А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Правила логики" (страница 7)

   – Это такой ужас, – подхватила Тереза, бросавшая на Дронго довольно откровенные взгляды, – все потом показывают по телевизору. Там столько убитых.
   – Это не так страшно, – возразил Дронго, – когда убийство очевидно, оно страшное, но отвратительное.
   – Да, – оживилась Тереза, – а когда не страшное? – Она говорила с отчетливым французским акцентом.
   – Когда оно загадочное, когда убийца неизвестен.
   – Как интересно! А вы не детектив, мистер Леживр? У вас французская фамилия. Где-то я ее слышала.
   – Мистер Леживр, дорогая моя, – скрипуче произнесла наконец Полонская, – очень известный детектив. Про него писали все газеты на прошлой неделе. Он расследовал два убийства на вилле Харрисона.
   – Мы читали, – угрюмо подтвердил Морис. – Помнишь, там был даже портрет мистера Леживра?
   – Так это были вы? – вспыхнула Тереза. – Как интересно!
   – Это действительно вы? – спросил Игорь, поворачивая голову.
   – Да. Сегодня я приехал сюда по просьбе хозяйки дома, – невозмутимо ответил Дронго.
   – Надеюсь, убийства сегодня не предвидится, – пошутила Тереза, – а то было бы крайне неприятно самой очутиться в компании подозреваемых. Хотя это наверняка так интересно.
   – Не очень, – возразил Дронго.
   Он дождался, пока ему положила паштет та самая молчаливая горничная.
   – Меня пригласили, чтобы я помог с розыском исчезнувшего Сержа Полонского, – громко объявил Дронго.
   Громко упала вилка. Дольский, наклонившись, поднял ее.
   – Ничего, дорогая, – тихо сказал он жене.
   Дронго заметил, как Жорж положил свою ладонь на руку графини Полонской.
   – Вы приехали из-за этого? – спросил Игорь. Лицо у него заметно покраснело.
   – Не только, – возразил Дронго, – я попытаюсь найти его убийцу.
   На этот раз все молчали довольно долго.
   – Должен признаться, мистер Леживр, что ваш стиль может шокировать кого угодно.
   – Почему вы решили, что несчастный Серж был убит? По нашим сведениям, он исчез где-то в Южной Америке.
   – Это блеф, – Дронго внимательно следил за всеми присутствующими, – письмо из Южной Америки было фальшивкой. Кто-то отправил его от имени Сержа. Экспертиза доказала, что письмо было поддельное.
   Марии стало плохо. Оно оперлась на руку своего мужа, попросив его налить ей воды. Залпом выпила весь стакан.
   – Это жестоко, – сказала она, – являться сюда и говорить такие вещи. У вас нет доказательств.
   – Есть, – Дронго достал из кармана крестик Сержа Полонского, взятый им накануне у графини.
   – Вот этот крест был на Серже Полонском с самого дня рождения.
   Эффект был очень сильный.
   Тереза вскрикнула. Жорж сильно побледнел. Игорь открыл рот, замерев от ужаса. Морис стиснул кулаки. Мария заплакала; казалось, она сейчас потеряет сознание. Жигунов качал головой. Только Дольский сидел, нахмурив брови.
   – Вы испортили нам ужин, мсье Леживр, – грозно сказал он, – вы не считаете, что ваши сообщения лучше держать при себе или передать в полицию?
   – Не считаю, – он лез напролом, зная, что другого шанса у него не будет, – завтра полиция сообщит нам, каким образом этот крестик мог попасть в магазин.
   – Господи! – Мария, вскочив, выбежала из гостиной. Муж, что-то пробормотав, последовал за ней.
   – Вы мне ничего не говорили про мсье Леживра, – мягко упрекнул хозяйку дома Жорж.
   – Да, дорогой, я не хотела вас беспокоить. Несите утку! – закричала Полонская на весь дом.
   – После такого сообщения, – пробормотал Жигунов, – есть не захочется.
   – Почему вы думаете, что крест был снят с убитого? – спросил Морис. – Может, парень его просто потерял?!
   – Морис, пожалуйста, – о чем-то попросила довольно испуганная Тереза.
   – Подожди, – разозлился муж, – я хочу знать, почему мистер Леживр решил, что его убили? Когда он уезжал отсюда, он был сильно пьян. Может, он просто потерял эту вещь.
   – Не получается, – возразил Дронго, – Серж носил ее на теле и никогда не снимал. Вы видите, какая здесь короткая цепь и довольно своеобразная застежка. Такая не могла сама открыться. И выпасть тем более. Кто-то снял ее с Сержа Полонского.
   – Какой ужас! – вздохнул Жигунов.
   – Вы действительно так считаете? – спросил очень бледный Игорь.
   – Во всяком случае, я так думаю.
   – Но он был сильно пьян! – крикнула Тереза. – В тот вечер у него плохо работала машина, и он купил еще одну бутылку недалеко от заправочной станции.
   – Тереза, – предостерегающе сказал муж.
   Горничная внесла утку, молча обходя каждого.
   Есть согласились только Жигунов и графиня. Остальные от утки отказались.
   – Откуда вы знаете, что он взял там еще одну бутылку, – спросил Дронго, – ведь Серж не возвращался больше сюда?
   – Откуда… я… не знаю, – Тереза растерянно смотрела по сторонам.
   – Действительно, откуда? – уверенно спросил громким голосом Жорж де Рувруа.
   Маленький носик Терезы сморщился, и она заплакала. Морис вскочил на ноги.
   – Я не позволю никому устраивать допрос моей жены.
   – Может, вы расскажете нам, откуда ваша супруга могла знать о действиях Сержа после того, как он уехал? – спросил Дронго.
   – Расскажи им, Морис, – попросила Тереза, – теперь не нужно скрывать.
   Морис сел на стул, выпил вина, немного успокаиваясь.
   – Этот молодой парень, – начал он, – вернулся обратно, когда выяснилось, что его автомобиль не пойдет дальше. Я был дома, когда услышал крики Терезы, и выскочил во двор. Простите, графиня. То, что я увидел, меня просто потрясло. Молодой человек, очевидно решивший, что меня нет дома, пытался изнасиловать мою жену прямо в саду.
   Он сжал кулаки.
   – Что было потом? – спокойно спросил Дронго.
   – Ничего. Я подбежал, поднял его, закатил ему пару оплеух. Конечно, я его не убивал, я же видел его состояние. Он был почти невменяем. Шел сильный дождь, и он упал еще раз прямо в грязь. Потом вскочил, начал размахивать руками, ругаться. Снова упал. Это было ужасно. Потом наконец он смог подняться и пойти к воротам. Вот, собственно, и все.
   Тереза всхлипнула, доставая платок.
   – Мы не хотели вас огорчить, мадам Полонская, – сказала она.
   – Понимаю, – безжизненным голосом произнесла Полонская, – значит, он все-таки вернулся обратно?
   – Да. Но потом он снова ушел, – сказал Морис. – Простите, я принесу жене стакан воды.
   Он поспешил на кухню.
   Все потрясенно молчали.
   Затем появился Морис, со стаканом в руке.
   Тереза залпом выпила воду.
   – Спасибо, – слабо улыбнулась она мужу.
   – Становится что-то зябко, – сказала графиня. – Жорж, дорогой, может, вы принесете мою накидку из кабинета?
   – Конечно, дорогая графиня. – Жорж поспешил из гостиной.
   Игорь откинулся на спинку сиденья.
   – Вот тебе и исчезновение Сержа. Морис, ведь вы его давно ревновали к своей жене. Он, наверное, напился и просто шутя пытался ее поцеловать. А вы его избили.
   – Ничего подобного. Я дал ему всего две оплеухи, – возразил Морис, – не нужно говорить глупостей. Я тоже понимал его состояние.
   – Да, – зло сказал Игорь. Видимо, ему тоже доставалось от соседа за приставание к Терезе. – А почему у Сержа был огромный синяк под глазом?
   Жорж вернулся, неся накидку. Он заботливо накинул ее на плечи графини.
   – Давайте лучше зажжем камин.
   – Это лучше я, – вскочил Жигунов, – сейчас принесу все необходимое.
   Он заспешил на кухню.
   – Скажите, Игорь, – спросил вдруг Дронго, – а откуда вы знаете, что у него был именно синяк под глазом? Значит, вы видели его после супругов Лепелье?
   Молодой человек понял свою ошибку. Тяжело вздохнув, он обхватил голову руками.
   – Какой дурак! – тихо произнес Игорь.
   – Я жду ответа на свой вопрос, – напомнил Дронго.
   – Видел, – выдавил очень неохотно Игорь, – после того, как его чуть не убил Морис Лепелье…
   – Это ложь… – вскочил Морис.
   – Серж пришел ко мне, – докончил Игорь.
   – Успокойтесь, – поморщился Дронго, – сядьте все и успокойтесь.
   Жигунов принес щипцы для камина, дрова. Старательно разложил все и уже готовился щелкнуть зажигалкой, когда графиня Полонская спросила Игоря:
   – Почему ты не говорил об этом? Почему меня не позвал?
   – Он был в таком состоянии, – вздохнул Игорь, – не хотел вас беспокоить.
   Жигунов наконец растопил камин.
   Стало уютнее и немного веселее.
   – Он поднялся к вам в комнату? – спросил Дронго.
   – Да, я встретил его в парке. Он два раза падал.
   – Вы привели его к себе?
   – Да, он пошел принимать душ, но не дойдя, вдруг что-то вспомнил, начал ругаться, сказал, что ему заплатят за все. Я пытался его удержать, но он, оттолкнув меня, вышел, сильно хлопнув дверью.
   – Как он сказал? – уточнил Дронго.
   – Сказал, что они заплатят за все, и ушел.
   – Вы не можете сказать куда? – снова спросил Дронго.
   – Ко мне, – раздался невозмутимый голос вошедшего в гостиную Дольского. – Марии совсем плохо, – коротко сообщил он теще, – поэтому я оставил ее наверху.
   – Вы видели Сержа в ту ночь? – спросила Полонская.
   – Видел. Он ввалился в нашу комнату, когда там не было Марии. Что-то кричал, угрожал. Он был сильно пьян, к тому же мне не нравился его тон. И вообще весь его вид. Я просто выставил его за дверь.
   – А что он просил?
   – Как обычно, денег. Конечно, я ему отказал. И выставил за дверь.
   – Слава Богу, – с чувством произнесла Полонская, – слава Богу.
   Она сказала это по-русски.
   – Что вы хотите этим сказать? – спросил тоже по-русски Дронго.
   – Я знала, что Серж вернулся и побывал у Дольского. Я боялась, что это он. Он – из-за завещания. Горничная слышала их крики.
   – А теперь вы так не думаете?
   – Он же сам все рассказал!
   – Это еще ни о чем не говорит.
   Дронго выпрямился, посмотрел на продолжавшего стоять у стены Дольского.
   – Вы его выгнали, и все?
   – Да, потом, немного успокоившись, я спустился за женой. Она была у матери.
   В этот момент раздался страшный крик, словно из преисподней. Все вскочили.
   – Это на кухне, – испуганно прошептала Полонская.
   Первыми бросились туда Морис, Жигунов и Дронго. Уже за ними на кухне появились Дольский, Жорж и Игорь. Женщины остались в гостиной.
   Кричала самая молчаливая работница в этом доме. На столе с почти разрубленной головой лежал какой-то человек. Рядом валялся окровавленный топор.
   Дронго подошел ближе.
   – Кто это? – спросил он у остальных.
   – Кажется, водитель – Альберт, – всмотрелся Морис. – Кто его так?
   – Бегите к воротам! – почти приказал Дронго Игорю и Морису. – Только будьте вдвоем. Посмотрите, все ли там в порядке у сторожа. И сразу возвращайтесь. Господа, помогите мне.
   Вместе с Жигуновым они перевернули тело. Водитель был мертв, уже не дышал, но по еще продолжающей сворачиваться крови Дронго понял, что убитый получил смертельный удар всего несколько минут назад.
   – Успокойтесь, – сказал он кричавшей женщине, – где ваш повар?
   – Он спустился в кладовую. А я пошла с ним выбирать вино для десерта.
   Появился запыхавшийся толстяк.
   По его рыхлому лицу Дронго сразу определил его профессию.
   – Все выйдите отсюда, – сказал он. – Господин Дольский, вызовите полицию. Все остальные вернитесь в гостиную.
   Он наклонился над убитым, подозвал повара.
   – Вы останьтесь.
   Жорж увел плачущую служанку в гостиную.
   – Скажите, – спросил Дронго, когда они остались одни, – это удар профессионала?
   – Я его не убивал, – смутился толстяк, не понявший английского.
   – Знаю. Вы были вместе со служанкой в кладовой. Удар. Посмотрите удар, – показал Дронго, – это профессионльный удар.
   Толстячок понял. Зажмурил глаза, наклонился, затем открыл один глаз, второй.
   – Да, – сказал он, – удар очень сильный, профессиональный. Но это не я.
   – Спасибо, накройте его какой-нибудь простыней.
   Он вернулся в гостиную.
   Там уже собрались все находящиеся в доме. Сама графиня Полонская, Жорж де Рувруа, Дольский, его супруга, спустившаяся вниз на крики, Жигунов, Игорь, супруги Лепелье и две служанки. Старшая, ставшая свидетелем происшедшего, продолжала что-то доказывать всем. Вторая, тоже испуганная, молча озиралась по сторонам.
   – У сторожа все в порядке, – сообщил Морис, – никто не заходил и не выходил. Мы его предупредили, что сейчас приедет полиция.
   – Это Божья кара, – простонала Полонская, – у меня было видение.
   Все говорили одновременно, взволнованные происшедшим. Дронго отошел к камину и сел на один из стульев.
   Итак совершено убийство. Еще одно. Убийца – один из находившихся в комнате. Это безусловно. Из гостиной выходили четверо – Дольский, он задержался дольше всех, Жорж де Рувруа, Жигунов и Морис Лепелье. Что-то услышанное во время ужина так потрясло убийцу, что он решил сразу начать действовать. Но почему водитель? Что он мог знать? Что-то связанное с машиной. Или он был сообщником убийцы.
   В любом случае ясно, что этот Альберт обладал какой-то информацией. Стоп. Почему только информацией? Судя по всем находящимся в этой гостиной господам, все они люди довольно состоятельные. Крестик хоть и красивый, но стоил не больше пятисот-семисот долларов. Так рисковать за такие ничтожные деньги ни один из них не стал бы. Значит, у убийцы мог быть сообщник. Сообщник, для которого пятьсот долларов огромные деньги. Похоже, Альберту сегодня крупно не повезло. Кроме того, в ту ночь Серж не сумел далеко уехать на своем автомобиле. Если предположить, что «Шевроле» намеренно вывели из строя. Здесь нужна помощь профессионала, водителя. Думай быстрее, через полчаса здесь будет полиция, и тогда все. Ему придется задержаться здесь еще на месяц. Не спасут даже лавры «лучшего сыщика Интерпола».
   Вокруг продолжали громко спорить, кричать, суетиться, а он молчал, продолжая сосредоточенно думать.
   Жигунова послали за дровами.
   Жоржа де Рувруа послали за накидкой.
   Дольский помог увести жену.
   У них у всех был повод выйти, обоснованный повод.
   Морис взялся сам принести воду для жены. Она его, кажется, даже не просила. Дронго вспомнил его рукопожатие. Сильное, крепкое. Такой может ударом топора раскроить череп. В ту ночь Серж мог приставать к его жене по взаимной договоренности. На Терезу это похоже.
   Заставший их Морис хотел убить Сержа, но тот убегает к себе домой.
   Затем Морис возвращается, находит Сержа и убивает его. Похоже. Но при чем тут водитель? Тогда скорее второй жертвой должна была быть его Тереза.
   Господи, в какую гнусную историю его втянула эта старуха! Он ведь еще вчера чувствовал, что все будет плохо. А теперь все очень плохо. И есть еще один труп. А убийца здесь рядом, смотрит на него и насмехается.
   – Скоро приедет полиция, – говорит Жорж де Рувруа.
   – Ничего нельзя трогать, – это испуганный голос Игоря.
   – Какой ужас! – бормочет кто-то из служанок.
   – Не нужно было вообще ничего рассказывать, – это, кажется, Морис говорит своей супруге.
   – Господи, у нас в доме, – причитает Мария.
   Все эти крики, вздохи, стоны, конечно, отвлекают. Он быстро достал бумагу и ручку.
   Написал цифру 1.
   Кто мог уйти на кухню и оказаться там в момент убийства?
   Затем поставил четыре фамилии.
   Написал цифру 2.
   Кто мог нанести такой удар?
   Подумав, поставил уже три фамилии.
   Кто мог договориться с водителем об автомобиле? Четыре фамилии.
   Кто должен был дать деньги Сержу Полонскому? Две фамилии.
   Кто мог отправить письмо, подделав почерк Сержа? Пять фамилий.
   Кто мог быть заинтересован в гибели Сержа Полонского? Три фамилии.
   Затем, подумав, дописал: кто не встречался с Полонским в тот вечер? И снова поставил две фамилии.
   И наконец, еще один вопрос. И всего одна фамилия.
   Затем положил ручку в карман.
   Он уже приблизительно знал, чего хочет. Следивший за ним убийца вдруг понял, что Дронго знает.
   И отчаянным усилием воли заставил себя улыбаться, игра шла до конца. Уходить было поздно. Через десять минут приехала полиция.
   Дронго подошел к хозяйке дома.
   – Вы знали, что у Сержа сломается машина? – спросил он.
   – С чего вы взяли? – угрюмо спросила мадам Полонская.
   – Я задал вопрос, – терпеливо напомнил Дронго.
   – Знала, – отвернулась женщина, – я не хотела, чтобы он уезжал.
   – Кому вы дали поручение?
   Полонская тихо сказала. Дронго кивнул головой.
   Полицейские инспекторы добросовестно осмотрели весь дом, исследовали труп, опросили всех находящихся в доме. По их версии, убийца был посторонний грабитель, проникший в дом из парка. Возглавлявший бригаду инспектор Бувье, долговязый, мрачный, неразговорчивый субъект, дотошно спрашивал каждого свидетеля, пытаясь найти противоречие в их показаниях.
   Дронго сидел в стороне, не обращая внимания на суету вокруг. Он для себя выяснил почти все.
   Бувье долго разглядывал его документы, удивляясь, что месье Леживр не знает французского. На предложение позвонить в Интерпол или комиссару Дюбуа в Монпелье только неприятно улыбался, обнажая желтые лошадиные зубы. Дронго добросовестно отвечал на все его вопросы, пока наконец мадам Полонская не принесла газету с его фотографией.
   – Это знаменитый детектив, – злорадно сказала она, протягивая инспектору газету, – он может найти убийцу и без вашей помощи.
   – Очень хорошо, мадам, может, он мне скажет, кто убил водителя? – спросил инспектор.
   – Вы правильно ищете, господин Бувье, – кивнул Дронго, – это наверняка мог быть только посторонний. Все остальные мужчины находились в гостиной, сторож слишком стар, а повар ушел в кладовую, где он был не один. Так что ищите этого неизвестного!
   – Что я и делаю, – мрачно заявил Бувье, – в любом случае прошу вас завтра зайти еще раз в комиссариат города.
   – Разумеется.
   Уже под утро полицейские, завершившие предварительный осмотр, уехали, забрав тело с собой. Следом уехали Лепелье. Тереза чувствовала себя очень плохо. За ними ушли Мария и Дольский.
   Правда, последний, уложив жену, спустился вниз, выпить чаю. Так они и сидели за столом вшестером. Графиня, Жорж де Рувруа, Дольский, господин Леживр, Жигунов и Игорь.
   – А все-таки, – спросил вдруг Жорж де Рувруа, – к какому выводу вы пришли? Это действительно был посторонний?
   – Конечно, нет, – спокойно ответил Дронго, – так я говорил только для полиции.
   – А что вы можете сказать нам? – поднял на него свои красные глаза господин Дольский.
   – Очень много. Даже назвать имя убийцы.
   – В таком случае почему вы молчите? – резко спросила графиня.
   – Я могу говорить только в том случае, если вы все дадите мне слово, что сказанное мною останется здесь.
   – Конечно, – за всех сказала графиня, – они все дают слово.
   Дронго осторожно поставил чашечку на стол.
   – С самого начала было ясно, что пропавший Серж, его найденный крест и это письмо не стыкуются друг с другом. Крест мог украсть только грабитель, человек, польстившийся на довольно скромную, по вашим меркам, сумму. А вот письмо мог отправить только заботливый друг, решивший успокоить графиню.
   – Интересное наблюдение, – холодно заметил Жорж де Рувруа, – и к каким выводам вы пришли?
   – Прежде всего я не верю в случайных убийц. Так не бывает. Значит, кто-то узнал вчера такую информацию, что она стала смертельной для Альберта. Теперь мне нужно было узнать, какая это информация. Но у меня было мало времени. Я начал анализировать. В таких случаях применяют правило логики профессионала. Верно сформулированный вопрос – уже половина решения. Кто мог оказаться на кухне незамеченным? Только четверо: господин де Рувруа, когда приносил накидку, господин Дольский, когда спускался от супруги, господин Жигунов, когда приносил щипцы для камина, и господин Лепелье, принесший воду своей жене. Но кто мог нанести такой сильный удар? Здесь я вынужден исключить господина де Рувруа, для этого он слишком почтенного возраста, простите меня, мсье.
   – Никогда еще мой возраст не служил мне таким надежным алиби, – холодно заметил Жорж.
   – Потом я вспомнил, что Серж просил денег. Кто мог давать ему обычно деньги? Только двое: господа Дольский и Жигунов. Наконец, кто мог отправить письмо, подделав почерк Сержа? Только тот, кто не знал о его возвращении в ту роковую ночь. Семейство Лепелье знало. Господин Дольский, очевидно, рассказавший все своей жене, тоже знал. Игорь видел своего родственника. А господин Жигунов просто знал, что Серж никуда не уедет. По поручению графини именно он просил Альберта немного «подкрутить» машину. Оставался только один человек, который мог отправить письмо. Это был господин Жорж де Рувруа, не знавший о возвращении Сержа в ту ночь.
   Все посмотрели на де Рувруа.
   Тот заметно побледнел.
   – Я думал успокоить мадам Полонскую, – прошептал он.
   – Спасибо, мой друг, – пожала графиня руку де Рувруа. – Я вас понимаю.
   – Вы не сказали, кто убил Сержа Полонского, – сухо напомнил Дольский.
   – По-моему, я сказал уже все. С племянником вашей супруги в тот день не встретились лишь двое – господин де Рувруа и господин Жигунов. Я задал себе вопрос: почему так быстро был убит Альберт? Значит, убийца узнал нечто такое, что стоило Альберту жизни. Я задал себе последний вопрос – для кого возвращение Сержа в ту ночь и найденный крест стали новостью, ранее неизвестной. Ведь и Морис Лепелье, и господин Дольский, и Игорь знали о возвращении Сержа. И ответил на этот вопрос. Это были вы, господин Жигунов.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация