А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Мир над пропастью" (страница 23)

   Глава 13
   Горькая развязка

   – А что, мы сегодня не завтракаем? – Аистенок влетела в комнату и резко затормозила на пороге. – Ой!..
   Постояла полминуты, удивленно созерцая родительскую кровать, и тихонько вышла, прикрыв дверь.
   – Вот тебе и «ой»! – Альбина потянулась. – Я думала, ты вчера запер дверь.
   – Нет, просто прикрыл, – Игорь лихорадочно запахивал халат. Только бы эта маленькая утренняя сцена не осложнила его отношения с девочкой. Почему он не запер эту дурацкую дверь!
   Вдруг она расстроится? Обидится?
   – Да не нервничай ты так, все будет в порядке, – Альбина провела рукой по его волосам. – Ничего страшного не произошло.
   Он поймал ее руку, поцеловал и поспешно вышел. Ему не терпелось догнать Аистенка.
   Может, она ненавидит его? Презирает? Плачет?
   Ася сидела на кухне за барной стойкой, и вид у нее был весьма довольный.
   – Послушай, Аистенок… – Игорь чувствовал невыразимое смущение.
   – Я все понимаю. Я уже взрослая, – ответила она серьезно и как-то очень торжественно.
   – Правда? – Это было для него таким облегчением, перед которым отступала даже предстоящая встреча с шантажисткой.
   – Правда, – заверила она ободряюще. – Только мне интересно, будем ли мы сегодня завтракать? Любовь – это ведь не повод, чтобы оставить ребенка умирать с голоду. Между прочим, я тоже вам помогала.
   – Это каким образом?
   – А кто скачал на ваш… на твой мобильник свадебный марш? – Впервые за все время она обратилась к нему на «ты». Вид у нее был хитрый и довольный.
   Игорь на всякий случай не стал уточнять, при чем тут свадебный марш.
   – Ладно, понял. С меня причитается.
   – Для начала пусть мне причитается молоко с тостами!
   – Как пожелаете.
   – Но это только для начала, ты учти, это не все!
   – Учел.
   – Думаю, бабушка будет в отпаде, – заявила она через некоторое время.
   – В каком смысле? Только не говори, пожалуйста, с набитым ртом. Еще, не дай бог, подавишься…
   – В прямом. Будет радоваться за маму. – В этом Игорь отчего-то сильно сомневался.
   – Послушай, Аистенок, а может, я сделаю тебе еще пару тостов, и тогда бабушка ни о чем не узнает, идет?
   – Да ладно тебе, я же серьезно! Ты же старше папы, значит, уже нагулялся. А для нее это самое главное. Тебе сколько лет? Тридцать с хвостиком? – Нет, все-таки она воплощение непосредственности!
   – Тридцать с очень большим хвостиком. Почти с хвостищем. Вот-вот стукнет сорок.
   – Правда? Ну-ка признавайся, когда у тебя день рождения?
   Он не успел ответить. В кухню впорхнула Альбина, и Игорь был поражен. Просто слепым надо было быть, чтобы жить рядом и не видеть этой красоты. А может быть, все эти месяцы она была обычной, а такой стала только сегодня, благодаря проснувшейся любви?
   – Я смотрю, тут вовсю уже завтракают?
   – Нет. Просто ребенок потребовал свои законные тосты. И я взялся приготовить.
   – Можно мне тоже? И яичницу.
   – Мама, ты же не ешь яичницу! У тебя на завтрак мюсли с йогуртом.
   – Вообще-то я делаю вид, что забыла об этом, так что помолчи.
   – Ладно, тогда я забуду, что мне сегодня в школу, а ты не будешь мне напоминать, ладно?
   – Ну, барышня, вы прямо из всего можете извлечь выгоду. – Игорь сделал притворно-сердитое лицо.
   Это было особенное утро. По-особенному кипел электрочайник. Особенно вкусным был кофе, хотя варили его так же, как всегда. Особенно хрустели поджаренные тосты. Новые цвета, новые запахи и звуки – все это ворвалось в его мир. Нечто похожее уже было, когда он познакомился с Витой. Но тогда не было главного – нежности.
   – Собирайся, Аистенок, я подвезу тебя. – Игорь допил кофе и пошел одеваться. Вчерашнее недомогание бесследно исчезло. Странно, но страха тоже не было. Ему казалось теперь, что все легко и просто. Невозможно, чтобы люди были так жестоки друг к другу. Вита вчера просто разнервничалась. Сегодня он поговорит с ней, и все наладится. Иначе и быть не может.
   Когда он спустился вниз, Альбина убирала со стола. Он подошел сзади, обнял ее, поцеловал в макушку. Хотел сказать ей что-нибудь нежное, хорошее, обнадеживающее, чтобы она не терялась в догадках, насколько все это для него серьезно, но решил подождать до вечера. Не делаются такие вещи на ходу.
   Аська спускалась по лестнице с недовольным видом, застегивая на весу школьную сумку.
   – Ну, можно я не пойду сегодня в школу? – Она умоляюще посмотрела на Альбину.
   – Это почему еще?
   – Я вчера заразилась от Игоря, и у меня температура.
   – Однако выглядишь ты очень даже ничего.
   – Это я держусь изо всех сил.
   – Ну хорошо, хорошо, – Альбина рассмеялась, глядя на дочку, – устрой себе праздник.
   Аистенок, видно, не ожидала такой легкой победы. С криком «Ура!» девочка кинулась наверх в свою комнату. Игорь засмеялся. Вот ведь, хитрюга, знает, когда и как попросить.
   – Не забудь, что у тебя температура, – крикнула мать вдогонку, поправляя воротник его куртки.
   Он опять подумал, что надо сказать ей что-то чудесное, но промедлил и не успел. Альбина уже закрывала за ним дверь. Вечером. Все вечером. Он вернется с работы и все ей объяснит и расскажет.
   Он направился к машине. У калитки обернулся на дом. На свой новый дом, где теперь живет счастье.

   Она подошла к зеркалу. Медленно провела рукой по шее, по лицу, улыбнулась своему отражению.
   И этой женщине тридцать восемь? Не смешите, ей нет еще и тридцати.
   Альбина улыбнулась. Господи, боже! Оказывается, вот оно какое – счастье…
   Она распахнула створки шкафа, пробежала глазами многочисленные полки. Как все уныло! Сплошные серо-черные тона, бесформенные длинные юбки, блузки как из бабушкиного шифоньера. Только что не с рюшами. А ведь Макс столько раз давал ей денег и предлагал купить что-нибудь. Она честно шла в магазин и возвращалась оттуда с очередной черной водолазкой или скучной длинной юбкой.
   Раза два она все-таки попыталась совершить прорыв и купила несколько «вызывающих» вещей. К этой категории относились белые летние брюки-стрейч, короткое кремовое платье-футляр и красный приталенный пиджак. Все эти вещи, естественно, надевались только один раз – в примерочной магазина.
   Она вынула все три вещи и по очереди приложила к себе. Пожалуй, все не по погоде. А, плевать!
   – Аистенок! – Дочь мгновенно оказалась рядом.
   – Да, мам?
   – У тебя есть топик? Белый или красный?
   Через полчаса она наконец отобрала из кучи шмоток, принесенных радостной дочерью, светло-кремовую кофточку.
   – Я вот эту возьму. Боже, Аська, что ты мне притащила? Ты и правда думаешь, я пойду на работу в футболке с Микки-Маусом?
   – Я бы не удивилась, мам.
   – Это еще почему?
   – А ты сейчас выглядишь лет на двадцать.
   – Но не на десять же. Постой-ка, ты мне льстишь в надежде, что я и завтра разрешу тебе не идти в школу?
   – Нет, мамочка, ты и правда классно выглядишь.
   – Я поеду на машине.
   – Ну да? – Ася смотрела недоверчиво. – И ты не боишься?
   – Нет.
   – Но раньше же боялась.
   Раньше она боялась всего. Боялась жить, любить, работать. Сейчас ей самой казалось странным, что она столько всего боялась.
   – Не знаю, Аистенок, все так неожиданно произошло.
   – Ты влюбилась?
   Альбина молчала. Легко сказать два слова «я влюбилась», но как высказать то, что происходит у нее в душе, так, чтобы дочка поняла?
   – Да я все понимаю, мам, ты не волнуйся.
   – Едва ли. Я и сама ничего не понимаю. – Альбина покачала головой.
   – Хочешь, я объясню? – Девочка забралась на кровать и обняла ее сзади.
   – Ну попробуй.
   – Просто Игорь ужасно хороший. Я уже давно решила, что вам надо быть вместе.
   – Вот как? Так, значит, это ты решила?
   – Ну да. Я даже зафигачила ему в телефон свадебный марш. На твой номер, между прочим. Чтобы, когда ты ему звонишь, играло: пам-пам-парам…
   – Постой, что ты сделала?
   – Зафигачила.
   – А-а. Да, это был очень тонкий дипломатический ход, – улыбнулась Альбина. – Думаешь, поэтому он наконец обратил на меня внимание?
   – А то, – серьезно отвечала девочка.
   – Заболтала ты меня совсем, Аська. – Она бережно отняла от себя дочкины руки. – Мне на работу надо. Я, в отличие от некоторых, не прогульщица.

   День был суматошный как никогда. Хорошо, что еще с утра Игорь предупредил Якова, что ему нужно сегодня освободиться пораньше. Он не хотел больше тянуть ни дня. Игорь хорошо знал это свойство человеческой натуры – вечно откладывать важные дела и находить этому все новые и новые оправдания. Он собирался приехать сегодня чуть пораньше Альбины, часов в шесть, и приготовить праздничный ужин. Ощущение, возникшее с утра, не покидало его весь день. Он не сомневался – все будет хорошо. Даже когда ровно в три позвонила Вита, у него на сердце все еще было спокойно.
   Он как раз зашел на кухню выпить кофе в промежутке между двумя поездками, когда раздался звонок.
   – Але, – Игорь говорил приветливо. По-другому он сейчас не мог. Даже с ней.
   – Ты что-то быстро взял трубку. Наверное, не успел насладиться свадебным маршем, – прозвучал язвительный голос.
   Дался ей этот марш! Игорь не стал объяснять, что Мендельсон звучит только тогда, когда звонит Альбина. Вите, как и всем остальным, кого она не знала, Аська назначила общую мелодию – «К Элизе» Бетховена.
   – Я рад тебя слышать. Ты успокоилась?
   – Не надо заговаривать мне зубы. Я прекрасно помню, о чем мы с тобой вчера договорились. Надеюсь, ты тоже не в маразме. Так да или нет?
   Опять заболели виски, и стало трудно дышать.
   – Я не слышу.
   – Конечно, нет.
   Короткий смешок.
   – Понятно. Ну что ж…
   – Вита, послушай, пожалуйста! Я не собираюсь больше их обманывать. Я все честно им…
   Но из трубки уже раздавались короткие гудки.
   Перезвонить? Пожалуй, это бесполезно. Неужели, она все-таки сделает то, о чем говорила? Пойдет к ним домой и ограбит? Видимо, она в таком состоянии, что вполне может выкинуть такую глупость. Похоже, она вообще не совсем вменяема.
   Да нет, ерунда. Кто ее пустит в дом? Сомнительно, чтобы Макс сделал ей дубликат ключей… А открыть ворота некому.
   Вдруг он похолодел, вспомнив, что дома осталась «прихворнувшая» Аистенок. Конечно, ей сто раз говорили, что незнакомых в дом пускать нельзя. Но Вита может предварительно позвонить по телефону, чего-нибудь наплести… С нее станется. И неизвестно еще, чем эта встреча закончится для девочки. Надо срочно ехать на Рублевку. Прямо сейчас. Скорее всего, он успеет. Хотя неизвестно, откуда звонила Вита…
   Игорь набрал номер Аськиного мобильника. Длинные гудки. Потом попробовал домашний номер. Тот же результат. Обычное дело – девочка на полную мощь врубила музыку, и все остальные звуки мира перестали для нее существовать. Может, тогда и Вита до нее не дозвонится? Но рисковать было нельзя.
   Он завел машину и поехал домой. По дороге моля бога, чтобы ничего непоправимого не случилось. На сердце было неспокойно. И предчувствия эти оправдались.

   Вита соврала. Когда она звонила, с девчонкой уже было покончено.
   Она сама не знала, что все так повернется. Не знала, зачем приехала туда, к дому Волоховых. Не собиралась же и в самом деле грабить сейф! Но и сидеть на одном месте или идти на работу после вчерашнего скандала тоже было невозможно. Разговор с Игорем настолько выбил ее из колеи, что она буквально не находила себе места. Она взяла такси и отправилась к дому Макса. Подумав, отпустила машину, прошла пешком. Благо погода стояла хорошая. Золотая осень, мать ее…
   Вита по-прежнему не понимала, зачем приехала сюда. А потом все произошло само собой. За витыми воротами мелькнула пигалица, игравшая с собакой. Это было неожиданно. Девчонке полагалось быть в школе. Но дочка бизнесмена Волохова была дома и, похоже, отлично себя чувствовала. Тогда как Виту передергивало от одного только ее вида. Она смотрела на это смешливое белесое существо и чувствовала такую ненависть, что самой становилось страшно.
   А потом Вита подошла к ажурной калитке и позвала:
   – Ася! Ты ведь Ася?
   Пигалица насторожилась, но все-таки ответила:
   – Да, а что?
   – А я Марина. – Она сама не знала, почему представилась именно так. – Я работаю с твоей мамой. С Альбиной… С Альбиной. Она забыла дома важный документ и, зная, что я живу неподалеку, позвонила и просила зайти к вам и взять его.
   – А что же она не позвонила мне? – резонно поинтересовалась девчонка.
   Вита растерялась, но лишь на миг. Обшарила взглядом тоненькую фигурку. Будем надеяться, что мобильник у нее не с собой…
   – Она сказала, что не может тебе дозвониться. Ты не берешь трубку.
   Очевидно, выстрел попал в цель. Пигалица пожала плечиками и направилась к воротам. Впустила ее сначала на участок, а потом в дом.
   – Так где этот ваш документ? – спросила она, когда обе оказались в холле, столько раз виденном Витой в ночных и дневных грезах.
   – Вот. – Молодая женщина вытащила исписанный мелким почерком листок в клетку и протянула ей.
   – Простите, – удивленно вылупилась на нее соплячка. – Вы сказали, что вам надо что-то взять у нас из дома.
   – Ты меня не так поняла. Читай.
   К радости Виты, у Игоря был очень разборчивый почерк.
   – «Дорогие мои Аленька и Настена, – начала читать вслух девочка. – Вот уже третий день я живу в доме Максима Волохова, рядом с его женой и дочерью. Мне безумно стыдно за то, что я обманул их и выдал себя за его двоюродного брата. Больная совесть мучает меня почти так же сильно, как тоска по вам, мои дорогие, любимые девочки…» Что это? Кто это писал?
   – Ваш ненаглядный Игорь.
   – Этого не может быть! Вы все врете! Это подделка!
   – А ты проверь. Есть в доме что-нибудь, написанное его почерком?
   Пигалица на минуту задумалась:
   – Есть. Он мне написал стихи про Зодиак. Сейчас я принесу их и докажу, что вы все наврали!
   Пока она бегала наверх, сопровождаемая радостным щенком, Вита успела покопаться на столике в холле. И нашла то, что ей было нужно – новехонькую визитку с адресом и телефоном фирмы, куда устроилась эта ханжа Альбиночка. Финансовым директором, блин, устроилась, не как-нибудь…
   – Вот! – Пигалица была вся багровая, то ли от злости, то ли от быстрой беготни по лестнице. – Смотрите!
   – Это ты, дорогуша, смотри. И сравнивай.
   Ей безумно хотелось рассказать соплюшке абсолютно все. Про то, что была любовницей ее отца и про то, как кувыркалась в койке с их драгоценным Игорем еще до вчерашнего дня. Но, подумав, она решила, что с малолетки, пожалуй, хватит. Пикантные подробности оставим для ее мамочки. А с тебя, деточка, достаточно информации, что Игоречек вас подло обманул. И идеального отчима у тебя, голубушка, не будет. Что, съела? Больно понимать, что у твоего самого дорогого человека уже есть семья, а ты так, с боку припеку? Ничего, все мы через это проходили…
   – Но зачем? Зачем он… это все… с нами?.. – По щекам девочки катились крупные слезы.
   – Ты еще настолько мала, что не понимаешь? Деньги, деточка. Те, что достались твоей мамочке в наследство от твоего папочки. Деньги, деньги, деньги, денежки… Той, второй его семье – вернее, конечно, первой! – они тоже нужны. Не меньше, чем вам…
   Вита вдруг поняла, что истерически хохочет, ну точно, нервы ни к черту. После такого-то марафона длиной в десяток лет. Наперегонки с законными детьми и женами. Все-таки она победила. Ну по крайней мере, сумела подставить подножку соперницам и посмотреть, как те шлепнутся прямо в грязь.
   А вот теперь самое интересное. Надо срочно ехать к мамочке и повторить на бис свое выступление и помимо всего прочего известить ту, что она имела счастье делить с ней, Витой, аж двоих своих мужчин. А они с ней до сих пор не знакомы. Какая непростительная оплошность!
   Она просто захлебывалась от истерического смеха. Отобрала у оторопевшей пигалицы письмо, не обращая никакого внимания на ее рев, вышла за калитку, дошла до шоссе, немного успокоилась и поймала машину.
   По дороге позвонила Игорю, и он, конечно, подтвердил ей «свое твердое нет». Ну что ж, не зря она старалась перед девчонкой. Вите опять стало смешно. Как часто люди делают выбор, когда от них ничего не зависит. Небось ворочался сегодня всю ночь, бедный. Метался между искушением и совестью. Но что бы он ни решил, вряд ли его ожидало впереди хоть что-то хорошее.
   «Игорь, Игорь, а ведь я тебя любила. Прозаики и поэты на все лады твердят, что любовь – это когда делаешь как лучше любимому. Бессовестно так врут. Интересно, сами они так могут? Кто-нибудь кроме святых на это способен?
   Я сломала твою жизнь, но ведь и ты сломал мою. И ты, и твои предшественники. Вы все относились ко мне как угодно – хорошо, плохо, искренне, лживо, уважительно, пренебрежительно. Но вы никогда не относились ко мне серьезно. А только этого я всегда и хотела. Ну получайте же теперь!»

   Разговор с Альбиной тоже прошел «на ура». Вита позвонила снизу, от охраны, и попросила ее спуститься в сквер.
   Прошло, наверное, минут пять, она уже успела покурить, когда услышала сзади поспешные шаги.
   – Вы?
   Альбина узнала ее сразу. Вита удивилась. Она думала – не узнает. Сколько времени прошло после той короткой встречи в приемной у Макса. А вот вдова еще сильнее изменилась с тех пор, как Вита видела ее на пляже из окна Леркиной машины. Вопреки линейной теории времени сейчас она выглядела еще лет на пять моложе, нежели тогда. Видать, не слишком сильна скорбь по внезапно ушедшему супругу.
   – Я. Пришла рассказать вам кое-что интересное…
   Альбина, в отличие от дочери, не плакала. Она даже не побледнела. Но что-то в ее лице мгновенно изменилось.
   «Я ее выключила, – подумала Вита. – В спорте говорят «вырубил», а я выключила. Как лампочку. Которую больше никто и никогда уже не зажжет».

   Аистенок сидела на крыльце, опустив светлую головку и не обращая внимания на суетящегося рядом игривого щенка. Плечи девочки едва заметно подрагивали.
   Господи, ну почему именно сегодня она решила остаться дома?
   Игорь пытался заговорить с ней, но это было бесполезно. Аська не отвечала и даже не поднимала головы.
   Что же тут произошло?
   Он набрал номер любовницы. Бывшей любовницы.
   – Але? – весело пропела Вита. Игорю показалось, что она пьяна.
   – Ты была тут? – Он все еще надеялся, что грустный Аськин вид вызван какими-то другими причинами.
   – А ты думал, я блефую? Нет, милый мой, я сделала все, как обещала. И должна тебе сказать, хоть моих проблем это и не решило, но я получила колоссальное удовольствие. И это еще не все, я еще…
   Он нажал отбой и сел рядом с Аськой. Если бы он приехал хотя бы на полчаса раньше! Если бы поговорил с Альбиной вчера вечером! Если бы сразу рассказал им все. Впрочем… Что теперь об этом думать. Наверное, «если бы» – самое бесполезное в мире словосочетание.
   Игорь не выдержал первым.
   – Аистенок, послушай, – сказал он, присев перед ней на корточки, и подумал, что в последние дни он все время что-то кому-то объясняет, кого-то уговаривает, перед кем-то оправдывается. Как же он устал… Игорь провел ладонью по волосам – от неловкости он не знал, куда девать руки. Он вообще ничего сейчас не знал. Ни как будет жить дальше, ни что ему делать в ближайший момент.
   Девочка встала со ступеньки, повернулась к нему спиной и пошла в дом. Растерянный Бакс чуть помедлил, затем последовал за хозяйкой. И Игорь, как щенок, тоже кинулся следом.
   – Ася, прости меня. Я хочу все тебе объяснить, – ему самому всегда казалась смешной эта фраза, которую на все лады повторяют застигнутые врасплох обманщики. Это выглядело так жалко, так по-детски. И никогда он не думал, что ему самому придется когда-нибудь оправдываться таким образом.
   В холле она остановилась.
   – Ты обманул меня. Меня и маму. – Игорь заглянул ей в лицо и испугался, увидев его абсолютно взрослое выражение. – За что? Из-за каких-то дурацких денег? Ты хотел ограбить нас и переслать все своей семье, да? Ненавижу тебя. Ненавижу!
   Игорь не сразу осмыслил, что она говорит. С чего она взяла, что он хочет переслать деньги своей семье? Господи, что там наболтала эта гадюка? Он понял, что объясняться бесполезно, что любые его попытки будут выглядеть жалким лепетом. Надо было срочно что-то делать.
   – Пожалуйста, Ася, – он старался говорить спокойно и уверенно, – Асенька, пожалуйста, дай мне полчаса, и ты сама все поймешь.
   – Зачем? Ты нам уже достаточно лапши на уши навешал. Я не хочу ничего понимать. Сказала же – ненавижу. Уходи.
   Она стала подниматься вверх по лестнице. Другого выхода не было. Игорь нагнал девочку и осторожно поднял на руки. Это было весьма непросто, потому что отбивалась она мастерски. Игорь старался не обращать внимания на колотушки, которые сыпались на него, пока он нес девочку к машине.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация