А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Мир над пропастью" (страница 11)

   – Нам с Анютой нужно съездить в город, – проговорила Альбина. – У меня есть кое-какие дела. А потом решили сходить в зоопарк. Мы обе не были там целую вечность.
   Ну и слава тебе, господи. Отличный повод распрощаться.
   – Я собираюсь вызвать такси, – продолжала между тем вдова. – Хотите, мы и вас подвезем?
   – Такси? – удивился он. Неужели у нее, жены такого состоятельного человека, не было своего автомобиля?
   – Конечно, Максим подарил мне машину еще два года назад, – она словно читала его мысли. – Но я так и не выучилась водить. Максим никак не мог этого понять. Он просто обожал машины…
   Повисла неловкая пауза. Игорь осторожно поставил на стол пустую чашку. Анюта, не отрываясь, глядела в экран телевизора.
   – Хотите, я отвезу вас в город? – прервал он молчание. Ему просто неудобно было не предложить этого, тем более что речь зашла о такси.
   – Это было бы очень здорово, но… Мне неловко. У вас наверняка свои дела.
   – Нет, ничего особенно срочного.
   И тут, впервые за утро – да что там за утро, за все время! – Анюта подняла на него глаза.
   – Вы правда отвезете нас в зоопарк? – недоверчиво спросила она.
   – Ну конечно!
   – Это клево. Я так давно хочу посмотреть на жирафа.
   На какое-то мгновение Игорь забыл, где и с кем находится. Он опять был в осеннем озерском лесу, и на него вновь глядела не поймавшая зайца Настена. «Вот поеду в зоопарк и всех-всех там увижу! И зайца, и крокодила, и белого медведя, и жирафа!»
   Он возил их целый день. На своей машине. Сначала в какие-то конторы, куда Альбине нужно было по делам, затем в зоопарк, где они пробыли много часов, посетив и старую и новую территории, и обезьянник, и террариум, и слонов, и хищников, и, разумеется, вожделенного жирафа. Аню словно подменили. У клеток с животными она преображалась на глазах, становилась оживленной и говорливой и так и сыпала интереснейшими фактами о жизни и поведении животных.
   – Откуда ты все это знаешь? – недоумевал Игорь.
   – Смотрит по телевизору научно-познавательные каналы, – отвечала Альбина за дочь. – Когда идет передача о животных, ее за уши не оттащишь…
   Из зоопарка они вышли усталыми и голодными. Начали было обсуждать, где перекусить, но вспомнили, что дома осталось полным-полно еды.
   – Вы отлично водите машину, – заметила Альбина, когда они свернули с Можайского шоссе на Рублевское. – Я бы даже сказала – профессионально.
   – И оказались бы правы. – «Что, Максим Волохов, не ожидал, что твой «брат» работает таксистом?»
   – В каком смысле?
   – В том самом. Я профессиональный водитель, – сказал, а внутри все сжалось. А ну как она, состоятельная женщина и жена, точнее, теперь уже вдова крупного бизнесмена, не захочет больше знаться с простым шоферюгой?
   Но у нее, похоже, и в мыслях этого не было. Она сказала только:
   – Как здорово! А я вот совсем не умею водить. Мне кажется, это так трудно…
   – Ну что вы! – горячо возразил он. – Тут нет ничего сложного, уверяю вас. Самое нудное – это запомнить правила и расположение улиц. А сам процесс – сплошное удовольствие.
   – Правда? А у меня как раз с правилами полный порядок, – она усмехнулась. – Я всегда по жизни знаю «как надо», в теории, так сказать, но никогда не знаю, как это осуществить на практике…
   – Я вас научу, – это сорвалось с языка раньше, чем он успел обдумать свои слова.
   – Спасибо. Правда, я сомневаюсь, что это возможно, но было бы просто замечательно.
   Он вдруг подумал, что, несмотря на внешнюю уверенность в себе, в душе она, похоже, так же застенчива, как и ее дочь. Просто научилась этого не показывать.
   Доехали на удивление быстро. Аня после зоопарка опять замкнулась в себе и всю дорогу молчала. Альбина, напротив, старалась избегать долгих пауз. Но уже подъезжая к поселку, Игорь сообразил, что за весь день они не затронули ни одной из скользких тем. И дело тут было не в его ловкости – они как-то вообще не возникали.
   Само собой его пригласили в дом – поесть. Анюта поднялась к себе отнести купленные в зоопарке открытки и перо павлина, Игорь и Альбина занялись приготовлением ужина.
   – Скажите, Игорь, а у вас есть семья? – спросила она вдруг, красиво раскладывая на тарелке кусочки соленой рыбы.
   – Нет, – коротко отвечал он.
   – Тогда, может, вы… – она запнулась. – Может, поживете еще немного у нас?
   – Но… – начал было он, но она не дала ему договорить.
   – Вы ведь сказали, что собираетесь пробыть в Москве еще какое-то время? Так оставайтесь здесь. Конечно, мы живем не в центре и, по большому счету, даже за пределами города, но ведь вы на машине!
   – Это неудобно, Альбина… – замялся он.
   – Что же тут неудобного? Ведь вы родственник. Единственный родственник Максима. Вы одиноки, про нас с Асей и говорить нечего… А так всем троим нам будет не так тоскливо. И еще, не забывайте, вы обещали научить меня водить машину.
   – Но что скажет она? Аня?
   – Думаю, она не будет против.
   Вскоре Анюта спустилась в кухню, и, прежде чем все сели за стол, Альбина поинтересовалась у дочери:
   – Ася, я хотела бы, чтобы дядя Игорь некоторое время пожил у нас. Ты не возражаешь?
   Девочка вновь подняла глаза, и у Игоря в который раз сжалось сердце. Ее молчание длилось, казалось, целую вечность. Игорь перестал даже дышать в ожидании приговора. Наконец, Аня-Настена проговорила:
   – Ну почему нет? Пускай живет.

   Со стороны это все показалось бы очень странным. Мужчина и женщина, еще довольно молодые, поселились под одной крышей. Они спали в соседних комнатах, вместе проводили время, остававшееся у Игоря свободным после ночной работы и сна. Но при этом ни один из них не делал ни малейшего шага к сближению. Казалось, ни Альбине, ни Игорю даже не приходила в голову подобная мысль. Они действительно вели себя и относились друг к другу, как родственники. Да еще кровные. Скажем, брат с сестрой.
   На работе, конечно, заметили, что он больше не ночует на стоянке. Тамара Юрьевна одобрительно кивала головой, а Даша выглядела расстроенной.
   Игорь испытывал смешанные чувства. С одной стороны, ему было неловко, он постоянно боялся, что его обман раскроется. Первые несколько дней в особняке Волоховых он постоянно находился в напряжении, ожидая расспросов, но их не последовало. Очень скоро стало ясно, что Альбину больше интересует он сам, нежели его возможные отношения с Максимом. Даже настырная бывшая теща Зоя Геннадиевна, которая ежедневно звонила и иногда приезжала, не донимала его подобными разговорами. А уж когда она отбыла в свою Италию, он и вовсе вздохнул свободно.
   Потому что Игорю в этом доме нравилось. Разумеется, не из-за того, что принадлежал особняк весьма состоятельным людям (хотя, что греха таить, комфорт и современная обстановка очень украшали жизнь). Игорю Быкову было приятно, что впервые за долгое время его снова кто-то ждет. Почти всю свою жизнь он прожил в семье, среди людей – и теперь психологически не мог возвращаться в пустую квартиру. А здесь, в доме на Рублевском шоссе, по вечерам всегда горел свет. Утром, после ночной смены, он на цыпочках шел в свою комнату, чтобы не разбудить Аню и Альбину. А когда, выспавшись, вставал где-то после полудня, хозяйка всегда ждала его на кухне со свежесваренным кофе и горячим завтраком. Она все время была дома, как и Ася. Стояло лето, и в школе, разумеется, были каникулы. А от занятий конным спортом Волоховы отказались, как решил сначала Игорь, из экономии.
   Из деликатности он не обсуждал с Альбиной финансовых вопросов. Но заподозрил, что после смерти Максима положение семьи пошатнулось. Он плохо разбирался в подобных вещах и не знал, в чем тут дело. Может, для вступления в наследование им нужно было выдержать какой-то срок. Черт его знает, как у них, у богатеев, принято… А может, Максим просто ничего не оставил. Это тоже было не исключено. Вдруг все деньги оказались вложены в бизнес?
   Словом, на другой же день после посещения зоопарка Игорь заехал в Гольяново, собрал свои вещи и, как выражался его озерский приятель Серега Бугров, «растряс свою нычку». Он сам удивился, какая немалая сумма скопилась у него за время жизни в Москве. Зарабатывал он у Якова очень прилично, а тратить почти не тратил. Просто не на что было. Ведь даже питался он в основном бесплатно, на кухне ресторана.
   Вернувшись в особняк, он положил на стол перед Альбиной пятьдесят тысяч.
   – Раз уж вы решили меня тут приютить, то вот вам на первое время, – сказал он.
   Альбина вспыхнула, хотела что-то возразить, но, подумав, забрала купюры и горячо его поблагодарила.
   Она вообще часто вела себя очень нетипично для женщины, живущей на Рублевке. На этих дамочек Игорь на своей работе насмотрелся. Альбина не походила ни на бизнес-леди, ни на взбалмошную миллионершу, ни на светскую львицу. Она всегда держалась доброжелательно и сдержанно и, что особенно удивляло Игоря, казалось, чувствовала себя в собственном доме как будто чужой. Словно все, что ее окружало, не принадлежало ей, а лишь было дано во временное пользование.
   Нельзя сказать, что они мало общались, но разговаривали в основном на отвлеченные темы – о постоянно меняющейся погоде, об ужине, о телепередачах и происходящих в мире событиях. Ничего личного – ни о нем, ни о ней, ни о покойном Максиме. Но, как ни странно, это не воспринималось как отчуждение. Даже наоборот – им всегда находилось, что обсудить.
   С девочкой было намного сложнее. Она дичилась, держалась по-прежнему скованно, даже настороженно. Однако Игорь вскоре понял, что это относилось не только к нему. Скорее ко всему окружающему миру.
   Он все время невольно сравнивал ее с Настеной. Его дочка застенчивой никогда не была. Но, как знать, может, доживи она до переходного возраста, с ней сейчас происходило бы то же самое…
   Его удивляло, что кроме внешнего сходства, у девочек не было почти ничего общего. Как он ни искал. Голос, манеры, движения, интонации, интересы – никаких точек соприкосновения. Аня презирала мягкие игрушки и охотно ела ненавидимую Настей гречневую кашу. Ей не нравился «попсовый» розовый цвет, который Аська обожала, у нее почти не было друзей, и практически все свое время она проводила у домашнего кинотеатра или за компьютером. Настене же телевизор разрешали смотреть не более часа в день (в основном это были мультики), а о компьютере в семье Быковых даже и не помышляли. Анюта казалась на удивление толковой и рассудительной для своих лет. Как ни любил Игорь свою дочурку, он вынужден был признать, что до такой глубины суждений Насте, конечно, было расти и расти… Разговаривать с дочкой Альбины было интересно – не забавно и умилительно, как со всеми детьми, а именно интересно. Впрочем, удавалось это нечасто. В его присутствии девочка обычно молчала и практически никогда не оставалась с ним наедине.
   Когда он первый раз назвал ее Аней, она поморщилась:
   – Терпеть не могу это имя.
   – А как тебе нравится? – растерялся он.
   – Ася.
   Но это было выше его сил. Он встретился взглядом с ее умными глазками и подумал, что, расскажи он ей все, она бы обязательно его поняла… Однако взваливать на ребенка такой груз показалось недопустимым.
   – Тогда я буду звать тебя… э-э-э… Ну, скажем, Аистенком, – нашелся он, вспомнив о недавней поездке в зоопарк. Она и впрямь была похожа на эту птичку. С длинной стройной шейкой и тонкими ножками.
   – Очень мило, – одобрила Альбина, разливавшая чай.
   Девочка на минуту задумалась.
   – Ладно, зовите, – милостиво разрешила она.
   Благодарный за то ощущение тепла и домашнего уюта, он, как мог, старался украсить их жизнь маленькими радостями. В выходные, от которых он теперь никогда не отказывался, они все вместе ездили купаться на Москву-реку. А возвращаясь с работы, он каждый раз стремился что-то привезти. Игорь быстро понял, что Ане и Альбине гораздо милее не дорогие подарки, а что-то совсем простое и незатейливое. Сколько восторга у них, например, вызвала обычная вобла! Игорь чистил рыбу, стуча ею об стол и постелив газету на дорогую дубовую столешницу, а они обе, нетерпеливые, точно голодные птенцы, с удовольствием принимали у него из рук маленькие соленые кусочки. Выяснилось, что Альбина обожает темное пиво, а Аистенок даже понятия не имела о том, что плавательный пузырь в вобле можно съесть, предварительно поджарив его при помощи зажигалки. И это занятие, и это лакомство необычайно пришлось ей по вкусу. А Настена соленую рыбу терпеть не могла…

   Ночь была душной. Игорю было жарко, хотелось пить. Он решил спуститься в кухню и уже вышел на лестницу, когда услыхал вдруг тихие шаги и звук открываемой входной двери.
   Аистенок стояла на крыльце, запрокинув головку, и смотрела на вечернее звездное небо. Она слышала его приближение, но не обернулась.
   Игорь подошел к ней, машинально хотел положить руку на плечо, но в последний момент остановился.
   – Смотри, видишь то созвездие? Это Козерог.
   Девочка снисходительно улыбнулась:
   – Сейчас июль. А Козероги рождаются в январе. Я точно знаю. Папа был Козерог. А сейчас его не может быть видно. Сейчас время Рака.
   – Я тоже раньше так думал, – кивнул Игорь. – Но, оказывается, все наоборот. Рака лучше всего будет видно как раз в январе. Не знаю, почему так происходит.
   Девочка заинтересовалась:
   – Значит, в августе будет видно Водолея?
   Он подсчитал.
   – Похоже, да. Я могу тебя научить, как это запомнить, чтоб не путаться. Хочешь забавный стишок?
   Анюта кивнула.
   – Ну слушай:

Взглянув на пояс Зодиака,
Мы в январе увидим Рака,
А в феврале заметим Льва.
Хранителем его была
В холодном марте злая Дева,
Соседка Льва по небу, слева.
Весы купив себе в апреле,
Они спокойно жить хотели,
Но в мае страшный Скорпион
У них отнял покой и сон.
Его убил Стрелец прекрасный,
Отца июня сын несчастный.
В июле ж братец Козерог сон Льва
и Девы уберег,
А в августе, на много дней
Приехал дядя Водолей.
Из Рыб уху он в сентябре
Варил и кушал на дворе,
Зажарил Овна в октябре,
Тельца зарезал в ноябре.
А в декабре, в конце концов,
Родилась пара Близнецов

   Эти стихи обожал младший внук Старика Илья, тоже, как и дед, рожденный под знаком Близнецов. Арон часто читал их ему в присутствии Игоря, но тому и в голову не могло прийти, что они смогут когда-нибудь ему пригодиться.
   – Здорово! – восхитилась Аня. – Наберете мне эти стихи на компе?
   Игорь растерялся:
   – Я тебе лучше от руки напишу.
   – Ладно, от руки тоже сойдет. А почему не на компе?
   – Аистенок, я с компьютером не то что на «вы», а, как бы тебе сказать, даже хуже…
   – Это очень стыдно, – менторским тоном проговорила девочка. – В наше время компьютером должен уметь пользоваться каждый культурный человек.
   Игорь взглянул на нее и увидел, что она улыбается. Он лишь развел руками.
   Она нахмурила бровки и сказала совершенно серьезно:
   – Ладно, придется мне вас научить.

   Возможно, именно тогда исчез между ними барьер отчуждения. А может, это произошло чуть раньше или чуть позже. Но, так или иначе, теперь она уже не стеснялась оставаться с ним наедине. Скорее даже наоборот.
   Им было интересно вместе. Она действительно обучила его пользоваться компьютером, выходить в Интернет и искать там нужную информацию. Иногда они могли часами просиживать бок о бок перед монитором, блуждая в виртуальных мирах или играя в разные игры – это занятие тоже очень увлекло Игоря.
   Аистенку очень нравилось фотографировать. На последний день рождения отец подарил ей отличную цифровую камеру, снимки с которой можно было выводить прямо на экран. Глядя, как ловко она управляется, добиваясь нужного цвета и контрастности, Игорь поинтересовался:
   – Это тебя папа научил?
   – Нет, – нахмурилась Аистенок. – Папе некогда было со мной возиться. Он очень много работал.
   – А откуда же ты все это знаешь?
   – Сама выучилась.
   – Неужели совсем-совсем сама?
   – А чего? Что не понимала, читала в инете. Или на форумах спрашивала.
   Застенчивая до диковатости в жизни, девочка совершенно не стеснялась общаться посредством компьютера с незнакомыми людьми, бывшими намного старше ее.
   Конечно, Игорь не только учился у Аистенка, но и делился с ней своими знаниями. Она, например, не умела ни играть в шахматы, ни разводить костер, ни ставить палатку. Он показал ей простые приемы самообороны и раскрыл секреты нескольких карточных фокусов. В отличие от мамы, которая все так и не решалась сесть за руль, Аня тут же принялась умолять дать ей несколько уроков вождения, но Игорь пока никак не мог на это решиться.
   Альбину, казалось, только радовало, что ее дочь и Игорь столько времени проводят вместе. Он действительно принимал участие чуть не во всех ее затеях. Вот только ездить с ней на совместные велосипедные прогулки наотрез отказался.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация