, похоже, покрытых какой-то резьбой.
   – Может, только в одну сторону направлен, как и всё вторжение? – предположила Сежес. Глаза у чародейки горели.
   – Нет, – покачала головой Сеамни. – Они… просто уснули. Нет больше этого заклинания. Никто больше не может подобраться к Разлому.
   – Вот интересно как! А что же, наличие моря и кораблей они проигнорировали?
   – Мой Император, это было бы странно, противостои нам какой-нибудь враждебный правитель, рассуждающий так же, как мы, и действующий понятными нам методами… – пустилась было в рассуждения Сежес.
   – Здесь всё не так, – резко оборвала её Сеамни. – Погодите. Не мешайте. Я… слушаю. Спасибо Деревянному Мечу…
   Чародейка послушно замолчала.
   – Идёмте внутрь, – немного погодя произнесла Дану. – Пирамиды нас почувствовали. Скоро, боюсь, придёт и страх. Баламут, твой хирд выдержит?
   – Не придумали ещё такого страха, чтобы мы, гномы, без боя драпанули! – гордо заявил тот.
   – Тогда выстрой своих перед выходом. Серебряные Латы – во второй круг, оцеплением, – словно заправский полководец, принялась распоряжаться Дану. – Мой Император, ты, Сежес, Кер-Тинор, Вольные – идём внутрь.
   – Надо же, – полушутливо поджала губы чародейка. – Быстро выучилась распоряжаться, дочь Дану!
   – Надо ж хоть немного побыть королевой – прежде чем мой Император возьмёт в жёны дочь барона Брагги, – язвительно парировала Сеамни.
   Они вплотную приблизились к строению. Шли налегке – только Баламут навьючил себе на спину совершенно неподъёмного вида заплечный мешок.
   – Ну, пирамида… – проворчал гном, когда они подошли вплотную. – И чего тут особенного? Дайте мне полсотни гномов да вдоволь строевого леса подъёмники соорудить – я вам ещё и не такую возведу…
   – Почтенный гном прав, – кивнула Сежес. – Пирамида как пирамида. Мой повелитель, уверены ли вы…
   Император только пожал плечами – хотя он тоже не чувствовал в угрюмом строении никакой магии.
   – И зачем только здесь вход? Для кого он устроен? Что, предполагалось, сюда кто-то станет заходить?
   – Нет, мой повелитель, – вдруг выступил Баламут. – Это ж не тут строили, сразу видно. У нас и камня-то такого днём с фонарём не сыскать. Откуда-то из другого места тянули, точно. Гляньте сами – ей же полтысячи лет, самое меньшее. Резьба заглажена, острые углы где обломаны, где стёрты. Тут вода поработала, дожди да ветры, и не один век.
   Гном был совершенно прав. Пирамида отнюдь не выглядела новёхонькой, только что возведённой. Но если она из другого мира, если она перенесена сюда неведомой силой – то зачем, для какой надобности?
   Император вгляделся в покрывавшую привратные колонны резьбу. Большей частью она состояла из совершенно непонятных рун:
   – и так далее и тому подобное.
   – Отродясь не видела ничего похожего, – процедила сквозь зубы Сежес. – Хотя по древним языкам всегда имела только «выше всяких похвал, достойно подражания»…
   А ещё по обе стороны от входа неведомые строители поместили два высоких, в рост человека, барельефа – на них, повернувшись в профиль к зрителю, стояли странные, неприятного вида человекоподобные существа, но именно «подобные» и именно «существа». На ногах длинные пальцы заканчивались загнутыми когтями, высокий заострённый череп, совершенно лишённый волос, вокруг глубоких глазниц – неприятного вида бахрома, больше напоминавшая щупальца. Сильно выдавшийся вперёд подбородок, безгубый рот, бровей тоже нет.
   – Экий урод, – сплюнул Баламут. – Не, у нас таких кошмаров не водится. Уж на что кобольды кривы и косы, а этот и им фору даст.
   – Козлоногие похлеще будут, – заметила Сежес. – Однако что ж мы тут прохлаждаемся? Стоя ничего не выстоим.
   Император согласно кивнул и первым шагнул под низкий свод. Следом ринулся Кер-Тинор, за ними, чередуясь с Вольными, – Баламут, Сеамни и Сежес.
   – Ну и что тут интересного? – проворчал вскоре гном, после того как отряд отмерил не менее полутысячи шагов по прямому, как стрела, коридору.
   Император готов был с ним согласиться. Грубо вырубленный в камне ход, низкий и узкий, так что пробираться приходилось согнувшись в три погибели. В стенах ни ниш, ни боковых ходов.
   – А ведь мы уже должны были эту пирамиду насквозь пройти, – не унимался Баламут. – У нас, у гномов, на это нюх.
   – А и верно, – глухо проговорила Сежес. – Я вот тоже шаги считала. Мой Император! Может, повернуть?..
   – Будем идти, пока не упрёмся в стену, – непреклонно отрезал правитель Мельина.
   Левая рука вновь налилась болью. Медленно, никуда не торопясь, словно лениво напоминая о себе – я никуда не уходила, я здесь, я всегда готова вернуться…
   – Кто тут тупик заказывал? Пожалте, государь милостивый, – проворчал Баламут, когда коридор оказался наглухо перекрыт каменными блоками.
   Император остановился. Дисциплинированные Вольные застыли бронзовыми статуями, пламя факелов в их руках лизало низкий потолок.
   «В чём я ошибся? – мучительно думал правитель Мельина. – Или эти пирамиды действительно не имеют никакого отношения к тварям Разлома? Или имеют, но нам не добраться до их секретов?»
   – Баламут, здесь должен найтись потайной ход, – проговорил Император. – Твоё знаменитое гномье чутьё…
   – …безмолвствует, – проворчал тот в ответ. – Или нет здесь ничего, или мне это не почувствовать.
   – Сежес? Зачем прокладывать ведущий в никуда ход? Тогда разумнее было бы просто заложить сам вход.
   – Это, бесспорно, верно, мой Император. – Сежес озадаченно взялась за подбородок. – Я могу применить заклятье поиска пустот… хотя мне и не очень нравится идея пустить в ход нашу магию в этом месте.
   – Мне тоже не нравится, но другого выхода нет.
   – Стойте, – произнесла Сеамни, касаясь плеча Императора. – Не надо никаких заклинаний.
   Правитель Мельина обернулся – и едва не вздрогнул: глаза его Тайде заполнял недоброй памяти золотистый пламень. Сила Деревянного Меча властно потребовала себе Видящую народа Дану.
   Зачарованный клинок, может, давно покинул Мельин, но память о нём осталась, и её уже не избыть. Можно только истребить.
   – Отойдите, все! – властно приказала Сеамни Оэктаканн – подобно тому как она приказывала в те дни, когда крошечный отряд воинов Дану шёл сквозь ненавистную Империю, оставляя за собой трупы и пожары.
   Император нехотя посторонился. Было в этом что-то неправильное, этот свет не должен возвращаться, несмотря ни на какую нужду.
   Видящая народа Дану прижалась щекой к желтоватому ноздреватому камню. По его поверхности тоже вились руны, сами собой начавшие складываться в слова: в сознании зазвучал мерный, глуховатый голос, чётко, по разделениям выговаривавший незнакомые слоги.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [27] 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация