А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Лиловый шар" (страница 7)

   Он хотел закрыть дверь в кабину, но в зал вновь влетела птица Дурында. В клюве она волокла объемистый узел.
   – Ты куда? – закричал толстый король.
   – Ты куда? – закричал Иван Иванович.
   Они догадались, что ворона все же решила сгонять в прошлое.
   Но вороне ловко удалось избежать их вытянутых рук, кинуть свой узел в узкую щель между головой Громозеки и потолком кабины, а затем нырнуть туда самой.
   – Вылезай немедленно! – рассердился директор заповедника.
   Но Дурынду уже не было видно. Только ее пронзительный голос звучал откуда-то из-за ушей Громозеки:
   – Не смейте ничего предпринимать! Я свободная птица, я буду сопротивляться! Заповедник не тюрьма, а убежище. Иначе я потеряю к вам уважение.
   – У нее полный узел барахла! – кричал толстый король. – Там моя серебряная ложка. Верните добро!
   – Нам что, вылезать? – спросил Громозека.
   – Не надо, – сказала Алиса. – Еще не хватало драться с Дурындой. Включайте машину, Иван Иванович.
   И директор подчинился Алисе.
   Дверь закрылась. На пультах замигали огоньки. Раздалось жужжание. И все пропало.
   Почти все, потому что в темноте, которая охватила путешественников во времени, в бесконечном полете, верчении и падении Алиса все время чувствовала, что ей в затылок вцепились когти перепуганной Дурынды, которая вопила, каркала, скрипела и требовала, чтобы ее немедленно выпустили наружу и не губили.
   Она продолжала вопить и тогда, когда путешествие кончилось.

   Глава тринадцатая
   ДВАДЦАТЬ ШЕСТЬ ТЫСЯЧ ЛЕТ НАЗАД

   Алиса с трудом открыла дверь временной кабины, что спрятана в громадном дупле старого дуба на опушке непроходимого волшебного леса. Хоть путешествие заняло несколько минут, у нее все тело затекло от неудобной позы, волосы растрепались, щека расцарапана – следы когтей Дурынды.
   Затем из кабины вывалился Громозека. Он был оглушен и не очень соображал, что же произошло.
   Алиса обернулась. На дно кабины кучкой грязных белых перьев упала Дурында. Рядом валялся узел с ее добром. Алиса спросила:
   – Ты жива, Дурында?
   – Нет, – ответила птица тихо. – Меня раздавили.
   – Но ведь ты же сидела у меня на голове.
   – Вот ты меня головой и убила, – сказала птица.
   – Что же делать?
   – Заплати мне золотую монету, тогда я, может, оживу.
   – Ох как нехорошо получилось, – сказал Громозека, залезая в карман. – Как назло, у меня нет золотых монет. Но разве это поможет?
   – Поможет, – сказала ворона.
   – А куда надо приложить золотую монету, чтобы вам стало лучше? – спросил доверчивый Громозека.
   – В клюв, – сказала ворона и широко открыла клюв.
   – Погоди, Громозека, – сказала Алиса. – Не верь воронам, даже когда они убиты. Я сейчас ее оживлю.
   – Как? – спросила ворона подозрительно.
   – Я просто скажу тебе, что через две секунды дверь кабины автоматически закроется и ты вернешься в двадцать первый век.
   – Неправда, – закричала ворона, вскочила на ноги, схватила в клюв свой узел, с трудом вылетела наружу, долетела до нижней ветки и уселась на ней. У нее был скорбный вид.
   – Пошли, Громозека, – сказала Алиса. – Нам надо поскорей добраться до избушки.
   – До какой избушки?
   – В ледниковые времена жили первобытные люди. Один из них – мальчик Герасик, великий изобретатель, он изобрел колесо и догадался, почему яблоки падают на землю. Если корабль пришельцев с Бродяги здесь побывал, Герасик об этом знает. Он подозревает, что со временем люди научатся летать по воздуху без помощи волшебников. Он думает, что помощь волшебников унижает человеческое достоинство.
   Громозека недоверчиво хмыкнул. Алиса понимала почему. В волшебников, экстрасенсов, невидимость, ведьм, гадалок и колдунов он не верил. Он был самым обыкновенным ученым со щупальцами, восемью глазами и ногами, как у слона. И полагал, что так и надо. «И если бы он жил сто лет назад, – подумала Алиса, – он бы ни за что не поверил в инопланетных пришельцев».
   Времени терять было нельзя. Поэтому Алиса сразу пустилась в путь. Громозека, разочарованно похлопывая себя по карману, где раньше лежал бластер, шагал следом.
   Некоторое время они шли молча. Начал накрапывать холодный дождик. Лето в эпохе легенд было прохладным – ледниковый период надвинулся совсем близко.
   Они остановились перед большим серым валуном. На валуне были грубо вырезаны слова: «Прямо пойдешь – коня потеряешь. Налево пойдешь – жизни лишишься. Направо пойдешь – кошелек потеряешь».
   – Нам прямо, – сказала Алиса.
   Громозека постоял – сомневался. Алиса ушла вперед.
   – Почему?! – крикнул он вслед Алисе.
   – Потому что у нас нет коней! – откликнулась Алиса.
   – Разумно, – сказал Громозека. Он увидел большой сухой сук на старом дубе, подпрыгнул и отломил его. В щупальцах Громозеки оказалась огромная дубина.
   – Ну что, теперь тебе легче? – спросила Алиса.
   Она подумала, что Громозека растревожил шумом все сказочное королевство. Наверное, никак не могут понять, то ли столкнулись два богатыря, то ли рухнул расколдованный замок.
   – Вот тут, – сказала Алиса, – мы должны были потерять коня.
   Дорога в том месте была вытоптана так, что получилась широкая площадка, заваленная лошадиными костями, остатками сбруи и даже оглоблями. В сторонке стояли сани.
   – Что здесь было? – удивился Громозека. – Ужасное сражение?
   – Велика-а-ан! – позвала Алиса. – Велика-ан, где ты?
   Только эхо отозвалось из леса.
   – Странно, – сказала Алиса. – Здесь должен сидеть Великан, который пожирает всех коней.
   – Нет больше Великана, – раздался тихий голосок.
   Голосок донесся снизу.
   Алиса увидела, что на небольшом камне сидит гном в красном колпачке и вырезает что-то на лошадином зубе.
   – Здравствуйте, – сказала Алиса. – Я давно здесь не была. Вы не скажете, что случилось с Великаном-коноедом?
   – Ушел, – сказал гном. – Холода замучили, радикулит, да и лошадей уже не осталось. На юг он ушел, в теплые края, надеется там переждать ледниковый период.
   – А Людоед, который на второй дороге сидел, людей пожирал?
   – Нанялся к Ведьме в охранники. Но не по доброй воле. Его довел до отчаяния человеческий детеныш по имени Герасик.
   – Как же это случилось? – спросила Алиса.
   – Много народу Людоед истребил, и не только людей, но и всех кого ни попадя, даже разбойника сожрал с голодухи. А гномов поел – не счесть. Вот и решил этот мальчик Герасик выгнать Людоеда из этих краев. Пошел он к деревенскому кузнецу и выковал из железа маленькую девочку, Красную Шапочку, раскрасил ее как настоящую, в платьице одел, дал в руку корзинку, будто она по грибы идет, подобрался ночью поближе к Людоеду и поставил девочку на дорогу. Людоед голодный был страшно – давно уж все его логово обходили. Проснулся, увидел девочку, не разобрался, что к чему, и цапнул ее зубами. Да и остался без зубов. А без зубов какой Людоед?
   – Вот молодец Герасик! – обрадовалась Алиса.
   – Молодец-то молодец, да без толку, – проворчал гном. – Разве со злом так борются? Людоеда надо было либо убивать, либо не трогать.
   – Почему?
   – Беззубый Людоед хуже зубастого. Тот хоть на месте сидел, как бы при деле. Не хочешь, чтобы тебя кушали, – не суйся к нему, останешься живой. А беззубому Людоеду пришлось уйти к Ведьме. На пару с ней они с тех пор и безобразят. Ведьма все грозится ему железные зубы сделать, но не очень-то спешит. Знаешь почему? Потому что он вернется на старое место. А пока что он за ней как тень ходит. Руки у него здоровые, ноги быстрые – ну прямо палач. К тому же раньше у него только своя голова была, можно сказать, пустая. А теперь он указания выполняет. Ведь Ведьме в уме не откажешь?
   – Ой, не откажешь, – согласилась Алиса. – А где теперь Герасик?
   – С Герасиком дело плохо, – сказал гном. – Пришлось ему скрыться. Людоед первым делом Ведьму попросил – помоги мне избавиться от человеческого детеныша. Вдвоем они напали на деревню, где Герасик жил. Герасик в лес сбежал. С тех пор скрывается. А дед его, старый землепашец, скрыться не успел. Растерзали его Ведьма с Людоедом.
   – До смерти?
   – А то как же? В них жалости нету.
   Над головами захлопали крылья. Низко, чуть не задевая за вершины деревьев, пролетела белая птица с узлом в клюве.
   – Никак Дурында вернулась? – удивился гном. – Давно ее не было. Говорили, где-то устроилась.
   – Что же теперь делать? – подумала вслух Алиса. – Где Герасика искать?
   – А что тебе от него нужно?
   – А я с ним раньше дружила, – сказала Алиса. – Когда в прошлый раз приезжала.
   Громозека, слушая этот разговор, уселся неподалеку на землю и, достав перочинный ножик, стал обстругивать свою дубину.
   – А чего вам здесь нужно? – спросил тихонько гном, косясь на Громозеку. Археолога с планеты Чумароза он побаивался.
   – Уважаемый господин, – сказал Громозека, – у нас есть сведения, что совсем недавно на Землю опустился с неба космический корабль.
   – Что такое? – спросил гном. Он ничего не понял.
   – Ко-сми-ческий ко-рабль! С другой планеты.
   – Я разве моряк? – удивился гном. – Я в кораблях не понимаю.
   – Космический корабль! Воздушный!
   – Тогда у волшебников спрашивайте, – сказал гном.
   – Разумеется, вам, уважаемый гном, – сказала Алиса, – это не очень понятно. Но может быть, в последние дни или ночи вы видели падающую звезду?
   – Ночью я сплю. Я порядочный гном, – ответил их собеседник. – Пускай на звезды совы и колдуны смотрят.
   – Тогда, может быть, днем?
   – Днем, моя дорогая, звезд не бывает, – ответил гном. – И если больше нет вопросов, я вас покину. У меня обед стынет.
   С этими словами гном зашагал к дереву, завернул за толстый корень и исчез с глаз.
   – Вот и первая неудача, – сказал Громозека. – А вдруг корабль еще не прилетал?
   – Ты же сам считал, – сказала Алиса. – Если ты не уверен, надо было выбирать другое время.
   – Я-то считал, – ответил Громозека. – Но ведь мы не знаем, вдруг они прилетали чуть позже…
   – Погоди, – сказала Алиса. – Гномы – ненадежные свидетели. Они слишком маленькие и вообще не любят смотреть на небо.
   – Тогда давай искать других свидетелей.
   Алиса и Громозека побрели дальше. Вскоре они дошли до избушки. Крыша ее провалилась, дорожки заросли лопухами и крапивой.
   Пустота, пыль, запустение. Посреди избушки открытый очаг – печек в те времена люди еще не знали, – над ним в крыше дыра, чтобы уходил дым. Окошко без стекла. А на столе у окошка осталось памятью о Герасике деревянное колесико, насаженное на палочку. Когда-то Герасик изобретал телегу.
   – Эх, Герасик, Герасик, – вздохнула Алиса.
   Она взяла колесико на память и вышла из избушки. Громозека ждал ее снаружи.
   – Никого? – спросил он.
   Алиса даже не стала отвечать. И так все было ясно.
   – Пошли дальше, – сказала она. – Доберемся до реки, а там на чем-нибудь спустимся к замку волшебника Ооха. Он нам поможет.
   До реки они дошли быстро. Их подгоняло нетерпение. Нетрудно было представить, что именно сейчас трескается, как яйцо, в котором вырос птенец, лиловый шар и зловещий вирус несется над Землей, среди ничего не подозревающих людей, которые спешат на работу, садятся во флаеры, толпятся на космодромах.
   – Интересно, – сказала Алиса, спеша по тропинке, что вела вниз. – Смог ли отец убедить ученых в том, что нам грозит опасность?
   – Я надеюсь, – ответил Громозека. – Он обладает даром убеждения.
   – Осторожно! – крикнула Алиса.
   В кустах мелькнула серая морда – волк!
   Громозека обернулся. Волк высунул морду наружу, принюхался. Оскалил зубы. Но Громозеку это не испугало. И хоть волк был велик, вдвое больше обыкновенного, Громозека просто снял с плеча свою дубину и показал ее волку. Волк склонил голову набок, зажмурился… и мгновенно испарился.
   – Знаешь, Громозека, – сказала Алиса. – От тебя есть польза. Если бы я тебя не взяла с собой…
   – То тебя бы съел волк, – сказал Громозека. – И твой папа очень бы расстроился.
   – Мягко сказано, – ответила Алиса.
   Река, к которой они спустились, была широка и полноводна. Вода в ней казалась серой, потому что серым было небо, у берега вздрагивали тростники, им было очень холодно стоять по колено в воде.
   Из тростников торчал нос долбленой лодки. В ней лежало весло.
   – Нам вниз по реке, – сказала Алиса. – И чем дальше мы от этих мест отплывем, тем лучше.
   Алиса смотрела, как Громозека забирается в лодку. Лодка сразу глубоко осела, борта ее почти сравнялись с водой.
   – Не шевелись, – сказала ему Алиса. – А то перевернемся.
   Она оттолкнула лодку, прыгнула на корму и взяла весло. Громозека сидел не шелохнувшись, растопырив для равновесия щупальца.
   Лодка вышла на чистую воду. И сразу же берег, который они покинули, ожил. Из тростника высунулись волчьи морды. Волки оскалились, рычали, один из них хрипло сказал:
   – Мы еще до вас доберемся, поросяточки!
   – Меньше всего я похож на поросенка, – обиделся Громозека.
   Другой берег был пуст.
   – А там кто живет? – спросил Громозека.
   – Ничего интересного. Отрицательные персонажи, – сказала Алиса. – Ведьма, о которой ты уже слышал, у нее в услужении черная кошка да теперь еще беззубый, но злобный Людоед. Кроме того, там разбойники, очень испорченные бездельем и легкой жизнью, пьяницы и хулиганы. Правда, не безнадежные. Попались бы они мне в руки, я бы их перевоспитала.
   Река быстро несла лодку вниз по течению, Алиса только иногда окунала весло в воду, чтобы удерживать лодку подальше от берегов. Тростники справа время от времени шевелились – видно, волки следили за путешественниками. Но левый берег был по-прежнему пуст.
   – Нам еще долго плыть? – спросил Громозека, поеживаясь. Ему было холодно.
   – Думаю, через полчаса сможем пристать к берегу, – сказала Алиса.
   Вдруг она чуть приподнялась. Далеко впереди на левом берегу она заметила бегущие фигуры. Там что-то происходило.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация