А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Любовь под развесистой клюквой" (страница 8)

   – Тонька! Я придумал! – вдруг загорелся Глеб. – А давай мы их накажем!
   – За что? – вытаращилась Тоня.
   – За такое наплевательское отношение к прекрасному человеку! И покажем твоему мужику, что женщина – она вовсе даже не... бумажная салфетка, руки вытер и пошел!
   – Хорошо не сказал – туалетная бумага.
   – Да не перебивай ты меня! – возмутился Глеб. – Ты знаешь, Тоня, я к тебе как к родному человеку привязался! Честное слово! Ты же золотая женщина! Ну кто еще вот так, с бухты-барахты, возьмет и станет заботиться о чужом мужике и его сыне! Да об Оське родная мать так не тревожилась, как ты! И обо мне, кстати, тоже! Вот мне и хочется... Ну правда, хочется для тебя что-то большое сделать! Настоящее! Я заставлю твоего мужа в тебя влюбиться заново! И не будет у него никакой Лалы! А будешь только ты! И он тебя на руках станет носить, обещаю!
   «Вот дурак-то, прости господи, – грустно вздохнув, подумала Тоня. – Да стала бы я тут с тобой до ночи торчать, если б мне Генаша нужен был».
   Ее вздох Глеб понял по-своему.
   – Он правда к тебе вернется. Поверь мне. И еще...
   – Ты такси-то не вызвал? – перебила его Тоня. – Тогда я сама.
   Она вызвала такси и села уже одетая в прихожей ждать звонка. А Землянин не унимался.
   – Тонь, я вот что придумал! Мы с тобой тоже заявку подадим. На «Каблук» этот. И выиграем. Представь. Твой супруг сойдет с ума!
   – Ты что, серьезно? – даже засмеялась от такой дикой затеи Тоня. – Это я – и на конкурс?! Вот уж извини, не пойду! Мало мне дома позора, так ты меня еще на весь город ославить хочешь. Хороша благодарность!
   – А я тебе говорю, пойдешь! – уперся Землянин. – И твоим партнером буду я! И победим! Кстати, дай-ка мне номер твоего сотового! И мой запиши.
   Глеб продолжал что-то активно говорить, пытался убедить ее, что у них все получится. У него есть знакомый хореограф, который обязательно им поможет!
   Тоня слушала Землянина вполуха. А когда наконец плюхнулась на старенькое сиденье подъехавшего такси, то не сдержалась и расплакалась.

   Глава 5
   Кто мешает хорошему танцору

   Утром Тоня стояла за своим прилавком и, шмыгая носом, жаловалась Марине на свою судьбу.
   – Ведь ты подумай! Я ж в него, как дура, по самые уши втрескалась! – откровенничала она, забыв, что еще день назад начисто отнекивалась от предположений подруги. – Я, значит, влюбилась, а он! Он, видите ли, углядел, что я какая-то золотая женщина! И, главное, доброе дело мне хочет сотворить – с милым Генашей свести опять! А он вообще моего мужа видел?! Он меня спросил, хочу я, чтоб этот танцор ко мне вернулся?! Вернулся! Да он еще и уйти-то порядком не может, а его уже обратно! Кстати, возьми... Где же у меня? Вот. Он тебе деньги за квартиру передал. Бери. У него не последние.
   – Какой хороший квартирант, – расцвела Марина и погладила Тоню по плечу. – Хватит реветь. Я сразу говорила: такому, как он, королева нужна.
   – Давай ты еще добей.
   – Я не просто так говорю, я со знанием дела. Ты вот сейчас стоишь тут, слезы в тапки льешь, а у меня идея!
   Тоня шумно выдохнула – в последнее время ее уже тошнило от идей.
   – Начнем издалека, – медленно и важно стала вышагивать вдоль прилавка Марина. Ее куцые покупатели, заинтригованные представлением, надолго задерживались возле трусов и маек и слушали продавца, весело распахнув рты. Но подругу это не смущало. Она была типичным глухарем – если уж токовала, то никого вокруг не существовало. – Мужчины, как известно, любят уша... нет, это женщины. А мужчины – глазами. Да, дамочка! Это и вас касается, поэтому покупайте новый лифчик и идите к мужу, сегодня ваш день, вы будете у него любимая!
   Женщина испуганно подхватила котомки и понеслась подальше от странного продавца.
   – Ну так вот. Глазами. Но, Тоня. Надо признаться, что, когда на тебя смотришь, глаза не радуются. Нет. Даже и не тряси своими кудрями – это не панацея.
   – Спасибо, – прошипела Тоня.
   – Однако! – высоко подняла палец с обломанным ногтем Марина. – У тебя есть еще один путь! Тело!
   – С ума сошла! – воровато оглянулась Тоня. – Ты чего орешь-то на весь рынок! Тело она вспомнила! Я что, ему тело предлагать буду?! Совсем уже!
   – Тоня! – съехала с величественного тона подруга. – Ты мне просто слова не даешь сказать!
   – Женщина! Сами не слушаете, хоть дайте нам послушать! – завопили две толстушки «времен Очаковских и покоренья Крыма».
   – Зачем предлагать?! – спокойно проговорила Марина. – Он же тебе сказал – надо танцевать! Значит, танцуй! Между прочим, я по телевизору сто раз видела: приходит какая-нибудь звезда и желает победить в танцевальном конкурсе. А сама – ну ни бельмеса! И что ты думаешь? Сначала она даже ногу от руки отличить не может. А проходит два месяца, и... Королева! Хоть на профессиональный подиум! Ну, тебе, слава богу, туда не надо.
   – Ха! Так то звезды! – рассмеялась Тоня в лицо авантюристке.
   – А что, по-твоему, звезды из другого теста? У них такие же проблемы: ни фига ничего не умеют! Зато ты только подумай, какой мужик устоит, когда рядом с ним роскошная женщина, в полуголом одеянии...
   – С чего это в полуголом? – возмутились уже и рядовые слушатели. – Они одетые! Мы тоже смотрели.
   – Да! – уперла руки в бока Марина. – Одетые! Но там, где лежит рука партнера, место обязательно голое! Я специально наблюдала! А теперь представь: два месяца глаза в глаза, рука на голом теле и плавные движения! И музыка – тра-а-ам-па-а-ам-па-а-ам! Нет, это совершенно точно ковровая дорожка в загс!
   Тоня задумалась. Насчет дорожки к загсу – это, конечно, вряд ли, но целый месяц (а то и больше) провести с Глебом глаза в глаза. Да еще чтобы рука на голом теле...
   – Марин, а ты не видела, у партнерши рука тоже на голом теле лежит? Ну, у мужчины в том месте одежда или только кожа? – спросила Тоня.
   – Тебе-то какая разница. На него ж, Тоня, и просто достаточно посмотреть, – вздохнула Марина и принялась обсуждать детали: – Только тебе, Антонина, придется похудеть! Хотя бы килограммов на... восемь. Вот ты сейчас сколько?
   – Семьдесят, – потупилась Тоня.
   – Не пойдет, он же не орловский тяжеловес, чтобы такую массу по залу таскать! – активно включились в обсуждение «проекта» покупатели. – Или тяжеловес?
   – Тоня, надо худеть, – обреченно кивнула Марина. – Срочно увлекись активным спортом!
   – Мне нельзя активным, у меня ноги, – насупившись, напомнила она.
   – Плаваньем можно, – не собиралась сдавать позиции подруга. – Три часика каждый день – и похудеешь!
   – Конечно! – хмыкнула Тоня. – Я там помру! Утону.
   – Не бойся. В бассейне всегда много народу. Кто-нибудь вытащит. И перестань есть! – решительно рубанула по воздуху кулаком Марина и тут же завопила: – Граждане! У кого есть чай для похудания?! Срочно требуется! Женщине плохо! Тебе нельзя терять ни минуты, сейчас попросим, а потом купишь.
   Как ни странно, чай принесли, даже два пакетика.
   – Ну... не могла до дома подождать, – проворчала Тоня, не зная, куда скрыться от любопытных глаз. – И что мне его – сухим жевать?
   – Толик! Счастье мое! Сбегай за кипяточком, – нежно улыбнулась соседу Марина.
   Толик, который тоже внимательно прослушал ее лекцию, проникся мгновенно:
   – Так чего только кипяток, давай чай, я там и заварю!
   В конце рабочего дня Тоня, напичканная различными чаями, кефирами и даже деревенской простоквашей (помогли деревенские торговцы), чувствовала себя просыпающимся вулканом и едва добралась до дома.
   В квартире играла негромкая музыка. Муж выскочил в прихожую и выхватил из рук Тони пакеты.
   – Тонна. Я ведь что тебе хотел сказать, – мешался под ногами Генаша.
   – Уйди, – отодвинула его Тоня, пробираясь к санузлу.
   – Нет уж, погоди! В последнее время ты стала...
   – Да пусти ты! Встал он тут еще! – оттолкнула она назойливого супруга и юркнула в туалет.
   – Геннадий! – резко рявкнула Лалочка, появившись в дверях. – Я не понимаю, что ты трешься возле туалета?! Тебя не устраивает моя кухня? Устраивает? А тогда отчего ты меня бросил в гостиной?! Я именно там сейчас отрабатываю поворот! И ты должен мне обеспечить поддержку! Гена, смотри. Я тут, значит, вот так – ать! А ты... ну держи же меня!
   Геннадий, видимо, не удержал. Потому что раздался грохот, а затем отборный мат из нежных Лалочкиных уст.
   Тоня испуганно вжала голову в плечи – с ума сойти! Если уж Лалочка хвощется оземь, с их-то опытом, то что ждет Тоню?! И какой к черту конкурс? Маринка просто свихнулась! Но уже в следующее мгновение в голову пришла другая мысль – а зачем Тоне конкурсы? Ей нужен Глеб. Да! Нужен! И только он! И пора уже в этом признаться! Хотя бы самой себе! Хотя она уже, кажется, Маринке сообщила, что влюбилась в Землянина, как девчонка! И даже... Ой, да она на все ради него согласна! И если необходимо пойти на танцы, чтобы быть с ним вместе, она пойдет. И будет падать. И в бассейн пойдет! И будет тону... Да с чего тонуть-то? Она будет долго-долго плавать, а чтобы не утонуть, возьмет с собой надувной матрас!

   На следующий день Землянин позвонил ей, когда она была на рынке.
   – Тонь, привет! – радостно закричал он в трубку. – Ты сегодня до какого часа работаешь?
   – До пяти, но я могу в любое время уйти, – быстренько проговорила Тоня.
   – В шесть мы с тобой едем к Елизавете Аристарховне!
   – Какая радость! – расплылась в улыбке Тоня, совершенно не представляя, что это за фрукт.
   – Еще бы! – добродушно фыркнул Глеб. – Она одна из самых известных хореографов... в прошлом. Но и сейчас любому фору даст. Так я за тобой в пять заезжаю?
   – Прямо сюда, что ли? – испугалась Тоня. – Нет! Я сама приду! В пять!
   – Хорошо, буду ждать, – согласился Глеб. – Пока.
   И никаких тебе: «Как дела?», «Почему не приходишь в гости, мы уже соскучились?» или еще что-нибудь жутко важное.
   – Марин, я срочно убегаю. Только товар соберу в контейнер, – засуетилась Тоня. – Мы идем к хореографу.
   – Ну вообще! – восхищенно следила за подругой та. – Тебе надо обязательно надеть декольте! Без него все загубишь!
   – Надену, у меня сарафан джинсовый есть.
   Дома так рано никого не было. И Тоня, предоставленная самой себе, использовала краткое одиночество на полную катушку.
   Она приняла ванну, долго мусолила волосы всякими бальзамами, натирала тело по старому бабушкиному рецепту – подсолнечным маслом с сахаром – и обливалась пахучими лосьонами. После ванны еще полчаса делала массаж. И наконец, когда до встречи оставался всего час, приступила к макияжу.
   Макияж получился не ахти: ярко-красные губы, чернущие глаза и брови суровым вороньим крылом. Тоня подумала: что, если они с Глебом прямо сегодня начнут разучивать какое-нибудь аргентинское танго, и тогда она вот, нате вам, уже и в полной готовности!
   Однако в самый последний момент Тоня засомневалась. А вдруг не будет никакого танго? И чего она с такими-то бровями – как горячий, необузданный джигит, только что усов не хватает! Пришлось все смывать и рисовать красоту заново.
   Тем не менее сколько ни убила Тоня времени на массажи и макияжи, а возле дверей, где проживали Землянины, была вовремя.
   – Уважаю точных женщин! – с ходу похвалил Глеб, на что Тоня необычайно раскраснелась и не нашлась, что ответить. – Все, едем!
   – А Оська? – спросила Тоня, не услышав детского голоса.
   – Оська у брата, – пояснил Глеб. – Я же тебе говорил – мне нужно перекантоваться в чужой квартире только неделю, а потом брат приедет.
   – И что? Вы теперь не станете здесь жить? Вы переедете к тебе домой? Или к брату? – всерьез перепугалась Тоня. – А я слышала, что брату твоему Оську никак нельзя! Потому что он никаких прав на него не имеет! И если твоя жена захочет, она даже может милицию на него... вызвать!
   – Так это если захочет. А она и раньше не больно-то горела желанием сына воспитывать. Теперь ей тем более не до него. Ну что, мы едем?
   – Едем... только... если ты и Оська здесь жить не будете, то надо же... Я передам Марине, пусть она... надо тогда кому-то сдать...
   Она больше всего на свете не хотела, чтобы Землянины уезжали, а потому, наверное, выглядела такой несчастной, что даже Глеба пробрало. Он посмотрел на нее внимательно и медленно произнес:
   – Мы с Оськой, конечно, очень бы хотели покончить с этой бездомной жизнью. Но так выходит, что ехать нам пока некуда, в доме у нас... короче, я продал свою двушку и купил четырехкомнатную квартиру. Сама же понимаешь, теперь я не один.
   У Тони ухнуло сердце. Вообще-то она ни на что не надеялась, а оно все равно ухнуло.
   – ...Мы с сыном, – не догадываясь о прыжках Тониного сердца, продолжал Глеб. – Поэтому мне маму сюда нужно перевезти – я же работаю, а за Оськой должны смотреть родные люди.
   Да, если приедет родной человек – мама, то Тоне точно ничего не светит. Какая же мама согласится на такую невестку: чтоб ни рожи, ни кожи, да еще и с дочкой-подростком?
   – В квартире ремонта выше крыши! – говорил Глеб. – А посему нам придется пока снимать это жилье. Надеюсь, Марина не будет на нас в обиде? Кстати, мы согласны платить по повышенному тарифу.
   Сердце у Тони моментально подпрыгнуло вверх, и она весело воскликнула:
   – Ой, да Маринке и вовсе ничего платить не надо! Зачем баловать-то? Я в том смысле, что никаких повышенных денег... и вообще, хватит смотреть на меня так! Мне тогда сразу кажется, что я в супермаркете или пакет, или «Орбит» своровала! Да мы едем сегодня куда-нибудь, в конце-то концов?!
   Они поехали, причем на очень даже приличной машине, не в пример лучше прежней.
   – А это откуда? – ткнула пальцем в панель Тоня, едва устроившись на переднем сиденье.
   – Это моя, – усмехнулся Землянин. – Теперь можно ездить смело. Мне не от кого прятаться.
   – Правда? – обрадованно взмахнула ресницами Тоня. – А что, у того дяденьки убиенного... родственников не оказалось? Или тебя никто не узнал?
   Глеб спрятал улыбку в уголках губ и с осуждением качнул головой.
   – Недобрая ты, Антонина Игоревна. Твой братец провел стремительную работу и кое-что вызнал. Все проще – тот дядька вовсе и не убиенным оказался. Ему, конечно, попало, но только не до такой степени, чтобы все бросить и помереть. Он жив.
   – Да что ты! – даже подпрыгнула на своем месте Тоня. – И ты молчал! И не позвонил! Ладно-ладно! Вот я кого-нибудь не до конца пришлепну, тебе тоже ничего не скажу, будешь потом мне котлетки носить на явочную квартиру!
   И она всерьез решила обидеться, но Глеб взглянул на нее с удивлением.
   – А тебе Матвей разве не сказал?
   – У меня Матвей – профессионал! Он мне никогда ничего не говорит! Я даже не знаю, как он правильно называется, полковник, генерал... А ты... Тоже весь такой засекреченный!
   – Ладно, тогда считай, что я тебе отомстил, – не отрывая глаз от дороги, проговорил он. – Ты же мне тоже ничего не говорила про то, что замужем. А может быть, у меня планы были, надежды... Потом вдруг – раз! И у нас оказался Геночка! И куда я со своими грезами?
   Тоня задохнулась от счастья. Правда, она не совсем понимала, шутит Землянин или говорит серьезно, но слышать его слова было неимоверно приятно.
   – А ты знаешь, – невинно проблеяла она, заинтересованно глядя в темное окно, – умные люди говорят, что надежда умирает последней.
   – Так она последней и умерла, – пожал плечами Глеб. – Сначала рухнули все планы, потом, минут через десять, мечты, еще через двадцать – грезы, а ближе к ночи в страшных муках скончалась надежда.
   Тоня наконец поняла, что товарищ Землянин издевается, и, проглотив в горле ком обиды, надменно хмыкнула. Конечно, нисколько она ему не нравится. Когда мужчины влюбляются, они робеют, дар речь теряют, краснеют, а здесь...
   – Ну, скоро мы приедем? – раздраженно спросила она.
   – Так мы уже стоим возле подъезда. Я все жду, когда ты перестанешь дуться, кстати, я совсем не понял из-за чего.
   – Это так, мое личное, – отмахнулась Тоня и постаралась легко, бабочкой, выпорхнуть из машины.
   – Ой, ну просто птичка! – немедленно поддел ее Глеб. – И главное – летит вперед! Можно подумать, знает, куда нужно! Цесарка, ей-богу!
   – Еще слово скажешь? – зашипела на него Тоня.
   Землянин хохотнул, в два прыжка перегнал спутницу и взлетел на первый этаж.
   Он остановился возле невзрачной двери – Тоня ни за что бы не подумала, что где-то здесь проживает видный хореограф, а уж когда дверь открылась и на пороге появилась толстая, раза в два толще самой Тони, тетка с красными, помидорными щеками, она и вовсе растерялась.
   – Здрассьте, – быстренько поздоровался он и втолкнул Тоню в прихожую.
   Тоня решила замаскировать свое смущение и соврать, что известного хореографа узнала с первого взгляда.
   – Здравствуйте, – медленно произнесла она и трепетно прижала руку к сердцу. – Я очарована вашими танцами!
   Глеб вытаращил глаза и раза два отчетливо кашлянул. Тоня, ободренная такой его поддержкой, рассыпалась в похвалах!
   – Помню, еще совсем девочкой я бегала смотреть, как вы танцуете, и была покорена! Околдована! Я потом ночей спать не могла!
   – Вы знаете, я тоже, – неожиданно раздалось из комнаты, и к ним навстречу вышла худенькая, сухонькая женщина. Темное строгое платье облегало стройную фигуру, а на шее смягчал тона легкий шарфик нежного желтого цвета. Шарфик не только сглаживал строгость тонов, но еще и весьма ловко прятал от глаз немолодую шею. И все смотрелось настолько продуманно, стильно, изумительно, что, несмотря на преклонный возраст, этого человека никак нельзя было назвать старушкой – прямая спина, гордая посадка головы, холеные тонкие руки, прекрасно уложенная прическа, каблуки.
   – Добрый вечер, – прошелестела Тоня.
   – Вы знаете, – скорбно произнесла женщина. – Зоя у меня работает уже лет двадцать и такая мастерица! Не знаю, что бы я без нее делала. Она у меня в доме – царица! Умеет все! И варить, и печь, и солить, и убирает до стерильности. Даже стирает и то с какими-то придумками – чтобы ни пятен тебе, ни полинявших вещей, и все изумительно белое! Но вот танцевать... Зоенька ни одного раза в жизни в ладоши не хлопнула, чтобы в такт попасть. И я, представьте, тоже по первости ночей из-за этого не спала, так хотела ее приобщить к любимому мной искусству. Только недавно успокоилась. Думаю, и на что ей танцы? А оказывается, она и вас покоя лишила?
   Сама Зоенька стояла тут же и только изумленно хлопала глазищами – и кто это подглядел, как она у себя в деревне топотала на свадьбе родного брата (единственный раз, когда не смогла удержаться от пляски, и то по причине сильного подпития)?
   Тоня безнадежно краснела и не знала, как выпутаться из неловкого положения. Спас Глеб:
   – Елизавета Аристарховна, мы пришли. С Тоней. Я вам про нее говорил.
   – Да-да, помню. Тонечка, проходите в комнату, там нам будет удобнее.
   Тонечка с облегчением выдохнула и вслед за Глебом прошла в гостиную. Просторная гостиная поразила своей пустотой. Таких здоровенных комнат Тоне видеть еще не приходилось, здесь бы свободно поместилась вся ее двушка. И на этом просторе находился лишь длинный полукруглый диван необычайно красивой формы, стеклянная тумбочка для телевизора и музыкальной техники, маленький столик да полочка с цветами. Остальное же место пустовало. Зато приличную часть стены занимало здоровенное зеркало, и еще присутствовало большое количество картин.
   – Садитесь. Итак, – начала женщина, – вы, Тонечка, хотели бы заниматься бальными танцами, правильно я поняла?
   После того, что Елизавета Аристарховна наговорила про свою замечательную горничную, у Тони язык не поворачивался просить об уроках – она-то, Тоня, уж точно лишит несчастного хореографа сна до конца жизни!
   Но женщина наседала.
   – Как серьезно вы хотите заниматься?
   – Да мне знаете как? – стушевалась Тоня и махнула рукой. – Мне так... немножко... чтобы только, знаете, два прихлопа, три прихлопа...
   – Ну да, – ухмыльнулся Глеб. – Чтобы в городском конкурсе первое место занять, и все.
   Елизавета Аристарховна, будто черепаха, так далеко вытянула голову вперед, что стала отчетливо видна морщинистая шея. Тоне даже показалось, что за один миг морщин стало в два раза больше.
   – Первое? – как-то беспомощно спросила она и сразу стала похожа на старушку.
   – Не обязательно первое, куда мне, я ж понимаю, – горько вздохнула Тоня. – Да и вообще, зачем мне теперь танцы-то?
   Ее упадническое настроение встряхнуло бывшего хореографа, вероятно, она посчитала себя виноватой в том, что погубила надежду в еще, в общем-то, не старой женщине, а жизнь без танцев... Господи! Да разве ж это жизнь?!
   – Когда конкурс? – решительно спросила она.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация