А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Война мага. Том 3: Эндшпиль" (страница 22)

   Частицу приснопамятной клепсидры. Чёрный каменный шестиугольник с выгравированным на нём изображением той самой твердыни Тьмы, что неведомым образом возникла на покрытом льдами островке прямо напротив обиталища несчастного старика Парри.
   Долгие месяцы странная памятка оставалась с некромантом, никак и ничем себя не проявляя. Сейчас Фесс смотрел на неё, и ему чудилось, что завеса непроницаемого мрака на западе начинает понемногу расходиться, что сквозь колышущиеся серые миражи он различает нечеловечески прекрасное женское лицо – но при этом отнюдь не принадлежащее Кларе Хюммель.
   – Ты отверг меня и моё дело.
   – Если твоё дело в том, чтобы умертвить этот мир…
   – У меня есть право решать.
   – Я не признаю его. Ни твоего, ни чьего-либо ещё.
   – Даже права Богов? – в бесплотном голосе послышалась усмешка.
   – Даже права Богов, – слова выговаривались легко и свободно, словно сами собой. – Если таковые, конечно же, существуют.
   – Я предлагала тебе встать рядом со мной. Я дала тебе всё, о чём ты просил. Силу. Дело. Врага. Дочку…
   – Не трогай Рысю! – беззвучно взревел Фесс.
   – О, ты возмущаешься? Ну а как ты считаешь, это случайность, что погибла именно Кейден?
   – Было девять драконов. На месте Кейден мог оказаться любой.
   – Верно. Если б они были равны по силам. Но именно я, через мою ученицу, направила в Козьи Горы твоего союзника. Ту, кто спас тебя от Клары Хюммель в Скавелле. Если бы Кейден не получила тогда рану – кстати, нанесённую зачарованным клинком, принадлежащим твоему Архимагу, Игнациусу, – она бы увернулась от Червя.
   – Ты… знала, что Червь ворвётся в Эвиал? – Фессу не удалось скрыть изумления.
   Короткий бесплотный смешок, сухой и холодный.
   – Ну конечно, знала. Смешно было бы так и пребывать в неведении. Слишком долго готовился его прорыв. Я была уверена, что всё произойдёт именно так. Мне требовалось любой ценой уничтожить его, а сделать это могли только вы вместе с Кларой Хюммель и драконами. Я знала, что Кейден снесла яйцо. Я знала, что рана от магического клинка ослабит её, сделает не столь быстрой и увёртливой. Я не ошиблась ни в чём, даже в самой малости. Ты оказался именно там, где я и рассчитывала. И стал «отцом» нашей очаровательной Аэсоннэ.
   Она знала всё, даже истинное имя юной драконицы.
   – И разве случайно ты прихватил с собой этот акрон? Конечно же, нет. Ты знал, что принадлежишь мне, пусть даже отказывался себе в этом признаться. Я дала тебе свободу. Не слушала твоих мыслей – присутствие дракона действительно делает это очень затруднительным. Но я знала, что всё, тобою предпринятое, рано или поздно обернётся к моей пользе, даже если ты думаешь, что выступаешь против меня и «разрушаешь» все мои планы.
   Так что ты всё равно мой соратник. Бездарный полководец бросается в бой, вообще не имея союзников; рядовой, обычный воевода пытается договориться с теми, кто и так у него в друзьях; и только истинный стратег построит свой план так, что любые действия его врагов в конечном итоге обернутся к его пользе.
   Вот сейчас ты в Аркине. Дознался о ключе, да?
   – Не твоё дело! – только и смог мысленно выдавить из мебя Фесс.
   – Моё, моё, дорогой некромант, сколько бы ты ни возражал. В любой преграде рано или поздно отыщется слабое место. Несокрушимая крепость воздвигнутого передо мной барьера куплена дорогой ценой. Эта цена, как ты понимаешь, – хрупкий и уязвимый ключ, надёжно, как всем казалось, спрятанный в Аркине. Обороняемый не только и не столько воинами Святой Инквизиции. Я долго искала его… очень долго. Ты помог мне, спасибо, мой верный Фесс.
   – И ты послала свой флот? Добыть этот самый ключ?
   – Это? Мой флот?.. О, спасибо за комплимент, дорогой, – с насмешной откликнулась тень. – Ты мне льстишь. Не все и не всё, использующее мою силу, подчиняется мне. Империя Клешней – не исключение.
   – Все всегда считали её твоим творением и твоими верными слугами! – не удержался некромант.
   – Кого заботят мысли этих самых «всех»? – усмехнулась собеседница Фесса.
   – Ты лжёшь, – с напором бросил Кэр. – Это твой флот. Империя Клешней – твои рабы.
   – Тогда скажи, зачем мне было посылать галеры сперва в Арвест, а потом в Скавелл? Аркин я ещё понять могу. Святой город, опора слуг Спасителя. А кому мог потребоваться самый обычный городишко на побережье Кинта Ближнего?
   – Империя Клешней пыталась создать базу для наступления на Семиградье или Аррас! – Фесс ни на миг не поколебался. – Одними эскадрами войны не выигрывают. Побеждает пехота, когда занимает вражеские земли!
   – Глупый… зачем мне эти земли, если я не могу одолеть этот самый барьер?
   – Не знаю и знать не хочу! – отрезал некромант. – В твоих словах нет ни грана правды. Не пытайся уверить меня в своём могуществе, утверждая, будто бы это ты всё знала заранее и сама всё подстроила. Твои Клешни пытались зацепиться за Старый Свет. Сперва – на севере, в богатом и обильном людьми Семиградье. Не вышло, хотя Арвест и был стёрт с лица земли. Тогда в полном соответствии с принципами высокой стратегии ты перенесла главный удар – с северного фланга на южный, попыталась овладеть Кинтом. Тоже неудача. В борьбу за Эвиал вмешалась другая сила, та, что послала Червя. Ради того…
   – …чтобы его уничтожить, я дала тебе силу, некромант. Тут наши интересы совпадали, а ты вдобавок совершенно добровольно отправлялся в Чёрную башню.
   – А потом ты послала преподобного Этлау, чтобы посмотреть, кто из нас двоих лучше подходит на роль Разрушителя?
   Смешок. Сухой, тающий в бесконечности.
   – Подумай ещё, некромант. Порою у тебя это получается очень забавно.
   – Стой!
   – Что тебе, Кэр? – в голосе прозвучало усталое раздражение.
   – Не лги, призраки не устают. Мы ещё не закончили, Сущность. Останови свой флот, или…
   – Это не мой флот, сколько можно повторять? Ты пропустил мимо ушей все мои рассуждения об идеальном стратеге?
   – Останови его, или он весь будет уничтожен, – упрямо закончил Фесс.
   – На сей раз тебе это едва ли удастся, некромант, – усмехнулась Сущность. – Здесь нет Атлики, погубившей Арвест. И нет Червя, позволившего победить защитникам Скавелла. Сегодня всё честно.
   – У нас есть кое-кто ещё, – не сдержался Кэр. – Как насчёт преподобного отца Этлау?
   – А ты попробуй! – издевательски посоветовала Тьма. – Попробуй, останови их!
   – Можешь не сомневаться, – посулил Фесс. – Остановим. И… Здесь нет оживившей Червя Клары Хюммель.
   – Не понимаю, – усмехнулась Сущность, – ты окончательно перешёл на сторону этих глупых попов? Ты, кого я спасала от них самих, кто сам пришёл в Чёрную башню! Опомнись, Фесс! Разве не мечтал ты, что Аркин будет разрушен? Разве не инквизиторы убили твоих друзей? Разве не они вытолкнули тебя из Арвеста, разве не они развязали вашу войну? Что тебе в них? Ты станешь спасать подобных отцу Марку, эгестскому инквизитору?
   – Я стану спасать всех, кто сражается с тобой. Потому что даже Инквизиция – это меньшее зло, чем твоя трансформа.
   – Трансформа? Надо же…
   – Благодари Салладорца. Он, по-моему, страдает недержанием речи. За триста лет в каменном саркофаге, как я понимаю, он больше всего намучился от вынужденной немоты.
   – Салладорец. Да, это серьёзно, – ехидно усмехнулась Сущность. – Как же, как же. Вдвоём мы, конечно же, непобедимы. Знал бы ты, некромант, сколько таких, как он, рвалось ко мне в союзники…
   – Так и что же? Он-то идеально подходит на роль Разрушителя!
   – Если бы ты как следует подумал, то понял бы, что он-то как раз совершенно не годится.
   – Признаю свою тупость, – с яростью бросил Фесс. – Готов выслушать и припасть к источнику твоей мудрости.
   – Ты уже отказался от этого источника.
   – Тогда почему же ты до сих пор говоришь со мной?
   – Почему говорю?.. Гм… хороший вопрос. Пожалуй, потому, что ты меня забавляешь. Я, видишь ли, бессмертна… почти. А самое страшное в моём положении – скука.
   – Я бы, пожалуй, посоветовал тебе, чем заняться…
   – Мне предлагается оскорбиться? – кажется, Сущность искренне развеселилась.
   – Почему бы и нет? Ты звучишь совершенно как человек.
   – Никогда не имела ничего общего с людьми!
   – Неправда. Ты говоришь о себе в женском роде. Значит, с кем-то себя сопоставляешь, причисляешь к кому-то. В данном случае – к женщинам.
   – Х-ха. Тебе удалось насмешить меня, Неясыть. Прости, но я вынуждена удалиться. Моя окончательная победа нуждается в кое-каких последних усилиях.
   – Успеха желать не стану, – отрывисто бросил Фесс.
   – Я и не рассчитывала, – донеслось до него напоследок, прежде чем жуткая тень соизволила наконец исчезнуть.
   – Эй, некромант! Некромант! – ворвался в сознание режуще-громкий голос. Фесса трясли за плечо – тот самый воин с чёрным ятаганом. – Очнись, Неясыть! Что с тобой? Словно говоришь с кем-то!
   Фесс встряхнул плечами, протёр глаза. Морок уходил, наваливались тошнота и слабость.
   «Ну конечно же, Сущность лжёт. Это её главное оружие, в нашем мире она пока ещё бессильна. Ничего она не планировала, не подстраивала. Конечно, про ключ могла подслушать… потому что иначе зачем медлила столько времени?.. С такой силищей давно могла бы захватить Аркин…»
   Пророчества исполнялись. Ему, Фессу, предстояло до последней капли крови защищать Святой город. Потому что, конечно, этот самый ключ ни при каких обстоятельствах не мог попасть в цепкие лапы Империи Клешней.
   А ещё…
   Он боялся признаться себе в этом, гнал, как мог, неотвязную мысль: там, в глубоком подземелье – три тела. Гном, орк и полуэльфийка. Скорее всего, конечно, мёртвые. Но…
   …так трудно произнести эти слова. Так трудно в них поверить. Однако уж если поверишь, то потом это не покинет тебя ни за что и никогда.
   А это значит, что Аркин должен выстоять. По крайней мере, его кафедральный собор и катакомбы под ним.
   – Я в порядке. – Фесс стряхнул наконец руку бреннерца.
   – Тогда погляди сюда, если «в порядке»! – Тот сплюнул некроманту под ноги.
   Галеры продвигались вперёд, словно скопище гигантских навозных жуков, мерно взмахивая лопаточками вёсел. Оставляющие искристые следы в тёмном небе, с носовых палуб то и дело срывались ядра. В припортовых кварталах возникло множество пожаров, огонь грозил полностью перерезать путь в глубь города, но командующего чёрно-зелёной армадой это, похоже, ничуть не смущало.
   Флотилии Клешней отвечало лишь несколько баллист, стоявших внутри немногочисленных крытых железом башен. Галеры не обращали на это никакого внимания.
   – Ты убедился, Неясыть? – спокойно проговорил архипрелат за спиной некроманта. – Что ты можешь тут сделать? Что здесь можем сделать мы все? Ждать их высадки? К тому времени они зальют огнём весь порт.
   – Надо отступать, Ваше святейшество, – тотчас раздались голоса из свиты.
   – Нет! – Ладонь Фесса резко рубанула воздух. – Ваши преподобия, мастера Святой магии – ко мне!
   Монахи вопросительно воззрились на первосвященника. Тот поколебался, но потом всё-таки кивнул – как показалось некроманту, с изрядной досадой. Понтифик уже считал бой проигранным, а сам Аркин – потерянным.
   – Преподобные отцы. – Фесс в упор взглянул на монахов. Большинство опустили глаза. – Обучаясь в Ордосе, я немало слышал о возможностях Святой магии. Это не огненные шары, не молнии, не ураганы и не океанские валы, не стихийное чародейство. Возможно, сейчас они бы тоже не помешали, но…
   – Ты хочешь увидеть это, некромант? – с вызовом упёр руки в бока один из монахов. Он среди немногих выдержал взгляд Кэра Лаэды. – Что ж, смотри. Я уже сейчас могу предсказать, что мы тут увидим. Что нам их не достать!
   Монах быстро осенил себя знаком Спасителя, прищурился, как-то по особому сложил руки перед грудью (явно помогает себе Жестом, подумал Фесс), и из бойницы выплыл мягко светящийся клубок пламени, небольшой, величиной примерно с детскую головёнку.
   – Огнешар? – пожал плечами Фесс. – Едва ли сейчас…
   Монах усмехнулся, несмотря на покрывшие лицо бледность и пот – откат брал своё.
   – Огнешар? Как бы не так, некромант Неясыть. Это святой огонь, подобный тому, что возжигается в храмах. Он не обжигает – я имею в виду, верных слуг Спасителя и искренне в Него верующих…
   – Гхм! – громко прокашлялся понтифик, и монах сразу же осёкся.
   – Ну, конечно, это только в идеале, – промямлил он. – Впрочем… я хотел показать совсем другое… удивительно, что ты, Неясыть, этого не чувствуешь…
   Он проделал ещё несколько пассов, и светящийся шарик, плавно покачиваясь, словно на незримых волнах, неспешно заскользил прямо к медленно надвигающейся армаде.
   – Смотри, смотри, что сейчас случится, некромант!
   Шару оставалось покрыть ещё примерно половину расстояния до передовых галер, когда он словно натолкнулся на незримую стену – ударился о неё и рассыпался роем кружащихся жемчужных искр.
   – Ты не чувствуешь их защиту, некромант? Ты, которого называли способнейшим из тёмных магов со времён самого Салладорца, да будет имя его проклято во веки веков?
   – Ещё раз! – не отвечая, резко приказал Фесс. – Ещё один шар! А вы, остальные, чего стоите? Давайте, всё, что умеете!
   – Ты не понял?! – взвизгнул монах, тот самый, что запустил светящийся шар. – У них там заклятье незримого щита. И маги Клешней выдвигают его всякий раз, когда чувствуют нашу волшбу!..
   – А что-нибудь… гм… пошустрее в ваших загашниках не найдётся?! – терял терпение Фесс. – Например, молнии?
   – Некромант, – заговорил понтифик. – Ты не понимаешь? Не люди выставляют этот щит. Это делает специальное заклинание. Которое, как ты понимаешь, опередит даже молнию.
   – Вот, смотри, – шагнул вперёд другой монах. – Хотел молнию? Святое пламя способно принимать и такие формы.
   …Он оказалася прав. Стремительный белоснежный росчерк разбился о мгновенно сгустившееся тёмное зеркало, осыпав шипящими блёстками непроглядно-чёрную воду.
   – Что ты теперь сделаешь, Неясыть? – Понтифик не терял головы, не срывался на визг. А вот его свита, кроме, конечно, каменно-спокойных бреннерцев, уже готова была засверкать пятками.
   – Что я сделаю? – не растерялся некромант. – Скажу, что не надо пытаться соперничать со стихийным чародейством. Покажите мне настоящую магию Спасителя!
   Монахи переглянулись.
   – Вы что, хотите мне доказать, что драться бесполезно и, мол, пора драпать, пока не поздно?! – выходя из себя, заорал Фесс. – Зачем тогда было так долго ждать?!
   – Мы надеемся на тебя, некромант. – Его святейшество сделал движение к винтовой лестице, словно собираясь спуститься во двор. – Ты один побивал целые полки и армии. Перед тобой оказалась бессильна всё та же Святая магия. Ты побеждал и святых братьев, и душегубов из Империи Клешней. Ты подчинил себе дракона. Ты был в Чёрной башне. Может показаться, что ты непобедим и неуязвим. Верх над тобой нам позволил взять только негатор магии.
   Фесс не стал отвечать. Он шагнул к молчаливо застывшему между двух стражей преподобному отцу Этлау – вернее сказать, бывшему преподобному отцу.
   – Ты согласен с ними? Ты тоже думаешь, что надо бежать?
   Этлау поднял голову, облизнул сухие губы.
   – Нет, Неясыть. Но…
   – Тогда давай. Покажи хоть часть того, что я увидел под стенами Чёрной башни!
   – Мы уходим, – перебил их понтифик. – Стража, увести осу…
   – Погодите! – выкрикнул Этлау; и, словно разом обессилев, повис на руках бреннерских воинов. – Они всё равно нас достанут. И сотрут Аркин с лица земли. Библиотеки. Алхимические запасы. Артефакты…
   – Святая Церковь сильна не этим, – перебил его предстоятель.
   – Уберите негатор, – выдавил Этлау. – И… всё прочее.
   Понтифик аж передёрнулся, метнув быстрый и злобный взгляд на Фесса. Этлау явно ляпнул что-то совершенно запретное.
   – И что ты тогда сделаешь, еретик, отступник? – ядовито осведомился первосвященник. – Постараешься умертвить всех нас? Ведь там, в порту, – Клешни, слуги Той, кому ты теперь так верно служишь!
   – Я больше не служу никому, – опустил голову Этлау. – И готов это доказать. Если только Он не отвернулся от меня…
   В голосе отречённого Фесс услыхал настоящее, неподдельное, глубокое отчаяние, исходящее из самого сердца, как сказала бы его сентиментальная тётушка.
   – Мы ударим вместе с некромантом. Корабли Клешней защищены от обычного стихийного волшебства и даже от заклятий начального уровня Святой магии…
   «Неужели отлучённому от Церкви могущественнейшему чародею дадут вот так просто искупить вину? – В сердце Фесса шевельнулся холодок подозрения. – Да, он вроде как раскаивается… ищет дорогу обратно… Но как может понтифик, хитрая лиса, вот так взять и раскрыться перед тем, кого с таким трудом забили в железа?»
   – Слушай меня, Неясыть. Я не знаю, насколько велика Её власть надо мной, не знаю, сколько сил Она мне оставила. Я буду молить Спасителя… И вы все тоже! – со внезапной яростью бросил он свите первосвященника. – Молитесь! Потому что иначе никому из нас отсюда не уйти! Ни живыми, ни даже мёртвыми! Неясыть! Неужто ты ничего не чувствуешь на этих кораблях?!
   – Нет, – мрачно бросил Фесс. – Говори толком, Этлау, что ты задумал, чем я могу помочь?
   – Святая магия являет собой полную противоположность некромантии, – глядя Кэру прямо в лицо налитым кровью единственным глазом, проговорил Этлау. – Но для придания устойчивости сложной системе как раз и необходимы противовесы. Твоя сила, твоя собственная, не позаимствованная ни у Тёмной Шестёрки, ни у Сущности, – как раз и может стать таким вот противовесом…
   – Я бы порекомандовал вам не затягивать сию в высшей степени философическую беседу, – съязвил понтифик. – Она, конечно, очень интригует, но, государи мои, взгляните в бойницу!..
   Тёмная фаланга галер неспешно придвигалась. Клешни не торопились, словно напоказ игнорируя альфу и омегу любой морской высадки: быстрота, быстрота и ещё раз быстрота. Бомбардировка продолжалась; чародеи на чёрно-зелёных кораблях пока не вступали в дело, если не считать того щита, которым они отбили посланный в их сторону огнешар.
   За поднимающимися стенами пожаров, за рушащимися припортовыми кварталами, отданными на поживу ненасытному огню, тревожным набатом перекликались аркинские колокольни. Соборы, словно вечные, недреманные часовые, всё ещё били тревогу, хотя все, от мала до велика, в Святом городе знали, что происходит. Пожалуй, даже слишком хорошо знали – во всяком случае, мужчины предпочитали бежать вместе с женщинами и детьми, а не защищать свои очаги; там, где другие встали бы насмерть, вооружившись всем, что попадётся под руку, вплоть до ухватов и домашных колунов, – аркинские обитатели бежали. Быть может, именно оттого, что слишком хорошо понимали, кто пожаловал на их порог?
   Этлау криво дёрнул щекой – очевидно, это должно было изображать презрительно-лихую усмешку.
   – Ну что, некромант? Ударим вместе? Всем, что нам даровано?
   – Нет, преподобный. – Фесс покачал головой. – «Дарованным» нам больше не распорядиться, по крайней мере мне.
   «Скавелл не повторится, – с горечью подумал он. – Тогда Она действительно дала мне силу – Ей требовалось уничтожить Червя».
   – Боги, – процедил сквозь зубы бывший инквизитор. – Кто-то из великих ересиархов сказал, что они есть лишь отражение нашего страха. Хотел бы я, чтобы это оказалось правдой…
   «Боги»? Твердокаменный адепт Спасителя заговорил о множестве трансцендентных сущностей?..
   – Ты показал мне мою болезнь, Неясыть. – Единственный глаз Этлау вперился в некроманта. – Я тоже могу кое-что тебе показать. Не здесь и не сейчас, но… Я говорил о балансе, об уравновешивании. Твоё самое сильное черномагическое заклинание? Что ты можешь сделать сам и прямо сейчас, без твоих фигур, или амулетов, или рун? Ты, сам по себе? Только, пожалуйста, отвечай порасторопнее. Его святейшество прав – у нас нет время на таурмагистические диспуты.
   Чёрная магия не отличалась обилием внешне эффектных боевых заклинаний. Молнии и огненные шары, ледяные тараны или земляные смерчи оставались прерогативой стихийных чародеев.
   – Облако Джамны, – поколебавшись, сказал Фесс.
   Не самое мощное, не самое действенное. Однако некромант слишком хорошо помнил, как едва не погиб от собственного заклинания летучих черепов, впервые использованного в лесу неподалёку от Арвеста, когда он, Прадд, Сугутор и Атлика столкнулись с охотниками Святой Инквизиции.[10] Только помощь всё той же Сущности тогда помогла ему не отправиться прямиком в Серые Пределы.
   Облако Джамны, названое так по имени одного из самых первых некромантов Эвиала, действовавшего в годы, когда только составлялись самые первые сборники черномагических заклинаний; оно распространялось, подобно ядовитым испарениям, соединяя каждого, имевшего несчастье вдохнуть его, с тлеющим под землёй трупом, перекачивая жизненную силу человека в давно мёртвый костяк. Светлые маги давно научились противодействовать этим чарам, и потому облако Джамны оставалось в учебниках Даэнура лишь в качестве «упражения» и «рекомендовалось к использованию лишь в ситуации, когда с полной достоверностью установлено отсутствие магов, придерживающихся идей Белого Совета».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация