А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Любовь под развесистой клюквой" (страница 9)

   – Когда? – взглянул Глеб на Тоню.
   – В конце года, – мышью пискнула та.
   – Получается... через три месяца, – подсчитала в уме Елизавета Аристарховна.
   – Да мы успеем! – ободрил ее Глеб. – Я вот лично сам по телевизору видел – там совсем неумех учили танцевать за два месяца. А у нас все же три!
   – Не забывайте, молодые люди, – строго прервала его дама. – Нам только полгода вес сгонять нужно.
   При этих словах Тоня и вовсе пожалела, что на свет появилась.
   – А зачем? – искренне изумился Глеб. – Нам не надо! У нее... ну, все же на месте!
   – И причем в избытке, – рассматривала фигуру будущей ученицы педагог, – Вот что, Глебушка, сбегай-ка к в магазин, купи шоколаду, Зоя пока чай поставит.
   – Но как же? – залепетала Тоня. – Вы сами говорите, мне надо вес сгонять, а шоколад...
   – А шоколад буду есть я. Ты с сегодняшнего дня начинаешь вырабатывать в себе силу воли. Глеб! Ты идешь?
   Глеб унесся, и Тоня осталась один на один с этой непростой женщиной.
   – Вы знаете, – бесстрашно начала Тоня, – я слышала, что нужно уметь полюбить себя такой, какая есть.
   – Дорогая, признайтесь, а что вам мешает любить себя более стройную? – невозмутимо спросила хозяйка. – Поверьте мне, так любовь возникнет гораздо быстрее. Ну что же мы сидим? Давайте приступим.
   И они приступили. Для начала Елизавета Аристарховна включила быструю музыку и попросила Тоню потанцевать, представив, будто она в кругу родственников отмечает день рождения.
   – Не забывайте, вы наверняка выпили шампанского, и ваши движения нисколько не скованы! Не робейте же, ну!
   Сначала у Тони получалось плохо. Она все время косилась на даму, видела себя бегемотом на танцполе и мечтала провалиться к соседям. Но когда Елизавета Аристарховна на секунду вышла к Зое на кухню, все стало налаживаться, и Тоне даже удалось на мгновение забыться.
   – В общем-то, не все так безнадежно, – сразу же услышала она. – Продолжайте.
   Тоня не могла, ее снова сковал стыд.
   – Танцуй, черт тебя подери!!! – рявкнула утонченная дама, и страх мгновенно испарился. Тоня вдруг поняла, что эта маленькая женщина вовсе не фуфырка, и не кичливая совсем, и смеяться не станет, и никому не расскажет, какая ее новая ученица неуклюжая. И все стало получаться. Конечно, она не выдала румбу, пассадобль, или ча-ча-ча, и даже танго ее бешеные скачки не напоминали, однако...
   – А ты знаешь, у тебя может получиться, – склонила голову Елизавета Аристарховна. – Годиков через пять.
   Похоже, тетушка шутила, потому что в ее глазах прыгали веселые искорки. Но на шутку Тоня ответить постеснялась. И тогда Елизавета Аристарховна уже серьезно продолжала:
   – У тебя есть чувство ритма, ты хорошо слушаешь музыку, сохранила гибкость. Вот только не хватает фантазии!
   – Че... чего? – не сразу поняла Тоня.
   Елизавета Аристарховна подбежала к своей технике, достала диск, и на экране под дивную музыку поплыли лебеди. А потом полетели ласточки, стали извиваться змеи, распускаться цветы...
   – Вот! Ты лебедь! – командовала учительница. – Руки! У тебя не руки, а крылья! Ну, давай! Ты легкая, как птица! Как пушинка! Ты – бабочка! Мотылек! А теперь мотылька закружил ветер! Фантазируй же! Слушай музыку, это так... божественно!
   И вдруг Тоне стало жутко интересно изображать из себя то мотылька, то пушинку, махать по-птичьи крыльями и извиваться змеей.
   – А можно я к вам свою дочь приведу?! – прочувствованно спросила она. – Она уже столько лет занимается, а никогда вот такого не рассказывала! И вообще, у них педагог, от которого одни слезы!
   – Приходите вместе. Однозначно, – решительно заявила Елизавета Аристарховна. – Танец должен оставлять после себя состояние праздника, а не осадок ржавчины. Ну как вы ногу-то поднимаете?! Вы – лебедь, и это у вас не нога, а лебяжья... лапа...
   Когда пришел Глеб, обвешанный пакетами со сластями, Тоня уже сидела мокрая от пота – за время, что он ходил, она даже не присела.
   – Принес! – передал пакеты Зое Землянин и пояснил: – Я на всякий случай там много чего взял – и тортиков, и конфет и кексы с булками. Елизавета Аристарховна, я подумал, если Тоня увидит столько изобилия, она быстрее волю воспитает.
   – Это не мужчина. Это – рождественский подарок! – закатив глаза, простонала Елизавета Аристарховна и немедленно на него накинулась: – Глеб, ты слишком долго гулял, становись рядом с Тосей. Девочка, ничего, если я вас буду так называть? Поверьте – у меня с этим именем связаны лишь самые светлые воспоминания!
   – Да-да, конечно, – зарделась Тоня.
   – У Елизаветы Аристарховны была любимая пуделиха – Тося, – улыбнулся Глеб. – Светлая ей память.
   – Да! – дернула головой хореограф. – У меня к ней была искренняя любовь. И при этом имени... на меня накатывает волна любви и умиления.
   – Да ничего-ничего, зовите, – пробормотала Тоня.
   – Глеб! Становись к Тосе, попробуем вас в паре! – скомандовала дама и без лишних разговоров сунула Тоню прямо в руки Глеба.
   Заиграла музыка! И такие томительные звучали аккорды, и так бередили они душу! А его глаза были близко-близко... и дыхание... и вот это крепкое плечо, на которое Тоня никак не могла отважиться положить руку.
   – Глеб! Возьми же девочку за талию! Господи, да что с тобой такое? – не понимала Елизавета Аристарховна, а Глеб стоял, безвольно опустив руки, и разглядывал непослушные, озорные кудри, которые в изумительном беспорядке торчали во все стороны, раскрасневшуюся щеку, маленький вздернутый нос, и дыхание его само по себе давало сбой.
   – Так! Хватит друг на друга пялиться, не в первом классе! – сурово прикрикнула на новоиспеченных учеников строгая дама. – Под музыку и-и тра-та-та!
   Музыка и напор хореографа сделали свое дело. Пара сначала неуверенно, прыгая и подскакивая, потом все более плавно и спокойно начала двигаться по большой зеркальной гостиной.
   – Тося! Легче! Легче! Где полет?! Чего ты вцепилась в его плечо? Глеб! Нежнее! Бережнее! Ты поймал бабочку! Полет! Ты поймал бабочку! Легкую бабочку! Она может упорхнуть в любой момент! Нежнее!
   – Да я б и рад... бабочку! – краснел от старания тот. – Я б и рад, только чего она ногами дрыгает?!
   – Какие ноги? Я – мотылек! – вжилась в роль Тоня.
   – Ну, блин... а ноги такие здоровые тогда откуда? – не унимался Глеб.
   Видимо, ноги и помешали в очередной раз легко приподнять партнершу, и Глеб резко опустил ее прямо перед собой. Уж если до этого Тоня была к нему непростительно близко, то сейчас...
   – Зоя! Налей мне чаю! – не выдержала мудрая Елизавета Аристарховна их напряженного молчания.
   – Пусти... – пролепетала Тоня, боясь, что он ее послушает.
   Глеб тряхнул головой и разлепил руки, которыми крепко прижимал Тоню к себе.
   – А знаешь, – опомнился он и повесил на губы свою привычную усмешку, – твой будет доволен. Ты молодец.
   – Он уже давно доволен, и даже без меня, – пробурчала Тоня, одергивая задравшуюся кофту. – Я ж тебе говорила: у него роман с партнершей.
   – Помню, но ведь я пообещал...
   – Отвези меня домой, – неожиданно попросила Тоня.
   Она больше не могла слушать рассуждения Глеба о том, как он старательно тренирует ее для Генаши, которому Тоня не нужна никакая!
   – Хорошо, только надо предупредить Елизавету Аристарховну, – пожал плечами Землянин. – Елизавета Аристарховна! Сегодня время у нас уже поджимает, когда следующий урок?
   Дама назначила им урок на послезавтра.
   – Вот и хорошо, а то у меня завтра серьезные дела, – с облегчением выдохнул Глеб, и Тоня скривилась – мог бы настолько откровенно не радоваться.
   И все же он сумел поднять настроение. Уже когда она, выйдя из машины, направилась к своему подъезду, он ее догнал и громко чмокнул в щеку:
   – Скажи, что мы молодцы, верно? – а его глаза вытворяли черт знает что.
   – Угу... – счастливо кивнула она и понеслась домой, перескакивая через две ступеньки.

   Глава 6
   Научи ученого...

   Геннадий с Лалой валялись на диване и щелкали пультом телевизора. Однако при появлении Тони вскочили и встали в третью позицию – Тоня должна была видеть, что пара уматывается вусмерть и, конечно же, кроме как о танцах, думать ни о чем не может. Делалось это для того, чтобы хозяйка дома, пожалев старателей, немедленно кинулась к плите.
   – Гена, здесь ты выходишь на передний план! – командовала Лала под какую-то нудную мелодию. – И опять ты! А тут я пошла! И пошла-пошла-пошла...
   – Тебе, Клавка, полета не хватает, – чуть склонив голову, невольно выдала Тоня. – Ты будто бы не ноги ворочаешь, а бетонные сваи.
   – Что-о? – споткнулась на месте Лала. – Гена! Что такое несет твоя... эта тетка? Она меня будет учить? Она? Меня? Геннадий! Либо ты с ней разберись, либо... отправляйся на город вместе с ней. А я прошу пардона!
   Геннадий выгнулся дугой и пошел на Тоню хилой грудью.
   – Антонида! Нам надо объясниться!
   – А-а, вон как, – усмехнулась Тоня. – А я думала – вам поесть надо.
   – Одно другому не мешает! – резонно заметил бывший супруг и демонстративно уселся за стол. – Антонида! Ты сильно изменилась! Ты стала... невыносимой! Нет, я прекрасно понимаю, твое душевное спокойствие нарушил наш развод, но помилуй! Нельзя же на меня сердиться из-за того, что я люблю все прекрасное! Я танцор! Артист! И должен принадлежать народу!
   – Ой, да пусть тебя имеет, кто хочет, – бросила Тоня, но вовремя схватила себя за язык. – Гена, я только в том смысле, что...
   – Вот! Вот она – женская ревность! – торжественно провозгласил Геннадий.
   – Гена! – настойчиво звала из гостиной Лала. – Почему она передо мной не извиняется? И вообще, поторопись! Мы еще должны отточить парочку движений!
   – Да отточи ты что-нибудь одна! – не выдержал несчастный партнер.
   Лала решила показать характер – завыла в голос на манер платных плакальщиц, хлопнула дверью и удалилась.
   На ее уход Геннадий не отреагировал, сейчас куда интереснее было поучать супружницу.
   – Вот ты ревнуешь меня... ревнуешь-ревнуешь, думаешь, я не вижу? Ты не кормишь меня, как раньше...
   – Так раньше ты хоть какие-то деньги приносил.
   – ...не покупаешь мне пену для бритья, у меня уже кончились все целые носки! И почему у нас дома нет фруктов? Сейчас как раз пошли дешевые арбузы!
   – Так вы же живете с Лалой! Пусть она и беспокоится о носках и арбузах!
   – А я тебе еще раз говорю, – скалился ветреный муж. – Ревность никого не красит. И потом, я пока ничего... не решил с Лалой. Она только сейчас сообщила мне, что у нее, оказывается, где-то имеется взрослый сын! И на кой леший мне такое приданое? Это ж... с ним же надо налаживать какие-то отношения!
   Тоня вздохнула:
   – Да какие отношения? Лично он Лалу матерью не считает.
   – Ты сейчас мне наговоришь, – недоверчиво сощурился Геннадий. И уставился на Тоню, ожидая долгого рассказа.
   Но она ничего не стала говорить. Не ее это тайна, а значит, рыться в ней незачем.
   Тоня прекрасно знала, что за история произошла у Клавы с сыном.
   Первый раз Клавдия выскочила замуж очень рано. Супруг, Евгений Андреевич, был уже в годах, что называется, пожил, и страшно хотел ребенка. Во-первых, боялся не успеть дитя на ноги поставить, а во-вторых, наивно полагал, что ребенком привяжет младую жену к дому и та перестанет носиться по дискотекам и друзьям точно угорелая. Только и Клавочка понимала, ребеночек появится – все! Прощай, молодость, свобода и краса. Здравствуй, нудный муж и грязные пеленки! Можно подумать, она замуж бежала из-за детей! Да ей жить было негде! И не на что! Вот оттого и в жены выскочила. А это еще не повод для рождения ребенка! Но Евгений Андреевич поставил вопрос ребром: либо дети, либо развод. Пришлось родить. Получился весьма славный мальчишка – Юрик. И заботился о нем Евгений Андреевич, и баловал его, и любил свою кровиночку без меры. А супругу просто заваливал подарками. И все было бы безоблачно, если бы Юрик не заболел. Серьезно. Срочно понадобился донор, и лучше всего – родной отец. Тут и выяснилось, что Евгений Андреевич в доноры не подходит.
   – Это как же, получается, что отец не я?! – гремел несчастный.
   Пришлось Клавочке сознаться, что в рождении Юрика принимал участие один ее пылкий воздыхатель, некий Болтунов. Еле удалось откачать Евгения Андреевича. Сына требовалось спасать, и Болтунов был найден.
   Но и он не подошел в доноры к бедному мальчонке. Тогда Клавочка призналась, что Болтунов не единственный ее поклонник, был еще и некто Петрищев. Потом оказалось, что отцом Юрика могут по праву себя считать еще двое товарищей. И только после каким-то чудом выяснилось, что мальчика по халатности медперсонала подменили в роддоме. Ребенка удалось спасти, но семья погибла. Тоня слышала, что Евгений Андреевич воспитывает теперь и родного сына, и Юрика, а Клавочка, успешно отвоевав себе квартиру, осталась снова незамужней девицей. История некрасивая, и зачем надо было Лале говорить про сына, который ее и матерью-то никогда не звал.
   – Ну расскажи же, расскажи! – теребил Гена. – Может быть, я тогда наконец определюсь, кого предпочесть: тебя или Лалу!
   – Поздно, – вздохнула Тоня. – Я сама все определила. Оставайся с Клавой, а я... а у меня...
   – У тебя появился мужчина?! – выкатил рыбьи глаза супруг. – И кто он? Наш электрик? Дворник дядя Антон?
   – Нет, – усмехнулась Тоня. – Это прекрасный, самостоятельный, честный, настоящий человек! И если... ну, в общем, остальное тебя не касается.
   – Позвольте! – поднялся на дыбы Генаша. – Еще большой вопрос, соглашусь ли я!
   – Это уже не вопрос, – отмахнулась Тоня и направилась к телефону. Она не могла ждать утра, чтобы поговорить с Мариной. Не терпелось рассказать, как прошел первый день танцев. Как смотрел на нее Землянин, как он прижимал ее к себе, какие были у него глаза...
   Уже через минуту Тоня сидела у себя в спальне и, захлебываясь словами, говорила:
   – Маринка! Ты с ума сойдешь! Я как бабочка! А музыка... И он меня к себе так близко-близко!..

   Следующее занятие у Елизаветы Аристарховны было еще сказочнее. Глеб сразу же уверенно привлек к себе Тоню и вообще хватался за нее даже тогда, когда не требовалось.
   – Глеб! Ну что ты за нее уцепился? – ругалась строгая хореограф. – Сейчас вовсе не надо отрабатывать парные движения. Вы должны хоть по отдельности чему-то научиться. Тося, девочка моя, смотри на ногу – р-раз! И пошла вверх! Правильно! Она тебя лягнула. А потому что ты опять подошел к ней непростительно близко! Тося! Р-раз! Глеб! А у тебя где ноги?! Да отойди ты от своей партнерши!
   – Не могу! – оправдывался Землянин. – Она без меня такого наворотит! Вон ногами как разбрасывается! А давайте я с этой стороны пристроюсь...
   Тоня только тихонько фыркала, краснела и стреляла глазами – ей вовсе не хотелось, чтобы Глеб куда-то там отходил. Она же и шла сюда только за тем, чтобы быть ближе к нему. Так что все идет по плану.
   – Тоня! Куда ты уставилась! Тут же я! – по-мальчишески дурачился тот. – Будешь воротить нос, я тебе подножку поставлю...
   – Глеб! – тут же реагировала педагог. – Что за шепотки? Сейчас надо работать! Тося! Нога пошла назад... дальше... ну, выше поднимай!
   – Она не умеет, можно я ей помогу?
   – Да ты свою ногу подними! Она у тебя тоже словно костыль! Нужно гибче!
   – Ой, и что у нас с ногами, прямо ужас какой-то, – по-бабьи причитал партнер, поглядывая на Тоню лукавыми глазами.
   Тоня мечтала, чтобы это занятие длилось вечно. Чтобы возле нее крутился Глеб, чтобы Елизавета Аристарховна ворчала, а сама Тоня всякий бы раз сгорала от огня, когда руки Глеба к ней прикасались. Но урок промелькнул одним мгновением.
   – Все, ребятки, пора и отдыхать, хорошо поработали, – по-доброму улыбнулась Елизавета Аристарховна.
   Тоня посмотрела на часы и с удивлением отметила, что прошло уже больше четырех часов!
   – Поедем, я тебя довезу, – особенными глазами посмотрел на нее Глеб.
   Тоня весело кивнула, не понимая, отчего ее партнер совсем не радостный.
   Они подъехали к дому, и Глеб заглушил мотор.
   – Тонь, мне придется... пропустить несколько занятий, – неожиданно сообщил он.
   – Как это? Зачем? – удивилась Тоня.
   Странно, сегодня все было так замечательно, у нее уже стало кое-что получаться, зачем же пропускать?
   – Тоня, мы встречались с Валерией и...
   – О боже, я так и знала, – потерянно пролепетала Тоня.
   – Да? – приподнял брови Глеб. – А я не знал! Я думал, опять начнется скандал, нервотрепки, но, видимо, ее сестрица Ауфема очень просила не доводить дело до суда. И все прошло в мирной обстановке. Лерочка сообщила, что ребенка она передает мне, а сама уезжает с новым супругом на постоянное место жительство в Голландию, у него там бизнес намечается. Хочет мужичок цветочки разводить. Да и хай с ним, пусть старается. Поэтому у меня возникли некоторые, скажем так, неотложные дела. Ну сколько ж можно жить бомжами?
   – А ты бомж, да? – с надеждой спросила Тоня.
   Это было бы неплохо, она бы просто забрала его себе, и он бы никуда не делся.
   – Нет, конечно! – обиделся Землянин. – Я ведь говорил, купил квартиру, но ее нужно довести до ума. И потом, у меня ж работа! Я и так все подзапустил с нынешними событиями... В общем, я решил так: на две недели увезу Оську к матери. Она у меня под Омском живет. А за это время мы с моими ребятами приведем квартиру в порядок, я разберусь со всякими бумажками – мне ж и прописку надо, Оську в детский сад определять, к больнице детской прикреплять. Короче, дел куча, а мальчишка... ну что он мотаться будет.
   – Я легко могла бы с ним посидеть, – обиженно заявила Тоня.
   – У тебя тоже дела. Да и хорошо ведь в деревне, парень отдохнет, а потом я заберу их с мамой к себе. Квартира большая, двухъярусная... ужасно себе хотел квартиру в двух ярусах, – смущенно признался он.
   – А... а танцы? – безнадежно спросила Тоня.
   Она признавала, что Глеб прав, что танцы по сравнению с его делами, конечно, глупость, но точно так же понимала, что это – все! Отремонтирует он свою квартиру. Двухъярусную! И уедут они с Оськой. И пропадут. Потому что... ну зачем она ему еще понадобится, немолодая, нестройная тетка, летающая с ним мотыльком...
   – Танцы... – задумчиво проговорил Глеб. – Тонь, ты занимайся, а я приеду. И если ты в самом деле захочешь своему мужику что-то доказать, можешь на меня рассчитывать.
   – То есть ты изначально не рассчитывал на первое место, да? – полоснуло ее по сердцу. – Ты... ты только для того, чтобы...
   – ...чтобы быть с тобой рядом, – грустно посмотрел он ей в глаза и вдруг прильнул к ее губам с такой нежностью, что Тоня не на шутку испугалась – а не сбегает ли ее товарищ далеко и навечно?
   – Езжай, – шепнула она, едва оторвавшись от Землянина. – И знай – мне ничего и никому доказывать не нужно! Не хочу! Но на танцы мы ходить не перестанем! Потому что мне тоже... тоже хочется быть рядом с тобой.
   Домой Тоня летела птицей. Эх, где там Елизавета Аристарховна?! Вот бы посмотрела сейчас! А то все «легче, легче». Сейчас Тоня принесется домой и сразу же поставит все точки над «i»! Потому что Глеб... даже сказать страшно. Глеб ее любит! И пусть, пусть он не сказал этих самых важных слов, зато как кричали его глаза! И губы! И руки!
   – Генаша! – решительно закричала она, врываясь в дом. – Ты где есть-то?
   – Тебе помочь донести сумки? – вынырнул из комнаты Геннадий.
   – Нам нужно поговорить!
   – Только не сейчас, я думаю, это не к спеху, – появилась в дверном проеме Лала и потянулась кошкой. – Мы с Геночкой прослушиваем новый альбом, так что, уж будь любезна, не ори на всю квартиру белым медведем!
   Тоня даже не обернулась к бывшей подруге. Она прошла в комнату и спросила, не понижая голоса:
   – Аришка еще не приходила?
   – Она на танцах, – ответил Гена.
   – Я же просила – рот закрой! – потребовала Клавдия.
   Тоня схватила телефонную трубку и ушла к себе:
   – Маринка! Сядь! Я тебе сейчас такое расскажу! Ну, конечно, про Глеба! Он мне сам сказал... И на танцы из-за меня. А глаза... Маринка, а как он... нет, я тебе не буду говорить, это не гуманно по отношению к одинокой женщине, хи-хи! Ой, ну чего ты обижаешься? Я вон со своим столько лет прожила, а всю жизнь была одинокой женщиной! Нет, ну сейчас-то никакого одиночества, сплошное счастье!
   В двери уже настойчиво долбилась Клава.
   – Открой немедленно! Это свинство! Ты прекрасно знаешь, что нам надо подбирать музыку к танцам! У нас концерт! А ты орешь! Можно помолчать хотя бы раз в месяц?! Хотя бы немного, пока мы здесь живем. Геннадий! Заткни ей рот!!!
   Тоня вышла из комнаты, уперла руки в бока и странно улыбнулась:
   – Тебе не нравится, что я по телефону ору? Неудобство причиняю, да?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация