А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дело о кукле-непоседе" (страница 9)

   Глава 9

   Дежурный оператор в агентстве Дрейка встал из-за пульта и поздоровался с Мейсоном и Деллой Стрит.
   – У Пола кто-нибудь есть? – спросил адвокат.
   – Нет, он один.
   – Скажите ему, что мы здесь.
   Оператор кивнул и нажал кнопку.
   – Мистер Мейсон и мисс Стрит, – сказал он в микрофон.
   На пульте загорелась зеленая лампочка.
   – Мистер Дрейк ждет вас.
   Они поблагодарили оператора и прошли во внутреннее помещение агентства. Кабинет Дрейка находился в самом конце длинного коридора. Мейсон открыл дверь.
   Сидевший за столом долговязый мужчина средних лет поднял голову от бумаг и встал.
   – Привет, Перри! Привет, Делла! – воскликнул он. – Что привело вас ко мне в этот ночной час?.. Так, кажется, говорят все сыщики со времен Ната Пинкертона? Кстати, отвечать отнюдь не обязательно.
   Мейсон улыбнулся и пододвинул стул Делле. Сам он сел напротив Дрейка.
   – Пол, мы завязли в деле, разобраться в котором я не могу. Мне нужно множество данных, и поскорее.
   Дрейк взял карандаш и чистый лист бумаги. Он был высокого роста, но движения его тем не менее были непринужденными и точно рассчитанными.
   – Выкладывай!
   – Во-первых, девушка, которая живет под именем Ферн Дрисколл в отеле «Рэксмор», номер триста девять. Мне нужна о ней полная информация. Сама Ферн Дрисколл из Лансинга, Мичиган. Она внезапно исчезла. Другая, которая живет под ее именем, работает в компании «Консолидейтед сэйлз». О ней я тоже хочу знать все.
   – Я знаком с их директором, – задумчиво проговорил Пол. – Могу о ней расспросить.
   – Она работает там всего десять дней. Мне важнее знать ее прошлое.
   – Ты сомневаешься, что это действительно Ферн Дрисколл?
   – Я знаю точно, что это Милдред Крэст из Оушнсайда.
   – О’кей. Кто-нибудь еще?
   – Гарриман Бэйлор из Лансинга. Богатый фабрикант. Его дочь Кэтрин и сын Форрестер. Мне нужны любые сведения об их семье, какие только удастся раздобыть.
   – Все?
   – Карл Хэррод из отеля «Диксикрат», номер двести восемнадцать. Мне необходимо знать все о его прошлом.
   – А о настоящем?
   – Такового нет.
   – Что ты хочешь этим сказать? – удивился детектив.
   – Для него теперь все в прошлом.
   – С каких это пор?
   – С сегодняшнего вечера.
   – М-да… Это дело займет массу времени. Потребуется много людей, – вслух размышлял Дрейк.
   – Пусть будет много людей, если нужно – много денег, но ни в коем случае не много времени. Его у нас просто нет.
   – Полиция в курсе насчет Хэррода?
   – Да.
   – А насчет того, что в этом деле заинтересован ты?
   – Да, черт возьми. Меня засекли у входа в отель, когда я ждал доклада доктора Арлингтона.
   – Доклада о чем?
   – О характере ранения. Этого человека ранили шпателем для мороженого. Женщина, которая с ним жила, вызвала полицию до нашего прихода и заявила им, что совершено убийство. Вот мой приятель сержант Голкомб и изловил меня прямо у отеля.
   – Ну а потом? – спросил детектив.
   – Потом я приехал сюда.
   – Кто его ранил?
   – Не знаю, – ответил Мейсон. – Ферн Дрисколл говорит, что она. Не исключено, что это Кэтрин Бэйлор. Короче, мне нужна вся информация, которую только ты сможешь собрать.
   – Все эти люди, надо понимать, как-то между собой связаны?
   – Похоже, что так.
   – О’кей. Куда вы сейчас?
   – К себе в контору, – ответил адвокат. – Действуй как можно быстрее. Время дорого. Мы опережаем полицию всего лишь на шаг, и мне хочется продержаться впереди как можно дольше.
   – Хорошо. Езжайте к себе в контору, а я начну вводить своих людей в курс дела. Через десять минут этим займутся десять человек, и каждый, если надо, сможет подобрать себе любое количество помощников.
   Попрощавшись с Дрейком, адвокат и Делла Стрит отправились к себе. Отперев контору, они зажгли свет. Мейсон снял шляпу.
   – Что вы обо всем этом думаете? – спросила Делла.
   – Если наша клиентка говорит правду, она сможет успешно защищаться.
   – А если лжет?
   – Тогда не знаю, чем все это может кончиться.
   – Похоже, лгать ей не впервой.
   – М-да. И эта ложь ей очень повредит, если обстоятельства обернутся против нее. Ей могут инкриминировать даже убийство Ферн Дрисколл. Да и в хэрродовской истории эта паутина лжи свяжет ей руки и не даст защищаться. Если, конечно, власти решат, что это убийство.
   Так они проговорили минут двадцать, пока не зазвонил телефон.
   – Это, должно быть, Пол, – сказал Мейсон и снял трубку. – Пол? Да, это я. Что новенького?
   – Загляни в любую сегодняшнюю газету, – сказал детектив. – Там фотография Гарримана Бэйлора, богатого мануфактурщика и финансового гения. Он выходит из самолета. Снято вчера в полдень. Репортеры взяли у него интервью прямо в аэропорту.
   – Спасибо. Полюбопытствую, – ответил Мейсон. – Говоришь, там есть фотография?
   – О, прекрасная фотография. Мистер Бэйлор, кстати, пожаловал к нам отнюдь не по делам службы. Он, оказывается, хочет просто хорошо отдохнуть и поправить здоровье. Его мучит бурсит.
   – Бурсит, да?
   – Угу. Воспаление суставной сумки плечевого сустава или что-то в этом роде.
   Мейсон улыбнулся и сказал:
   – Я прекрасно знаю, что это такое, Пол. Мне не раз приходилось подвергать перекрестному допросу врачей. Этот бурсит – весьма неприятная и болезненная штука… Что-то не вижу я поблизости сегодняшних газет. Ну-ка опиши, как выглядит мистер Бэйлор.
   – Внушительно, – ответил Дрейк. – У него много миллионов, он и выглядит на много миллионов. На снимке он держит в левой руке «дипломат», в правой – шляпу и приветственно машет ею. С обеих сторон от него очаровательные стюардессы. Заголовок гласит, что финансовый гений верит в грядущее процветание Тихоокеанского побережья.
   – Излучает оптимизм, да?
   – Вот именно, излучает.
   – Смогу я встретиться с ним в его отеле?
   – Не выйдет. Даже по телефону он говорит только с избранными. Постороннему до него не дозвониться, если только он не президент Соединенных Штатов или, на худой конец, не член конгресса. Но, во всяком случае, он в городе, и мы знаем, где именно.
   – А что он за человек?
   – Владелец фабрик. Гений коммерции. Миллионер. Состоит членом правления многих компаний. Окружение соответствующее – директора, управляющие и прочая публика в том же роде. Кстати, ему посвящена целая колонка в справочнике «Кто есть кто».
   – О дочке что-нибудь узнали?
   – Аспирантка Стэнфордского университета. Приятная девушка. Общительная. Не задается. Нравится всем, и отнюдь не из-за денег. Из породы борцов за справедливость, за равные возможности для всех и тому подобное. В общем, неплохая девчонка.
   – Что-нибудь подозрительное за ней замечено?
   – Кажется, нет… Я только начинаю разгребать грязь, Перри. Подожди немного – у меня будет больше данных.
   – Давай-давай, разгребай, – усмехнулся адвокат. – Если что-нибудь выгребешь, звони. Попробую пробраться в отель и побеседовать с этим Бэйлором.
   – Бесполезно, – пожал плечами Дрейк. – Он устроил пресс-конференцию в самолете, а потом послал всех к черту – никаких интервью и телефонных звонков. Гробовое молчание.
   – А для кого-нибудь он делает исключение?
   – Не знаю. Детектив в этом отеле – мой старый приятель. Постараюсь у него побольше выудить.
   – Если получится, позвони, – попросил Мейсон. – Это очень важно.
   Он повесил трубку. Делла Стрит поставила перед ним чашечку кофе.
   – Ну как, слышала? – спросил адвокат.
   Она кивнула.
   – Успела записать?
   Делла кивнула снова.
   Через пять минут Дрейк позвонил еще раз.
   – Слушай, Перри, – воскликнул он, – ты уж меня не выдавай! Я получил эти сведения от моего друга. Если узнают, что утечка информации произошла по его вине, его уволят.
   – Понял. Дальше.
   – Бэйлор приказал не звать его к телефону. Совсем. Его комнаты отрезаны от внешнего мира. Даже у дверей стоит охранник. Однако охране дана инструкция немедленно звать его к телефону, если позвонит некий мистер Хаули. В любое время дня и ночи.
   – Хаули?
   – Именно так.
   – А кто он такой, не знаешь?
   – Кроме фамилии, не знаю ничего.
   – Он что, должен приехать в отель?
   – Не знаю. Могу лишь сообщить, что его появления там ждут.
   – М-да, не густо… Почему Бэйлор так осторожничает? Он что, боится попасть в центр внимания широкой публики?
   – Он всегда в центре внимания, – усмехнулся детектив. – Это же большо-ой человек!
   – Неужели он всегда принимает такие меры предосторожности?
   – Ну, у него же не каждый день бывает бурсит… А может, он готовит какой-нибудь финансовый переворот. Кто знает? Факты я тебе сообщил. Пораскинь мозгами.
   – А что думаешь ты?
   – Ничего не думаю. Ты же сам когда-то учил меня не строить домыслов, если не хватает фактов.
   – Положил на обе лопатки… Ладно, займемся делом, Пол.
   Мейсон повесил трубку, задумчиво поглядел на Деллу и сказал:
   – Попробуй позвонить нашей клиентке. Если полиция ее не арестовала, то к этому времени они уже, наверное, задали ей все вопросы и убрались оттуда.
   Делла набрала номер, долго ждала, но трубку так никто и не снял. Тогда она позвонила администратору отеля и справилась о мисс Ферн Дрисколл из 309-го номера. Потом она сказала в трубку: «Секундочку!» – и повернулась к Мейсону:
   – Он говорит, что мисс Дрисколл ушла с двумя мужчинами и попросила откладывать для нее корреспонденцию.
   – Хорошо. Заканчивай разговор, – махнул рукой адвокат.
   Делла сказала: «Спасибо, я позвоню позже» – и повесила трубку.
   Мейсон встал, надел шляпу и сказал:
   – Будь здесь, Делла, охраняй нашу крепость. Я отправлюсь брать приступом отель «Виста дель Камино».
   – Будьте осторожны.
   – Постараюсь.
   В вестибюле отеля «Виста дель Камино» Мейсон снял трубку внутреннего телефона и сказал оператору:
   – Соедините меня, пожалуйста, с мистером Гарриманом Бэйлором.
   – Извините, но его номер временно отключен. Он просил его не беспокоить.
   – Ну, со мной он будет говорить, – уверенно заявил Мейсон. – Он ждет моего звонка.
   – Весьма сожалею, но он распорядился ни с кем… Постойте, как ваша фамилия?
   – Хаули, – ответил адвокат.
   Послышался торопливый шепот, потом оператор сказал:
   – Минуточку, мистер Хаули, не вешайте трубку. Попробую соединить вас с мистером Бэйлором.
   Через несколько мгновений Мейсон услышал низкий густой баритон:
   – Алло! Говорит Гарриман Бэйлор.
   – Хаули, – представился адвокат.
   – Откуда вы говорите?
   – Я в вашем отеле, внизу.
   – Давно пора, – сказал Бэйлор. – Мне тут рассказывали о вас чертовски странные вещи – будто вы… Постойте-ка… Я ведь не знаю, точно ли вы – Хаули…
   – Ну, я ведь тоже не знаю, точно ли вы – Бэйлор.
   – Назовите мне вашу другую фамилию, Хаули.
   – Послушайте, я не собираюсь торчать здесь в коридоре и ждать, чтобы меня поймали на крючок, пока вам угодно меня допрашивать. Я…
   – Под какой другой фамилией я вас знаю? – прервал его Бэйлор.
   Адвокат медлил в нерешительности. Внезапно в трубке что-то щелкнуло, и воцарилась тишина.
   Мейсон тотчас же положил трубку, отошел от телефона и встал в очередь к табачному киоску с другой стороны коридора.
   Показался детектив из охраны отеля. Он подошел к телефону и, никого там не обнаружив, стал осматриваться.
   Мейсон вскрыл купленную пачку сигарет, устроился в кресле и закурил.
   Посыльный, сопровождавший детектива, громко воскликнул:
   – Мистер Хаули!
   Адвокат не шевельнулся. Прождав пять минут, он направился в другой конец вестибюля. Здесь был аптечный киоск, а рядом с ним – телефон-автомат. Войдя в кабину, Мейсон набрал номер отеля.
   – Соедините меня, пожалуйста, с мистером Гарриманом Бэйлором, – сказал он оператору. – Скажите, что звонит мистер Хаули.
   Оператор заметно колебался. Потом наконец в трубке послышался голос:
   – Алло!
   – Мистер Бэйлор?
   – Он самый.
   – Говорит Хаули.
   – Где вы сейчас, мистер Хаули?
   – Не так уж далеко от вас.
   – Если вы скажете мне, где вы, я…
   – Черт возьми, – возмущенно воскликнул адвокат, – вы же не Бэйлор! Кто со мной говорит?
   – Да успокойтесь вы! Не волнуйтесь! – сказал голос. – Мы проверяем, кто звонит мистеру Бэйлору. Кто-то пытается прорваться к нему под вашим именем. Сейчас я вас соединю.
   Через минуту в трубке снова раздался знакомый баритон:
   – Алло!
   – Мистер Бэйлор?
   – Я.
   – Говорит Хаули.
   – Какую другую фамилию вы мне называли, Хаули? – незамедлительно спросил миллионер.
   – Зачем это, черт возьми? Вы же и так знаете!
   – Я-то знаю, – возразил Бэйлор, – но хочу убедиться, что вы именно тот человек. Назовите другую фамилию!
   – Карл Хэррод, – рискнул адвокат.
   – Уф-ф, наконец-то, – с облегчением сказал Бэйлор. – Мне доложили, что вы серьезно ранены, чуть ли не… Ладно, давайте поговорим с глазу на глаз. Поднимайтесь ко мне. Полюбуетесь заодно моей охраной. Она у меня высшего класса. Не хуже президентской. Мимо нее не прорвешься. Да и апартаменты не хуже. Но разговаривать нам лучше в боковой комнате. Поднимитесь на четвертый этаж и постучите в дверь номера четыреста двадцать восемь. Стук условный: два удара, пауза, еще два удара, снова пауза, потом один удар. Запомните?
   – Уже запомнил.
   – Отлично. Вы скоро подниметесь?
   – Через две минуты, – ответил Мейсон.
   – У вас все в порядке?
   – Все просто прекрасно.
   – Ладно. Жду вас.
   Адвокат повесил трубку, вышел из кабины и направился к лифту. На четвертом этаже, в конце коридора, было отгорожено помещение для «президентской охраны». Дверь подпирал двухметровый верзила с бычьей шеей и сложением борца. Он подозрительно вглядывался в Мейсона. Тот, не обращая на него никакого внимания, подошел к двери номера 428 и постучался условным стуком.
   Дверь открылась, и на пороге появился коренастый подвижный мужчина лет пятидесяти с высоким лбом, кустистыми бровями и проницательными карими глазами. Держался он чрезвычайно самоуверенно.
   Увидев Мейсона, он отпрянул и попытался было захлопнуть дверь, но Мейсон придержал ее плечом и вошел в комнату.
   – Я Перри Мейсон, адвокат молодой женщины из отеля «Рэксмор», – представился он. – По-моему, нам с вами необходимо поговорить.
   – Перри Мейсон, адвокат? – отступив, переспросил Бэйлор.
   – Он самый.
   – Сожалею, но я не стану с вами разговаривать, – заявил Бэйлор. – Я никого не принимаю.
   – Кроме Карла Хэррода, – уточнил адвокат. – К вашему сведению, Хэррод мертв.
   – Что? Я же… Я…
   Мейсон прикрыл дверь.
   – От того, договоримся мы с вами сейчас или нет, мистер Бэйлор, зависит многое.
   – Не желаю иметь с вами дело. Меня предупреждали, что вам нельзя доверять.
   – Послушайте, в любой момент сюда может нагрянуть полиция. Скажу сразу, мистер Бэйлор: я знаю, что Карл Хэррод вас шантажировал. Он был ранен в грудь шпателем для мороженого. Мне он сказал, что его ранила Ферн Дрисколл, но когда я стал выяснять подробности, то пришел к выводу, что это могла сделать и ваша дочь Кэтрин. Меня мало интересуют ваши миллионы и ваше могущество. В смерти Хэррода много подозрительного, будет тщательное полицейское расследование, а это – новые осложнения. Не знаю всех подробностей инцидента с Ферн Дрисколл, но мне кажется, нам с вами необходимо сообщить друг другу некоторые сведения, пока обо всем этом не пронюхали газеты.
   – Газеты? – испугался Бэйлор.
   – А вы как думали?
   Миллионер заколебался, потом воскликнул:
   – Ладно, ваша взяла! – и пожал руку Мейсону. – Извините, что подаю левую, – сказал он. – У меня резкое обострение бурсита. Давайте пройдем в соседнюю комнату и поговорим.
   Они пересекли четыреста двадцать восьмую комнату, обставленную как обычный гостиничный номер, и прошли в смежный номер. Это была роскошно меблированная гостиная. В одном из кресел сидела девушка.
   – Моя дочь Кэтрин, – представил ее он. – Китти, это Перри Мейсон, юрист, поверенный в делах Ферн Дрисколл.
   Китти вскочила на ноги и порывисто протянула адвокату руку. Глаза ее широко раскрылись. Мейсон так и не понял, какие эмоции ее обуревают.
   – О! Мистер Мейсон! – воскликнула девушка.
   – Рад познакомиться с вами, – учтиво ответил адвокат и добавил: – Моя клиентка мне о вас рассказывала.
   – Присаживайтесь, Мейсон, – сказал миллионер. – Ну что же, давайте играть в открытую.
   – Не возражаю, – отозвался адвокат.
   Выбрав стул, он уселся поудобнее и закинул ногу на ногу.
   – Во-первых, отчего умер Хэррод?
   – Ранение шпателем для мороженого, – ответил Мейсон. – Сначала он заявил мне, что это дело рук Ферн Дрисколл. Потом стало ясно, что это могла сделать и ваша дочь.
   – Что?! – вскричала Китти. – Да это нелепость какая-то! Я просто двинула ему по роже и…
   – Послушай, Китти, дай мне поговорить с мистером Мейсоном. Я хочу понять, куда он клонит.
   – Мне нужны факты, – заявил адвокат. – Хочу знать точно, что связывало вас с Хэрродом и почему вы заперлись здесь и прячетесь от всех, кроме Хаули, который на самом деле не кто иной, как сам Хэррод.
   – А мне интересно, откуда вы все это знаете, – резко ответил Бэйлор.
   – Боюсь, что именно это мне придется от вас скрыть, – улыбнулся Мейсон.
   – Что значит «придется»? Вы не можете или не хотите сказать?
   – Не хочу.
   – Хм, вы избрали не лучший способ вести переговоры.
   – У каждого свои способы.
   Миллионер побагровел:
   – Я никому не позволяю диктовать мне условия, мистер Мейсон.
   – Допустим, что так, – отозвался адвокат. – Между нами есть, однако, одно существенное различие, мистер Бэйлор.
   – Вы о чем?
   Адвокат усмехнулся:
   – Меня не волнует, как часто мое имя попадает в газеты и на какую страницу.
   У Бэйлора заметно поубавилось самоуверенности.
   – Так что же вы все-таки хотите, Мейсон?
   – Во-первых, мне нужно знать все о Ферн Дрисколл.
   – Могу сообщить вам то, что знаю сам. Мисс Дрисколл работала секретаршей моего сына. Между ними завязался роман. Она была настолько глупа, что надеялась выйти замуж за человека с таким положением в обществе, как мой сын.
   Мейсон изучающе поглядел на него:
   – Вы сказали, «надеялась» выйти замуж?
   – Насколько я знаю, да.
   – Вы что же, считаете это невероятным?
   – По-моему, такой брак совершенно невозможен!
   – Позвольте полюбопытствовать, почему?
   – На то есть определенные причины, которые мне не хотелось бы обсуждать сейчас. Но главная из них – огромная разница в общественном положении.
   – Вы считаете это важным?
   – Еще бы! – сухо ответил Бэйлор.
   В этот момент зазвонил телефон. То был, очевидно, какой-то условный сигнал: долгий звонок, два коротких, снова долгий.
   Китти направилась было к аппарату, но отец замахал на нее руками, стремглав пересек комнату, схватил трубку и нетерпеливо закричал в нее:
   – Алло! Да, это я. Что там еще?
   Несколько секунд он слушал, потом сказал:
   – Конечно, я буду с ним говорить. Соединяйте.
   Через минуту он сказал в трубку:
   – Алло! Сержант? Да, это Гарриман Бэйлор.
   Он снова несколько секунд слушал, потом заговорил:
   – Да, она здесь, рядом. Мы, разумеется, постараемся вам помочь, но ваше предположение – совершеннейшая нелепица. Кстати, вы уверены, что этот человек мертв?
   После очередной паузы он сказал:
   – Как раз сейчас я крайне занят. Если бы вы зашли, ну, скажем, через полчаса, это было бы для меня намного удобнее… Понимаю… Давайте сойдемся на двадцати минутах… Сожалею, сержант, но пятнадцать минут – это минимум, быстрее я просто не управлюсь. Нет, это крайний срок… Можете вызывать меня хоть в тысячу ваших проклятых судов, но я не уступлю ни минуты. Ровно четверть часа… А, вы согласны? Отлично. До встречи.
   Бэйлор швырнул трубку, сел обратно в кресло, посмотрел на часы, потом на адвоката и сказал:
   – Ладно, Мейсон. Лавировать уже нет времени. Короче говоря, мой сын влип в историю с Ферн Дрисколл. Может, она и красавица. Не знаю, не видел… Пошел слух, что мисс Дрисколл беременна и что я дал ей крупную сумму денег, чтобы она уехала. Это наглая, возмутительная ложь.
   – А ваш сын не мог дать ей денег?
   – Сын сказал, что он тут ни при чем, – с достоинством ответил миллионер.
   – Послушайте, – вставила Китти, – я случайно узнала, что…
   – Довольно! – перебил ее отец. – Не вмешивайся ты в это дело. Слишком уж оно деликатное.
   Дочь бросила на него возмущенный взгляд:
   – Я же хотела вам хоть немного помочь…
   – Китти! – повысил голос отец.
   Та замолчала.
   – Ну так вот, – продолжал Бэйлор. – Ситуация очень запуталась из-за этого человека, Хэррода. Мисс Дрисколл попала в автомобильную катастрофу, а он расследовал обстоятельства аварии для страховой компании. Он вытащил на свет божий кучу фактов и еще столько же подтасовал. Кто-то ему в этом помог. Суть дела в том, что он вел переговоры с каким-то бульварным журналом, пообещавшим ему за эту историю десять тысяч долларов.
   – Вы с ним говорили? – спросил Мейсон.
   – Допустим, что говорил. Он был уверен, что я предложу ему по крайней мере столько же. Однако кто-то, видимо, просветил его насчет закона о вымогательстве, поэтому выражался он весьма завуалированно. Знаете ли, Мейсон, я не из тех, кого можно безнаказанно шантажировать. Говорю вам это потому, что, по словам Хэррода, у Ферн Дрисколл остались письма моего сына, хотя содержание их неизвестно. Учитывая мое имя и положение, вся эта история будет для бульварного журнала лакомым кусочком. Я хотел бы этого избежать.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация