А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Война мага. Том 3: Эндшпиль" (страница 14)

   – Узнаю милорда ректора, – одними губами улыбнулась Вейде. – Что ж, предлагайте вашу систему, мой дорогой маг. Я вся внимание.
   «Не думай о Мегане, – приказал себе Анэто. – Ты не имеешь права. Тревога за неё изматывает и иссушает; ты никогда ни о ком не беспокоился, просто не умел этого делать. А теперь это не даёт тебе сосредоточиться, собраться с мыслями…»
   Наконец милорд ректор заговорил – и остальные могли решить, что он словно вновь очутился на привычной кафедре факультета воздушной стихии.
   – Преследование потенциального Разрушителя и осада Чёрной башни привели к следующему: некромант Неясыть вместе со своим драконом – чьё появление само по себе настоящее чудо – исчез с поля сражения, избег нашего преследования под Пиком Судеб и, судя по всему, пребывает сейчас в Салладоре. Так?
   Вейде, Шоар и Соэльди молча кивнули.
   – В это же время в том же Салладоре случилось… нечто ещё более невероятное, чем даже появление жемчужного дракона перед Чёрной башней. Правительница Вейде подозревает, что Салладорец, лучший некромант Эвиала всех времён и народов, вновь возвращён к жизни. – Только въевшаяся в плоть и кровь привычка к академически бесстрастному изложению даже самых невероятных фактов позволила милорду ректору произнести эти слова ровно и спокойно. Хотя, конечно, скорее Море Призраков обернётся сушей или на месте восточных степей разольётся новый океан.
   Ведь Салладорец же мёртв, мёртв уже три века, уничтоженный инквизиторами Святого города, выслеживавшими его по всем потайным уголкам Эвиала. Какой силой он смог вырваться из-за последней грани?!
   – Ранее, как справедливо обратила наше внимание правительница Вейде, в Эвиале имели место ещё два события, коим моя Академия по уважительным причинам не смогла уделить достаточного внимания. – Анэто выражался нарочито витиевато, выигрывая время и стараясь привести мысли в порядок. – Сражение у Скавелла. Набег Империи Клешней обернулся битвой с неведомым чудовищем, неведомо как очутившимся в нашем мире. Тварь уничтожена вмешательством девяти драконов, один из коих погиб. В то же самое время произошёл взрыв одного из девяти Столпов Силы. Для нас это означало перераспределение диаграмм исполнимости заклинаний, но не более. Мы также сами подверглись открытому нападению солдат Инквизиции. Должен также поведать моим достопочтенным собеседникам, что мною и Хозяйкой Волшебного Двора, уважаемой Меганой, – голос у милорда ректора всё-таки дрогнул; эльфы деликатно сделали вид, будто ничего не заметили, – были предприняты определённые меры по выявлению истинной сущности всем хорошо известного отца Этлау…
   – Вы в открытую сошлись с Инквизицией? – подняла брови Вейде. – Удивлена, милорд ректор. Потому что после казни несчастного Эбенезера Джайлза я, признаться, подумала, что Белый Совет окончательно утратил… гм… да простятся мне эти слова – утратил энергию и решимость отстаивать свои идеалы.
   – Нет нужды набрасывать на случившееся флёр вежливости, – твёрдо ответил ректор. – Да, мы струсили. Вернее, не «мы», а я. Я, Анэто, струсил. Я, и только я. Мне за это и отвечать. Перед всем сообществом магов Эвиала. Но только после того, как мы покончим с… – Он запнулся. – Вот с чем нам предстоит покончить в первую очередь, мы ведь и собираемся решить, не так ли?
   – Верно, – согласился Шоар. – Но так что же с пресловутой сущностью не менее пресловутого инквизитора?
   Анэто вновь ощутил твёрдую почву. Предстояло сделать теоретическое обобщение, а в этом мало кто мог сравниться с ректором Академии Высокого Волшебства.
   …Когда он закончил, то даже Вейде казалась нескольно ошарашенной. Соэльди покрыла стремительной скорописью не один свиток.
   – Три силы, – задумчиво повторил эльф-нарниец. – Великий лес, хотел бы я знать, что такого кроется в нашем мире, что за него развернулась такая борьба?
   – Союз Сущности и Спасителя. И ещё кто-то третий, – прижала тонкие пальчики к вискам Соэльди.
   Вейде некоторое время молчала, глядя на огонь.
   – Нет, дело не в Этлау, – наконец проговорила она. – Он не марионетка, о нет, конечно же, думает, наверное, что и впрямь избран высшими иерархиями, несчастный. Я о другом. Я пытаюсь понять, где могут сойтись интересы таких разных начал.
   – Мы всегда считали, что Западная Тьма стремится к поглощению Эвиала, – заметил Анэто. – И соответственно…
   – Вечного леса ради, милорд ректор, не надо ещё одной лекции. – Вейде вскинула руки в шутливом ужасе. – Я ведь уже призналась, прибегала к помощи Той, что на западе.
   – Да, и Нарн долго не мог с этим смириться, – невесело кивнул Шоар.
   Королева эльфов кивнула.
   – Точно. Что ж, похоже, настал мой черёд заставлять всех засыпать длительной мелодекламацией. – Она улыбнулась. – Западная Тьма – мощнейший источник силы. Опасный, никто не станет спорить, но мощнейший. В распадающемся мире не использовать его – просто преступно. И я использовала. Не надо качать головой, Шоар. Ты знаешь, что я всегда была очень, очень осторожна.
   – Но будет ли позволено нам узнать, в чём смысл этого… – Анэто помедлил, – этого сотрудничества? Разве Тьму можно использовать для по-настоящему светлых дел?
   – Узнаю Стихийного мага, главу Белого Совета, – вздохнула Вейде. – Видите ли, милорд ректор, мы, эльфы, – немногочисленная раса. Мы живём очень долго, мы не можем плодиться, как люди или орки. Отсюда и известное стремление правителей-эльфов так или иначе отгородиться от мира. С тем чтобы как можно лучше защитить своих подданных.
   – Но Вечный лес, как и Нарн, так и не стал неприступной крепостью! – возразила Соэльди. – Наш лес защищали стрелы и магия, а вот во владения вашего величества ходили набегами злобные невысоклики, охотники за рабынями!
   Вейде улыбнулась.
   – Они «захватывали» тех, кто хотел быть захвачен, милочка. Не все могут ужиться под кронами одних и тех же дерев. Из Нарна тоже уходят, и ты это знаешь. Немало нарнийских эльфов погибло в открытой войне с теми же эгестскими баронами, вам не хватает хлеба, вы зависите от пахарей, которых берёте «под защиту»… А Вечный лес умудрялся не враждовать даже с Инквизицией!
   – Верно, – признался Шоар. – О том, почему каждый из нас выбрал свой собственный путь, полагаю, спорить не имеет смысла. Так что…
   – Так что я просто использовала все средства, чтобы обеспечить покой моему народу, – продолжила Вейде. – Не больше, но и не меньше.
   Что-то в её словах заставило Анэто насторожиться. Да, конечно, королева Вейде правит своим доменом уже сколько веков. Но и ректор Академии тоже не вчера родился; долгую, очень долгую по людским меркам жизнь ему дала магия, не лишив способности учиться и жажды нового. И оно, это неведомое людское «шестое чувство», которое так и не удалось ни толком описать, ни даже просто определить, – оно говорило: с Вейде что-то не так.
   Что именно «не так», Анэто, конечно, не знал. Но острое чутьё бывалого мага, человека, поднявшегося из самых низов, его редко подводило. Пожалуй, единственный раз оно по-настоящему дало сбой, когда милорд ректор не сумел распознать дар неожиданного ученика, посланного в его Академию. Ученика, ставшего впоследствии некромантом Неясытью.
   Ну и, конечно, это чутьё ничего не смогло подсказать в случае с Меганой.
   «Стоп, – оборвал себя Анэто. – Ни слова о Мег. Даже в мыслях. За неё я ещё посчитаюсь. Как положено мужчине. А сейчас о ней – не надо».
   – Ничего себе средство, – не удержался тем временем Шоар. – Никогда не мог понять этого, Вейде.
   – Мы разные, – не моргнув глазом согласилась королева. – Потому и выживаем. Одинаковость – это застой. Это смерть. Медленная, отложенная смерть.
   – Прошу прощения, ваше величество, – не удержалась Соэльди. – Но это не имеет никакого отношения к…
   – Конечно, милая. – Царственный кивок. – Ты совершенно права. Итак, я использовала силу Западной Тьмы для защиты Вечного леса и моего народа, поэтому, если мне будет позволено взглянуть на расшифровки того самого «опыта», столь красноречиво и подробно описанного нам милордом ректором, я бы, пожалуй, смогла…
   – Погоди, Вейде, сестра, – резко перебил её Шоар. – Ты черпала силу у Западной Тьмы – как ты это делала? Способы, как ты дотягивалась до неё? Заклятья? Формулы? И на что это расходовалось? Вечный лес не ограждали никакие барьеры. Деревья не обретали умения ходить, и у них на ветвях не вырастали самострельные луки. И если ты так легко смогла обратить эту великую мощь к своей пользе, как ты говоришь, то как далеко ты можешь зайти? Например, способна ли ты повернуть взятую силу против того же Этлау? Или воинов Бреннера?
   – Против воинов Бреннера я её уже повернула, мой дорогой Шоар, – промурлыкала Вейде, однако глаза её опасно сверкнули. – Как ты думаешь, смогли бы тут сработать обычные заклятья высшего преображения? Ты не почувствовал защищавшую их Святую магию, справиться с которой не способно ни моё врождённое волшебство, ни твоё?
   – А как же «жертва части леса»? – пискнула Соэльди.
   – Без жертвы тут никак, милочка. – Вейде даже не взглянула на нарнийку. – Сила Западной Тьмы нуждается в обрамлении. Тебе никогда не доводилось смешивать синий и жёлтый цвета, с тем чтобы получить зелёный?
   Соэльди прикусила язык, однако сбить Шоара с толку оказалось не так-то просто.
   – Прекрасно. Ты уничтожила воинов Бреннера при помощи Западной Тьмы. На что ты ещё можешь её потратить?
   – Смогу обрушить стены Аркина. – Вейде хищно улыбнулась, и Анэто показалось, что он видит убийственный рысий оскал. – Смогу разметать его соборы по кирпичику, смогу разрыть его на целую лигу вглубь и напоследок затопить водами Моря Призраков.
   – Но это потребует жертвы всего твоего леса? – проницательно заметил нарниец.
   Вейде молча кивнула.
   – Каждое заимствование силы у Западной Тьмы означает смерть скольких-то моих дерев. Если я шагну за определённый барьер, потребуются жертвы уже не только растущих на земле созданий, но и…
   – Но и твоих подданных. – Шоар не спрашивал, он утверждал.
   – Именно. Вот почему я обзаводилась ученицами – ведьмами из числа людей, – откровенность Вейде казалась режущей. – Порой, конечно, они творили всякие непотребства…
   – Вроде Дикой Охоты на наших границах, – буркнул Шоар.
   – Ну, не будем считаться, – чарующе улыбнулась Вейде. – Тем более что в конечном итоге всё обернулось к лучшему. Этлау показал себя во всей красе, и мы узнали, что у него имеется мощнейший негатор магии.
   Анэто едва не подскочил.
   Негатор магии. Значит, Инквизиция и в самом деле обладает ими, с содроганием подумал он. Слухи ходили давно, но не более того. Академия так и не смогла добиться сколько-нибудь внятных сведений. В самом Ордосе этим тоже занимались, но без особого успеха. А вот святые отцы, оказывается, вон какие шустрые… «Не в этом ли секрет неуязвимости преподобного?» – на миг заколебался Анэто и тотчас же сам отбросил эту мысль. Подавление магии не скрыть и не спрятать, точно так же как невозможно не заметить ливень, оказавшись под ним. Если бы Этлау уцелел под их с Меганой заклятьем лишь благодаря негатору, маги Ордоса это бы почувствовали. Не могли не почувствовать, ну, конечно же, не могли, с оттенком отчаяния убеждал себя милорд ректор. Потому что в противном случае всякая борьба вообще становилась совершенно бесполезной – в руках Инквизиции абсолютное оружие, позволяющее разгромить мятежных магов в считаные дни.
   – Да, милорд ректор. – Вейде не спускала с него глаз. – Негатор, сиречь уничтожитель магии. Заветная мечта любого чародея. И… моя тоже, признаюсь откровенно. Во многом поэтому я… считала оправданным союз со святыми братьями. У меня… имелись подозрения, назовём это так.
   – Негатор, – с расширенными глазами повторила Соэльди. – Негатор… ну конечно же. Как я могла не…
   – Да, это важно, – медленно проговорил Шоар. – Благодарю, Вейде, что поделилась с нами. Впредь Нарн станет действовать более осмотрительно.
   – Осмотрительно, но не до… но не до полного бездействия.
   Анэто готов был поклясться, что с уст Вейде сперва чуть не сорвалось «но не до трусости».
   – Несомненно, – сдержаться Шоару стоило немалых усилий.
   – Итак, моя… власть над силой Западной Тьмы весьма ограниченна, – как бы подвела итог королева. – Это не неисчерпаемый источник, откуда можно забирать бездумно и беспредельно. Она дотошный ростовщик, эта Тьма. Всегда потребует вернуть взятое с процентами.
   – Но в отчаянном положении ты, конечно…
   – Конечно, – перебила нарнийца Вейде. – И не поколеблюсь. Но до этого мы дело не доведём, не так ли, соратники? Ведь для того мы тут и собрались: решить, что станем делать дальше.
   – Я веду войска на Аркин, – не стал медлить Анэто. – Впервые нам удалось оторвать от святых братьев лучшие полки старого света. Пехота Лесных Кантонов, семиградцы, немного сорвиголов из Мекампа. Всего около сорока сотен. Остальные разбрелись. Я не удерживал.
   Эльфы одобрительно кивнули.
   – Правильно, что не стали удерживать, дорогой маг, но штурмовать Святой Аркин с такими ничтожными силами, да ещё помня о преподобном отце Этлау – разумно ли это, милорд ректор?
   Мегана, подумал глава Белого Совета. Мег, моя Мег, которая сейчас невесть где. А что, если – если Этлау каким-то образом похитил её, скрывшись вместе с ней? Проклятый святоша стал слишком уж силён, он способен на совершенно невероятные и неописуемые вещи. Никакие «правила здравого смысла» не действуют, когда речь заходит об отце-экзекуторе. У него и дважды два запросто окажется даже не пять, а «сколько потребно».
   – Поддержу проницательную Вейде, – кивнул и Шоар. – Милорд ректор, никто не усомнится ни в вашей храбрости, ни в решительности. Но идти на приступ Аркина с…
   – Да-да, я понял. – Анэто с трудом скрывал раздражение. – Но в наступлении преступно медлить, когда противник растерян, а силы его рассеяны.
   – Мы об этом уже говорили, – напомнила Соэльди. – Корпус меченосцев и другие полки двинулись к Мекампу.
   – И, следовательно, сейчас самое время ударить! – Анэто сам устыдился собственной горячности. Не так, не так должен отстаивать на совете своё мнение глава не чего-нибудь, а самого Белого Совета.
   – Ударить? Чем? Тремя тысячами «медведей» из Лесных Кантонов? – повысил голос и Шоар. – Они отчаянные вояки и, раз решив, пойдут до конца. Но Аркин выведет на стены вдесятеро больше, даже если инквизиторы отправят на восток все полевые войска до единого человека. Не стоит считать Курию просто сборищем глупцов.
   – Кроме трёх тысяч алебард, у нас и все лучшие маги старого света – и из Ордоса, и из Волшебного Двора, – сухо отрезал Анэто. – Смею надеяться, что это тоже кое-чего значит.
   – Значило бы, мой дорогой кипятящийся маг, гордость которого никто и не думает оскорблять. Значило бы, не окажись у Инквизиции тех самых негаторов, о которых мы только что говорили.
   – Нет ничего абсолютного. – Анэто даже покраснел. – Негаторы – не более чем хитроумные девисизации, основанные на той же магии. Да, они подавляют обычные чары. Но общие и фундаментальные принципы всё той же магии говорят, что и негатор, в свою очередь, можно одолеть тем же способм, при помощи чар. В противном случае Аркин уже давно не оставил бы камня на камне от моей Академии.
   – Смело, но безрассудно, – рискнула Соэльди. – Милорд ректор, но взломать защиту негаторов во время сражения…
   – Да, быть может, это будет стоить жизней – и простых воинов, и магов. Но какова альтернатива? Оставить Этлау в покое, покорно ждать, пока нас перебьют поодиночке? Мессия Последних Дней – не о нём ли и не вами ли сказано, моя королева?
   – Ну почему же так сразу, – усмехнулась Вейде. – «Покорно ждать», «пока нас не перебьют»… Откуда такие уныние и неверие, милорд ректор? Да и насчёт Мессии ещё ничего не ясно.
   – Не пойму, куда вы клоните, ваше величество. – Всё время приходилось повторять себе про выдержку, спокойствие и терпение. Это же, быть может, самый важный разговор в твоей жизни, сударь мой Анэто, это твои единственные союзники, так что спокойно, сожми зубы и постарайся улыбнуться поестественнее, как тогда, в Храме Мечей…
   – Сейчас всё всем станет ясно, – посулила королева Вечного леса. – Разве вы сами, дорогой маг, не видите, что главная опасность исходит отнюдь не от Этлау?
   – А от кого же? – не выдержал Анэто. Кажется, это получилось совсем невежливо, тьфу ты, держи же себя в руках, чародей!
   – Только два слова: Салладорец и Спаситель, – невозмутимо произнесла Вейде. – Даже Западная Тьма не так опасна. В конце концов, мы научились жить с половиной нашего мира под Её мраком.
   – Но в последнее-то время Она очень даже резво полезла на восток!
   Вейде кивнула.
   – Именно. Некромант Неясыть каким-то образом, конечно, помог Ей одолеть барьеры или, во всяком случае, протянуть лапу куда дальше обычного. Вот почему я в своё время очень настойчиво уговаривала его отречься от чёрного искусства. Однако, – она вздохнула, – из-за чисто человеческого упрямства он, конечно же, отказался. И с этим мы ничего поделать не можем. Есть угрозы пострашнее. Я повторяю – Салладорец, Спаситель…
   Анэто вновь невольно поёжился. Спаситель, да.
   – Но разве можно Ему противостоять? – вырвалось у него.
   – Я не думаю, что Он неуязвим, – спокойно проговорила Вейде. – Не забывайте, дорогой маг, что Спасителя я видела своими собственными глазами. Так же чётко, как и всех вас. – Она обвела собеседников долгим взглядом. Глаза эльфийской королевы горели нестерпимым зелёным пламенем. – Нас, свидетелей Его Первого пришествия, осталось уже совсем немного. Здесь, в Вечном лесу, и далеко на востоке, среди царственных эльфов Зачарованного леса. Он только кажется всемогущим. На самом же деле Ему приходится подчиняться слепым, безликим законам, кои властны над всем тварным и бесплотным в нашей ойкумене. И в Эвиале, и в других мирах. Будучи зарождённым здесь, а не явившись откуда-то из заокраинных далей, Он – суть от сути того, где мы живём и умираем. И великие Законы Равновесия – не пустой звук даже для Него, хотя, собственно говоря, всё Его бытие и деяния – одни сплошные попытки отринуть эти установления.
   Анэто ощутил, что у него голова вот-вот пойдёт кругом.
   – Законы Равновесия?
   – Проявляющиеся у нас как «правило одного дара», или «откат», проклятие всех эвиальских магов, – сумрачно молвил Шоар. – Только действующие во всех мирах, сколько бы их ни оказалось.
   – Д-допустим. Но что же с того, что почтенная Вейде сама видела Спасителя? Как это может нам помочь?..
   – Кое-кто наверняка скажет, что противиться Его воле – страшный и смертный грех, – негромко проговорила Соэльди. – Те, кто верит, что Он принесёт вечное избавление от бед и тревог – чем, собственно, смерть так часто представляется вам, людям. Что, когда Он снисходит вторично, остаётся только пасть на колени и молиться о смягчении лично своей участи в посмертии.
   – Мы в Вечном лесу, – резко перебила Вейде, – верим… нет, знаем, что Он оставит от мира только сухую, безжизненную скорлупу. Высосет из Эвиала все соки. Все, кто живёт и дышит, неважно, птицы, звери, гады или же владеющие речью, – все погибнут. Это окончательная и невозвратная гибель, за которой не последует даже посмертия в Серых Пределах. Слуги Спасителя рассказывают красивые сказки о загробном воздаянии, где «последние станут первыми», но это просто выдумки, чтобы добрые поселяне не подняли священников на вилы и не спалили все до единой церкви. Когда я посмотрела Ему в глаза – этого я не забуду до последнего мига и дыхания. Голод, дорогие мои. Вечный, неутолимый голод. О да, Он непрост. Прочесть это в Его взоре удастся далеко не каждому. Но мне – удалось. Может, потому, что Он не счёл нужным притворяться передо мной?.. – Она перевела дух. – Это просто ещё один монстр, неведомо как явившийся в мир всем нам на горе. Он просто пожирает души. Ничего больше! – Она со страстью сжала кулаки. – Ужас и горе. Пустота и голод. Ничего больше! Ничего!..
   – Спокойнее, Вейде, – проворчал Шоар, с некоторой опаской глядя на разъярённую королеву; по волосам владычицы Вечного леса вновь бежали цепочки слепяще-снежных искорок. – Не спутай нас с бреннерцами.
   – Простите, друзья. – Эльфийка тяжело вздохнула, потупилась, спрятала лицо в тонких ладонях. – Я слишком хорошо помню Его взгляд. Он словно бы проверял, насколько каждый из нас… вкусен. Что Он испытает, поглотив душу каждого из нас.
   «Помни, это не абсолютная истина. Всего лишь слова, пусть даже их и произносит королева Вечного леса», – мелькнуло у Анэто. Ни на что нельзя полагаться полностью, ни на один источник, гласит первая заповедь историков. Только на их совокупность.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация