А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Барабан на шею!" (страница 16)

   Глава 16.
   Не будите в драконе зверя, или Бабочка крылышками бяк-бяк-бяк-бяк…

   Легко сказать – драконий детеныш. Легко сказать, да тяжело сдвинуть.
   Если размеры взрослого ящера сопоставимы с габаритами двухэтажного дома, то туша маленького никак не меньше гаража.
   Лавочкин, Страхолюдлих и дрожащий козлик стояли у выхода из пещеры. Выход был наглухо закупорен.
   – Что делать? – Хельга неосознанно задала главный вопрос русской интеллигенции.
   – Убить поганца и прорубить в нем туннель, – зло пошутил Коля.
   Графиня ответила серьезно:
   – Что вы, Николас! Детеныша дракона ни в коем случае нельзя обижать. Если же его умертвить, считайте, смертный приговор у вас в кармане. Драконы – звери не только глубоко верящие в семейные ценности, но и магические. Над убийцей дракона повисает жестокое неотвратимое проклятие.
   – Да я прикалывался… Подержите факел, я сверюсь со схемой.
   Карта не утешила: выход был один.
   – Будить, – заключил солдат.
   – Это неимоверно сложно. Сон у них крепкий. А если и разбудите – обидится, – предостерегла Хельга.
   – А почему вы всю дорогу молчите? У вас язык хорошо подвешен, вот и успокойте малыша, заболтайте, – проговорил Лавочкин и задумался.
   Графиня вздохнула:
   – К сожалению, драконы очень похожи на мужчин. И те и другие совершенно не слушают женщин.
   – Что вы сказали?
   – Вот, пожалуйста!
   – Ладно, не суть важно. Пока я плел нашему спящему другу ту дурацкую историю, вспомнил красивую мысль, которую изрек маленький, но сильный колдун… Вы же ведьма, так?
   – Да.
   – Сдвиньте его.
   – Он слишком большой!
   – Ага! Ошибаетесь! Тот колдун говорил: «Размер не имеет значения».
   – Хм… Не знаю, что там подразумевал этот ваш маленький колдун, но в нашем мире размер очень даже играет роль. Чтобы сдвинуть тушу, лучащуюся собственной магической энергией, необходимо инициировать движение таких сил, что шахта попросту обвалится.
   – Елки-ковырялки! Йохан дома – Марты нихт, Марта дома – Йохан нихт!.. А сколько он продрыхнет?
   – Обычно они спят суток по двое-четверо, насколько я знаю… Тем более детеныши.
   Палваныч, предоставленный самому себе, внезапно засеменил к драконьему телу и аккуратно боднул его мелкими рожками. Ящер вздохнул, заворочался, чуть отползая назад. Потом козлик надавил еще и еще, пока между тушей и стенами штольни не образовалась внушительная щель. В нее хлынул дневной свет.
   – Ай да товарищ прапорщик! Ай да голова… – Лавочкин искренне удивился.
   Действительно, Дубовых проявил такую смекалку, какую редко выказывал в бытность человеком.
   Выйдя из шахты, путники очутились… в драконьем роддоме. Под ногами шуршал песок. В нем торчали белые в коричневую крапину яйца. Кладки простирались на сотни шагов в разные стороны. Сразу за песчаным «пляжем» начинался лес. Вдоль стены была полоса, не заставленная яйцами. Очевидно, по ней и пришел любопытный дракон.
   Яйца были большими, с человеческий рост. Некоторые изредка покачивались.
   Спящий красавец опять заворочался, подгребая во сне лапами, и вновь закрыл лаз.
   – Направо вдоль скалы аккуратненько марш, – отчего-то шепотом скомандовал Коля.
   Когда до леса оставалось метров сорок, яйца, стоявшие совсем близко от дорожки, затряслись, треснули, раскололись…
   – Ишь ты, вылупились… – завороженно проговорил солдат.
   Семеро новорожденных, не отрываясь, следили за людьми и козликом.
   – Только бы не сказали «мама», – загадала Хельга. – Иначе увяжутся, не отделаемся.
   Крайний склизкий детеныш открыл рот. Неуверенно мяукнул… Фыркнул… И завопил:
   – Еда!!!
   – Ходу, графиня! – крикнул Лавочкин. – Долбаный парк юрского периода…
   Картина завораживала. По узкой песчаной полоске между отвесной каменной стеной и плотными рядами огромных яиц бежали парень и женщина с козлом, а за ними топали маленькие дракончики, галдя, падая на слабеньких ножках, снова вскакивая… Трепетали крошечные крылышки, клацали чуть проросшие зубки, щелкали неокрепшие хвостики.
   У драконих сильно развит материнский инстинкт. На истошные охотничьи крики малышей среагировали сразу три мамки. Они поднялись в воздух и своеобразным звеном в бреющем полете пошли над кладкой.
   – Стрелять надо! – проорала правая. – Уйдут же! Они в лес тянутся, там спрятаться есть где…
   – Как же мы?.. А дети? – дымно пропыхтела крайняя слева.
   – Без команды не палить! – распорядилась центральная.
   Расстояние между беглецами и детенышами увеличивалось, зато драконихи неумолимо настигали людей и козлика. Страхолюдлих рискнула ворожить: подняла над землей Палваныча и полетела сама.
   Коля мигом отстал. Оглянувшись, оценил, что мелюзга бросила погоню, а вот до прибытия тяжелой авиации он в лесок не успеет.
   Солдат остановился и шагнул вплотную к яйцам.
   «Теперь либо человечина с яичницей, либо переговоры», – подумал он.
   Все оказалось куда проще. Места для посадки взрослого дракона не было, «звено» развернулось, заходя на круг. Лавочкин сделал спасительную короткую перебежку.
   Драконихи пролетели над лесом и вернулись на пост.
   – Что же вы, графиня, меня не прихватили? – поинтересовался солдат.
   – Я бы не справилась с тремя объектами.
   – Предсказуемый ответ.
   «Ну, ведьма хитрая, ты еще пожалеешь», – мысленно пообещал Хельге Коля.
   Шли строго на юг, аккуратно огибая поляны, где нежились в лучах солнца драконы. Вечером добрались до реки.
   – Ночевать будем здесь, – решил Лавочкин. – А завтра вверх по течению до водопада, который мы видели перед спуском.
   Солдат достал флейту, приготовил ужин.
   Где-то совсем в другой части материка, там, где горы протыкают небесный купол, по одному из пологих склонов спускался грузный тролль – человекоподобный двухметровый монстр. Мощные руки, свисавшие до колен, проворно помогали ему удержать равновесие, то и дело упираясь в камни. Толстые короткие ноги осторожно переступали, неся хозяина вниз.
   Массивное тело, покрытое негустой шерстью землистого цвета, выделялось на фоне пепельного склона.
   Тролль то и дело останавливался, задирал маленькую лысую головку к небу и рычал, грозно отвесив массивную нижнюю челюсть и обнажая внушительные желтые клыки. При этом мясистые уши расправлялись, торча над макушкой, точно игрушечные паруса; черные глазенки, расположенные на разной высоте, округлялись, норовя выпрыгнуть из глазниц, а свернутый набок нос трепетал.
   Изредка тролль поправлял набедренную повязку и оглядывался в поисках дубины. Без оружия монстру было некомфортно.
   Рычал он по двум причинам. Во-первых, страшно хотелось кушать. Тролли вообще народ прожорливый. А во-вторых, сегодня узколобый гигант в очередной раз отчетливо почуял, где его волшебная флейта. Да, она снова проявилась в этом мире! Теперь он точно знал, в какую сторону идти. Бессмысленные блуждания на краю земли закончились. С решимостью ледокола монстр двигался туда, где беспечно дудел Коля Лавочкин. В прошлый раз ворам удалось перехитрить тролля и даже надолго спрятаться, но теперь ошибки не будет…
   – Спать будем по очереди, – сказал солдат, доев цыпленка. – Кто знает, что здесь творится по ночам!
   Страхолюдлих согласилась.
   Караулить было интересно. Драконы всю ночь предавались национальной забаве: взлетали высоко над долиной и выпускали струи огня. Коля обнаружил, что выбросы пламени подчинены строгому порядку. Чешуйчатые пиротехники чертили на фоне черного неба алые руны. Сначала они не читались, вероятно будучи «написанными» на неведомом Лавочкину языке, а потом он разобрал готическую немецкую вязь:
...
   Доброй ночи. В небе – драконьи новости…
   За истекший день Семья пополнилась семью новыми членами. Радость омрачилась инцидентом на родильной поляне. Трое неизвестных, двое из которых люди, а третий и вовсе козел, безнаказанно бегали между яйцами, пока их не припугнули попечительницы.
   На лугу Мудрейших в результате острого научного диспута на пятьсот сорок восьмом году жизни скончался видный ученый Гроссешланге[21]. Мы потеряли отца теории происхождения драконов от низших рептилий.
   Вести из-за рубежа. Люди продолжают борзеть. Черное королевство скопило у своих границ существенные человеческие ресурсы, вооруженные средствами отъема жизни. Наблюдатели прогнозируют межлюдские столкновения. Мы предостерегаем сознательных драконов от посещения указанного королевства и сопредельных с ним государств.
   Новости культуры. Сегодня все драконы вели себя культурно.
   Срочно в выпуск! Горячая новость! Видный ученый Гроссешланге не умер, как сообщалось ранее, а просто глубоко задумался. Воистину, все хорошо, что хорошо кончается…
   Солдат зачарованно читал странные новости, потом его глаза устали.
   Он растолкал Страхолюдлих:
   – Хельга, ваша очередь дежурить. Кстати, по сведениям драконьего метеоцентра, завтра облачно, слабый ветер, тепло, и мухи не кусают.
   Коля лег на спину, кутаясь в плащ. Перед тем как уснуть, прочитал кусочек рекламного объявления:
...
   Вы еще летаете за девственницами к отдаленным деревням и замкам, рискуя нарваться на какого-нибудь идиота-рыцаря? Тогда это сообщение для вас! Прямые поставки девственниц от лучших производителей…
   Лавочкину приснилась Эльза, девушка с лицом повзрослевшей Алисы Селезневой. Та самая, которую он спас от дракона. Эльза качала головой и приговаривала: «Что же ты, мой идиот-рыцарь, не сохранил мне верность?»
   Утро выдалось теплым. Облака были редки, солнце атаковало Драконью долину по-летнему жаркими лучами.
   Лавочкин, Страхолюдлих и Палваныч шли вдоль реки, стараясь не выходить на открытый берег. Лучше держаться под сенью дубов, не привлекая внимания драконов.
   Деревья здесь росли фантастически крупные. Солдат подумал: «Чего ты хотел, Колян? В долине гигантов все должно быть размера XXL. Все равно неуютно как-то…»
   Козленок проявлял беспокойство, уже ставшее привычным. Хельга вышагивала, словно на балу. Она тревоги не испытывала.
   Монотонный путь продолжался долгие часы, пока искатели Барабана не услышали тихие вопли. Где-то кричала женщина. Лавочкин велел графине сидеть с прапорщиком и не высовываться, а сам отправился на разведку. Ориентируясь на голос, он углубился в лес и наткнулся на чудо, какого еще не видывал.
   Сначала, в свете солнца, Коле показалось, что между дубами, на высоте метра в четыре, висит бабочка переросток. Потом светило скрылось за облачком, позволяя все подробно разглядеть. На огромной толстенной паутине, сплетенной неведомым паучищем, трепыхалась дамочка. Притом непростая: голая (это солдат, естественно, ухватил в первую очередь), а еще с большими цветастыми крыльями, как у махаона. Именно из-за них Лавочкин принял дамочку за бабочку.
   – Да… – протянул парень. – А я думал, Борис Вальеджо свои картины по сугубой укурке рисовал…
   – Помогите! – крикнула баба-бабочка.
   Хотя почему баба? Лет тридцать, не больше.
   – Как же я вам помогу? – спросил Коля.
   – Руби паутину, рыцарь!
   – Чем? – буркнул Лавочкин, скидывая мешок с плеча.
   Там вместе со всей формой лежал штык-нож. Тупой, как собирательный образ военного. Но на безрыбье…
   Солдату повезло. Прозрачные канаты-паутинки лопались, стоило только начать их подпиливать. Вскоре пленница провисла на верхних канатах. Они стали вытягиваться и рваться. Дамочка с визгом рухнула вниз.
   Коля поймал ее, точнее, смягчил падение.
   Неудавшаяся жертва паука придавила солдата к земле и накрыла роскошными крыльями.
   – Что ж ты… кхе!.. не полетела? – прокряхтел парень, ловя воздух ртом.
   – Паутина крылья склеила, – продышала спасенная в Колино ухо. – Спасибо, рыцарь.
   Губы касались кожи, вызывая особые ощущения эротической щекотки. Но не везде солдату было так же комфортно, как в районе уха.
   – Пожалуйста… колено… убери… – просипел он.
   – Ах, прости!
   Дамочка поднялась на ноги и, только-только осознав, что стоит нагишом перед мужчиной, покраснела, стыдливо прикрылась. Руками. Попытка обернуться крыльями закончилась фиаско – держала оборванная паутина.
   Лавочкин встал, отдышался, бережно оторвал липкие канаты от нежных крыл.
   Хозяйка взмахнула ими пару раз, проверяя, все ли в порядке. Удовлетворенно кивнула, закуталась в них, словно одевшись в длинное платье.
   – Как ты попалась-то? – поинтересовался Коля.
   – А, нектара насосалась и по пьянке вляпалась. У нас, у фей, такое случается.
   – Так ты фея?!
   – Фея. Кем же мне еще быть?
   – А голая почему?
   Фея откинула голову, встряхнув длинными рыжими волосами, и засмеялась. Ее переливчатый смех понравился Лавочкину. Бронзовая загорелая кожа, веснушки на носу и щеках…
   – Ну, ты отколол! – Дамочка улыбалась восхитительной улыбкой. – Нам, феям, одежда не нужна.
   – А как же?.. Вот в «Золушке»…
   – Ты где-нибудь слышал, что фея-крестная являлась Золушке одетая? Женщинам друг от друга прятать нечего.
   – Понятно. Пойдем отсюда. Вдруг паук приползет?
   – Не приползет. Он еще вчера приполз, но его очень кстати сожрал дракон.
   – А отчего тебя не освободил?
   – Нет, ты тот еще шут! – Фея снова рассмеялась. – Дракон останавливался перекусить, а не погеройствовать. Мне ужасно повезло: заметил бы меня – слопал бы вместо десерта. Фейчатина с паучатиной. Отличный ужин.
   – Мне все равно пора, – сказал Коля. – Меня ждут.
   – Эй, а расплатиться?
   – За что?!
   – Ты меня спас? Спас. С меня услуга.
   – Фух! – выдохнул солдат. – А я думал, еще и должен остался.
   – Хватит меня смешить! Загадывай желание.
   – Любое?
   – Любое.
   – А сумеешь человека, из копытца напившегося, из козла в нормальное состояние вернуть?
   – Легче легкого!
   – Вот здорово! – Проблема прапорщика была практически разрешена.
   – Только учти, у меня волшебство вечернее.
   – Как это?
   – Ровно в полночь твой человек снова окозлится. Ну, ты должен помнить: тыква, мыши, лохмотья…
   – Вот засада! – Коля задумался. – А если отсрочить мое желание? Например, сделать так, чтобы я когда-нибудь что-нибудь загадал бы, а оно исполнилось?
   – Молодец! – Фея выпростала из-под крыльев руку и легонько щелкнула солдата в нос. – Редкие люди так распоряжаются возможностью, которую я им даю. Ступай с миром. Захочешь загадать желание, скажи: «Офелия, о, нимфа!.. Исполни…» и дальше по существу. Оно и сбудется.
   – Идти и все? – Лавочкин подозрительно сощурился. – А как же волшебная палочка? Пассы?
   Фея грязно выругалась.
   – То ты на тело мое прекрасное пялишься, то про странные волшебные палочки толкуешь… Ты это, без излишеств давай. Я тебя в нос щелкнула. Это посильнее размахиваний палочками будет. А если не веришь даме, то какой ты, к буйволу, рыцарь?
   Она демонстративно развернула крылья, оттолкнулась от земли и, хохоча, полетела прочь.
   – Поосторожнее! – крикнул ей вслед Коля. – А то опять вляпаешься!
   – Помни!.. Полночь!.. Тыква!..
   Он вернулся к Хельге и Палванычу. Дубовых пасся под чутким призором графини.
   – Что случилось? – спросила Страхолюдлих.
   – Да ерунда, – соврал солдат. – Опоздал я.
   Блуждания по сказочному миру отучили Лавочкина доверять людям. А уж бывшей соратнице Дункельонкеля тем более.
   – Тогда в путь, – с патетическим смирением произнесла далеко не глупая графиня. – Мы потеряли уйму времени. Кое за кем идут наемные убийцы, если я не ошибаюсь?..
   – Интересно, близко ли они? – задал риторический вопрос Коля.

   Мор и Брань не сразу сели на хвост Николасу Могучему. Убийцы потеряли целый день только на то, чтобы выведать направление, в котором исчезла их мишень. Попутно они выявили связь Николаса с Марлен Всезнайгель и вернулись к Рамштайнту за советом.
   – Малышка Марлен спрятала барона?! – не поверил король преступности. – Я ее знаю с малых лет. Она, конечно, большая оригиналка, вся в отца, но зачем ей Николас? Они сроду не встречались… Хотя с Всезнайгелем Могучий знаком… Есть вероятность, что они отбыли по реке, в Наменлос. Колдун живет там. Странно… А я полагал, барон отправится на юг… Но это сильный ход – заручиться поддержкой Всезнайгеля.
   Убийцы сопоставили факты, посетили пару столичных портовых забегаловок, и им улыбнулась удача. Нашлись люди, умудрившиеся в полной темноте заприметить уплывавшую из Пикельбурга подозрительную пару.
   Двигаясь вдоль берега, Мор и Брань были вознаграждены за упорство. Четкие следы Николаса и его спутницы вели на юг. Добравшись до деревни, а затем и до домика Красной Шапочки, убийцы аккуратно вызнали, что мишень в сопровождении женщины с козлом отправилась к обрыву.
   Там стало ясно – Николас исчез в заброшенной шахте. Отличные отпечатки ног вели именно туда.
   Многочасовой спуск окончился тупиком.
   Мор и Брань скептически осмотрели спящего дракончика, закупорившего выход.
   – Будить нельзя, – хмуро сказала Брань.
   – И убить нельзя, – не менее хмуро добавил Мор.
   – Оно и к лучшему. Мы почти третьи сутки на ногах. Хоть выспимся наконец.
   – Пожалуй, ты права.
   – Морген, давай бросим это задание? – промолвила Брань. – Противник слишком удачлив или расчетлив. Нам опять приходится лезть в Драконью долину… А мы только что еле унесли отсюда ноги! Мы умертвили дракона, Морген… Теперь на нас дурацкое проклятье, которое я не смогла снять. Выйдя в долину, мы уподобимся площадным дурачкам, бегающим и орущим: «Я убийца!»
   – Выкрутимся, Брунхильда. Я сам не рад, что взял этот заказ. Но надо работать! Мы должны добывать золото. Иначе… – Мор помолчал. – Далеко не пойдем. Если мишень улизнула и на этот раз, то вернемся.
   – И вернем золото?
   – Да.
   – Все, отдыхать.
   Убийцы спрятались поглубже в штольню и заснули.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация