А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Райская машина" (страница 20)

   2

   Однажды, прогуливаясь в райских кущах, путешественник увидел дерево, на котором сидели белые птицы, и веяло от них печалью. «Что это за птицы?» – спросил он. «Это души грешников, – объяснили ему, – по воскресеньям им разрешено покидать ад».
Кармело Сольдано
   … – Если долго меня не будет – не паникуй, – сказал Панин. – Нам надо притихнуть. Обстановка такая. Ну да ты, я смотрю, не пропадёшь. Робинзона нужда человеком на острове сделала, а тебя скука формирует…
   Мерлин и в самом деле стал осваиваться по-настоящему, словно бы готовился к совершенно автономному существованию. Он старался зря не расходовать энергию, хоть Панин и уверял, что всё оборудование Дома самое крутое и постоянно его людьми курируется и обновляется. Мерлин решил играть в Последнего Человека На Земле, а не быть жильцом гостиницы, где «всё включено».
   Опыт книжного Робинзона тут не годился, опыт колонистов «Таинственного острова» тоже, поскольку он словно бы жил в цинковом ящике, подброшенном капитаном Немо и набитом дарами цивилизации. Главное было не одичать, не распуститься, не поплыть по течению…
   О существовании Тани Роман Ильич иногда счастливо забывал, но неизбежно то тут, то там слышал её голос: «Вот и всё, чародей, вот и всё, отцвели мои губы…»
   Подъём, зарядка, прогулка, завтрак, проверка всех систем, чтение, прогулка, теплица, огород, тир в подвале… Стрелять по живым мишеням Мерлин не собирался, хотя таёжные обитатели давно воспринимали Дом Лося как часть природы. Но и приваживать птиц да белок к Дому было нельзя. Хозяин не рекомендовал.
   – А то зверьё тебе живо на шею сядет, как доктору Айболиту, – говорил Панин.
   За датами Роман Ильич давно перестал следить – ему достаточно было смены времён года…

   Глава 20

   1

   Студент Горик, как и обещал, приехал с утра и привёз всё необходимое – и вёдра, и малярную щётку, и мочальный квач. Он споро замесил в ведре известь, провёл щёткой пару раз по потолку и щедро обрызгал расстеленные на полу прихожей газеты. Я сложил из старого «Труда» шляпу-лодочку и тоже оросил её белоснежной жидкостью – равно как и стремянку, добытую на балконе. Ремонт стал в разгаре. Теперь ни у кого из пришедших случайно не возникло бы желания пройти в глубину квартиры – ещё закрасишься!
   Лайбон позавтракал, облачился в свой костюм а-ля Великий Гэтсби, наточил ассегай и отправился вершить таинственные дела.
   Мы с Гориком прошли в кабинет, где он достал из сумки ноутбук и футляр с дискетами.
   – В Инет не полезу! – сразу предупредил я.
   – И не надо – засекут, – сказал Гордей Кулешов. – Нынче в Сети только дети да геймеры ходят. Девяносто девять процентов чистейшего мусора. Сеть сейчас не источник информации, а… её даже с компостом не сравнить.
   – К этому шло, – сказал я.
   – Вот всё, что ребята достали, – Горик похлопал по футляру. – С бору по сосенке. И про «Фортецию», как вы просили. Но ЦК очень на вас надеется. Панин говорил, что вы исключительно талантливый аналитик…
   – Аналитик из меня как из члена вожжа, – честно сказал я. – Так, удавалось иногда сложить мозаику. В пределах весьма среднего здравого смысла. Так что пусть ваш ЦК не обольщается…
   – Нам выбирать не приходится, – сурово сказал студент. – В общем, работайте, Роман Ильич.
   Я запоздало прижал палец к губам и обвёл комнату рукой.
   – Нет, – замотал головой Горик. – Если что и было, майор давно на сторону загнал. У нас с этим строго. Даже на улицах средний срок жизни видеокамеры – меньше суток. Дети балуются, птицы гадят…
   – Суровость законов компенсируется коррупцией и саботажем, – кивнул я.
   – Именно. Так что приступайте, – скомандовал студент.
   – Зубки-то не шатаются? – осведомился я.
   Горик смутился.
   – Ну, Роман Ильич… Просто я в активной группе привык… У нас по-военному!
   – А у меня по-гражданскому, – сказал я. – Гуляй, студент. Сессию-то не завалишь?
   – Досрочно сдал, – достойно молвил Гордей Кулешов, поклонился и вышел.
   Некоторое время я ощущал себя последним мудрецом на Земле, и ощущение было приятное, как и положено при спасении человечества. Но недолго оно длилось. Мудрецы, конечно, есть. Их не может не быть. Только никогда им не объединиться: шибко умные. Заговор дураков более чем реален, заговор мудрецов выдуман дураками…
   Ну да, ну да. Ты обманывал нас, обречённый Тезей, и оборвана нить Ариадны…
   «Сайгу» я действительно почистил, собрал и повесил на стену – на тот самый гвоздь, где висела «Композиция № 5» Родченко. Саму картину бывшая супруга забрала – не знаю, как уж она провезла её через таможню. Хотя именно я нашёл этот конструктивистский шедевр буквально на помойке ещё в студенческие годы…
   Придётся мне стрелять или нет, но бить себя по голове больше никому не позволю. Она нынче людям нужна.
   Я сделал несколько глубоких вздохов и приступил.
   Для начала надо было разобраться с политической обстановкой в стране и мире. Никаких качественных изменений на первый взгляд не наблюдалось – только персональные. В моей стране по-прежнему была двухпартийная система: у власти стояла команда, прозванная в народе «Россия загребущая», а оппонировала ей «Россия завидущая». Всё как и раньше. Новые фамилии, свежие физиономии, облагороженные «фотошопом». Здравствуй, племя младое, но до блевотины знакомое…
   Ладно, это не горит. И не тонет. Главное – Эвакуация.
   Всё началось, как я понимаю, с появления человека (?) по имени Бодаэрмон-Тирза. И тут я встал в тупик: по одним источникам, спасительный посланец объявился на Гавайях – его ярко-бирюзовый скафандр-экзоскелет вынесло на берег прибоем во время Всемирных соревнований по сёрфингу. По другим – вышел он к людям из недр адронного коллайдера в Церне. Звёздный парусник, доставивший Тирзу на Землю, с одной стороны, затонул в океане, с другой – был разрушен в кольце коллайдера потоком бозонов Хиггса. Самое странное, что никто из официальных лиц не видел тут ни малейшего противоречия. Сразу вспомнилась мне «Логика мифа» Голосовкера, где античный бог мог быть одновременно конём, бабочкой, прекрасным юношей и горным потоком. Греков это нисколечко не смущало…
   Многочисленные фотографии пришельца были мне уже знакомы. Рост его подходил под три метра, передвигаться без экзоскелета бедняга не мог и сразу был окружён врачами. Видно, в большой спешке Тирза собирался в свой полёт, коли не удосужился сделать соответствующие прививки – вот и захворал всеми болезнями сразу… Основное внимание уделялось жертвенности его миссии.
   Историческое совещание Совета Безопасности ООН, на котором было оглашено так называемое Слово Спасения, прошло вокруг постели звёздного страдальца в швейцарской клинике (вот откуда коллайдер-то взялся!), и доставили его… Ну да, с Гавайских островов. А хрюли нам здравый смысл! Миф куётся не отходя от кассы!
   Особенно поразила меня запись речи Бодаэрмона-Тирзы – простая, как мычание. Собственно, это и было мычание. Но ведущий лингвист мира сэр Дуглас Макдермотт (сроду про такого не слышал) после обработки мычания на суперкомпьютере без труда его расшифровал. Поскольку химэйский был тем самым праязыком, от которого произошли все земные наречия. Тут кстати вспомнили и нашего академика Марра с его четырьмя корнями – «сал», «бер», «йон» и «рош», – пригодился старик, даром что его товарищ Сталин посмертно расчихвостил. Языковеды развели вокруг химэйского языка такую пропасть статей и исследований, что заглянуть в оную я даже не пытался, да и смысла не было. Поскольку – явное и бесстыжее нагибалово.
   Нет, сэра Дугласа опровергали, и блестяще, представители старой школы, в особенности структуралисты. Они утверждали, что так называемый химэйский – просто набор слов, заимствованных из самых разных экзотических языков, для которого не потрудились даже выдумать убедительную грамматику. В ответ строптивцы слышали, что они – закостеневшие ретрограды, готовые ради своего научного благополучия обречь население планеты на неминуемую гибель…
   То же самое слышали и физики, рискнувшие сказать: что-то у вас, господа, со временем не так, а скорость света вообще никто не отменял… Эйнштейн ошибался, возражали им, давно пора было до него добраться… Фуфло ваш Эйнштейн! Да и хромосомная теория, если честно сказать… А уж Дарвин вообще натуральный бандит!
   Какой-то негодяй-журналист даже узнал в мычащем Бодаэрмоне слабоумного пакистанского великана Абдуллу Барзая из «Книги Гиннесса», но его убедительно опровергла фотография могилы упомянутого Абдуллы. Журналюга стал что-то вякать про клонирование, но ему тоже сделали предложение самому отправиться на Химэй…
   Официальная наука была официально объявлена фуфлом. Оживились экстрасенсы, контактёры и прочая уфологическая и мистическая публика. Они-то знали, они-то чувствовали: что-то на Земле не так! Будь она проклята, искорёжившая и согнувшая наши высокие стройные тела! Тесна нам наша улица, не на той мы улице родились, не для того, чтобы прах земной месить, а призваны мы порхать и парить на Просторе – якобы так переводилось название «Химэй». Мы – звёздные Робинзоны, за которыми пришёл спасительный корабль…
   Это всё равно как объявить мальчику-побирушке, что он есть природный герцог и внук миллиардера… Да и жить будет практически вечно – пока не надоест… И никакие стихии ему теперь не страшны…
   Ведь гибель грозила человечеству отовсюду, и астероид Бриарей был ещё не самой страшной угрозой, а просто самой наглядной…
   Тут до меня дошло, что эта промежзвёздная мистерия, при всей её топорности, началась уже давно. На неё работали и озонные дыры, и птичий грипп, и глобальное потепление, и новый ледниковый период, и предсказания Нострадамуса, и календарь древних майя.
   Передо мной, маленьким, затравленным и безнадёжно отставшим от жизни человечком, стояла Великая Ложь. Обойти её было невозможно, опровергнуть – очень легко, но никто бы не понял, что она опровергнута. Не сумел или не захотел понять.
   Есть сведения, что некий римский легион в своё время добрался аж до Китая. И вот, представьте, из такого похода лет через сорок возвращается в Вечный город единственный уцелевший – седой десятник-декурион. То, что его никто не помнит и не ждёт, ещё полбеды. Беда в том, что Рим стал другим. Всем заправляет некая иудейская секта, считавшаяся в дни его молодости запрещённой. Изображения старых добрых богов, в том числе и домашних, уничтожены. Поклоняется город какому-то провинциальному пророку, позорно казнённому на кресте. Все твердят о любви и терпимости, раздают имущество нищим и одновременно режут друг друга из-за теологических разногласий. А варвары грозят вторжением. Много ли шансов у декуриона, пусть даже мудрого и всё-то повидавшего, вразумить спятивших соотечественников? Да его в первой же таверне зарежут как богохульника, если не успеет убежать в деревню и купить себе виллу за выручку от продажи трофейного китайского шёлка…
   Вот примерно в таком положении я и нахожусь.
   Правда, в царевича Сайяпала верят далеко не все. Многие убеждены, что Земля – никакой не остров Робинзона, а химэйская каторга. И что над её узниками проводились бесчеловечные эксперименты – их гнобили повышенной гравитацией, на них испытывали всяческое бактериологическое и климатическое оружие, но потом плюнули и забыли на несколько тысяч лет. А теперь химэйцам стало стыдно, вот они и стараются ублажить несчастных родственников, и скрывают страшную правду. И потерпевшим следует предъявить жителям Простора нехилую компенсацию и вообще с ними, мучителями, разобраться.
   Но эта теория тоже работает на Великую Ложь. Чтобы люди сомневались в официальной версии, но не сомневались в главном – Биг Тьюб существует, и туда надо возвращаться.
   Есть и международное движение Отказников – они хранят верность Старой Земле и считают, что на Химэе им делать нечего; правда, никто не утверждает, что никакого Химэя нет вообще. Странно, что среди них много состоятельных и авторитетных людей. Хотя и не странно – кем они станут на Вечной Родине? Рядовыми гражданами Эдема? Отступники тоже нужны, без них Истина не Истина…
   Количество Узлов Эвакуации я так и не смог определить точно – то ли двенадцать, то ли пятнадцать. Оборудованы они по последнему слову химэйской техники. К слову сказать, жители Биг Тьюб щедро поделились с обездоленными землянами своими технологиями – правда, все они засекречены от простых смертных. Это ни у кого не вызывает возражений: мы люди тёмные, пусть лошадь думает, у неё голова большая. Эксперт сказал – значит, так оно и есть…
   Вообще всё это походит на гремучую смесь «Тайной доктрины» мадам Блаватской с «Новой хронологией» академика Фоменко. Но ведь действует!
   Ещё я установил, что в каждом регионе имеются свои варианты Великой Лжи – с учётом национальных и конфессиональных особенностей. В Штатах, например, всем стали верховодить мормоны – так как в их «Книге ангела Морони» всё давно прописано.
   Да оно и везде прописано: «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царствие небесное».
   Поразил меня и небывалый альтруизм, проявленный сильными мира сего. Главы крупнейших государств поклялись, что покинут Землю в последнюю очередь, как и подобает капитанам гибнущих кораблей. Действительно, в привилегированном положении оказались страны и народы, находящиеся у черты гуманитарной катастрофы или уже в ней пребывающие. В Африке дела совсем худые, как и рассказывал Киджана. И всего два средненьких Узла: один в Асуане, другой в ЮАР. Вот беженцев и везут к нам да ещё в пару Узлов помощней. И оплачивает эту благотворительность Международный валютный фонд.
   Очень мало материалов по Китаю. Там вообще непонятка. Узел в Трёх Ущельях по мощности не уступает крайскому, но кого они отправляют в Парадиз и в каких количествах – большая тайна. Как и то, что за этот Узел идёт не признаваемая Пекином гражданская война.
   Рассуждения прервал звонок в дверь. Звонок у нас был довольно противный и резкий. Я решил открыть – чёрт с ними, какой спрос с таджика? Какое-то время колебался – не прихватить ли карабин, но потом понял, что со званием гастарбайтера оружие несовместимо…
   Господи, я тут всего-то несколько дней, а уже отупел от цыганской нейролингвистики и ничего не соображаю! Как же люди-то живут?
   Я заложил дверь в кабинет малярной щёткой и пошёл в прихожую. У меня-то глазок был, и в нём покачивались два лица – мужское и женское. Наличие женщины меня почему-то успокоило, и я отворил.
   – Алала! Божьи люди пришли потолковать с вами о душе! Она подвергается серьёзнейшей опасности! – затараторила женщина. Облачена она была в серую сутану, а спутник её – в светлый летний костюм. Оба примерно моих лет.
   – Пожалуйте! – сказал я, забыв, что имя моё Умар. Совершаю глупость за глупостью… Хотя, может быть, узнаю от этих проповедников что-нибудь полезное?
   Полезное? От проповедников?
   Для начала они спели пару куплетов на каком-то незнакомом языке – я даже группу определить не смог…
   – Брат академик Палагушкин неопровержимо доказал, – роскошным баритоном поведал мужчина, – что все книги ошибались…
   Его спутница в доказательство тут же выхватила из сумки довольно толстую брошюрку и растерзала – хорошо хоть в прихожей, где мусора уже хватало.
   – Так уж и все? – не поверил я.
   – Все до одной, – не смутился проповедник. – Даже Евангелия недоговаривают…
   – Даже Евангелия? – поразился я.
   Проповедница тем временем бесшумно проскользнула мимо меня в зал. И стало ясно, что именно они проповедуют! Ищи-ищи, моя бывшая Елена Олеговна всё ценное ещё когда забрала!
   А мужчина не сдавался:
   – Христос не открыл людям последнюю, самую главную тайну!
   – Неплохо бы узнать, – сказал я. – И в чём она заключается?
   – А в том, – торжественно сказал проповедник, – что Пришествие Его к нам и было Сошествием во Ад!
   И пламенно пропел ещё один безумный псалом.
   – Вот ведь как бывает, – посочувствовал я. – Выходит, Земля и есть Преисподняя?
   – Конечно! – обрадовался мужчина. – А разве вы раньше этого не замечали?
   – Конечно, есть отдельные недостатки, – потупился я. – Но в целом…
   – Спаситель утешил людей тем, что существует и Тьма Внешняя, – сказал проповедник. – Где муки ещё сильней и горше, нежели в земной юдоли…
   – Верно, – кивнул я. – Как узнаешь, что кто-то живёт ещё хреновее, так на душе и полегче станет. Да он неплохой психотерапевт, этот ваш Христос!
   Мужчина выкатил глаза:
   – Вы нигилист, что ли? Сестра, сестра Лакримоза, прочь отсюда! Здесь рассадник нигилизма!
   Прибежала сестра Лакримоза. Сумка её раздувалась.
   – Клади вещи взад, падла, – сказал я и взял одно из вёдер. – Тут у меня известь негашёная, плесну в шары – а поводырь у тебя уже есть!
   – Да и подавись своими тряпками, – отвечала сестра Лакримоза. – Для беженцев пожалел! Позор!
   Казалось бы – нечего тут ей брать, ан нет: помимо моих обновок не побрезговала сестра и старыми джинсами, и кирзачами, и хламидой Киджаны…
   – Всё, всё выгребай, – неумолимо сказал я. – Сейчас милицию вызову!
   – В Химэй не унесёшь богатства земные, – укоризненно прокурлыкал проповедник. – А кому-то они, возможно, помогут дожить до Перехода в Простор… Мы не станем докладывать о ваших настроениях, если вы пожертвуете…
   – Ты сейчас у меня квач проглотишь, – пообещал я.
   Я проверил сумку и выпихал божьих людей за дверь. Больше никому открывать не буду!
   Выбили, паразиты, из колеи! Что-то важное приходило ведь в голову, но не дождалось хозяина и ушло…
   Я подошёл к окну.
   День помалу клонился к закату, а двор моего детства перестал существовать. Там, где были когда-то могучие старые тополя, детские песочницы, доминошный стол и лавочки, высилась теперь кирпичная «свечка» повышенной комфортности, словно донжон в средневековом замке. Башню окружала высокая чугунная ограда. За оградой толпились иномарки – отнюдь не ржавые и не растасканные на запчасти.
   Наш дом, как и весь квартал, когда-то считался господским, но в этом наверняка поселились сами боги… Правда, мы теперь могли из своих окон любоваться их красивой жизнью совершенно свободно, а с биноклем так и вообще. Вот возьму сейчас карабин да разожгу в себе классовое негодование!
   Не сидели у подъездов старушки, не катались дети на велосипедах. Даже попрыгать на джолли-джамперах было им негде. Я всё надеялся увидеть кого-нибудь из знакомых – непонятно зачем. Я таджик Умар, а не преступник Мерлин. Но я же ещё и Достигший!
   Вздохнул я и вернулся к работе с документами. И так увлёкся, что не заметил и не услышал, как вернулся лайбон и как возился на кухне. Он позвал меня поужинать, и только тут я вспомнил, что ничего не ел с самого утра.
   После чебуреков меня обуяла дикая лень и отвращение к печатной продукции, хоть и на экране.
   – Спать буду! – объявил я.
   Киджана вздохнул. Видно, не увенчались успехом его поиски. Осунулся седой воин, запечалился…
   – Отгадай загадку! – снова предложил он и, не дожидаясь ответа, спросил: – Кто там в хижине у стенки прячется?
   – А крыса, – мгновенно сказал я.
   – Ты сам крыса! Это вдова, которой не дали напиться бычьей крови!
   Ну да, ну да. Как же я не догадался! А ещё пытаюсь разобраться в нынешней картине мира!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация