А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Король на именинах" (страница 8)

   – Порубать чего-нибудь и пивка литр.
   – Хорошо.
   Себе Шурик заказал бутылку минералки без газа, а собеседнику отбивную с салатом и два бокала пива. Когда все стояло на столе и Павел уже сделал первый глоток холодной золотистой жидкости, хмыкнул от удовольствия, Шурик его остановил.
   – Погоди хлебать, вначале послушай меня.
   – Со слухом у меня порядок. Я, когда ем и пью, неплохо слышу. Все остынет.
   – Как знаешь. Дело есть, – подавшись вперед, прошептал Шурик, поправляя очки в старомодной оправе, но сегодня, в начале третьего тысячелетия, выглядевшие довольно стильно.
   – Я слушаю, слушаю, говори, – жуя кусок мяса и запивая его пивом, поторопил собеседника Глазунов.
   – Есть хорошая работенка, как раз по профилю, если, конечно, ты квалификацию снайпера за последнее время не потерял.
   Павел перестал жевать, отложил вилку с ножом, вытянул перед собой обе руки – пальцы почти касались стекол очков Шурика.
   – Что ты видишь? – спросил Глазунов.
   – Руки вижу.
   – Свои вытяни.
   – Это еще зачем?
   – А затем, что они у тебя дрожат, как осиновые листья, а у меня нет.
   – Вижу.
   Пальцы Глазунова с коротко обрезанными толстыми ногтями были неподвижны, словно это были руки манекена, а не живого человека.
   – А вон туда посмотри, направо. Видишь желтый автомобиль? – Метрах в ста у светофора стоял желтый микроавтобус «Мерседес». – Номер видишь?
   – Да ты что, с ума сошел? Кто ж его разглядит.
   – А я могу. – И Павел назвал номер.
   Шурик не поверил, что такое вообще возможно. Но автомобиль тронулся, а когда проезжал мимо железного заборчика, ограждавшего площадку кафе, Шурик довольно крякнул: номер совпадал с тем, который назвал Павел.
   – И глаз видит, и руки не дрожат, понял? А ты говоришь, не в форме. Кого вальнуть надо?
   Пятидесятилетний грузный мужчина хмыкнул.
   – Знал бы прикуп, жил бы в Сочи.
   – Как, ты не знаешь, кого?
   – Не знаю и знать не хочу. Вроде троих с одной точки.
   – А сколько? Когда? Где?
   – Сразу на все вопросы или можно по очереди? – отозвался Шурик.
   Перед ним на столе лежали два мобильника. Оба телефона были не из дешевых – очень надежные аппараты.
   – В ближайшие пару недель из дому не отлучайся. Я все узнаю и дам тебе сигнал, скажу, кого, где и когда.
   – Конечно, ответы интересные. А теперь к первому вопросу: сколько?
   – Пятерки хватит?
   Глазунов вместо ответа снял бейсболку, положил ее себе на колени, оперся о стол локтем, пристально и долго смотрел в лицо Шурику.
   – Ты что, за лоха меня держишь, приятель? Я в своем деле профессионал, я две войны прошел. Я стольких на тот свет отправил…
   Похожие разговоры у диспетчера Шурика и у людей, которых он нанимал для «мокрых» дел, происходили почти всегда, он к ним привык. И ни колючие взгляды, ни ехидные замечания его нисколько не обескураживали. Но заказ был действительно серьезный, и упускать его, а тем более провалить Шурику не хотелось. Он понимал, если Артист лично к нему приехал, значит, и спрос с него будет полный. Да и в деньгах криминальный авторитет не поскупился, торговаться не стал.
   – Твоя цена?
   – Десять, – коротко сказал Павел, наколол на вилку кусочек хлеба и принялся вымакивать жир из тарелки.
   – Ты меня обдираешь.
   – Ну не до мяса же? Ты меньше пятнашки не зарядил, – немного повеселев, произнес Павел и подозвал официанта. – Пачку «Кэмела» и зажигалку, приятель, подгони.
   Он уже почувствовал себя человеком с деньгами, который может позволить себе самонадеянно разговаривать с официантом и самостоятельно делать заказы.
   – Сейчас штуку, перед делом четыре, после дела пять. И искать меня не надо, я тебя сам найду, идет?
   – Хорошо, – сказал Шурик.
   – И еще. Инструмент и транспорт, естественно, твои, на пушку я тратиться не собираюсь.
   – Э, нет, давай пополам, – ответил Шурик.
   – Нет, – покачал головой Глазунов, – если хочешь, чтобы все было хорошо, инструмент должен быть исправный, я его проверить должен. Я же не дурак подставиться.
   Шурик кивнул, соглашаясь с аргументами Павла.
   – А ты вообще давно стрелял?
   – Такие вопросы задает следователь или тренер. Но так как ты, Шурик, не следователь и не мой личный тренер, то отвечать я не стану. Уж извини. Деньги давай.
   Шурик вытащил из сумки свернутую в трубку и схваченную аптечной резинкой тысячу долларов, передал ее прямо в руку Глазунову.
   – И заплати за жратву. Мне еще поменять деньги надо.
   Разговор был закончен. Глазунов поднялся, подмигнул Шурику, который был старше его на семнадцать лет, и, легко перепрыгнув через железное ограждение, зашагал к обменнику. За квартиру не было уплачено месяца за три, а в почтовом ящике лежала квитанция и за четвертый, Павел видел ее через дырочки каждый день, но доставать не спешил. Оплачивал только телефон, чтобы не отключили. Но теперь у него появились деньги, и он почувствовал себя относительно спокойно.
   «Правду люди говорят, – заходя в обменник, подумал он, – будет день, будет пища, и утро вечера мудренее. Вчера настроение было ни к черту, а сегодня все изменилось. И погода хорошая, и настроение лучше некуда. Накуплю продуктов, наведу в квартире порядок и буду ждать», – подфутболивая с тротуара пустую пластиковую бутылку, в радостном возбуждении думал Павел Глазунов.

   Глава 5

   Владения Артиста были не так велики, как ему хотелось. «Держал» он два мини-рынка за Кольцевой дорогой, успел выстроить четыре ночных клуба и пяток небольших магазинов-времянок у конечных станций метро. Артем Кузнецов считал, что достоин большего, потому и поставил на Пашку-Крематория. Чтобы лезть на рожон самому, у Артиста, как говорят блатные, не хватало духа. Только человек, уверенный в том, что победит, способен идти до конца. Но такой уверенности у Артиста не было.
   Когда он говорил с Пашкой, ему казалось, что дни воров, подобных Карлу и Монголу, уже сочтены, но стоило лицом к лицу сойтись с одним из таких мастодонтов, тут же чувствовал собственную никчемность. Вроде и он вор в законе, равный среди равных, а должного уважения к нему нет. На всю жизнь запомнились Артисту слова одного из «крестных» – тбилисского вора Вахо, устроившего ему, не имевшему за собой ни одной ходки, коронацию за семьдесят тысяч долларов. Когда уже сидели за праздничным столом, Артем Кузнецов как бы между прочим поинтересовался, не сделать ли ему теперь воровскую татуировку.
   Вахо по-отечески улыбнулся молодому «крестнику» и заверил его вслух, что, конечно, татуировку можно и нужно сделать, а потом наклонился к Артисту и прошептал на ухо:
   «Запомни. Можешь обманывать кого угодно – это пожалуйста. Но никогда не обманывай самого себя – иначе кончишь плохо».
   Эти слова объясняли многое. Артист каждый раз вспоминал «крестного», как только его грандиозные планы проваливались.
   «Не обманываю ли я самого себя и на этот раз? – рассуждал Артист, сидя в недавно выстроенном на загородном мини-рынке офисе. – Пашка меня не кинет, во всяком случае, пока не прояснится ситуация с Монголом. А потом, если станет казначеем общака, тоже будет вынужден считаться со мной, ведь я знаю больше других».
   Офис Артиста был неприметным двухэтажным домиком, сложенным из пеноблоков и облицованным под «рваный камень». Стоял он у самой железной дороги, отгороженный от нее высоким бетонным забором. Фасад выходил на почти безлюдную часть рынка. Ни вывески на нем, ни рекламы. За окном лишь изредка проходили редкие покупатели, заблудившиеся в «трех соснах».
   За железной дорогой располагалась автостоянка. Тускло поблескивали крыши автомобилей, орошенные недавним дождем. По небу ползли темные и мрачные облака, ветер еще не успел отнести их к столице. На оконном стекле подсыхали, оставляя после себя матовые точки, дождевые капли.
   «Вот так же и кровь подсыхает», – внезапно подумал Артист, вспомнив забрызганный кровью стол в «шушарке» бутырской больнички.
   От этой мысли его передернуло, вида крови он боялся с детства, особенно когда не знал, чья это кровь. В офисе царила тишина, словно весь он вымер, словно Артист остался один во всем мире. Хотя он знал, что стоит крикнуть или нажать кнопку вызова, тут же появится пара «братков», комната охраны располагалась у самого входа за стеклянной перегородкой, и пройти в здание незамеченным было невозможно.
   На столе лежало пять фотоснимков, сделанных на черно-белую пленку. Их принес утром фотограф – старый, давно вышедший на пенсию корреспондент одной из центральных газет. Старый газетный волк за умеренную плату отснял Карла «телевиком» с другой стороны улицы. Артист не доверил вести съемку кому-нибудь из своих людей, как и не хотел, чтобы фотографии сделали современным фотоаппаратом на цветную пленку и печатали их в фирменном центре «Кодака». Иначе кто-нибудь мог бы и заинтересоваться, на кой ляд ему понадобилось исподтишка снимать в городе вора в законе – Карла. Не для семейного же альбома!
   Артем Кузнецов – Артист развернул снимки веером, словно карты. На верхнем Карл выходил из «Волги». Законный выглядел элегантно – подтянутый, ни намека на живот, строгий темный костюм. Он чем-то походил на постаревшего, но все еще преуспевающего артиста или университетского преподавателя. На втором снимке Карл надевал длинный плащ, стоя у «Волги». На третьем остановился у двери бара, расстегнутый легкий плащ распахнул ветер. Законник стоял на крыльце и, обернувшись, смотрел из-под козырька матерчатой старомодной кепки прямо в объектив камеры.
   Мощная оптика уловила и запечатлела взгляд вора – колючий и в то же время тяжелый. Артист хорошо помнил этот взгляд, хотя ему доводилось встречаться с Карлом всего пару раз. Старый щипач-карманник умел так посмотреть на человека, что тому казалось, будто его бетонной плитой придавило. Остальные два снимка Артист отложил, почти не разглядывая, на них Карл беседовал с молодым человеком в темных очках, на плече у парня висел тяжелый футляр от электронных клавиш.
   «Одеваешься ты со вкусом, хоть и не слишком дорого. Не любишь бросаться людям в глаза», – подумал Артист, положил снимки в конверт, заклеил его бумажной лентой и спрятал в ящик письменного стола.
   «Братки»-охранники, сидевшие возле включенного телевизора, тут же оживились, лишь только Артист вышел из кабинета. Артем Кузнецов строго посмотрел на них, уловив во взглядах скуку. А ведь ничто так не развращает сильных мужчин, как отсутствие дела!
   «Пара дней безделья, и потом толку от них не добьешься».
   – Я уезжаю, пару часов меня не будет. Если что, звоните, – бросил он охранникам.
   Секретаршу Артист не держал принципиально, присутствие женщин действовало на него расслабляюще. Артем Кузнецов все еще не мог налюбоваться на свою машину. «Гранд Чероки» он купил недавно в салоне «Четыре колеса», специально такой же, как и у Пашки-Крематория, чтобы не отставать. Даже «навернул» похожее: лебедку, «кенгурятник» из блестящих труб, четыре фары над крышей. И все равно ему казалось, что его внедорожник смотрится беднее.
   «Братки», когда отъехала машина босса, вернулись к телевизору.
   – Как в тюремной камере, из всех развлечений только «ящик», даже в карты не разрешает перекинуться, – ухмыльнулся скуластый, похожий на казаха бандит.
   – Я ни разу и не сидел, так что сравнивать мне не с чем, – отозвался напарник, – всего один раз меня менты замели, и то по глупости, пьяный был в стельку, не помню ни хрена. Может, оно и к лучшему, был бы на ходу – врезал бы ментяре. Удар у меня тяжелый.
   Скуластый счастливо улыбнулся:
   – Я когда из армии вернулся, то без просыпу месяц гулял и каждое утро просыпался дома. Как возвращался? Не пойму… Но наутро всегда косточки на руках сбитые, а в кулаке ментовский погон сжимаю. И целый месяц так…
   – И какие погоны? – приободрился скуластый.
   – Чаще всего сержантские, но один раз у капитана сорвал.
   – За это и загремел в тюрягу?
   – Нет. За такое мне бы срок впаяли. Хватило ума из родного города в столицу податься. Соседка предупредила, что меня уже ищут. Участковый ходил, расспрашивал. Артист приметил, к себе устроил, тебя с ним тогда еще не было. Взяли меня уже тут, в Москве, за другое, я челюсть одному чудику сломал, когда тот пару слов телке босса сказать захотел. Артист и вытащил меня из СИЗО, адвокат повернул все как самооборону. Терпила потом еще полштуки баксов отстегнул, чтобы телка встречный иск не подавала.
   – Повезло.
   – Не всем везет. Артист хоть и спуску не дает, но если что – своих не бросает. «Дачки» я регулярно получал, а когда на свободу вышел, мне встречу по первому разряду организовали.
   Скуластый лениво приподнялся, выглянул в окно: у офиса под прозрачным пластиковым козырьком устроились двое бомжей переждать вновь зарядивший летний дождь. Опустившиеся мужчины в рваных демисезонных пальто и ботинках, скрепленных липкой лентой, передавали из рук в руки большую бутылку дешевого вина. Пить не спешили, смаковали, по всему видно, быстро покидать уютное место не собирались.
   – Пойду турну, – без энтузиазма сказал скуластый.
   – На хрена? Артист не скоро приедет, к тому времени сами уйдут.
   На рынке «братки» Артиста поддерживали строгий порядок. Карманникам-любителям и ломщикам здесь просто нечего было делать, как и цыганкам. Даже всех нищих Артист распорядился вышвырнуть с рынка. Тех, кто попадался первый раз, заставляли откупаться, во второй – уже нещадно били. Слабым местом оставалась только автостоянка. На самой площадке, огороженной сеткой, с шлагбаумом и кассиром, краж не случалось. Но не всякий посетитель рынка спешил воспользоваться платной стоянкой, машины ставили вдоль дороги, на подъездах к складам, съезжали в кюветы. Они и становились легкой добычей.
   Чуть ли не каждый день в ментуру поступали заявления, что машину обокрали или, хуже того, угнали. К Артисту милиция претензий по этому поводу не имела, стоянку он оборудовал, охранял своими силами. Артем Кузнецов и не пытался навести порядок на территории, прилегающей к рынку. Зачем, если люди тебе не платят? Один раз поставят лоху тачку, второй раз он загонит ее на платную парковку. Однако так было лишь до последнего времени. Сегодня с самого утра Артист впервые отрядил двух «братков» «выщемить» пару умельцев вскрывать чужие машины, к тому же сделал странное пожелание:
   «Высокого, худого высматривайте. Коротышек не трогайте. И не бить. Держите до моего приезда. Сам с ним разберусь».
   Весь город и рынки давно поделены блатными, поэтому промышлять на них кражами могут только те, кто исправно отстегивает в общак. Бесхозных мест, где красть можно безнаказанно, не так уж много, именно там и появляются воришки-любители.
   Двадцатилетняя Вероника Круглякова даже обиделась бы, если бы ее в глаза назвали воровкой. Воровство было для нее лишь приработком, позволявшим сводить концы с концами и оплачивать заочную учебу в технологическом университете. Она не собиралась обчищать легковые машины до конца своей жизни. Вероника выделялась среди своих сверстниц высоким ростом и крепким телосложением. За угловатую фигуру злые на язык подружки даже дали ей кличку – Мужчина. И в самом деле, глядя на нее, не сразу можно было сообразить, парень стоит или девушка: плоская грудь, широкие плечи, а где талия переходит в бедра, и не разберешься. Именно потому и отпустила Вероника шикарные длинные волосы, чтобы и со спины не путали ее с мужиком.
   Вскрывать машины ее научил дружок-автомеханик, просто так, чтобы порисоваться перед девушкой. Однажды показал, как при помощи металлической линейки можно открыть дверцу. Вероника попробовала, ей не верилось, что делать это так легко. Получилось с первого раза, женские руки оказались куда чувствительнее мужских.
   Через неделю Вероника самостоятельно вскрыла машину в своем же дворе. Улов оказался небольшим: десяток компакт-дисков с отечественной музыкой, которую девушка на дух не переносила, и припасенные на взятку ментам ГИБДД две десятидолларовые купюры в «бардачке». Однако, увидев назавтра во дворе милиционера, снимавшего с соседской машины отпечатки пальцев, Вероника решила, что переберется промышлять куда-нибудь подальше.
   Компакты с музыкой она сдала торговцу на мини-рынке за полцены, сказав, что просто распродает домашнюю коллекцию, хотя тот ее ни о чем и не спрашивал. Тогда же и приглянулись мужеподобной девушке автомобили, брошенные на обочине дороги и загнанные в кюветы. Народу возле них ходило много, никого не интересовало, кто и зачем здесь крутится.
   На звуки сработавшей сигнализации никто даже головы не поворачивал. Хозяин потревоженной машины в это время, как правило, находился далеко, с понурым видом блуждал вслед за супругой по рынку, удивляясь тому, что для покупки нескольких килограммов продуктов женщине требуется в три раза больше времени, чем мужчине.
   Вскоре Вероника выработала свой собственный стиль для краж. Она заправляла длинные волосы под кепку, надевала темные очки. Джинсы и куртка дополняли гардероб – девушка в глазах посторонних становилась парнем. Обчистив пару машин, она снимала кепку, расправляла волосы, и даже те, кто видел ее всего минуту назад, не думали, что вновь столкнулись с ней нос к носу. Теперь она вскрывала уже не первый попавшийся автомобиль, а присматривалась. Лохов хватало, многие мужчины оставляли под сиденьями барсетки, прихватив с собой деньги лишь на покупки. Несколько раз Веронике доставались ноутбуки, компакт-диски она таскала десятками, сиди-проигрыватели. Через год девушка уже приезжала на промысел на подержанном «жигуленке», купленном у своего знакомого автомеханика за пятьсот баксов. Она и жить перебралась к приятелю.
   Все воры-любители горят на одном и том же, теряют осторожность. Им начинает казаться, что мастерство позволяет оставаться безнаказанными как угодно долго. Но если ты промышляешь в одном и том же месте, одним и тем же методом, то непременно «спалишься». Мир полон случайностей, совпадений, и не все они счастливые для вора. Черный день обязательно настанет…
   В тот день Вероника, как обычно, припарковала своего «жигуленка» неподалеку от пожарного водоема. Не выходя из машины, стерла салфеткой косметику, свернула длинные волосы в жгут и натянула по самые глаза просторную клетчатую кепку. Теперь на нее из маленького зеркальца смотрел немного женственный с виду парень.
   «Ну и чертовка же я», – усмехнулась Вероника по прозвищу Мужчина и вышла из автомобиля.
   Вереница машин тянулась вдоль дороги до самого рынка. Над забором развевались выцветшие потрепанные флаги с названиями фирм, товаров. Покрепче зажав в ладони конец металлической линейки, спрятанной в рукаве, Вероника поправила на плече объемную спортивную сумку.
   На дороге было многовато народу, пойди пойми, не владелец ли машины, на которую ты нацелилась, рядом с тобой. Девушка решила действовать наверняка, она медленно шла вдоль обочины, осматривалась. В кювет нырнул старый «Мерседес» и замер, чуть не уткнувшись бампером в засохший тополь. Мужчина помог выбраться своей даме на примятую траву, а затем забрался в автомобиль, став коленями на переднее сиденье. Наружу торчали только черные лаковые ботинки да затянутый в лоснящиеся штаны зад. Эти «прелести» мало интересовали Веронику, она остановилась и, чуть скосив взгляд, принялась наблюдать, чем же занят автолюбитель. Открыв портфель, он вытащил из него тугой брикет денег и, отсчитав с десяток купюр, забросил почти не похудевшую пачку обратно, портфель старательно запихал под сиденье.
   «Козел, на сигнализацию поставил, – пробурчала Вероника, заметив мерно моргавший красный огонек под ветровым стеклом, – но рискнуть стоит».
   Мужчина с женщиной неторопливо шли к рынку, то и дело поглядывали на небо – не польется ли дождь. Дама в руке сжимала длинный зонт с загнутой ручкой, держа его так, словно изготовилась бить кого-то по голове.
   «Побыстрее идти не можете?» – злилась Вероника.
   С неба упало несколько капель, она запрокинула голову, и тут же забарабанил дождь, крупный, теплый. Над рынком висела темная туча с неровными размытыми краями, несколько точно таких же туч, казалось, сползались к нему с разных сторон. Резкий порыв ветра мгновенно вывернул зонт в руке стоявшего неподалеку пенсионера. И тут же громыхнуло над самой головой. Вспышка молнии буквально совпала с раскатом. И тут же взвыла сигнализация сразу у нескольких машин. За первым раскатом почти без перерыва последовал второй. Вероника даже не стала смотреть, куда подевались хозяева старого «Мерседеса». Все равно ушли они достаточно далеко, чтобы не успеть за пару минут добежать до машины.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация