А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Мир над пропастью" (страница 9)

   – Да. Ты права. Я решусь, только подожди, – у неверного супруга даже выступила испарина. Она презрительно опустила вниз уголки губ.
   – И сколько мне еще ждать? Год, пять? Или пока твоя дочь не родит внуков, чтоб этой клуше было веселее, когда ты с ней разведешься? Нет уж, милый! Это твое «подожди» я слышу уже каждый день, как молитву. Пожалуй, с меня хватит. Хватит, хватит, хватит!
   К удивлению Игоря, с ней случилось что-то вроде истерики. Это так не вязалось с ее обликом – уверенным и самодостаточным.
   – Зачем она тебе? – Девушка всхлипывала. Обвиняемый любовник подавленно молчал. – Она же ничегошеньки из себя не представляет! У нее ничего нет за душой, ну разве что образование… Я могу дать тебе больше. Намного больше! Как ты этого не поймешь, дурачок…
   – Да. Я решусь, я постараюсь, ты не думай… Я ей обязательно скажу. Мы разойдемся, – он обнял ее за плечо, продолжая успокаивать как малого ребенка. – Ты скоро поселишься в моем доме, а они переедут в квартиру, которую я куплю в городе.
   Он так и сказал «они», как будто речь шла не о жене с дочерью, а о совершенно посторонних ему людях. Игорю стало не по себе.
   – Она для тебя всегда на первом месте, – девушка продолжала всхлипывать, будто и не слышала его.
   – У меня на первом месте ты. Но я не виноват, что не встретил тебя лет двенадцать назад. Я очень хочу жить с тобой.
   «Никто из нас, сидящих здесь, в это не верит», – подумал Игорь. И ему вдруг стало ужасно жалко эту женщину, несмотря на всю малопривлекательную сцену с обвинениями и оскорблениями.
   – Двенадцать лет назад я еще пешком под стол ходила! Ты вечно нас с ней путаешь! Это ей уже скоро на пенсию, а я еще молода! И заслуживаю в жизни чего-то большего. Мне надоело! Мне все надоело! А больше всего то, что, когда я тебе звоню, а она рядом, ты называешь меня братишкой. Ты задумался хоть раз, каково мне это слышать?
   – Да пойми ты, так же проще… У нее нет никаких вопросов, кто звонит да зачем. И я могу с тобой спокойно разговаривать, – пытался оправдаться незадачливый любовник. – Она же не знает, что у меня нет и никогда не было никаких двоюродных братьев ни в Екатеринбурге, ни где-либо еще… Ну не могу же я при ней называть тебя Витой? Это было бы просто некрасиво, в конце концов.
   – А как тебе кажется, по отношению ко мне ты поступаешь красиво? Хватит. Надо это прекращать! – Она как-то сразу успокоилась. Осторожно вытерла глаза тыльной стороной кисти. Еще раз бросила взгляд в водительское зеркало, на этот раз рассматривая себя.
   Даже заплаканная, с размазанной тушью она, несомненно, была очень привлекательна. Но, видимо, столь же несчастна. Игорю еще больше стало ее жаль.
   – Притормозите вот тут, – неверный муж тронул его за плечо.
   Через окно было видно, как он направился к ближайшему цветочному киоску.
   – Надеюсь, у него хватит ума купить один букет вместо двух одинаковых. – Реплика девушки была неожиданна, но Игорь поневоле улыбнулся. Все-таки не похожа она на среднестатистическую стерву. Он снова глянул в зеркало. Она нервно перетряхивала сумочку – видимо, искала чистую салфетку и не находила.
   – Возьмите. – Он порылся в бардачке и протянул ей нераспечатанную пачку бумажных платков.
   Девушка подняла глаза, грустно улыбнулась и кивнула:
   – Спасибо…
   Встревоженный любовник шагал к машине с букетом роз наперевес. К трем бутонам прилагался многочисленный антураж из нарядной трехслойной упаковки, ленточек, бантиков и экзотических веточек. Вид у мужчины был довольный, как будто ему играючи удалось решить сложную проблему. Только сейчас Игорь разглядел его как следует. Ему было от силы лет тридцать с небольшим.
   Скоро они доехали до места назначения – пятиэтажки в районе «Академической». Девушка вышла, громко хлопнув дверью. А мужчина назвал Игорю уже знакомый адрес на Рублево-Успенском, и они отправились к дому, одна только мысль о котором заставляла сердце Игоря биться сильнее. Пассажир мрачно молчал до тех пор, пока минут через пятнадцать у него не зазвонил мобильник. Прежде чем ответить, он быстро глянул на определившийся номер.
   Игорь не сомневался, что звонила любовница – молодой человек начал разговор с того, что поинтересовался, успокоилась она или нет.
   Далее последовало полное примирение. Сначала обещания и клятвы: «Ты права, я долго думал, как только я приеду из командировки домой, сразу обо всем скажу жене». «Не переживай, все будет хорошо». «Я согласен», потом мурлыканье: «И я тебя люблю», «Ты лучше всех», «Спокойной ночи, милая».
   Игорь, чувствовавший себя неловко, включил радио.
   Вот так бывает в этой жизни. У человека есть семья, жена и дочь, которые ждут его дома. Но ему совсем это не нужно. Да он и сам, похоже, не знает, что ему нужно. Впрочем, какое его, Игоря, дело и какое он имеет право судить? Да еще не зная всей подноготной. Хотя девочку, конечно, жалко. Уж она-то точно ни в чем не виновата… Мир взрослых полон непонимания и злобы, а расплачиваются за это дети. Он явственно представил себе эту девчушку, до боли похожую на Настену, и у него перехватило дыхание.
   Ночная дорога была относительно свободна. Минут через двадцать они уже подъехали к особняку. На этот раз мужчина расплатился сразу, потом посмотрел на часы и спросил, может ли Игорь приехать за ним завтра в пять утра и отвезти его в Быково.
   – Почему нет? Конечно, смогу, – предложение даже обрадовало Игоря. Интересно только, неужели у такого крутого богатея нет личного водителя? Или он не может по каким-то причинам отвезти его именно завтра?
   – Тогда до скорого, – неверный муж открыл хитрый замок и направился по гравийной дорожке в сторону спящего дома.
   Игорь глянул на панель. Полпервого ночи. Пожалуй, нет смысла ехать домой, чтобы поспать три часа. Гораздо разумнее будет прикорнуть где-нибудь вблизи поселка. Отъехал чуть в сторону, выключил двигатель, но не устроился на сиденье, а зачем-то вышел из автомобиля и улегся прямо на еще теплой земле.
   Здесь было совсем не так, как на стоянке. Высоченное июньское небо с родинками звезд и величественная тишина.
   Он вдруг подумал, что не может больше оставаться один. И сам испугался своей мысли. Получается, поскорбел полтора года и хватит? Но ведь он не хочет ни другую жену, ни другого ребенка! Ему просто нужно почувствовать совсем немного человеческого тепла. И что еще важнее, ему самому хочется дать кому-нибудь это тепло.
   Игорь лежал на спине, закинув руки за голову. Подумать только, в детстве он боялся смотреть на звездное небо. Ничего другого он не боялся – ни темноты, ни высоты, ни сказочных чудовищ. Но при взгляде вверх у него начинала кружиться голова и становилось трудно дышать. Ему делалось страшно за себя – такого маленького и беспомощного по сравнению с этой бесконечной холодной чернотой, и еще более страшно было за своих родных. Которые хоть и взрослые, но перед звездным небом так же беззащитны, как и он – маленький ребенок. Наверное, только Старику с его телескопом удалось помочь ему преодолеть этот страх.
   И еще он боялся, когда мама читала вслух те стихи, кажется, Цветаевой:

Уж сколько их упало в эту бездну,
Разверзтую вдали!
Настанет день, когда и я исчезну
С поверхности земли…

   Маленький Игорь так живо представлял себе эту страшную бездну, поглотившую миллионы смертных. И уж совсем больно было слышать, как мама спокойно произносит: «…когда и я исчезну…»
   Хоронить родителей больно и невыносимо. Но в глубине души человек готов к этому, ведь это закон бытия. Но как можно существовать, когда ты пережил своего ребенка? Это так же нелепо, как повернутое вспять время. Какая-то насмешка над природой с ее законами.
   Как трагично и безысходно, когда умирает человечек, пришедший в этот мир всего несколько лет назад, ничего еще толком не знающий об этой жизни.
   Можно сколько угодно спрашивать «почему?». Холодному небу с россыпью созвездий нет никакого дела до разумной песчинки по имени человек.
   Игорь и сам не сразу понял, что плачет. Плачет впервые после Алиных похорон.

   Новый клиент был точен как швейцарские часы. Он вышел из дома в четыре часа пятьдесят восемь минут, катя за спиной чемодан на маленьких колесиках и поддерживая свободной рукой довольно объемную спортивную сумку. Видимо, командировка предстояла не на один день.
   Его никто не провожал, и он, похоже, был этому рад. Поселок спал. Игорь открыл багажник и помог разместить в нем неподъемный чемодан. Может, нерадивого бизнесмена так достали обе его женщины, что он решил бежать от них, прихватив самое необходимое? Игорь усмехнулся. А что, похоже, в его ситуации это был бы лучший выход. Пожить спокойно дамы сердца ему уж точно не дадут.
   Трасса была пустая, и они добрались до Быкова меньше чем за час. Всю дорогу клиент молчал и смотрел прямо перед собой, задумчиво и очень серьезно. Игорь думал, что он будет дремать, но тот, похоже, каким-то чудом успел выспаться за три часа и выглядел вполне свежим, отдохнувшим и даже не слишком помятым.
   В аэропорту его уже ждал компаньон – суетливый лысоватый коротышка, ежесекундно смотрящий на часы. Из услышанного обрывка разговора, пока пассажир извлекал из багажника тяжеленный чемодан, Игорь понял, что летят они чартером и мужичок настаивает на том, что до взлета им просто необходимо пойти и выпить по двести граммов коньячка за мягкую посадку. Отец девочки согласился, продолжая думать о чем-то своем. Игорю показалось, что охотнее всего молодой человек оказался бы сейчас где-нибудь подальше отсюда. Как-то он все делал через силу, словно в замедленном кино, в отличие от своего подвижного компаньона.
   Игорь захлопнул багажник, взял протянутые купюры и сел за руль. Обратная дорога также оказалась почти пустой. Спать, как ни странно, не хотелось. Игорь направился в Москву. Не спеша проехал по сонным летним улицам, умытым неуклюжими поливальными цистернами, и неожиданно для себя притормозил у цветочного ларька. Как давно он не покупал цветы! Он взял дюжину бело-желтых роз. Шесть завез домой и поставил в две пустые бутылки, а другие шесть прихватил с собой в ресторан, подарить девчонкам на кухне. Каждой – по розе. Хотелось радовать людей вокруг. Просто так. Авансом за то, что каждому рано или поздно придется «упасть в эту бездну». Или в утешение за то, что все они живут в мире над пропастью.
   Больше всех обрадовалась Даша. Даже засмущалась, ставя перед ним кофе. И он впервые разглядел, какое милое у нее личико.
   – Эх, Игорь, ты и без того-то у нас любимцем был, а теперь держись. – Тамара Юрьевна была, казалось, смущена и тронута неожиданным знаком внимания не меньше, чем молоденькая кондитерша.
   Бессонная ночь все-таки дала о себе знать. Кофе помог ненадолго. Игорь сел в машину, откинул кресло и почти мгновенно заснул. И последней его мыслью перед сном было: «Скоро произойдет что-то важное. Совсем скоро…»
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация