А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Война мага. Том 3: Эндшпиль" (страница 18)

   Предводитель рейервенской вольной дружины обитал, как и положено, в «длинном доме», обращённом торцом к бухте. С конька крыши на Клару одобрительно взглянул морской единорог, вырезанный из единого куска огромной кости так искусно, что чародейке показалось – он ей подмигнул.
   У дверей не маялись стражники, не толпились порученцы. Здесь, на Волчьих островах, презирали подобные условности. Власть тут брали мечом и мечом же удерживали; единственным признаком и привилегией этой власти было стоять на качающейся палубе драккара, первым устремляющегося на штурм вражьего побережья.
   Широкие и низкие двери распахнулись, Клара очутилась в полутёмных и просторных сенях, где стояли широкие лавки и лари, а по стенам висело обиходное оружие, трофеи, взятые в дальних морях и недостойные того, чтобы радовать взоры славных бойцов, пирующих долгими зимними ночами в главном зале, у огромного камина, где, наверное, можно было зажарить разом целого дракона.
   – Кирия… – Ага, наш храбрый капитан всё-таки не настолько храбр, чтобы совсем уж обходиться без охраны: навстречу чародейке поднялась фигура с коротким копьём в обычном для орков кожаном доспехе. Изначально твёрдая и жёсткая шкура ледяных змей после выделки мало чем уступала стали, только весила куда меньше. – Два слова, кирия. – Нет, это оказался не стражник. Стражница. Орчанка. Невысокая, крепко сбитая, с широкими бёдрами и узкой талией. Щёки и лоб, как и у мужчин этого племени, все покрыты татуировкой. Жёсткие волосы собраны двумя смешными девчоночьими пучками, удерживаемыми вместе деревянными заколками. На широком поясе – кривой салладорский кинжал, значит, воительница уже ходила в дальний поход и вернулась с добычей.
   – Внимаю тебе, доблестная, – ответила Клара по принятому здесь обычаю.
   – Не хочу показаться непочтительной, – орчанка твёрдо взглянула в глаза волшебнице, – но прошу кирию указать своим спутницам… – тут глаза у неё гневно блеснули, – на бесстыдство их и непотребство!
   Клара оторопело уставилась на собеседницу. Та смотрела напряжённо, но взгляда не отводила.
   – Наши парни ума лишились из-за твоих… спутниц, – повторилась орчанка. Очевидно, все другие эпитеты оказались сплошь непристойными. – А если парень поёт для девчонки, она должна ответить: «да» или «нет». Самое крайнее на второй раз. Если «да», то они идут и им хорошо вместе, а если «нет», парень сложит другую песню и споёт её другой девчонке. А твои… – Орчанка сжала губы, презрительно сощурилась. – Мы, кирия, народ простой. Если парень тебе по сердцу, ответь. Если нет, тоже ответь. Если тебе кто нравится, спой для него сама. Если какая парня твоего увела, первой ему спела, вызови обидчицу на круг, докажи, что тебе ветер в спину сильнее дует, что в твоих парусах удача. А вы – гости. Гостю лучшее место отдай, лучший кусок в горшок положи. Даже если он нанесёт тебе обиду, на поединок его вызвать не моги – то против вежества.
   – А то, что ты мне сейчас говоришь, доблестная?.. – только и нашлась Клара.
   – То, что я говорю, – тоже против вежества, – ни на миг не поколебалась орчанка. – Я наношу тебе тяжкое оскорбление, кирия. Ты – гостья. Твои права ничто не пригнетает. Вызови меня, кирия, и я с радостью выйду с тобою в круг. Но пусть лучше ты убьёшь только меня, чем мои подружки, отринув обычай, полезут на твоих… – вновь запинка, – спутниц. Они – великие воины, что рекомая Тави, что рекомая Ниакрис. Они перебьют моих. Мы не отступим, мы поляжем все до единой – так уж лучше я одна. Сразись со мной, кирия, возьми мою жизнь, ибо я оскорбила тебя. Но уйми своих… девок! – последнее вырвалось уже с настоящей ненавистью. Кривой кинжал выпорхнул из ножен и молнией вонзился в пол между Клариных ступней.
   – Постой. – Чародейка осторожно протянула обе руки, положила их на плечи не успевшей отпрянуть орчанке. – Как тебя звать?
   – Шердрада, и вот мой клинок – в залог вызова! – Орчанка дрожала, но взгляда не отводила. – Жду тебя вечером в круге, кирия.
   – Шердрада, доблестная, – как могла мягко произнесла Клара. – Ты меня не оскорбила. Я не стану с тобой сражаться…
   Она поспешно прикусила язык, ибо бледность мгновенно пробилась даже сквозь зеленоватую кожу воительницы.
   – Кирия отказывает мне в поединке?.. – мёртвым голосом проговорила Шердрада, и руки её бессильно обвисли.
   – Шердрада, я, конечно, скажу и Тави, и Ниакрис. Я знаю, они не хотели ни опозорить ваших парней, ни извести вас, доблестных. Но драться нам с тобой не из-за чего…
   Орчанка не дослушала, рванулась, молнией кинулась прочь – только хлопнула дверь, едва не слетевшая с петель от яростного пинка.
   Кривой кинжал синеватой стали так и остался воткнутым в пол.
   – Что тут такое? – В сени заглянул ещё один орк, высунувшись из-за створки, что вела в глубь дома. – О, кирия Клара! Прошу, прошу сюда. Большая честь для нас. – Последнюю фразу он явно позаимствовал из какого-то сказания. Орки оказывали друг другу честь, прикрывая спину в сражении.
   – Благодарю. – Клара учтиво поклонилась. – Благодарю, Дарграт. Капитан позвал меня, и я явилась так быстро, как только смогла.
   – Благодарю, благодарю, – повторил орк, шире распахивая дверь. – Прошу, кирия. Про… – Он осёкся, заметил вонзённый в доски клинок.
   Клара замялась.
   – Я имела приватную беседу…
   – …которая закончилась вызовом на дуэль, – резко проговорил ещё один орк, выглянувший из-за обтянутого кожаной курткой плеча Дарграта.
   – Капитан, – посторонился тот.
   – Ну, чего «капитан»? – фыркнул в ответ второй орк – как раз тот самый Уртханг. – Кирия Клара, вынужден спросить прямо. Кто это был? Сейчас, прости, не до вежества. Я всё объясню, только потом, ладно?
   – О… одна орчанка. – Клара испытала мучительную неловкость. Обычаи и «вежество» у орков соблюдались весьма строго, ослушницу может ждать суровое наказание.
   Дарграт тем временем наклонился к оставленному кинжалу.
   – Девичье оружие, из Салладора.
   Капитан Уртханг в упор взглянул на Клару.
   – Кирия, мне имя надо. Ничего ей не будет, даю слово.
   – Шердрада. – Клара уже горько жалела, что приняла приглашение.
   – И она вызвала тебя, кирия, на поединок? – пристально взглянул на неё капитан.
   Клара кивнула.
   – И кирия, конечно же, согласилась?
   – Конечно же, нет! – горячо возразила Клара. – Бедную девочку… гм… вполне справедливо возмутило… э-э… в общем, справедливо. Естественно, я отказалсь!
   – Отказалась?! – Оба орка разом уставились на чародейку, Дарграт неприятно, колюче прищурился.
   – Отказали Шердраде… на обрыв теперь отправится, – холодно проговорил Уртханг.
   – На какой такой обрыв? – не поняла волшебница.
   – Какой такой обрыв… да тот самый, где ты, кирия, стоять любишь.
   – З-зачем?! – пролепетала Клара, внезапно ощутив слабость в коленках.
   – Если орк вызвал на поединок того, кто выше его – силой ли, положением или чем-то ещё, и вызванный отказался выйти на честный бой – вызвавшему остаётся только броситься в пропасть, чтобы хоть так защитить свою честь. Разумеется, отказавшему тоже… придётся несладко, – тяжело проговорил капитан.
   – Так надо за ней бежать! – в ужасе завопила Клара.
   – Никто не может встать между орком и его честью, – с мрачной торжественностью заявил Дарграт. – Мы тут ничего не сможем сделать.
   Больше Клара слушать не стала и вихрем вылетела из сеней.
   Она мчалась так, что ветер свистел в ушах, а дорога словно сама собой разворачивалась у неё под ногами. Совсем недавно они проходили тут вместе с Райной, и Клара ещё любовалась пейзажем и жалела, что дорога так коротка. А теперь – каждая лишняя сажень стала смертельным врагом; Мечи немилосердно колотили её по ногам.
   И всё же чародейка успела.
   …Шердрада застыла у самого края. Возле ног орчанки было аккуратно сложено её оружие и кожаный доспех. Волосы она распустила и сейчас, поднеся к непослушным прядям короткий засапожный нож, явно намеревалась отхватить их.
   А орк без волос – не орк.
   – Стой! – не своим голосом, что было мочи заорала Клара. – Я принимаю твой вызов, Шердрада! Принимаю, слышишь?!
   Орчанка медленно опустила руки. Тяжело дыша, Клара остановилась рядом, размахнувшись, всадила клинок в землю между ног Шердрады.
   – Правильно, – тихо проговорила та. – Знак принятия вызова. Спасибо тебе, кирия. Ты спасла меня от позора.
   – Я… – В боку у Клары кололо настолько сильно, что она едва сумела разогнуться. – Я не знала вашего обычая, Шердрада.
   – Кирии сказал об этом капитан Уртханг?
   Клара кивнула.
   Орчанка медленно скрестила руки на груди.
   – Тогда вечером я встречу тебя в круге, кирия. Только так я могу защитить свою честь.
   Волшебница горько покачала головой.
   – Как мне убедить тебя, Шердрада? Ты ничем меня не оскорбила. Больше скажу, ты права.
   – Ты сильна, – вдруг сказала орка. – Сильный не признаётся, кирия. Говорят, ты повелеваешь молниями, бурями и ураганами. Говорят, что все наши чародеи забились под лавки и боятся показаться тебе на глаза. Ты сильна, говорю тебе. Сильный не говорит слабому «ты прав». Иначе он сам становится слабым.
   – У нас это не так, – возразила Клара. – Моя сила никуда не делась оттого, что я сказала тебе «ты права». Хочешь убедиться? – Рубиновая шпага сама прыгнула Кларе в руку. Взмах – и громадный, размером с быка, валун разлетелся тучей пылающих брызг. Боль отката почти заставила волшебницу согнуться пополам, глаза заволокло красной мутью, однако она выдержала. Выдержала и даже заставила себя улыбнуться.
   – Видела, доблестная? Где тут убыль моей силы?
   Однако Шердрада только покачала головой.
   – Сила не только в том, чтобы дробить камни, кирия. Но и чтобы за тобой пошли. Те, кто будет готов умереть по твоему слову. Они должны знать, что умирают за того, кто прав.
   – Мой отряд идёт за мной, и этого достаточно, – жёстко отрезала Клара. – Не буду переубеждать тебя, доблестная. Встретимся вечером в круге.
   – Встретимся в круге, – эхом откликнулась орчанка.
   Клара повернулась к ней спиною и молча зашагала навстречу запыхавшимся и очень, очень злым Дарграту и капитану Уртхангу. Они, как оказалось, последовали за ней.
   – …Никогда не отказывай оркам в поединке, – хмуро говорил некоторое время спустя капитан, когда они смогли, наконец, устроиться у очага в обширном зале «длинного дома». – Мы небогаты. Добычу съедает… много что съедает. Честь – вот и всё, что есть у таких, как Шердрада. Надеюсь, ты убьёшь её так, что о вашем поединке и мужестве противников станут складывать песни.
   – Никого я не хочу убивать! – испугалась Клара.
   – Бой должен быть настоящим, – крякнул Дарграт и одним глотком опростал здоровенную дубовую кружку. – Игру в поддавки здесь не поймут.
   – Хорошо, – мрачно сказала волшебница. – Я буду сражаться как следует. Но лучше бы вам, государи мои, самим решить это дело так, чтобы…
   Оба орка разом покачали головой.
   – Ты не слышала, кирия? Честь – это всё, что есть у орка Волчьих островов. Свобода и честь. Жизнь по сравнению с ними – ничто.
   – Выход должен быть, – упрямо настаивала Клара. – Я не убиваю несчастных, вся вина которых в том, что они оказались на моём пути.
   – Никто не тщился нанести ущерб твоей чести, кирия. – Уртханг оставался до невозможного серьёзен. – Но то, что ты просишь, – невозможно.
   – Как же у вас до сих пор кто-то в живых-то остался? – хмуро спросила волшебница. – Или на поединке убьют, или с обрыва побросаются!
   – Вот поэтому-то поединки у нас и редки, – спокойно заметил капитан. – Отказавшийся выйти в круг становится изгоем. Ему не найдётся места ни под одной крышей, ни на одном драккаре. Ты, кирия, гость – на тебя это не распространяется.
   – Н-да… а я-то надеялась поговорить о деле…
   – О деле мы и поговорим, непременно. Шердраду никто не неволил. Ты сразишься с нею в честном бою и одержишь победу, – пожал плечами Дарграт. – Она – молода, горяча. А у тебя, кирия, за плечами боёв явно больше, чем всех дней в моей жизни. – Куртуазность у здешних орков явно не в чести, с усмешкой подумала Клара. Вот так прямо в лицо говорить даме о её более чем солидном возрасте!..
   – Верно, – кивнул и Уртханг. – Давай о деле, кирия. Ведь за тем мы тебя и звали.
   – Поход, – сказала Клара. – Совместный поход к…
   Орки разом переглянулись.
   – Точно, – понизил голос капитан. – В Империю Клешней, в земли нечестивцев, которые Западной Тьме служат, некромантствуют, на галеры свои, стыдно сказать, мертвяков оживлённых сажают!
   – Мыслимое ли дело! – возмущённо подхватил и Дарграт. – На плуги морей трупаков заводить! Прах должно почтить погребальным костром, над пеплом – курган насыпать, камень поставить с описанием геройских деяний, потому как если просто тело в землю зарыть – Дикой Охоте достанется… А чёрным колдовстом вырывать с того света, заставлять веслом ворочать или мечом махать… Тьфу, пакость! Даже говорить-то о таком – во рту смердеть начинает! Прошения прошу, кирия. – И, яростно булькая, орк припал к новой кружке с пивом – утишать благородный гнев.
   – Дарграт правильно сказал. – Капитан нагнулся ближе к чародейке, блеснули хищновато оскалившиеся белые клыки. – Мыслю я так: ты, кирия, перст судьбы, хоть мы, орки, в неё и не верим. Ты – подарок, ты и твой отряд. Волчьи острова не просто так на запад набегами ходят. Мы весь старый свет собой закрываем, даже Аркин, хотя там спят и видят нашу вольность под корень извести. Имперские галеры не просто так к нам ходят, не только пожечь-пограбить. Людей хватают и на запад увозят во множестве!.. И добро бы в рабство, раба отбить можно или на худой конец выкупить… Нет, увозят, чтобы в жертву принести! Или, того хуже, держать, как скот, как скот же, случать, детей забирать – и опять же, на алтари. Ты не думай, кирия Клара, что мы тут только о зипунах и думаем. Хаживали смельчаки в Империю, высаживались на её берегах; самые удачливые смогли дожить и рассказать, что у них там делается. Правда, из тех дружин, что далеко вглубь от берега ходили, единицы вернулись…
   – Шестеро, – вставил Дарграт.
   – Точно, шестеро. Из многих сотен. Так что осильнели нынче Клешни, одной лихостью да храбростью их теперь не взять. Маги у нас, конечно, имеются, не без того – но они всё больше погоду там могут наладить или морских зверей на китобоев выгнать. А в той же Империи чародейство затейливее плетут и искуснее. А ты, кирия, – не нашенская, в смысле – не здешняя. – Клара подняла брови, и орк спокойно пояснил: – Не с Эвиала ты. Не нашенская. Не знаю, с каких небес ты спустилась, и знать не хочу, не моё это дело. Но мы, кирия, не просто разбойнички-находники, не то что скамары мекампские или пираты Кинта Дальнего, те только, тьфу, дело наше срамят. Мы Империю клюём, покуда сил хватает. Каждая галера, что за нами гоняется, – уже не пойдёт на восход. А в бою никакая помощь лишней не окажется. Но доселе мы… клевать-то клевали, зипуны брали, а вот ударить так, чтобы Клешни кровью харкать стали, – не били.
   – Так все Острова собрать надо, – вставила Клара. – Чтобы кулаком ударить, не пятернёй растопыренной! – странную осведомлённость Уртханга она решила пока что пропустить мимо ушей.
   Орки обменялись несколько сконфуженными взглядами.
   – Не любим мы никому подчиняться, – вполголоса проговорил Уртханг. – Оттого и ходим поодиночке. Союзы распадаются уж слишком легко. Только ежели Клешни вот прямо тут в бухте высаживаться станут – ну, тогда, наверное, объединимся. А так… – Он невесело покачал головой.
   – А почему, кстати, Клешни до сих пор этого не сделали? Почему не высадились? Я видела их эскадры под Скавеллом – впечатляет. Смерти они не боятся, шли напролом.
   – Мы тоже не… – запальчиво начал было Дарграт, однако Клара упреждающе протянула руку.
   – Знаю, всё знаю. Ни один орк не отступит, сколько бы врага ни высадилось на этом берегу. Ни один не отступит, позором себя не покроет, все падут с честью. Всё знаю. Не раз такое слышала. Только Клешни могут десятерых за одного менять и всё равно своего добьются. Тем более если на кораблях – зомби, как вы говорите.
   – Бывалые старики бают. – Не сговариваясь, Уртханг и Дарграт разом обернулись – не подслушивает ли кто? В зале, кроме них, никого не было и быть не могло, однако оба орка перешли на шёпот. – Говорят старики, в общем, что есть у нас на Островах талисман. Очень сильный талисман, где-то под землёй, под огненными горами. Якобы имеет тот талисман силу невиданную, вот только использовать её можно только на отпор. Наступать она не может. А один маг – жаль только, совсем стариком к нам попал, помер уже давно – рассказывал, мол, есть такое заклятье подземного копья, седьмого ряда чары, из самых сильных, и действует оно только на наших Островах, больше нигде и пробовать не стоит. Вот я и мыслю – может, он, этот талисман, нас и бережёт от Клешней? А, кирия? Что думаешь?.. Кирия?..
   Клара остановившимся и невидящим взглядом смотрела в одну точку.
   Подземный талисман. Могущественный источник силы. Один раз она уже видела такой. Видела его… и того, кто охранял великое сокровище. Но это было далеко, под Пиком Судеб, а здесь – другой Кристалл, другой Хранитель. Возможно, очень возможно.
   – Тогда вам сильно повезло. – Она стряхнула оцепенение. – Жители и защитники Скавелла не могут похвастаться такой удачей.
   – Вот потому и надо на запад всем вместе идти! – тотчас подхватил Уртханг. – Твой отряд, кирия, – он же целое войско одолеет! Я как на твоих товарищей взгляну – поверишь ли, нет, аж вспотею от страха! – Он осклабился, очевидно, предлагая Кларе оценить тонкость шутки.
   Чародейка вежливо улыбнулась.
   – Бельт – сразу видно, мужик серьёзный. И силой не обделён, мы, орки, такое сразу чуем. Райна, Тави и Ниакрис, боюсь, всю мою избранную дружину порубят и даже не запыхаются. Ударим вместе, кирия! Твоя сила, мои мечи – мы все Клешни за глотку возьмём! – Разгорячившись, орк грохнул кулаком по столу.
   – Капитан… – Клара опустила голову. – Ты во многом прав, но…
   – Но – что? – помрачнел тот.
   – Ты прав, что мы – не из этого мира… – Дарграт яростно закивал, словно подтвердилось то, чему он сам боялся верить. – Но я должна тебе кое в чём признаться. Были мы уже в Империи Клешней. Прошли её насквозь.
   – Прошли насквозь?! – поразился Уртханг. – Так там небось теперь одна только пустыня, пепел с золою пополам?! Честным оркам ничего и не осталось?
   – Как же, пепел с золою, – зло усмехнулась Клара. – Мы сами едва ноги унесли. Войско перебили, это да, – не удержалась она. – Но спаслись чудом, в последний момент. Сейчас вся Империя – как разворошенный муравейник; все на страже, начеку, а воинов у них там, увы, хватает. И сильных магов, что не останавливаются перед магией крови. Понадобится сотня таких, как я, чтобы их одолеть.
   «Или, быть может, один такой, как Кицум, – про себя добавила она. – Если, конечно, как следует рассердится».
   Уртханг осторожно кашлянул.
   – Не почтит ли кирия нас доверием и не поведает ли эту, без сомнения, удивительную историю?
   Кирия пожала плечами. В конце концов, почему бы и не рассказать?
   …Рассказ Клары занял немало времени. Она почти охрипла, а орки безо всякого для себя ущерба опустошили трёхведёрный жбан с пивом.
   – Вот так мы и оказались здесь, – закончила чародейка, благоразумно опустив описание своей последней встречи с Кэром Лаэдой.
   Орки помолчали, уважительно переглядываясь.
   – Думаешь, кирия, с налёта клешняков не ухватить? – прищурился капитан Уртханг. – А по-моему, сейчас самое время. Смута, неразбериха, суматоха – лучшего и не пожелаешь. Что Империя сильна – я не сомневаюсь, эх, значит, не удастся их совсем положить – но ущерб нанести, научить, что и их мы бить можем, – обязаны. Пойдёшь ли с нами, кирия?
   – Если и вы сослужите мне службу, – твёрдо проговорила Клара.
   – Какую это службу? – подозрительно нахмурился Дарграт. – Мы свободные воители. Мы никому не служим…
   – Это против того же врага, – заверила его волшебница. – Просто вы бьете или по самим Клешням, или по их слугам – а я хочу ударить по самомý источнику их силы. По Западной Тьме.
   Оба Клариных собеседника так и вытаращили глаза.
   – Как можно ударить по ночному сумраку? – наконец выговорил Утрханг. – По бесплотной тени? В нашем мире нет такой магии, кирия. Иначе Ордос уж давно бы…
   – Ты же сам сказал, что я – не ваша, – усмехнулась Клара. – Раньше такой силы не было, наверное, ты прав. А вот теперь есть.
   К её изумлению, оба орка вдруг поднялись из-за стола и низко ей поклонились.
   – Я так понимаю, – Дарграт взглянул Кларе прямо в глаза, – из этого похода никто не вернётся? Что ж, раз так, то я иду.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация